Егор Воронов о волонтерах и тех, кто живет под землей

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

Намедни звонит мне Зёма (горловский волонтер и просто хороший человек) и говорит: «Привет! Хочешь, в бомбоубежище свожу? Пообщаешься с людьми, заодно сфотографируешь, как они там живут. Нет, не для меня, а если тебе это будет интересно».

В бомбоубежище Горловка

За окном загрохотали взрывные междометия канониров. «Хорошо. Будет относительно тихо - подойду», - отвечаю я осторожно. «Ну, все, договорились. Послезавтра. К часу дня подходи на Рудакова, 35. У нас там новый… эээ… кабинет», - быстро выговаривает Зёма и отключается.

Вторник. 27 января. Скольжу с проспекта Ленина к зданию бывшего общежития, знакомого многим горловским музыкантам, как «Лабушня на Рудакова». Уже минуты три шипят с металлическим призвуком очередные «симфонии» артиллеристов. Перепрыгиваю обледеневшую дорожную колдобину и выбираюсь на теплотрассный газон. Прибавляю шаг и вижу уже знакомые двери общежития. Грохот пушек все ближе. Все, добрался! Поднимаюсь и захожу к волонтерам. Здороваюсь с Зёмой, а она и говорит: «Слушай, мы сейчас за продуктами в супермаркет, потом бабушке в водолечебницу хлеба отвезем, а потом уже в бомбоубежище. Хочешь - помоги». «Да без проблем», - отвечаю я и… понеслось. Тележки в супермаркете, пакеты, буханки хлеба, крупы, очередь…. И все в сумасшедшем ритме, потому что нужно везде успеть. И вот уже движемся по переходу водолечебницы, а вслед кто-то из медперсонала кричит: «Вы куда? Там же нет больных!». Я что-то пытаюсь ответить на ходу, но не успеваю сложить слова во вменяемую смысловую конструкцию, как мы уже в гериатрическом отделении вынимаем из пакета хлеб для бабушки, а Зёма говорит с врачом по поводу лекарств.

В горловском бомбоубежище

Не успел оглянуться, как прошло полтора часа. За всей этой суматохой я почти перестал замечать взрывы и запуски пушкарей. Смотрю на ребят и… только-только начинаю понимать, что у них так проходят дни! Под снарядами, в беготне и заботах о нуждающихся и стариках. Люди, которые ведут свою, параллельную, войну. За чужие жизни, в частности, и людской гуманизм, в общем. Без пафоса, высоких слов и телекамер протягивают руку помощи нуждающимся. За «спасибо» тратят свое время на тех, о ком уже другие почти забыли и бросили на произвол судьбы. Такие вот… настоящие воины света, а не фейсбучные пророки европейских ценностей и ВКшные обличители инодумцев.

«Теперь в бомбоубежище», - говорит ни капли не уставшая Зёма и мы отправляемся за пару кварталов к тем, кто нуждается в поддержке. «Бомбоубежище» оказывается подвалом бывшей котельной с мощными стенами и тяжелым воздухом. В ней уже девятый день (со второго «кровавого воскресенья» Горловки) прячутся от снарядов около 15 человек. «Жильцы», в основном, уже в возрасте. «Здесь люди прятались и летом, - рассказали мне 56-летняя Наталья и ее 59-летний супруг Виктор. – Мы живем недалеко отсюда, в «финских домах», но когда начались артобстрелы, то пришлось перебраться сюда. Дома было очень страшно. В соседский сарай попал снаряд, а это метра четыре от нашего дома. У нас стекла повылетали. А соседке три осколка пробили двойную стену. У другой соседки – четыре воронки в огороде. Ну, как тут жить? А это ведь почти центр города! Летом мы жили на даче, в Озеряновке, ну а сейчас январь – куда? Тем более, этот поселок сейчас в самом «центре событий». Сейчас страшнее, чем летом. Гораздо страшнее. Кто мог уехать – уже уехали, а нам - некуда».

Горловка в бомбоубежище

Отопления в подвале нет. Недавно сюда провели электричество. Теперь 35 квадратных метров убежища греет (или пытается греть) небольшой тепловентилятор. На полу много матрасов, которые люди сами сюда принесли из домов. Дверей тут нет, а вход в жилые «катакомбы» завешен одеялом. Готовить люди бегают к жителям близлежащих двухэтажек, у которых есть газ. Вода? Я видел полную шестилитровую «баклажку» и… все. «Как волонтеры о нас узнали? Чисто случайно. Когда в соседний дом попал снаряд, то они тут ходили и спрашивали, мол, кому нужна помощь. Нашли нас и вот теперь привозят продукты, а для бабушек лекарства и теплые вещи. Как холода переносим? Ну, пока терпимо. Слава Богу, не -20. А если ударят морозы… даже не знаю, что будем делать», - беседует со мной Виктор.

Говорят, что в течение нескольких дней тут жила молодая семья с двумя детьми, один из которых еще грудничок. В углу до сих пор стоят две коляски, которые родители оставили на всякий случай. Жильцы подвала показывают на доски и говорят: «А вот тут они спали». Самый старший обитатель этого убежища – Тамара Федоровна. Ей 89 лет. Пережила Великую Отечественную и до сих пор не может поверить, что пришлось застать еще одну войну. Часто плачет и не может поверить в происходящее. Говорит, что домой боится возвращаться. Квартира без стекол. «16 лет было, когда начался тот ужас, а сейчас уже старенькая. Сахарный диабет у меня, а я в подвале. Куда мне ехать в таком возрасте? За пенсией? За новой квартирой? Кому я там нужна, если здесь меня оставили?».

Еще один обитатель подвала – Наталья. Она здесь уже не первый раз. Говорит, что летом просидела больше месяца - с 27 июля по 5 сентября. «Вот и сейчас. Продукты? Многие принесли сами люди из дому – у кого что было. Тут все дружные и друг друга поддерживаем. Слышно ли здесь, когда начинаются обстрелы? Земля дрожит, а сверху сыпется мусор. Здесь один выход, но нам некуда больше идти, поэтому мы все здесь. У нас тут и коты живут и собаки. Ну, не бросишь же их дома. Как по-другому? Не по-человечески это. А дома нет ни света, ни воды, ни тепла, ни газа. Сколько здесь нам быть?».

Сделал несколько фотографий. Пожелал людям пережить испытания, а у самого осталась какая-то тяжесть на душе. Да, я сам живу в обстреливаемом городе и переживаю все ужасы войны, но глядя на этих людей… теряю последние слова. Их жизнь – это Горловка. Им больше некуда идти, кроме этого страшного подвала. Но, знаете, что? В них живет надежда, которая помогает им выстоять. И я верю, что так и будет.

P.S. Ну и не ради агитации, а токмо для любопытствующих и желающих помочь. Волонтеры сейчас обитают по ул. Рудакова, 35. Третий этаж. Телефон Зёмы - 063-300-08-61. Принимают одежду, игрушки, продукты, медикаменты, теплые вещи и т.д.

P.P.S. Спустя день, после опубликования этого текста, еще раз позвонила Зёма и говорит: "Здаров. Ту такое дело. Хотели выразить благодарность еще нашим друзьями из Киева, которые нас не забывают. Дело в том, что нам помогают не только горловчане, но и народ из других городов Украины и России. Очень большая поддержка от одной из киевлянок, которая организовала неофициальный фонд помощи нуждающимся жителям нашего города в Киеве. Как раз благодаря ей мы можем покупать продукты и лекарства". Такие вот дела, люди. Всем миром помогаем Горловке.

Комментарии

Zames
Не в сети
автор
Регистрация: 12/07/2009

Еще пару недель назад обострение обстрелов Горловки вернули нас к летним событиям. Но сейчас можно уже с уверенность сказать - это абсолютно новая стадия войны. Этот виток не похож ни на один из тех которые были раннее. Сейчас все намного жестче, ужаснее и безнадежнее – лично для меня. Хотя может мой пессимизм связан с огромной усталостью от бесконечных канонад, залпов тяжелых орудий ,множества пострадавших мирных жителей, разрушенных домов и всего общего ужаса от происходящего.
Горловку снова захватил в свои лапы монстр войны. Передать в каких условиях сейчас живут жители города на словах практически не возможно! во многих районах нет воды ,света, газа, тепла в квартирах. И все это происходит зимой. У моей подруги заболели дети от того что они сидели в холодной квартире на протяжении нескольких дней. Дети спали в прихожей на расстелином матрасе на полу, сами понимаете ,что в таких условиях очень тяжело сбить температуру. Но к счастью сейчас у них температура прошла, видимо в таких экстремальных условиях организм борется сильнее .
Разрушений в городе огромное количество. Практически весть жилмассив Строитель в котором живу я, сейчас без стекол. Да что там мой район, в разрушениях стоит сейчас практически ВЕСЬ мой город. Не буду писать когда и что было разрушено, так как боюсь дать неправильные сводки. Для меня все дни превратились в один цельный кошмар. Этот кошмар иногда прерывается обычным сном – где практически ничего не снится, а если и снится то продолжение военных действий. Затем просыпаешься, думаешь - фух ,вчерашний день пережили, так ,теперь следующий…
Признаюсь, я себя уже не чувствуем частью Украины. И не потому что я не люблю свою страну, а потому что моя страна меня не любит, А подогревает такое ощущение, введение пропускного режима. То есть если летом те кто мог куда-то выехать хотя бы на время, в первую очередь вывезти из этого АДА детей, то сейчас мы закупорены в банке, которую бросили в огонь. Еще и список возможных ввозимых и вывозимых вещей для нас составили. Еще раз ткнув носом нас в то что мы нелюди в этой стране.
Хотя я уже давно поняла что мы власти не нужны, еще при первых обстрелах. Иногда мне кажется что мы словно деревья в лесу в котором идут военные действия. Ну..задело так задело…не задело значит повезло! И такое отношение чувствуется к себе на протяжении уже шести месяцев.
Но с другой стороны, у нас в стране живут и хорошие люди. Мне очень много приходило сообщений в которых многие пишут (даже те которых я абсолютно не знаю),что очень переживают, что всем сердцем и душой живут с нами – мирными жителями! Спасибо ВАМ Огромное! когда читаешь слова поддержки на душе становится легче, и самое главное загорается где-то далеко, очень маленький, но все же огонек надежды!

http://thevaleks.livejournal.com/955889.html

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк