Город

Дом с обезьянкой и армия клонов

Нам мыслилось, что он совершенно уникален, комфортен, огромен и даже пафосен. А оказалось, это типовой проект. И кинотеатров, аналогичных нашему «Донецку», чьи останки сейчас слепо пялятся на проспект Ильича бойницами былых витражей, по СССР – тьма тьмущая.

КТ Донецк

Типично для империи

Союз был размашист. Без типовых решений ему было не обойтись. Но к тиражированию допускались реально удачные разработки. Да и просторов империи хватало, чтобы не саднило досадное ощущение однообразия. Уже в зрелом возрасте я был удивлен, обнаружив в далеком Сыктывкаре близнеца «Донецка» под вывеской «Парма».

А были еще «Космос» в Калуге, «Волга» в Ярославле, «Буревестник» в Геленджике, «Современник» в Иваново, «Юбилейный» в Караганде, «Удокан» в Чите и так далее. Десятки объектов по бескрайней стране! Мне удалось насчитать 33, но уверенности, что тем всё и ограничивается, нет.

Только в бывшей Донецкой области, кроме «Донецка», было еще три его широкоформатных клона на 800 мест – в Макеевке, Мариуполе, Краматорске. Времена расцвета этого экранного великолепия пришлись на 1960–1970-е годы, частично на 1980-е. А потом какие-то кинотеатры перепрофилировали в ночные клубы, какие-то погибли под ударами безжалостных законов дикого рынка.

Про истинную Пиковую даму Донецкой оперы

Недавно один френд написал мне: «куда всё проваливается? неужели неизбежна эта волна, смывающая всё - и вещи, и людей, и память, и ощущения?...ничего ведь не остаётся». Я тоже часто думаю об этом. И вот, мне пришло вдруг в голову, что на целом свете сейчас, похоже, нет совсем-совсем никого, кто хоть иногда вспоминает Нину Михайловну. Никого, кроме меня и брата. Нину Михайловну, когда-то легендарную, блиставшую, царившую, порхавшую, и к ногам которой – все и всё. Тут будет много букв - но мне кажется, что истаявшая драматическая жизнь их вполне заслуживает. Ну, хотя бы таких - уж как умею.

Только что я с горечью обнаружила, что сегодня на сайте Донецкого театра оперы и балета о ней – всего одно упоминание: что она танцевала партию Лауренсии в первом балетном спектакле в истории нашего театра 7 августа 1941 года. А кроме этого, в целом огромном «гугле» – лишь еще одна короткая фраза: преподавала, мол, после войны. Больше ничего. А между тем, много лет назад в доме моего детства, по улице Артема, 80а, все знали, что в нашем шестом подъезде в квартире №60 живет бывшая прима-балерина нашего театра оперы и балета, заслуженная артистка Нина Михайловна Гончарова. Все знали, все испытывали положенный пиетет – и все держались от нее подальше. Потому что она была – истинная старая Пиковая дама. Зловещая, похожая на «характерный» набросок тушью по акварели, и словно окруженная темной дымкой.

Нина Михайловна была очень сухонькой маленькой старушкой с безупречно прямой спиной. Поредевшие волосы в завитом удлиненном «каре» красила в темно-коричневый цвет с бордовым отливом – думаю, там была какая-то ядреная смесь хны с басмой, при ее-то пенсии и ассортименте магазинов. Еще она красила тоненькие брови и губы. Глаза у нее были очень темными, лицо – очень бледным. И очень, очень злым. Губы – в ниточку. Взгляд – сверлящий.

Очень ярко помню ее в длинном трапециевидном плаще-«пыльнике», пресловутом «летнем пальто» родом из уютных пятидесятых. Шелковая косынка на шее. И непременно берет на голове, заломленный на бок, как у пажей, огромный, бархатный, темно-фиолетовый. Очень тяжелые крепкие старомодные духи – что-то, вроде советского «Черного домино». Мрачноватая фигура, которую не трогательной, не анекдотичной, не карикатурной, а просто-таки жутковатой делал неизменный верный спутник – крохотный пинчер Тоба - «Тобик», «Тобочка». Самая злобная собачонка, какую я встречала в жизни. Лупоглазое, всегда мелко трясущееся черное существо на тоненьких подламывающихся лапках. Видимо, в весьма уже почтенном возрасте. Обманчиво умилительное (так-то с виду этот истерик был похож на трогательного нано-олененка) – и готовое откусить тебе руку по локоть или по что там дотянется, только потеряй бдительность. «Тобик» не молчал вообще никогда. Тонкий визгливый скандальный лай – по любому поводу. Из-за двери, если кто-то проходил по площадке (а как не пройти, если Нина Михайловна жила на самом нижнем этаже?). При встрече с любым прохожим. Да просто так – от полноты паскудных чувств. «Дружочек Тобочка», кажется, вообще перманентно жил за дверью на коврике, дрожа в истероидной надежде на появление объекта для скандала. Чтоб облаять во всех смыслах слова.

Про мужество человека, на котором Украина срывает злость

Вчера общался с человеком. Человек пережил войну. Ребенком оказался в концентрационном лагере. "Меня спрашивают, а ты помнишь концентрационный лагерь, ты же тогда ребенком был? А я отвечаю - я даже помню, где там наши нары стояли".

Сейчас человек пенсионер. Пенсию получает на Украине. Для этого раз в месяц ездит туда с карточкой. Пенсия 2500 грн. Дорога - когда 500, когда немного дороже.

Некоторое время назад потребовали что-то доуточнить в системе.

"Я приехал туда к семи утра. Думал, чтобы раньше других успеть. Приезжаю к пенсионному фонду - а там море людей. Море. Только с третьего раза сумел. Но теперь все хорошо. Настроил даже смс. А до того приходилось на "горячую линию" звонить, чтобы узнать - есть поступления или нет".

Когда говоришь с ним, то понимаешь обстоятельства знаменитого фильма Джармуша. Ощущение, что говоришь с человеком, который умер. Умер, но почему-то разговаривает с тобой.

"Я похудел сильно, только кожа да кости, стыдно перед людьми. За что нам такие испытания?"
Я знаю множество людей, которые скажут "Пусть ДНР уйдет, и Украина начнет снова выплачивать пенсии". Но ДНР не уйдет. Почему Украина срывает свою злость на таких людях? На беззащитных людях, которым некуда ехать и совсем мало осталось жить?

"Многие мои знакомые уехали, а я не еду. Мне ехать некуда. Кроме этой квартиры у меня ничего нет. Ты же видел мою квартиру? И что - продавать ее теперь за бесценок? Да и куда уезжать? Украина - это моя родина".

Что для него означает Украина сейчас - я спрашивать не стал.

Alien in Donetsk

Мне, наверное, года четыре. Мы с мамой едем в троллейбусе, на остановке входит компания чернокожих студентов. Я, кажется, впервые с этим сталкиваюсь – и потрясенно восклицаю: «Мама, а у этих мужчин черная кожа!» (мама крайне жестко выкорчевывала принесенных их садика «дядь», «теть» и прочих «ляль» и «вавок» - у нас было принято с самого начала говорить «мужчины», «женщины», «девочки», «куклы» и «ранки»). Мама наклоняется ко мне и тихо говорит: «Это африканцы. Нужно говорить «африканцы».

Африканцев в Донецке было гигантское множество. Они учились в четырех главных вузах – ДПИ (ныне ДонГТУ, который одновременно был главным «политехом» страны), университете, торговом и медицинском. Человеком с черной кожей никого в Донецке было не удивить – как, впрочем, и иными представителями других национальностей и рас: у нас учились китайцы, вьетнамцы, индусы, арабы всех мастей, монголы, египтяне, немцы, австралийцы. А моя мама много лет преподавала в ДПИ русский как иностранный – как раз для этих вот студентов, приезжавших в Советский Союз учиться и не знавших на русском и двух слов. Идя по улице, она то и дело отвечала на их приветствия. А в доме у нас, соответственно, регулярно чаевничали ее студенты, и некоторые из них оставались нашими друзьями на долгие годы, писали маме письма, а «для Леси» вкладывали в конверты яркие открытки и наклейки, которые для меня, советской младшеклассницы начала восьмидесятых были неописуемой экзотикой, хранились в особой коробке и никогда никуда не наклеивались.

Леся Орлова про человека без Родины

Простите, я потом, может, уберу этот пост. Просто я разозлилась сильно.

Вот есть чувак, родом из моего города, достаточно давно уехавший в Киев. С понтом журналист (ну, какой он там журналист, знают многие коллеги, и мягко и снисходительно по этому поводу улыбаются обычно). Чувак всегда обладал хорошей качественной чуйкой, позволявшей ему, соответственно, сначала зарабатывать у разных одиозных крутых личностей, которых знающие люди между собой называют не по фамилии, а по имени-отчеству, а потом - когда ветер менялся, - в первых рядах эти личности разоблачать и клеймить. При этом чувак - приверженец религии, основные постулаты которой "завязаны" на спокойной мудрости, равновесии и предоставлении любому насекомому права передвижения по своему усмотрению. Но чтоб разоблачать и клеймить целый город, отказывая тамошним насекомым в каких бы то ни было не то что правах, а в наличии искренних эмоций, - тут чувак превзошел себя, конечно.

Я чувака всегда терпеть не могла, честно сказать, потому что он гнилой и мутный, и потому что у меня был к нему свой личный счет. Ну, бурно вылизывая однажды анус тогдашнему работодателю, он однажды очень ярко этого работодателя защитил от меня публично. Но я по этому поводу пятнадцать лет не высказывалась, хотя забавлялась впоследствии тем, как чувак прятал глаза, неожиданно оказавшись перед необходимостью снова работать со мной в одной редакции.

И вот сегодня лента приносит мне пост чувака. И я какое-то время реально крошу зубы в мелкую крошку и размышляю, не найдется ли когда-нибудь на чувака другой чувак, который как-то запихнет его в рамки хотя бы внешних приличий.

В Донецке составят свой словарь региолекта

Созданием словаря оригинальных донецких слов и исследованием их образования займутся ученые и студенты Донецкого национального университета. Об этом сообщил 31 января перед началом научного семинара доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой русского языка ДонНУ Вячеслав Теркулов.

«Сегодня мы таким образом начали разработку темы «Донецкий региолект». Цель — это описать сегодняшнее языковое состояние у нас здесь. До этого у нас такого комплексного исследования не делалось, только были попытки описать лишь некоторые стороны нашей языковой системы», — рассказал он.

Вячеслав Теркулов сообщил, что в этой работе будут активно участвовать студенты Донецкого национального университета. «Они будут ходить и общаться с людьми разных возрастов: до 20 лет, от 20 до 40 лет, от 40 до 60 лет и старше 60 лет. Это необходимо для того, чтобы сравнить динамику развития донецкого региолекта, т. е. слов, непонятных для жителей других территорий: тремпель, тормозок и т.д.», — отметил он.

По мнению ученого, эти слова «собирались» жителями тех территорий, которые приезжали в разные времена в Донбасс.

Также Вячеслав Теркулов сказал, что в этом научном труде ученые и студенты ДонНУ попытаются описать происхождение народных городских наименований Донецка. «Нас вряд ли будет интересовать название «улица Щетинина», но «Щетка» привлечет наше внимание. Или еще — не автостанция «Центр», а «Яма»

Нас опять убивают и с этим ничего не поделаешь

Очень странное чувство, когда сидишь метрах в 400-х от Донецкого аэропорта в гостях у жительницы поселка 15-й и смотришь по телевизору ток-шоу о политике.

тоша баешко

И там обсуждают ситуацию на Донбассе такие изнеженные выпускники МГУ и Ельского университета, для которых самое страшное в жизни было разве что не погасить вовремя кредит по ипотеке или узнать, что по погодным условиям отменили рейсы на Бали...

А нас опять убивают.

Просто кто-то вышел в магазин за молоком, чтобы жена утром сделала детям манную кашу, и не вернулся. Еще утром он проснулся и первое, что увидел, было Cолнце. Да, сегодня необычайно солнечный день. По телику выступал Хуг, рассказывая о том, что ОБСЕ призвано только наблюдать.

В это время выпустили пакет "Града".

На асфальте лежал человек и рядом лужа крови смешалась с лужицей молока. Кто-то записывал в блокнот данные и снимал на мобильный телефон почему-то не труп, а Солнце, потому что наблюдался красивый кадр и можно его будет разместить в инстаграме и получить много лайков.

Солнце уже садилось.

Люди опять, как в 2014-м и 2015-м покидали поселок. В сумерках. Как тени.

Рано мы расслабились. Пообросли немного жирком, вдохнули немного относительно спокойной жизни.

А ведь мудрые люди говорили, что ничего еще не закончилось.

Все смешалось в моей глупой голове.

Единственное, что я знаю - так это то, что нас убивают и с этим ничего не поделаешь..

Отсюда

Донецк и пригороды... Штрихи к портрету

Можете как угодно воспринимать этот текст. Мне всё - равно. Я его составил исходя из трёхлетних собственных наблюдений и общении с тысячами людей за данный период времени.

При частных беседах в ходе ежедневного наблюдения за обстановкой обнаруживается расслоение в среде людей, живущих территориально не только между спокойными районами и окраинами, где война не заканчивается ни на минуту, но и в самой среде фронтовиков, состоящего из мирного населения.

Вроде-бы уж кто - кто, а те, кто живёт на окраинах как никто другой должны сплотиться и буквально спаяться. Но это не совсем так.
Объясню ситуацию.

Татары в Донбассе

История появления татар в Донбассе проста и противоречива одновременно. Она состоит как из доказанных и очевидных фактов, так и из предположений, все еще нуждающихся в научном обосновании. Начнем с версии, которой придерживается официальная историография.

Юзовка, татары

ПОНАЕХАЛИ
Эта версия состоит в том, что первая волна миграции татар из Поволжья в приазовские степи, которым в недалеком будущем было суждено стать Донецким каменноугольным бассейном, прокатилась ровно в те годы, когда тут начали возникать очаги индустриализации. То есть в последней четверти XIX столетия. Причины, по которым бывшие жители татарских аулов меняли свой размеренный крестьянский быт на угар и мрак существования в затхлых заводских и шахтерских бараках, очевидны: уже тогда оплата труда пролетария и сельскохозяйственного рабочего сильно разнились. И не в пользу последнего. Так что, поразмыслив над скорбной долей пастуха или хлебороба, какой-нибудь Алим или Абдулла мог скорбно собрать пожитки и отправиться в глухой угол Екатеринославской губернии, в Бахмутский уезд, город Юзовку, чтобы устроиться на одну из шахт коногоном или крепильщиком. Это было особенно оправданно зимой, когда активность в сельском хозяйстве предсказуемо снижалась и можно было попробовать заработать лишнюю копейку «на стороне».

Память о гастролях легенды

80 лет назад, 19 декабря 1936 г. Сталино посетил с гастролями Платон Иванович Цесевич.

Платон Иванович Цесевич.

Его называли вторым Шаляпиным, а он неизменно отвечал на это: «Я не второй Шаляпин, я первый Цесевич». Известный оперный певец, легендарная личность в истории украинского и русского оперного искусства Платон Иванович Цесевич родился в селе Негневичи Гродненской области Белоруссии в семье ремесленника 25 ноября 1879 г. Голос с раннего детства у него был сильным и звонким.

В десятилетнем возрасте он был принят в лучший в Киеве церковный хор Софиевского Собора дискантом. Там получил и первое музыкальное образование под руководством Я. Калишевского. Он прослужил солистом в хоре 5 лет; окончил школу и два года проучился в духовном училище. В 15 лет у Платона начал ломаться голос, и он ушел и из хора, и из училища. Вместе с семьей он переехал в Екатеринослав.

Пока нельзя было петь, Платон работал у отца столяром. Он освоил специальность модельщика в литейном цехе Екатеринославского металлургического завода. Потом некоторое работал в Синельниковских железнодорожных мастерских. Он всю жизнь гордился тем, что получил опыт рабочего. В свободное время он пел в рабочем хоре баритоном.

В это время в Екатеринославе в музыкальном училище работал педагог Й. Левин, выпускник Петербургской консерватории, ученик знаменитого итальянского маэстро К. Эверарди. Платон Иванович обратился к нему с просьбой, давать ему уроки пения. Прослушав его, Левин понял, что голос надо настраивать как бас. Восемь месяцев он работал с молодым певцом и приучил его к тому, что надо выбирать только самый лучший репертуар, отдавая предпочтение классике.

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк