Донецкий Прометей и интернационалист

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

Его история и проста, и удивительна. Дончанин, оставшийся в родном городе с его страхами и трудностями, – такой сценарий в наше время хотя и вызывает уважение, однако вполне ординарен. Пенсионер, регулярно курсирующий на украинский материк и обратно, – грустно, но тоже абсолютно в духе времени. И все же он уникален. И вояжи его через линию фронта и ад блокпостов – не за украинской пенсией и не за луком к родственникам-селянам. Он – художник! Вы скажете: тоже не редкость. И снова ошибетесь. Он не просто редкость, в нашем регионе он такой один. Он гончар, хранитель секретов самого древнего, но, увы, угасающего прикладного искусства. И поездки его, полные неудобств и унижений, сродни подвигу Прометея. Он учит своему любимому ремеслу детей, не интересуясь цветами их флагов. Его имя – Александр Ткаченко.

Донецкий прометей

Рождение мастера

Увлечению Александра Викторовича уже почти полвека. Будучи еще десятилетним отроком, он где-то раздобыл книжонку «Лепим из глины» – совершенно бестолковую и бездарную, как он видит ее теперь с высоты нынешнего своего мастерства. Вылепить и сохранить по ее подсказкам что-нибудь стоящее было нереально. Ни указаний, какой материал использовать, ни советов, как просушить изделие, в этом «учебнике» не было. Зато глупостей вроде смазывания рук постным маслом, «чтоб глина не прилипала», оттуда можно было почерпнуть уйму. И остается только удивляться, как ухитрился будущий мастер не поддаться отчаянию, раз за разом выбрасывая разрушенные печной духовкой поделки…
Но это, так сказать, истоки, романтическая история первых шагов в искусстве. Делаем долгую паузу – много лет житейская круговерть не давала нашему герою всерьез заниматься любимым ремеслом, которое он иначе как божественным и не зовет. Но вот Александр вышел на пенсию – и с этого момента наш рассказ становится повествованием о рождении художника.

Итак, перенесемся на девять лет назад… Вот с чего бы начали вы, приди вам в голову идея научиться какому-либо ремеслу или искусству? Ну, конечно, искали бы учителя! Этим же занялся и Александр Викторович. И – безрезультатно. Гончарное дело – ремесло непростое: чтобы подготовить ученика к самостоятельному плаванию, мастеру года два-три необходимо, да чтоб уроки каждодневные. А теперь прикиньте в уме, много ли гончаров знакомых у вас есть, чтоб напроситься к ним в подмастерья? Загибайте пальцы. Я вот один загнул – и все… Ну, наш герой в свое время обошел не одного, только вот результат был неизменным. Кормиться гончарным промыслом в наши дни – почти такой же нонсенс, как если бы вы решили выбиться в люди, занимаясь извозом на лошадях. Ремесло это древнее и давненько уж, в силу промышленной революции, поставленное на заводские рельсы. Потому и фанатов керамики все больше на заводах нынче искать приходится. А будет ли заводской рабочий свой краткий досуг посвящать обучению неофита? Да еще два-три года, да еще каждый день… Ну лепят себе для удовольствия что-то, однако делом всей жизни, искусством вечным и нетленным уже свое занятие не считают, даром что гончары в пятом поколении.

В общем, будем считать, с учителем вы потерпели неудачу. А гончарить хочется еще сильнее. Ваши дальнейшие действия? Ну, конечно, Интернет! YouTube, да и мало ли что еще! Гениально! Вот только учтите, что дело происходит девять лет назад, а в качестве мастерской вы сумели раздобыть помещение угольного сарая в селе Студенок в получасе езды от Святогорска.

Почему именно там, настолько далеко от Донецка? Это отдельная история. Дело в том, что земли Славянского района издавна славятся (такой вот каламбур) своими глинами. Даже сейчас ушлыми буржуинами Запада из этих мест вывозится материал для изготовления унитазов, раковин и прочей
керамической сантехники. Причем вывозится в промышленных масштабах! И потом (гордитесь, земляки!) нам же все это продается за «ух какие крупные деньжищи»…

Вот почему и мастеров Александр Викторович искал именно в этом районе, где еще в 30-е годы прошлого века местные умельцы гончарили целыми артелями, постепенно, увы, уходя в историю. Потому и сам осел в глухомани, к глинам чудесным поближе.

Но мы остановились на том, что надо «учиться и еще раз учиться», Интернет и все дела… Со Всемирной паутиной в селе Студенок в те годы (да, полагаю, и по сей день) было, мягко говоря, непросто, да и учебников подходящих в тех краях искать не приходилось. Вот и кочевал неистовый гончар-самоучка в Донецк да обратно. Напитается информацией, загрузится конспектами – и снова в Студенок, приручать непокорную глину.

Расстрелянная мечта

Еще один скачок во времени – и вот перед нами уже готовый творец. Знаток истории, этнографии и искусства родного Донбасса, Александр Ткаченко несколько лет создает коллекцию глиняных шедевров, подобных которым вы не найдете у нынешних мастеров. Большинство изделий – это формы, давно утерянные физически и сохраненные только в памяти книг. Здесь и культово-обрядовые сосуды, и древнейшие, догончарные, изделия, выполненные жгутовой техникой. Восстанавливая по описаниям традиционные модели, автор, вольный в выборе орнамента, зачастую украшает их сугубо донецкими, узнаваемыми деталями. Например, классическая восточнославянская макитра щедро «усыпана» розами, символом нашего города.

Его имя широко известно в кругах гончаров и коллекционеров. Произведения его рук можно найти в Соединенных Штатах, Турции, Англии. Стена его мастерской обильно увешана почетными грамотами и прочими свидетельствами творческих заслуг…

Александр Ткаченко – убежденный интернационалист. И, по его мнению, невозможно быть иным, проживая в Донбассе, где издавна мирно соседствуют около сотни народностей. Культурные формы каждого этноса живо интересуют нашего гончара. Много лет он лелеет мечту создать уникальную коллекцию глиняных предметов быта всех народов Донецкого края. Тщательно изучая особенности керамики грузин, евреев, греков, татар и т. д., Александр Викторович годами создавал экспонаты для своего будущего камерного музея.
К сожалению, знамя гончарного искусства наш донецкий умелец всегда был вынужден нести самостоятельно. Поддержки от государства Александр Викторович добивался тщетно. Чиновники менялись, и некоторые даже изображали интерес к творчеству гончара, но реальной помощи не оказывал никто. В итоге, махнув рукой, творец потянул воз своими силами. Взяв в банке значительный кредит, он на исходе 2012 года арендовал помещение в гаражном кооперативе, оборудовал его всем необходимым (муфельная печь, гончарные круги, осушитель воздуха и проч.) и открыл школу-мастерскую «Донецкая гончарня».

Непосвященному покажется это удивительным, но у дончан проснулся самый живой интерес к гончарству. Уроки Александра Викторовича посещали и дети, и пенсионеры. Мастер убежден, что это закономерно. В основе гончарного дела – божественное зерно. Недаром Господь создавал человека не из золота или иного какого материала, а именно из глины. Зрелище творения прекрасного из куска праха завораживает – бывали случаи, когда люди часами молча, не отрываясь наблюдали за движениями рук мастера.

Школа работала в режиме нон-стоп и была открыта для всех желающих. Бывало, захаживали и случайные люди, но многие все же обучались основательно. Кое-кто, проведя под руководством Александра Викторовича целый год, принимался за самостоятельное творчество.
Мастерская процветала. А располагалась она на улице Взлетной, в трехстах метрах от нового терминала Донецкого аэропорта…
Полгода судьба оберегала детище Александра Ткаченко от неизбежного. Но бесконечно это продолжаться, конечно, не могло. В декабре 2014-го мастерская была разрушена.

Научить учителей

Исследуя историю гончарного промысла в Донбассе, Александр Ткаченко сделал для себя удивительное открытие: наш регион издавна был важным центром данного ремесла. Есть документальные свидетельства, что знаменитые опошнянские гончары приезжали в Донбасс постигать секреты местных мастеров. При этом полтавские традиции бережно хранятся до сих пор, в то время как наши стремятся кануть в Лету. Единичные умельцы, понятно, сохранились и у нас, но школ как таковых нет и в помине.

В итоге сложилась парадоксальная ситуация: донецкий мастер, сам еще недавно постигавший азы ремесла в наиболее славном гончарном районе области, теперь ездит сюда уже в качестве учителя. Славянск, колыбель донецкого гончарства, не может самостоятельно взращивать мастеров и зовет на помощь своего вчерашнего ученика.

До войны – без проблем. А вот нынче Александру Викторовичу его просветительская миссия дается нелегко. Между Донецком и Славянском обрывом протянулась «линия соприкосновения», и преодоление ее требует от мастера прометеевского самоотречения. Если даже в мирное время деятельность гончара вызывала недоумение чиновников, то теперь человек, провозящий через блокпосты непонятные куски глины, сильно настораживает далеких от культуры людей с автоматами. Доходит порой до абсурда: приходится объяснять, что это вовсе не пластид для бомб, а сырье для мирных горшков.

Квадратура гончарного круга

Александр Ткаченко принципиально не покидает Донецка. Колесит по окрестностям, поддерживает творческие связи и с украинскими, и с российскими гончарами, делится опытом с молодежью. Но мечта у него прежняя: возродить в Донецке школу-мастерскую, дать ей новый размах. И продолжать работать над своей «многонациональной» коллекцией. Однако то, что до войны Александр Викторович вытянул на собственных жилах, в нынешних условиях даже ему не под силу сделать в одиночку. Для школы необходимо помещение. С коммуникациями, достаточно просторное – хотя бы 50 квадратных метров, – чтобы дать возможность людям, жаждущим творить, не толкаться локтями в тесноте. Мастер готов к компромиссам: коммунальные услуги он оплачивал бы из своего кармана, оборудование тоже взял бы на себя. Но пока вопрос не закрыт, и трудно сказать, будет ли он решен положительно. Художник арендует небольшую квартирку в центре Донецка, где нам и посчастливилось познакомиться с ним и его интересной коллекцией. Однако для полноценной школы здесь места однозначно мало. В общем, ограничимся многоточием…

***

ЯПОНЦЕВ – ОДНОЙ РУКОЙ!

Среди всевозможных сосудов, изваянных мастером Ткаченко, есть три абсолютно уникальных. Общаясь с братьями по ремеслу из разных стран, наш гончар регулярно участвует в импровизированных состязаниях – по типу «А вам – слабо!». Одной из побед (в данном случае – над
японцами) стала ваза, которую Александр вылепил… одной рукой! Фантастический по технике процесс ваяния зафиксирован на видео. А дабы оппоненты не заявили, что это, мол, случайность, донецкий мастер повторил свой трюк еще дважды.

СИМБИОЗ РЕМЕСЕЛ

Товарищеские отношения связывают Александра Ткаченко с председателем Гильдии кузнецов Донбасса, отцом Парка кованых фигур Виктором Бурдуком. Некоторое время донецкие гончар и кузнец вынашивали идею совместного проекта, творческого симбиоза. Ткаченко лепил бы свои эксклюзивные сосуды, а Бурдук художественно обрамлял бы их в звонкий металл. К сожалению, война помешала планам двух гениев. Надеемся, придет время, и они вернутся к интересной идее.

БЕЗВОЗМЕЗДНО, ТО ЕСТЬ ДАРОМ!

Сейчас самое время рассказать об интересной экспозиции Александра Викторовича. Посвящена она флоре Донбасса. На тонко раскатанных глиняных листах автор отпечатал несколько десятков растений нашего края. Работа требовала значительного терпения. По словам мастера, некоторые листья при надавливании выделяют масла, что крайне осложняет создание отпечатка. Уложить каждое растение так, чтоб была видна любая прожилка, – подобную работу мог выполнить только человек, влюбленный в свое дело. А самое время сейчас потому, что гончар как раз накануне нашей встречи подарил всю коллекцию студентам биологического факультета ДонНУ. Ошалевшие от благодарности биологи пообещали к 15 октября разместить подарок в стенах своей альма-матер.

СТИХИ, ВЫСЕЧЕННЫЕ В СЕРДЦЕ

Художники – натуры чуткие, способные черпать вдохновение из самых разных колодцев. Культурному миру Донецка хорошо известно поэтическое творчество нашей землячки Анны Ревякиной. Один из ее сборников, «Хроники Города До. Безвременье», попал в руки другому донецкому творцу – гончару Александру Ткаченко. Результатом прямого попадания стихов первой в душу второго стал ряд эксклюзивных глиняных изделий. Одной из самых пронзительных нам видится композиция керамического сердца, испещренного стихами Анны и пробитого самым настоящим патроном.

ПОД «БАРАБАНДУ»

В новаторском стремлении к сочетанию искусств Александр Ткаченко не останавливается на сотрудничестве с поэтами и кузнецами. Известен также его опыт совместного творчества с музыкантами. В январе 2014 года на выставку, проходившую в донецком центре «Арт-глас», гончар пригласил известную донецкую шоу-группу «Барабанда». Александр на глазах у посетителей творил свои сосуды, а ребята в свойственной им фолковой манере аккомпанировали мастеру на глиняных ударных инструментах (нигерийских уду, ближневосточных дарбуках), изваянных, к слову, самим Ткаченко. Потрясающе!

Роман КАРПЕНКО, газета "Донецкое время"
Отсюда

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк