Андрей Манчук о греко-католическом шариате

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

Анархо-фашисты яростно пиарят православный и греко-католический шариат.

Архаизация общества и тотальное влияние церковников, которые в прошлом году уволили главу Львовского управления культуры, когда она написала об их тотальном засилье в школах, преподносится здесь как выдающееся достижение социальной самоорганизации и эмансипативно-либертарной демократии )) Гундяев - это очень плохо, но наши галицкие гундяевы - это очень и очень хорошо! Это мракобесие кого надо мракобесие. Жертвам совковой индустриализации не понять.

"

Живая вера

Нисколько не претендуя на объективность и тем более научность своих наблюдений, хочется сказать, что, пожив немного на Закарпатье и в Галичине, я был поражён, насколько важную роль в жизни людей здесь до сих пор играют сформированные вокруг приходов и молитвенных домов религиозные сообщества.

Церковь здесь не только место для праздничного справления религиозных обрядов, но и реальный общественный, социальный центр, который формирует живые социальные группы – комьюнити, сохраняющие актуальность, структуру и после завершения воскресной службы. Люди, посещающие один приход, поддерживают друг с другом более тесные связи и вне стен храма: в быту, работе, отдыхе. Несмотря на то, что отношения между всеми людьми на Западной Украине достаточно добродушные, члены одной религиозной общины склонны больше доверять и помогать друг другу, чем людям вне своей общности. Священники или пастыри здесь часто не просто механические менеджеры церкви и служители культа, но реальные лидеры общественного мнения, к словам которых прислушиваются и стараются учитывать их в повседневной жизни. То, какую роль ты выполняешь в религиозной жизни сообщества, является важным фактором в восприятии тебя другими людьми.

Не упорствуя в доказывании своей правоты представителям другой религии, прихожане одной церкви любят поговорить друг с другом о превосходствах и положительных сторонах своей веры, патриархата и даже конкретно своего прихода и батюшки. Слушая такие разговоры я – проживший почти всю жизнь в Крыму — с трудом осознавал, что вопросы богословия здесь такой же важный элемент повседневной реальности, как наличие горячей воды, хорошей дороги или успеваемость твоих детей в школе. Важно отметить, что подобные черты одинаково свойственны как православным всех патриархатов, римо- и греко- католикам, так и представителям всех остальных деноминаций.

Обратная сторона медали такой живой, актуальной веры, это внутрисемейные религиозные конфликты, возникающие почти всегда, если по стечению обстоятельств, члены одного семейства придерживаются разных религиозных взглядов или ходят в церкви разных патриархатов. Однако такие случаи встречаются не слишком часто, и в целом актуальность института религиозной общиностей приводит к более тесным социальным связям между людьми. Которые, в свою очередь, распространяются и влияют в том числе и на не слишком религиозных жителей Западной Украины.

Ничего подобного я не видел ни у себя в Крыму, ни в Киеве, ни в восточных областях Украины. Везде церковь — это место, куда люди приходят на праздники, чтобы поставить свечки. Священники читают лишь обязательные с точки зрения обрядности проповеди и пользуются авторитетом лишь у небольшого числа прихрамовых бабушек.

В советские времена все альтернативные «коммунистической» партии формы политической организации были уголовно наказуемы. Любая низовая самоорганизация населения, будь-то клуб любителей вышивки, спортивная секция или поэтический кружок, происходила исключительно в жёстко очерченных официальных рамках и под идеологическим патронатом власти. В таких условиях подпольные и полуподпольные религиозные организации, сообщества группирующиеся вокруг них, оставались единственным пространством более-менее свободным от заполнившего собой все сферы жизни государственного монстра.

На Юге и Востоке Украины индустриализация и переселение вырывали человека из старых религиозных и сельских сообществ, давая ему взамен трудовые коллективы и почётное право стать частью «советского народа» – новой исторической общности. На преимущественно сельском Западе Украины люди, как и прежде, сохраняли старые связи, в давно устоявшихся социальных группах. Прошло время, новая историческая общность «советский народ» стала достоянием истории, трудовые коллективы крупных советских предприятий не стали полноценными субъектами общественной жизни, предпочитая, как и при Союзе, ждать милости от начальства.

Однако на земле, считавшейся когда-то отсталой, стали вырастать такие яркие явления как Народный Рух за Перестройку, Общество Просвита, Пласт и многие менее известные общественные организации. Культура взаимопомощи, доверия, солидарности и, как следствие этого, вера в эффективность коллективных действий, десятилетиями развивающиеся внутри западноукраинских религиозных сообществ, стали нормой поведения для более широких слоёв украинцев и перекинулись в пространство светского гражданского общества.

Неслучайно именно западные регионы давали львиную долю человеческих ресурсов для двух украинских попыток народно-демократических буржуазных революций: Оранжевой и Революции Достоинства. Взаимное доверие между людьми, солидарность и вера в эффективность коллективных действий, три главные ценности и движущие силы успешного гражданского общества".

Вот такой техничный заход с тылу. Будьте бдительны!

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк