Ещё одно письмо Леониду Брежневу

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

У меня тоже есть история к дате - дурацкая очень. Сейчас, тут сначала каминг-аут надо один, - признается у себя в Фейсбуке когда-то дончанка, а теперь москвичка Леся Орлова.

В семье нашей бережно хранился (да и по сей день хранится) один документ. Это письмо. Оно написано на зеленой обложке от школьной тетради - на развороте этой обложки, выданной, видимо, для рисования. Там линейки проведены - и дальше печатными буквами, как полагается, с перевернутыми не в ту сторону буквами "Я", "Р", "З" и т.д.

Оно начинается с обращения: "Дорогой Брежнев!" Ага, вот так, не больше и не меньше. В общем... это я писала. Да. В пять лет. Письмо исполнено драматизма, вообще характерного для челобитных. Хотя... это не очень и челобитная. Жалоба, скорее.

Я, видите ли, в этом письме "дорогому Брежневу" жаловалась. На всех и на все. На родителей, на брата, на бабушку, на прабабушку, которая какую-то расческу, что ли, у меня отобрала, и даже на медсестру в детской поликлинике, которая как-то грубо меня толкнула (там реально какая-то гадина была, потому что этот эпизод я, кстати, отчетливо помню до сих пор), и вообще никто меня не понимает, и молча гибнуть я должна.

Словом, изливаю душу - и, хотя прямо не прошу разобраться с виновными со всей строгостью, но какая-то такая бесхитростная манипуляция сочувствием "дорогого Брежнева" там просматривается, да.

К жалобам перехожу с места в карьер, без прелюдий, а в конце вежливо интересуюсь, как вообще дела и как обстоит здоровье. Что это было и откуда это взялось - никто в семье так никогда и не понял. Посмеялись, конечно. Когда стала постарше, дразнили Павликом Морозовым.

Ясный перец, никакого интереса к Брежневу и каких-либо вообще упоминаний о нем в доме не было. Ну, телек, наверное, с каким-то очередным "дорогим Леонидом Ильичом" да садик, где, видимо, его как-то прокламировали, - вот и все источники, которые приходят в голову. Кроме того, думаю, это я уж совсем до зверского отчаяния и злости была доведена: в семье у нас бегать жаловаться принято не было, доносчику был первый кнут... и, наверное, там все так сошлось, что я и избрала последнее оружие вот такое.

Да, так вот. Это, стало быть, первое проявление Брежнева в моей жизни, а второе - это как раз его похороны. Я была в первом классе, накануне меня приняли в октябрята, две недели назад мне исполнилось семь лет. [Брежнев умер 10 ноября 1982 года, объявили о смерти 11 ноября, похороны прошли 15 ноября: этому предшествовали три дня траура, в день похорон отменили занятия в школах]

И была у меня подруга любимая, Света. Соседка, жившая этажом ниже. Я у нее дома проводила любую свободную минуту и вообще бегала за ней хвостиком. Она старше на три года, ей было целых десять лет, чудовищная пропасть, временами, надо думать, она сильно от меня и моего обожания уставала и троллила, как сейчас говорят.

Света была уже пионером, мне до нее было - как до луны. Мы были одни, по телеку шли похороны. Мы уже во все поиграли - и тут Свету внезапно осенило.

Строго глядя мне в глаза, она объявила, что некогда ей тут сейчас со мной. У нее ответственное и важное дело. Все пионеры по всему Советскому Союзу, - чеканила Света, - в эти минуты должны стоять в почетном карауле у своих телевизоров, отдавая пионерский салют усопшему.

Сама потрясенная величественностью озарившего ее замысла, Света с горящими глазами достала галстук, стремительно его повязала, встала перед телевизором, вскинула руку в салюте и замерла.

Шли минуты. Я была потрясена и совершенно унижена. Я тоже очень хотела стоять со Светой в карауле, но ничтожество мое было очевидно - октябрятам было нельзя, не по чину. Поэтому я сидела на подлокотнике кресла, чуть не плача - не от зависти, как можно завидовать Луне? - а от трезвого и горького сознания своего непоправимого ничтожества.

Света стояла-стояла, потом ей, видимо, надоело - похороны были какие-то нереально долгие, там вообще ничего не происходило, кажется! Плюс ей стало меня жалко. Поэтому она смягчившимся тоном вдруг объявила, что совершенно запамятовала важнейшую подробность!

В эти скорбные часы ненадолго, только на период похорон, пионеры Советского Союза получили полномочия принимать в свои ряды любых октябрят, буде таковые окажутся поблизости и выразят желание встать в почетный караул.

У Светы поблизости как раз по случайности оказалась я, уже чуть ли не прыгающая по этому поводу на задних лапах, как обезумевший от счастья щенок. Поэтому она взяла второй галстук (их у всех было по два, и у меня позже - тоже) и реально приняла меня там в пионеры, наговорив какой-то торжественной белиберды, потому что пионерскую клятву дословно не помнила.

Строго сдвинув брови, долго поправляла мне руку в салюте - по ее мнению, я все время как-то недостаточно ровно держала ладонь. И вот мы с ней - маленькая я и большая Света - реально так какое-то время постояли у телека, и мне, между нами говоря, было абсолютно безразлично, что там такое происходит с дорогим Брежневым: я была совершенно заворожена торжественностью момента.

Когда меня потом реально приняли в пионеры через два года, ни малейшего энтузиазма по этому поводу я не ощутила, что сочла проявлением какой-то своей глубинной ущербности и душевной черствости - и как могла от всех скрывала.

...Мы со Светой всю жизнь потом продружили. Гигантская разница в три года исчезла, как и не было ее. Я была свидетельницей на ее первой свадьбе и крестной ее второго ребенка уже в другом браке, она была в курсе всех моих извилистых личных историй, все радости и беды мы делили - отмечали дни рождения и хоронили наших родных, наших мам, переезжали в другие квартиры, помогали друг другу в бытовых проблемах и внештатных серьезных случаях.

Вместе выпивали на девичниках в хорошей сложившейся компании, ходили в кино и менялись книгами... Эту историю про стихийный прием в пионеры неоднократно рассказывали на два голоса, по ролям буквально, и ржали, конечно, как сумасшедшие...

Сейчас она, Светка моя, там, в Донецке. В уже пострадавшем от обстрела доме, да еще, как нарочно, последний этаж у нее. У нее нет возможности уехать, она работает и очень тяжко зарабатывает на жизнь, обеспечивает семью. И я волнуюсь, скучаю и молюсь за нее и ее родных каждый вечер. И не представляю, как и когда мы увидимся вновь.

Дорогой Брежнев, как мне тошно и страшно, как я зла, какой беспомощной себя чувствую, буквы "р", "я", "з" и "е" я теперь пишу в правильную сторону, да и вообще на самом деле печатаю на неведомом тебе устройстве, но мне так нужно перечислить все это, только беды-то уже совсем не мелкие и не смешные, и письмо мое опять никто никуда не отправит, да и вообще ничего уже никогда не будет, как раньше.

Отсюда

Комментарии

Zames
Не в сети
автор
Регистрация: 12/07/2009

Ужасы совка. Показания двух дончан

ИЗ ЦИКЛА "ВО ВСЕЙ КРАСЕ"

Как, однако, причудлив и богат вариантами мир.

В конце 1982 года я был подростком. Мне было 13, но взрослые общались со мной, как со взрослым, я слушал разговоры, задавал вопросы, получал развернутые ответы, и инициативно мне объясняли устройство мира тоже. Я знал, какие проблемы на работе у папы и мамы, и что происходит у их друзей, я знал, что происходит в стране и - насколько можно было судить об этом по СМИ - за рубежом, я читал много взрослых газет и получал к информации развернутые комментарии старших.

Старшие были очень далеки от правоверного коммунизма, собственно говоря, антисоветчики они были в полный рост. Но настроены они были патриотически: надо делать дело на пользу обществу. Общество это сильно кривое - ну, тем больше, стало быть, надо стараться. Они открытыми глазами смотрели на свинцовые мерзости "совка", критиковали жестко, но такими же открытыми глазами они видели достоинства социального государства и возможности, которые оно дает. Диссидентством они откровенно брезговали. Ну, весь этот комплекс передался и мне.

Это я к тому, что я знал окружающую действительность в подробностях и взаимосвязях, со всеми ее несправедливостями и глупостями много лучше своих сверстников. И сегодня, когда я общаюсь с людьми лет на 15-20 меня постарше, я говорю с ними на одном языке и они нередко удивляются тому, насколько свободно я ориентируюсь в подробностях устройства советской "взрослой" жизни 70-80-х.

У меня же тогда была куча проблем, и главная из них - как успеть всё, потому что успеть надо было и хотелось очень многое: иностранные языки, живопись, немного спорта, немного танцев, сколько-то времени все-таки занимала легко дававшаяся мне учеба, "общественная активность" - стенгазеты там всякие, бытовая помощь по дому - уборка, магазины, игры с сестрой, общение с друзьями, кино, театр, филармония и книги-книги-книги. Я падал в обмороки по утрам от хронического недосыпа и был совершенно счастлив. Я знал, что впереди у меня бешено интересная жизнь, к которой чем лучше подготовишься сейчас, тем интереснее она будет.

А в это время в Москве жил на пять лет старше меня вьюноша, который все время боялся. Боялся пару схватить в школе, потому что потом в институт не поступит, а тогда его заберут в армию и непременно отправят в Афганистан, что суть синоним смерти. Еще чего-то боялся. Стоял по четыре часа за синей курицей в очереди. И вообще жил в болоте чудовищного зла.

Этот идиот жил в Москве. Где выставки, театры, музеи, лектории, художественные мастерские на Арбате и Грановского, концерты в зале Чайковского и на чердаках, редакционные курилки, единственный в СССР букинистический магазин иностранной литературы на Алексея Толстого, где концентрация лучших людей страны, где возможности впитывать и узнавать новое бесконечны практически - и видел только очередь за курицей!

10 ноября 1982 года и моя, и вьюноши жизнь радикально изменилась, хотя ни он, ни я об этом, конечно не знали. При этом вьюноша постфактум думает, что мы оба вырвались из душного ада, а я - что мы оба попали обстоятельства много худшие и совершенно безнадежные.

С моей точки зрения, бывший вьюноша, хоть меня и старше, не знает времени, о котором взялся говорить. Например, у него явная путаница с датами. Если верить википедии Ревзин Г.И. родился 3 декабря 1964 года.

Соответственно, в день смерти Брежнева ему было без неполного месяца 18. Откуда же тогда ноябрьские каникулы - в вузах осенью каникул не бывает. Или он хроническим второгодником был и в 18 еще учился в школе?

Но в школе в день смерти Брежнева тоже не было каникул. Я прекрасно помню, как нас сняли с уроков и отправили в актовый зал на траурную линейку. Никто толком ничего не понял. Одноклассник только мой Валерка Галкин рыдал самым искренним образом, размазывая слезы по физиономии, и после долгих попыток понять "да что ж случилось" (потому что никому не приходило в голову, что можно всерьез скорбеть о Генсеке) сказал рассмешившую нас глупость: "Брежнев умер - теперь война начнется".

Самое удивительное, что это нелепое валеркино предсказание сбылось-таки. В нашем с ним родном Донецке спустя тридцать с небольшим лет - война, которая, в конечном счете, есть следствие ухода эпохи, олицетворенной Брежневым. Потому что за ним пришла эпоха отвратительных ничтожеств, которые по советским меркам не имели шансов подняться выше мелких столоначальников. Нынче они получили возможность решать судьбы миллионов в России и на Украине, и на их фоне старцы из Политбюро ЦК выглядят корифеями и атлантами.

В качестве таковых я их, конечно же, не воспринимал. Смерть Брежнева вызвала у меня только одно острое чувство - недоумение. Я поймал себя на том, что был уверен: я вырасту, состарюсь, стану помирать в окружении внуков, а он так и будет выходить к трибуне Дворца Съездов и жевать невыговариваемую кашу про "сосиськи сраные". Я с удивлением понял, что вопреки здравому смыслу, совершенно искренне воспринимал его как нечто незыблемо вечное.

И теперь я думаю, а как бы сложилась жизнь, если бы, и вправду, Брежнев оказался вечным. Что-то подсказывает мне, что сложилась бы она очень и очень намного лучше. Для всех.

(При написании данной поэзы проявлены чудеса выдержки. Потому что очень остро желание в самых грубых выражениях отправить по самым бранным русским адресам всех этих фрустрированных мальчиков/девочек, которым было душно в советской эпохе и у которых теперь в достатке желанной колбасы и даже есть автоматический мобиль, купленный без многолетней очереди.)

PS. Ревзинский трагический бред, если кому надо, - здесь: http://kommersant.ru/doc/2601590

Отсюда https://www.facebook.com/photo.php?fbid=878166145548550&set=a.39043956...

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк