Ещё несколько статусов девочек о ситуации в Донецке и вокруг

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

Девушки - удивительные создания. В то время, как мальчики спорят/приводят логичные и убийственные с их точки зрения аргументы, пытаясь доказать и как им кажется переубедить заблуждающихся, девушки пишут о чем-то напрямую не связанном с происходящим в городе и вокруг него, но именно такие вот кусочки мозаики порою оказываются убойнее пули калибра 7,62.

- А вы не похожи на свое фото в паспорте! - сказал мне brave zoldaten in camouflage, пролистывая документы, которые он условно-вежливо попросил у меня, задумчиво сидящей на бульваре Пушкина и созерцающей железную пальму.
- Это паспорт, - сообщила я чудаку. - В нем никто на себя не похож.
Зольдат пролистал паспорт сначала справа-налево, потом слева-неправо. Отдавать не спешил.
Я забеспокоилась. Впереди явно маячил подвал, а я была в белых брюках и вообще чудо как хороша. Явно не для подвалов. Пришлось сунуть зольдату ксиву.
- О! - сказал чудак. - О, о, о! Где взяли?
- На седьмом этаже, - сказала я. Мне показалось, я более чем понятно и доходчиво объяснила наличие у себя ламинированной бумажки с печатью.
Зольдат молчал. Потом его осенило.
- А пресс-карта где?
- Нет у меня пресс-карты, - разозлилась я. Белые штаны требовали немедленно уйти отсюда, но паспорт молил не оставлять его в пропахших порохом руках. - Я фиксер, переводчик, понимаете. Ферштейн? У меня вместо пресс-карты - иностранец.
Зольдат задумался. Спешить ему было некуда.
- А покажите последнее фото на телефоне! - вдруг предложил он мне интимно, словно предлагая тут же, на бульваре, объединиться в патриотическом пароксизме.
- У меня нет фото, - пожаловалась я. - У меня только видео тут. Пресс-конференция премьера.
Комбатант встрепенулся. Он ожил, глаза заблестели, в автомате что-то сухо щелкнуло и приготовилось стрелять.
- Какого премьера? - тихо спросил он меня,недобро глядя сверху вниз.
- Бородая! - громко сказала я на весь бульвар. Ну кто-то должен же был запомнить меня молодой, красивой и в белых штанах. Пара старичков вскинули глаза - ну что ж, и эти сойдут.
- Бородая! - повторила я чуть тише. - Премьера. Бывшего, - на этом слове я сделала ударение.
Зольдат грустно вздохнул.
- Да.. - сказал он отчаянно. - Даааа.....
Паспорт отдал и ушел.
Яна Ткаченко про белые штаны

Донецк forever. 8 августа 2014 г.
Ночью какой-то сумасшедший на Набережной развлекался фейерверком. В начале меня это возмутило. И не потому, что ночь, а он тут бабахает, а потому, что в городе, где рвутся снаряды такое развлечение просто кощунственно.
Не спалось. В уме перелистывался прожитый день, и отблески фейерверка озорными чертиками прыгали перед глазами. А может это протест? Может человек, рискуя свободой или даже жизнью, ведь на территории, которую контролирует ДНР, фейерверки запрещены, так громко заявляет всем: Донецк жив и будет жить! Заснула с этой приятной мыслью.
Подъем по будильнику. Мне особо некуда спешить, но я стараюсь не нарушать тот мирный уклад жизни, к которому привыкла. Душ, молитва, зарядка, «Фейсбук».
Пост Sergey Gladkykh , датированный еще 6 августа: «Доброе утро Донецк! Просыпаемся и все идем делать маленькие чудеса, тогда мир будет в каждом доме». Я не знаю, кто такой Сергей Гладких, но я его обожаю! За столь тонкое понимание бытия.
Мои маленькие чудеса – слушать и слышать людей, с чем бы они ко мне не обратились. Пропустив через сердце чужую боль, со своей справляешься легче.
Мой план на сегодняшний день скорректировал один звонок: «Все откладывается...» На этой войне я научилась ждать. Знаю, что любое дело надо тщательно спланировать, просчитать риски, иметь подстраховочные варианты. Что ж, буду ждать и по возможности двигаться к поставленной цели.
День посвящаю исключительно себе. Договорилась о встрече с приятельницей. Она живет на улице Розы Люксембург. Бедная девочка, что она вчера пережила! Но об этом ни слова. Мы сидим в кафе «Львівська шоколадна майстерня». Официанты разговаривают на красивом украинском языке, как и было раньше. Спрашиваю: «А вы не боитесь?» «Нет», - спокойно и уверенно отвечает парень лет восемнадцати. «К нам иногда заходят военные, говорят по-русски, у некоторых – явный московский акцент. Мы тоже переходим на русский, а бывает, что забываем и продолжаем говорить на украинском. Претензий пока не было», - спокойно объясняет официант. Еще раз убеждаюсь, что проблема языка была выдумана горе-политиками. Для людей, желающих понять друг-друга она не актуальна.
Пьем кофе, вспоминаем, сколько хороших проектов сделали вместе с фондом Вадима Писарева «Творческий Олимп». Ольга смеется, пожалуй, впервые за последние два месяца. И я понимаю: живет мой Донецк! Будет жить! Мы строим планы на будущее, мечтаем, как моя Верочка пойдет в балетную школу Вадима Писарева, какие мы еще проведем фестивали и конкурсы мирового уровня – не ниже! Идиллию нарушают только редкие авто, проезжающие мимо кафе. Их пассажиры все в камуфляже и с автоматами. Тренд, что ли такой? Ездить и ходить по мирному городу, где остались бесстрашные люди, с автоматом наперевес. Как по мне – так глупо…
«Я перестала бояться», - сказала еще одна моя приятельница, присоединившаяся к нашей компании. Мы очень давно не виделись. Отмечаю, как она похорошела! Стала такой женственной! В глазах действительно нет страха. В глазах, несмотря на молодость – мудрость.
Она угощает меня грушами из своего сада. Вот они лежат – ярко желтые, ароматные, как привет уходящего лета, как символ добра и благополучия, радости и оптимизма. Спасибо, Лена, за маленькое чудо, которое несет мир в мой дом и мою душу…
Дина Логвинова про маленькие чудеса

Из жизни одной знакомой семьи.
Предместье Донецка. Поселок. Одни и те же люди там живут по сто лет.
Семья - мама, папа, три парня-школьника и практически лежачий дедушка.
Сегодня в поселке разгромили школу.
Это значит, что 1 сентября мальчишки не пойдут на занятия. А вместе с ними не пойдет на работу и мама, которая работала в этой же школе - в столовой. Пекла детям пирожки. Говорят, очень вкусные.
Папа тоже без заработка, потому что он ремонтник и строитель. Но пока там ничего не строится, только рушится.
Вся надежда на погреб, в котором еще есть кое-какие запасы. Дай Бог, чтобы он уцелел...
Вот так. Мир решает глобальные проблемы. А щепки летят. Эта семья из шести человек - даже не щепки, а просто опилочная пыль в масштабах вечности.
Но они тоже любят, хотят быть счастливыми и просто жить.
Почему не уехали? Потому. Это сложная тема для отдельного поста. И не только о них.
А пока я просто хочу сказать благополучным мамочкам, с пеной у рта отстаивающих смысл "войны до победного", что однажды ваши теории о пользе раннего развития и диетического питания могут разбиться в хлам, потому что на первый план выйдут другие потребности - где спрятаться и что сгрызть...
Всего лишь потому, что вы тоже станете опилочной пылью на пути к большой цели. А вчера еще были благополучной семьей...
Женская миссия - спасти мир.
Женское оружие - сострадание, очищение, любовь.
Женская энергия способна преобразовать мужскую агрессию в созидание.
Если женщина об этом забыла, то она больше не женщина..
P. S. Все время порываюсь спросить у этих милитаристски настроенных ухоженных девчонок: а как они представляют себе это "до победного"? Но не буду. Потому что уверена - рационального ответа у них нет...
Елена Скачко о женской миссии, энергии и оружии

Только не подумайте, что речь пойдет о газете для донецких пенсионеров. Это зарисовка о родном городе (центральной его части) в темное время суток.

Жара жарой, а воздухом дышать надо. Больше кислороду - лучше состав крови. Гемоглобин попрет! - подумала я и отважилась на вечернюю вылазку. Ничего глобального. 10-15 минут прогуляться вдоль дома и постоять около подъезда. Время-то было уже в районе девяти вечера. Вчера приятель напугал комендантским часом и тем, что его друзей в темное время суток остановили мужики с ружбайками и сказали им айяйяй. А ведь могли айяйяем не ограничиться...

В общем, первый звук родного города, достигший моих ушей по выходу из подъезда, был, пардон, рыгательный. Пузатого мужика сильно рвало на родину у соседнего подъезда. Ему было очень плохо, двое его пытались привести в чувство (жара, опять-таки), а когда "фонтан" поутих - положили на скамейку, обмахивали футболкой. Мрачно, неприятно, жалко. Вышла прогуляться...

И тут из-за угла дома показались двое. Высокий худой и маленький хромой. В камуфляже и с винтовками за спиной. Патруль, епта. Идут вдоль нашего дома. Мелькнула мысль: как это мы из дому без документов вышли? Докажи потом, что муж всего лишь вышел покурить у подъезда, а я - втянуть в легкие чуток вечернего целебного воздуха. Тем временем двое поравнялись с горемычным мужиком. Поинтересовались, все ли в порядке и не вызвать ли скорую. Им ответили, что скорую уже вызвали, мол, не стоит беспокоиться. И патруль похромал дальше. Если убрать камуфляж, оружие и, в целом, убогий вид этих двоих, - вполне обычная сценка в духе мирного времени. А если учесть, что это было все, что я увидела за 10-минутную "прогулку", - становится не по себе. Был тихий, благополучный, зеленый, красивый город. В котором мусор привыкал к тому, что его место - урна, а пиво на улице само протестовало: не пей меня в общественном месте. А тут...

Недавно ели-пили с Лесей всякую вкуснятину в Львовской шоколаднице, мимо прошел пьяный, во весь голос матерящийся мужчина. Мол, взять бы вас тут всех и подорвать к такой-то матери. Леся сказала (не мужику, понятное дело, а мне), как все это напрягает. Я ответила - мол, меня всякие там уроды не напрягают. И поняла, что покривила душой. Напрягают, еще как.
Ленка о вечернем Донецке

Еду в хюндайе. За мной барышня в розовом трико и золотых сандалиях. Три часа вынужденно слушаю бесконечный поток слов. Говорит с подругой. Подруг много. Слова складываются в вариации истории, достойной Голивуда. О том, что начинается новый вариант истории, понимаю по "привет-привет! цемки-цемки!" В начале речь шла о том, что он просто сообщил, что все решил и если она тоже понимает ситуацию, то лучше расстаться. После четвертого "цемки-цемки" он принес шикарный букет, они прошлись по ресторанам и она сказала, что решила собрать вещи. Потом выяснилось, что он ночевал у входной двери и вообще шелковый. Потом оказалось, что он все осознал, зовет на море, оплатит отдых, но она решила, что "надо себя хранить и сходить на спа". Вот же ж, - думаю, - как мыслям в голове просторно, вроде и нет войны. И тут! - Цемки-цемки! ... Представляешь, он меня шантажирует. Говорит - или мы снова вместе, или я мобилизуюсь на восток. А я такая - Игорь, Родину надо защищать!
Вот что я скажу тебе, Игорь, походу бояться тебе уже нечего, можешь смело мобилизоваться. А нам еще ехать и ехать.
Яна Мойсеенкова о скорости принятия решений

Звонок от родственника из Херсонской области. Пять минут затык про урожайный год, про фотографии, есть ли у меня хоть кусок хлеба и т.д. Дальше вопрос:
- Как там у вас в Донецке вообще?
- Живы-здоровы, слава Богу. Спасибо, что спросил. Правда, бомбили мою улицу позавчера, с самолёта...
- Не может такого быть! Украинские самолёты там не летают, это я точно знаю.
- Может, их ещё и не сбивают?
- Конечно нет! Они же там не летают!
- Считаю, дальнейший разговор бессмысленным, - и положила трубку.
П.С. Родственник - это мой родной отец, которого за тридцать с лишним лет видела пару раз. Не могу же я послать на хуй родного папу.
П.П.С. Теперь кажется, что могу.
Виктория Коновалова о звонках близких родственников

В одном из домов в центре Донецка,в полуподвальном помещении есть комора дворников в которой временно "днюют и ночуют" две женщины. Одна с Марьинки,а вторая с Петровки. Подъезд четырёх этажки пустой. Выехали все жильцы. У женщин в коморе два кота,попугай,мопсик,морская свинка и домашний кролик. Судьба домашних животных живущих в этой коморе трагична как и судьба их новых хозяек. У женщины из Марьинки дом наполовину сгорел. У жительницы петровского района в квартире повылетали окна и обрушился балкон. Возвращаться домой,на петровку она боится. Мопсика им отдала семья которая уехала одна из первых. Обещали вернуться и забрать. Попугая вместе с клеткой нашли на мусорнике. Морскую свинку тоже вместе с клеткой нашли в подъезде,вместе с кормом и запиской гласящей что то вроде "люди добрые.простите и поймите!" В записке был номер телефона и женщины позвонили и сказали,что забрали зверушку к себе в коморку и уверили,что вернувшись хозяева смогут забрать ее. В период очередной бомбежки центральной части Донецка во дворе разъигралась настоящая драма: девочка лет семи плакала и кричала маме "я без Тоши никуда не поеду! Мы с ним будем жить в подвале и будем собирать еду на мусорнике! Пусть нас разбомбят вместе..." Выбежала мать забрала у девочки кролика и сказала "я его сейчас выпущу и он будет жить во дворе. Когда будут бомбить он спрячется и все будет хорошо. А потом мы вернёмся и он будет у нас дома опять жить. " Девочка не унималась. Отец семейства носил в машину сумки... Они бы не уехали в тот день если бы Тошу не забрали бы в коморку и если бы женщина дворник не успокоила бы эту девочку. Говорят она плакала и даже звонила с маминого телефона из харьковского аэропорта. Тоша грыз капусту и бомбежка к тому времени уже прошла. Я сегодня был в той коморке. Разговаривал с этими женщинами и играл с морской свинкой. Тоша спал поэтому моё любопытство обошло его персону стороной. Думаю наверное на всю жизнь запомнит бомбежку и Тошу эта девочка...

Мальчик о девочке и кролике по имени Тоша

С каждым днем мне все чаще и чаще задают вопрос – почему ты до сих пор остаешься в Донецке? У меня много ответов на эти посылы. Сейчас, как говорится, собираюсь с мыслями, и постараюсь их в ближайшем будущем излить в тексте.

А пока, полностью подписываюсь под каждым словом драйва Анатолия Крупнова (ну, за минусом блатаццы, хоть и роковой). Не поверите, в Донецке в квартирах, в комнатах, тоже точечно очень часто весело))) А что делать?)))

ПРИПЕВ: Но я, я остаюсь
Там, где мне хочется быть.
И пусть я немного боюсь,
Но я, я остаюсь. Я остаюсь - чтобы жить!

КУПЛЕТ: Я здесь привык, хоть здесь я словно в строю.
Я вижу все, хоть здесь и мало огней.
И на ногах я здесь так прочно стою,
А чтоб стоять, я должен держаться корней.

Я здесь привык, я здесь не так одинок.
Хоть иногда, но здесь я вижу своих.
Когда начнет звенеть последний звонок,
Я буду здесь, если буду в живых.

Лариса Лисняк о хорошей песне

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк