Oklahoma

Про детектив со статусом переселенца в Донецкой области

Из Дебальцево в начале декабря мама переехала в Мариуполь. Чтоб было понятно, вот почему:

Разрушенный дом в Дебальцево

Она пошла в местное Управление социальной защиты населения (УСЗН), чтобы получить адресную материальную помощь. Ту, которая компенсация за съемное жилье на новом месте и выплачивается целых полгода.

На сайте Минсоцполитики, видно, что велась работа: в картинках для самых одаренных объяснялось, какие документы нужны, куда обращаться. «Делов-то», - подумала мама. Взяла паспорт, открыла карточный счет в банке и пошла. В адресной помощи ей отказали, сказали: «Не входит в список» и помахали этим списком.

Хоть мама и была заранее морально подготовлена мной к такому вот концу, она разволновалась, она не понимала, как Дебальцево может не входить в этот список. Неужели чиновники считают, что у жителей нет причин уехать оттуда? Она попросила объяснить причину в письменной форме и через 10 дней ей выдали ответ.

В ответе УСЗН сообщалось, что:

Про всякие мелочи из окна пассажирского автобуса

Съездила из Донецка в Мариуполь и обратно. Фактически дорога на автобусе занимает два часа, но из-за метаморфоз с местным временем выходит как будто туда едешь час, а обратно - три. Подумала, что туда быстрее, потому что едешь «по течению», а обратно – против. Солнце же с востока на запад движется.
***
Если сейчас ехать из Донецка в Мариуполь (или обратно) автобус останавливается на четырех блок-постах. По два украинских и днровских. Сегодня и вчера мужчины от 18 до 60 каждый раз выходили из автобуса. Мне тоже повезло. По дороге туда паспорт у меня и еще одной девушки в автобусе попросили показать на украинском блок-посту. На обратном пути у Еленовки пришлось выйти вместе с мужчинами. Кроме паспорта попросили показать руки, спросили, зачем ездила в Мариуполь и есть ли у меня татуировки.
***
Пост ДНР под Еленовкой. На нем развеваются красные флаги с Че Геварой, на блоке надпись «Welkome tu hell». Месяца полтора назад там остановили Пашку. Говорит, по виду совсем какие-то гопники. Они все его не отпускали, попросили банку Рево, потом стали спрашивать, почему он не воюет, пока они тут защищают землю. Подошел еще кто-то из ополченцев. Посмотрел на Пашкину футболку.
- Slipknot слушаешь? - спрашивает.
- Да.
- И я слушаю. Отстаньте от него.
***
Летом на украинском блок-посту под Волновахой молодой человек попросил выйти всех мужчин, потом заглянул в салон и сказал, чтобы девушки, которые ехали стоя, присаживались на свободные места.
***

Про туманное будущее донецкого мамонтенка Димы

Маринка, моя подружка по университету, говорила, что специально не ходит на похороны родственников. Так она себя обманывала: если не видела тела, то ей казалось, что человек еще живой, просто не рядом.

До сих пор своими глазами так и не увидела, как же сейчас выглядит областной краеведческий музей. Сестра выехала из Донецка за неделю до того, как в музей попал первый снаряд. Она жила практически напротив. В квартире после удара вылетели окна, на балконе вырвало раму.

Краеведческий музей

Когда снаряд попал в музей во второй раз - в соседнем доме осколком убило продавца. Магазинчик находился как раз напротив музея, на первом этаже жилого дома. Там всегда были вкусные домашние хачапури и кубитэ. И продавцы веселые.

Говорят, что девушка из цветочного киоска, который «прикрывал» музей со стороны трамвайного полотна на Челюскинцев, тоже погибла.

Фотографии из музея по «горячим следам» попались на глаза совсем недавно. Наткнулась на них в фейсбуке в альбоме «Многострадальный краеведческий музей Донецка».

У краеведческого

У краеведческого музея в Донецке

Знакомая очень просила узнать судьбу мамонтенка Димы из музея. По ее просьбе позвонила знакомой сотруднице оттуда. Если честно, я этого мамонтенка и не помню даже, а она переживает – все собиралась прийти в музей и не успела получается.

Про день открытых дверей, чудесное спасение девочки у Донбасс Арены и суровых донецких продавцов

Полдень 20-го октября. Закрытое пластиковое окно на кухне открылось от ударной волны. Межкомнатная дверь в спальне тоже.

Заметки по следам большого взрыва

Минут через 10 выхожу в магазин за зефиркой и проверить, правда ли, что там вылетели стекла, а то в соцсетях сообщают. Стекла не вылетели.

- Смотри, людей сразу меньше стало, - говорит продавец из мясного отдела своей соседке из алкогольного. И добавляет: «А у тебя Новопассита нет?»
- Есть водка и коньяк, - бодро отвечает соседка.

Продавцы они вообще со стальными, как говорится яйцами, как и маршрутчики, и коммунальщики. Двоюродная сестра до сих пор работает на Привокзальной площади в одном из магазинов. По семейным обстоятельствам она сейчас единственный кормилец в семье из пяти человек. Рассказывает, что знакомая в соседнем магазине отказалась выходить на работу после того, как вот также от ударной волны открылась закрытая на ключ дверь. Она не уходит, хоть несколько раз и приходилось прятаться в подземном переходе вокзала.

- А чего это вы бежите? Думаете, что тут вас не достанет? – мрачно шутит она с покупателями во время очередного обстрела.

- А это у вас тоже дверь от взрыва открылась? – спрашивает девушка с мопсом, которая в «день открытых дверей» в Донецке стоит передо мной на ликеро-водочном.
- Нет, мы проветриваем.
- А то во всем поселке окна пооткрывались, у бабушки моей даже вылетели.
- Сто грамм? – бойко спрашивает у меня продавец, когда я на секунду подвисла, переваривая информацию от девушки с мопсом.

Беру свой томатный сок и возвращаюсь, сделав небольшой крюк по рынку. В магазин за мной набегает очередь, бабушки все также сидят со своими хризантемами.

Девочка, о которой все говорят

До моего относительно пока спокойного Буденновского района дошли только «цветочки», «ягодки» пришлось собирать в Киевском, Куйбышевском и даже Ворошиловском районах.

Впечатления последних недель, или Мост, который никак не кончится

В районах, затронутых боевыми действиями, проживают около 5,2 млн человек. Это население целой Финляндии, с которой в последнее время все бросились сравнивать Украину.

Если бы в Фейсбуке была такая функция: написал кто-то о национальной идее у себя на страничке, а другой полез с комментариями о международном положении и внутренней политике, а тут бац и такая справка, чтобы было понятно, кто говорит.

Есть у меня знакомая из тех кто, все время пишет о высоком и важном. О плане спасения нации в основном. Взрослая, серьезная женщина, ордена, награды, ученые какие-то степени. За всем этим пропустила единственного сына, которого затянула игромания. Потом забрала из детдома двух детей, взяла над ними опеку, а через пару лет отдала обратно. Они не соответствовали ее ожиданиям. Кому-то она жаловалась, что они пошли в школу и, оказывается, плохо учатся, другому, что они, не сидят на месте, а все время бегают, рвут и вымазывают одежду, поэтому все приходится покупать в секонде. То есть спасать Украину оказалось легче, чем воспитывать детей.

Однажды на ее страничке увидела призыв перечислить средства на лечение ребенка. Причем к посту прилагалось фото чека, чтобы все увидели, что она уже доброе дело сделала. И злой огонек загорелся во мне, и я оставила восхищенный комментарий, что вот она молодец, и двоих детей из детдома воспитывает, и чужим еще помогает.

В личке она написала, что, к сожалению, здоровье не позволило ей воспитывать тех детей. А комментарий мой она удалила.

Не верю я людям, которые обсуждают спасение страны, а дома им с мужем или женой поговорить не о чем, в подъезде у них грязь, а у детей – игромания.

Из хорошего: поняла с какими хорошими людьми знакома. Большинство самых близких людей и знакомых живут или жили в зоне боевых действий и за все это время не стали гадинами, ищут и находят поводы для радости и вообще проявляют чудеса силы, мудрости и терпения, хотя сами так не думают. Они из Донецка, Дебальцево, Горловки, Луганска, Волновахи, Первомайска, Мариуполя.

День Независимости по-донецки

Было бы интересно сделать параллельную трансляцию дней независимости в Киеве и Донецке. С утра лента новостей пестрит торжественными новостями «поздравил», «наградил». И погода такая хорошая в Донецке – настоящая ранняя осень с синим небом и облаками как размазанная манная каша. Наверное, и в Киеве стоит такая же.

В Донецке анонсировали парад подбитой военной техники на площади Ленина, поход пленных украинских солдат по главной улице. Я хоть и в Донецке, но смотреть на этот День Независимости не пойду - тошно, да и не хочется угодить в список пропавших.

Спустя 10 дней, как на сайте донецкого горсовета появилась рубрика, куда можно добавить объявление о пропавших без вести, я ради интереса пробежалась по ним. Двое молодых экспедиторов везли молочку в Амвросиевку, выехали из Донецка и пропали. К мужчине средних лет вооруженные люди в гражданском пришли прямо на работу в Калининском районе. Забрали документы, технику и этого мужчину.

Девушка исчезла после того, как в аптеку в Петровском районе, где она находилась, зашли вооруженные люди. В Торезе мужчину вечером вызвали к калитке частного дома несколько неизвестных и вооруженных. С тех пор его никто не видел.

Молодой парень пропал на блок-посту Нацгвардии. Вместе с машиной исчез волонтер, который вез гуманитарку в Донецкую область. Судя по фото у волонтера трое детей.

Так вышло, что со вчерашнего дня я застряла в Донецке. Я уже и выехала из него в Волноваху неделю назад. Но путь беженца или как уточняют некоторые товарищи, переселенца (хотя переселенцы переселяются куда-то, а беженцы просто бегут без конечного пункта назначения) не так прост и так быстро не заканчивается.

Вчера еще было решено уезжать в освобожденное и относительно спокойное Дебальцево к родителям. Если раньше по прямой можно было доехать за час с хвостиком (75 км от Донецка) теперь приходится делать круг через Артемовск и Светлодарск с двумя пересадками.

Невидимые снаряды Донбасса

Они ложатся рядом с обычными, а иногда даже раньше. Они не оставляют погибших, но пострадавших тысячи. Нет таких единиц, в которых можно подсчитать ущерб от них. Их как бы нет, но они существуют.
Первой их заметила Юлька.

Юлька

10.jpeg

3 июня Юлька звонила и плакала. Ни разу за 11 лет знакомства я не слышала от нее ни плача, ни даже нытья. Новость о том, что все ее самые близкие друзья уезжают из Луганска, накрыла, как авиационный удар Дураковку. Просто на следующий день после удара по облгосадминистрации, она как обычно начала звонить друзьям и оказалось, что все сейчас собирают вещи. Кто-то уже успел уехать накануне, кто-то вот-вот должен был сорваться. В Крым, Россию, под Киев.

У Юльки вся жизнь прошла в Луганске. Всегда, когда я приезжала к ней – попадала в какой-то невероятно веселый и пестрый водоворот людей. Лучшие школьные подружки, которые вышли замуж и стали приходить в гости с мужьями, а потом детьми. Бесконечное число родственников (у нее даже бабушек три), которые видятся каждые выходные, весной сажают огороды, а осенью их убирают. Сотрудники с бесчисленных Юлькиных работ, одногруппники. Это был суматошный и счастливый мир, весь город – одна большая живая история.

Мы думаем, что Юлька рассеянная, а на самом деле она просто концентрируется на действительно важных вещах, а остальное не замечает.

О любви, которая всем нужна

Надоело про войну. Напишу про любовь. Не знаю, как там у мужчин, но женщинам подавай любовь независимо от внешних обстоятельств. Особенно тем, которые все еще коня на скаку остановят.

Сестра работает в небольшом медицинском центре: массажист, окулист, биоэнерготерапевт. Рассказывает, как недавно приехали две крепкие сельские тетеньки из Дробышево (Краснолиманский район), записывались на прием они еще недели две назад.

1286511268_1286305301_wws-39.jpg

От Дробышева до Донецка по прямой не меньше 150 километров, дорога частично проходит через зону боевых действий.

Едут, значит, они в Донецк на каком-то своем нехитром транспорте и периодически отзваниваются, потому что опаздывают.

«Едем, - говорят, - а на горизонте взрывы. Но мы едем. Мы прорываемся».

Проезжают они мимо Авдеевки, а там обстрел, что-то горит. «Но мы едем, - говорят. – Мы прорываемся».

Поехали по полю, по бездорожью. Добрались до медицинского центра, а их и спрашивают, не страшно ли было через всю область под огнем ехать.

«А чего? – говорят. - Лишь бы помогло. Мужики-то нужны».

Оказывается, они ехали сначала погадать на свою женскую судьбу (встречу/не встречу мужчину), а потом поработать с энергиями по привлечению мужчины в свою жизнь.

Размышляю об одиноких женщинах, а тут звонит мне подруга из Дебальцево. Там только обстрелы ночные прекратились, и до сих пор по ночам какая-то стрельба на окраинах слышна и ракеты над городом летают.

Первые люди, которые выбрались из погребов и рискнули проехать по городу, чтобы оценить разрушения, говорили, что по пустым улицам бегало невероятное количество собак.

Так вот звонит мне Влада, а там собака какая-то так громко лает, прямо разговаривать невозможно. Она ей: «Собака уйди, пожалуйста. Ну, собака». А та не уходит. И Влада махнула, пусть бегает.

Оказывается совершенно незнакомая собака по непонятным причинам (ее не кормили, не гладили, не свистели и не улыбались ей) бегает за Владой и делает вид, что она - ее. Поэтому облаивает других прохожих.

Я подумала, а ведь хорошая тактика для одинокой женщины. Выбираешь себе мужика, делаешь вид, что ты уже его. Какое-то время посопротивляется, конечно. Потом, глядишь и привыкнет. И не нужно за 150 километров ехать. Если, конечно поблизости мужики останутся.

Про тех, кто ненавидит Донбасс

Заметила, что большинство ярых ненавистников Донбасса, которые просто ненавидят регион и людей по географическому признаку, сами из Донбасса.

Таких людей мне немного жалко. Такие люди мне напоминают злую обезьянку Коба из «Рассвета планеты обезьян». Это как же их здесь обидели!

Мой любимый преподаватель по социологии (Вячеслав Станиславович Яковенко – вы мега просто!) иногда в частной беседе задавал вопрос студентам, чего во вселенной больше: света или тьмы?

Однажды спросил и меня, я как-то постеснялась, промямлила что-то. Хотя уже тогда любимой цитатой было высказывание какого-то арабского философа: «Стремится к свету тот, кто видит свет – невидящим дороги к свету нет».

Это я к чему? В Донбассе мне посчастливилось познакомиться с массой замечательных и совершенно разных людей. Встречались, конечно, и не очень замечательные и совсем не замечательные, но с такими я просто не поддерживаю отношений и не пересекаюсь в дальнейшем.

Как говорил Жванецкий: «Запах чем хорош? Не нравится - отойди. Отойди, не стой во всем этом».

Просто каждый сам выбирает, на чем ему сосредоточиться. Как я узнала правильного ответа для социолога не было.

«Это кто что видит», - говорил он. Просто ему было интересно, на чем сосредоточен студент.

Мне непонятна логика некоторых ненавидящих и обвиняющих весь Донбасс за ту беду, которую он принес Украине. Особенно тех умников, которые далеко, но тоже страдают. Так мы тоже страдаем.

Я эту войну никак не приближала, ни с какой стороны, но расхлебываю со всеми. И при этом умудряюсь не ненавидеть некоторых доморощенных геополитиков. И вообще тема заметки была не об этом.

Раз я люблю приводить параллели, то вспомнилось, как сестра этим летом побывала в Польше. Была в Освенциме, в музее, который открыли на заводе Шиндлера. Говорит, когда видела все эти сохранившиеся волосы узников, их личные вещи, - чуть не плакала.

Несколько дней они прожили в доме у поляка, который их пригласил. Хорошего человека - работяги, электрика.

Не знаю, почему, но я спросила, а как сами поляки сейчас относятся к евреям. Оказалось, она тоже об этом спрашивала у того поляка.

И он сказал, что это очень болезненная тема и не нужно ее трогать. За всех поляков не расписываюсь, но тот сказал, что многие до сих пор ненавидят евреев. Считают их виновными в том, что Гитлер захватил Польшу. Якобы у промышленников богатых просили денег на военную промышленность и оборону накануне войны, а они зажали.

Мне со стороны такая логика показалась странной, ведь именно евреи больше всего и пострадали. И даже если и была их какая-то вина (хотя вопрос очень спорный), разве сами они не были за это наказаны по полной? И почему со стороны, приехавшая в Освенцим украинка эти вещи видит под другим углом?

А вообще, это вечные вопросы, над которыми могут долго и нудно и совершенно не извлекая из этого смысла рассуждать поколения.

Я тоже смысла не вижу, кроме пустого сотрясания воздуха. Дискуссию лично для себя я закрываю.

Про русскую рулетку в зоне АТО

- Жизнь в зоне АТО все больше напоминает русскую рулетку, - жалуюсь я подружке Юльке. – На работе зарплату не платят, в бесплатный отпуск отправляют – нашла другую работу, удаленную. Очень даже удобно: не нужно по Донецку лишний раз кататься. Люди из Донецка съезжают, а я наоборот сняла новую квартиру в два раза дешевле, больше и уютнее, да еще и в районе, где до сих пор только раз были слышны выстрелы да и то отдаленные. Кинотеатры закрыты – смотрю любимые фильмы в интернете, МакДональдс не работает – чаще готовлю дома. Короче даже сейчас удается выстроить вокруг себя относительно сносную жизнь.

Но ты живешь в Донецке на свой страх и риск, ведь завтра снаряд может угодить в дом в моем пока тихом районе, супермаркеты, которые сейчас работают до 20.00, могут вообще закрыться, а припасы на случай войны покупались уже два раза и также благополучно съедались. И газа может не стать, воды и света. И выехать будет не на чем. Есть такой вариант.

Или остановят тебя на улице люди с автоматами и бог весть какими намерениями. Ну, ладно я девочка, все надеюсь, что не тронут. Но ведь есть же у меня друзья и родные, которые мальчики и за которых страшно каждый раз, когда они выходят на улицу.

Можно, конечно, не играть в эту русскую рулетку. Уехать и все. Но так получилось, что не уехал, что испытываешь это бодрящее чувство ходьбы по краю каждый день.

Хотя, когда русская рулетка растягивается во времени, вместо чувства адреналина, когда ты особенно ярко чувствуешь, что живешь, приходит другое. Выматывающее.

По-моему, когда это все закончится, все мы кто здесь оставался, выйдем немножечко больными. Даже самые адекватные из нас. Просто безумие в себе рассмотреть сложно.

Я вот очнулась, когда поняла, что две недели не выбиралась никуда дальше соседнего магазина и целыми днями только и делала, что просматривала новости.

С новостями вообще отдельная история. Я вот не знаю, что делается в другом конце Донецка, узнаю только из интернета. Как можно звонить мне и спрашивать, что тут в Донецке? Я такая же как и те, кто звонят – часто узнаю все из интернета.

Почему же люди не уезжают отсюда? У каждого свой вариант. Многим некуда и не на что. Мой случай – упрямая надежда, что пока я остаюсь здесь, со мной остается и надежда на то, что здесь все может быть как раньше. Оказывается, здесь очень даже хорошо было. Очень это не хочется потерять.

А вообще в последнее время многие кто здесь остаются потихоньку обвиняют тех, кто уехал. Даже тех, кто также живет в зоне АТО, но в местах поспокойнее.

Подруга из Волновахи рассказывает, как все отчетливее чувствует на себе ненависть знакомых из Авдеевки. Оно и понятно, люди там чувствуют страх и беспомощность, а вроде, когда канализируешь эти чувства, и находишь громоотвод становится немного легче. Ненависть, она как-то облегчает страх.

Возвращаясь к русской рулетке и подружке Юльке.

- Ну, хоть не кавказская, говорит, рулетка.
- Это как?
- Когда вместо одного заряженного патрона в барабане всего один незаряженный.

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк