Еще раз про плагиат Артамоновой

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

Первый раз довелось услышать про некий Казус Артамоновой в ноябре 2011 года, о чем незамедлительно и сообщил дончанам.

Прошло почти полгода и с тех пор я регулярно натыкался в Сети на публикации по этому делу от имени некоей Светланы Синицыной, которую долгое время считал выдуманным персонажем, который действует в интересах каких-нибудь тёмных и не очень сил и личностей с кафедры журналистики. Так часто бывает не только в исключительно женском коллективе.

Пока не связался со Светланой лично. Стало интересно. Я попросил и она написала для Говорит Донецк материал на эту тему. Написала в достаточно академичной манере. Читать тяжело, но интересно. Связался и с Иваном Засурским, но он пока молчит. Ответила его личная помощница в вежливой и приятной манере, что скорее всего значит "нет".

Следуя давней, когда-то еще журналистской привычке не публиковать по любому поводу только лишь одно мнение, была предпринята попытка узнать доступную к данному моменту форму правды.

Соратник, товарищ и контрибьютор с партийной кличкой Oklahoma вышел на след госпожи Артамоновой и взял первый ее комментарий по поводу.

Об особенностях легитимизации плагиата Артамоновой

Автору этой статьи и многим российским ученым, к сожалению, уже неоднократно приходилось писать о вопиющих, беспрецедентных фактах плагиата, обнаруженных в монографии и диссертационных материалах заведующей кафедрой журналистики Донецкого национального университета – Инессы Михайловны Артамоновой [1]. Многие российские и украинские масс-медиа безрезультатно, с юридической точки зрения, перепечатывают статьи о циничности плагиата Артамоновой [2].

Почему же возможна такая ситуация, когда уже четко сформировано общественное мнение относительно плагиата Артамоновой и оно однозначно негативно оценивает и сам факт плагиата, и факт того, что плагиатчик, т.е. похититель чужой интеллектуальной собственности, продолжает занимать социально ответственное место – преподаватель университета? Почему официальные институты, выдавшие Артамоновой диплом доктора наук по специальности «социальные коммуникации», продолжают упорствовать, даже на фоне неутихающего общественного скандала, в том, что якобы все в порядке?

Для того чтобы ответить на эти вопросы не в плоскости уже приевшейся всем и опустошенной по своей сути общей риторики, основной тезис которой «Что поделать!? Такая страна!? Давайте поговорим, осудим это в общем, обсудим и создадим комиссию, примем резолюцию…», а в плоскости реальных дел и поступков, я решила применить стратегию конкретных дел. Что это значит?

Во-первых, последовательно и целенаправленно доводить каждый конкретный случай до его логического разрешения, базируясь исключительно на фактах, официальных документах и ответах.

Во-вторых, не позволять конкретному случаю, как бы заманчиво это ни было, раствориться в общей массе аналогичных примеров и, как результат, общих выводов.

В-третьих, вскрывать и показывать системные связи и отношения, порождением которых и является конкретный случай. У нас – это «дело Артамоновой». Таким образом, главная цель сейчас – проследить, в чем заключаются основные особенности легитимизации плагиата Артамоновой, тем самым показав, какие же это собственно модели и как могут их применять люди, не обремененные научной этикой, профессионализмом, нравственностью, в случаях, подобных казусу Артамоновой.

К тому же подобного рода стратегия конкретных малых дел выглядит не только вполне уместной на фоне очередного витка борьбы с плагиатом, объявленного Д.Табачником – министром образования и науки… Украины, но и является своеобразной лакмусовой бумажкой и для самого министерства, и для тех, кто называет себя интеллектуальной элитой украинского общества, и для ДонНУ, в котором работает Артамонова.

Если Д.Табачник в программе «Большая политика» с Евгением Киселевым на канале «Интер» говорил том, что плагиат является таким же воровством. как капание в чужих карманах и с этим явлением необходимо бороться, то интересно и весьма показательно будет посмотреть, как он оценит плагиат Артамоновой, когда уже многие российские авторы публично в масс-медиа заявили о факте присвоения их интеллектуальной собственности.


Антиреформа Табачника 10.02.2012 года

Итак, необходимо показать на конкретных фактах, почему же стал возможен плагиат Артамоновой.
Артамонова Инесса Михайловна была к.ф.н., доцентом по специальности русский язык, с 80-х гг. ХХ ст. занимала должность заведующей кафедрой русского языка на Международном факультете ДонНУ.

С августа 2005 г. она, будучи все тем же к.ф.н., доцентом, становится заведующей кафедрой журналистики на филологическом факультете ДонНУ. В августе 2009 г. она вынуждена была уволиться с должности заведующей кафедрой журналистики по решению Государственной аккредитационной комиссии Украины и проверки Генеральной прокуратуры Украины, т.к. занимала эту должность в нарушение лицензионных условий (!).

Пояснение. Согласно проверке вышеозначенными организациями возглавлять кафедру, которая аккредитована под выпуск магистров, должен доктор наук соответствующей специальности. Артамонова этим требованиям не отвечала. Кроме того, было выяснено, что кадровый состав кафедры журналистики ДонНУ только на 35 % соответствовал Лицензионным условиям, не говоря о других выявленных существенных нарушениях.

В связи с этим даже легитимное существование магистратуры Государственная аккредитационная комиссия Украины поставила под сомнение (Протокол №78 от 04.06.2009 г. ГАК Украины). Вполне понятно, что в сложившейся ситуации Артамонова любыми средствами должна была получить диплом доктора наук. Этим объясняется исток её плагиата.

Однако нам интереснее посмотреть, как и почему стала возможной легитимизация плагиата Артамоновой научным сообществом Украины, которое, в принципе, нельзя обвинить в отсутствии профессионализма. Одним из наиболее показательных примеров в этом плане является случай с Классическим приватным университетом (г. Запорожье).

В апреле 2010 г. в сборнике «Держава та регіони». Науково-виробничий журнал. Серія соціальні комунікації / Головний редактор О.В.Богуславський – Запоріжжя, 2010. – №2 была опубликована статья «Блог як публічна автокомунікація» И.М. Артамоновой – доктора наук по социальным коммуникациям, доцента (Донецкий национальный университет), как значилось в Сведениях об авторах. Содержание данной статьи, открывающей сборник, не является индивидуально-авторским, а свидетельствует о фактах прямого плагиата, точнее простого подстрочного перевода, совершенного Артамоновой с дипломных работ студентов МГУ им. Ломоносова, выполненных под руководством к.ф.н., доц. И.И.Засурского.

Ссылок ни на сайт «Лаборатории конвергенции», где на свободном доступе размещены тексты дипломных работ студентов, ни на находящиеся на открытом доступе сборники «Интернет и интерактивные электронные медиа» под редакцией И.И.Засурского, в статье Артамоновой нет. В качестве доказательства привожу сводную ведомость, совершенного Артамоновой плагиата.

СПИСОК ПЛАГИАТА ЧУЖИХ ТЕКСТОВ И.М.АРТАМОНОВОЙ
Статья «БЛОГ ЯК ПУБЛІЧНА АВТОКОМУНІКАЦІЯ»
(«Держава та регіони». Науково-виробничий журнал. Серія соціальні комунікації
/ Головний редактор О.В. Богуславський – Запоріжжя, 2010. – №2 – С.5-9)

ИСТОЧНИК ПЛАГИАТА:
Дипломные работы студентов 5 курса МГУ им. Ломоносова факультета журналистики
Лаборатории медиакультуры, коммуникации, конвергенции и цифровых технологий 2007 г.,
опубликованные в сборнике Лаборатории медиакультуры, коммуникации,
конвергенции и цифровых технологий
«Интернет и интерактивные электронные медиа: Исследования» В 2-х частях
/ под редакцией И.И.Засурского – М.: МГУ. 2007.

Ч.I.
«Трансформация глобального информационно-коммуникационного
пространства Интернета»

Плагиат Артамоновой

Плагиат Артамоновой

Плагиат Артамоновой

Плагиат Артамоновой

Плагиат Артамоновой

Эта информация и была сообщена мной ректору Классического приватного университета профессору В.Н.Огаренко. Ответа не последовало. Только после повторного обращения пришел ответ, поразивший меня и как специалиста, и как обыкновенного потребителя научной информации, размещенной в печатных изданиях. Текст ответа, подписанный В.Н.Огаренко, привожу до-словно.

«Шановна пані Сініцина! Повідомляємо Вам, що редакція науково-виробничого журналу «Держава та регіони. Серія: Соціальні комунікації», не несе відповідальності за оприлюднені наукові факти, як це і зазначено у вихідній інформації про видання, – «За повноту і достовірність викладених фактів і положень відповідальність несуть автори публікацій» (копія титульної сторінки журналу додається). Тим самим вся повнота відповідальності (в тому числі – за плагіат) лягає на авторів публікацій. Редакція не має технічних можливостей встановлювати оригінальне авторство тих чи інших фрагментів подаваних текстів».
После прочтения официального письма ректора у меня возникли следующие вопросы, от-веты на которые демонстрируют особенности легитимизации плагиата.

1. Действительно ли редакция журнала не должна нести ответственности за тот материал, который публикует? Обращение к законодательной базе Украины дало юридически обоснованные ответы. . Ректор университета Огаренко и редактор журнала Богуславский нарушили нормы Закона Украины «О печатных средствах массовой информации (прессы) в Украине», ч.4 ст. 23 которого гласит, что редактор несет ответственность за исполнение требований, которые предъявляются к деятельности печатного средства массовой информации, его редакции соответственно данного Закона и других актов законодательства Украины. Согласно п. 10 ч. 2 ст. 41 Закона «О печатных средствах…» нарушением законодательства Украины о печатных средствах массовой информации является, в частности, нарушение зако-нодательства по вопросам интеллектуальной собственности и смежных с ним прав.

2. Действительно ли ответственность за научные факты, изложенные в статье, несет только автор? Обращение к разделу «До уваги авторів», который размещен на странице 255 того выпуска журнала «Держава та регіони. Серія: Соціальні комунікації», в котором и напечатана статья Артамоновой, установлено следующее. В требованиях, которые предъявляются к рукописям статьи, есть примечательный пункт. Цитирую: «автори, які не є докторами наук, додають до статті одну рецензію, підписану доктором або кандидатом наук – спеціалістом відповідної галузі філології (за рішенням редакційної колегії подані роботи вибірково можуть направлятися на додаткове рецензування)». Следовательно, Огаренко в официальном ответе нарушил (или фальсифицировал!?) требования к рукописям в журнале, издаваемом в его же университете. Тем более что статья для публикации в марте 2010 года была представлена кандидатом (!) филологических наук Артамоновой. Хотя в Сведениях об авторах Артамонова значится по непонятным причинам как доктор наук по социальным коммуникациям. В то время как диплом доктора наук ей был выдан только в конце мая 2010 г., т.е. после того, как ее статья поступила в редколлегию журнала и была опубликована. В соответствии с положением данная статья должна была в обязательном порядке прорецензирована специалистами в области социальных коммуникаций и только после этого могла быть опубликована. Редактор этого печатного издания добросовестно не выполнил свои обязанности или сознательно фальсифицировал существенные сведения об авторе, чтобы не рецензировать эту статью, в том числе, на оригинальность текста. Более того, даже после заявления о том, что статья Артамоновой (доктора наук) – простой перевод студенческих (!) работ, главный редактор научного журнала и ректор не выказали заинтересованности ни в том, чтобы проверить этот постыдный факт, ни в том, чтобы спасти свою научную, образовательную, общественную репутации.

3. Действительно ли, исходя из данного ответа, Редколлегия сборника «Держава та регіони», состоящая из 14 докторов и 1 кандидата наук, специалистов в области журналистики, социальных коммуникаций, ни за что не отвечает? А каковы тогда её функции? Официального ответа на этот вопрос я не получила до сих пор. Хотя в нормативной базе Украины существует Типовое положение о редколлегиях, в том числе, и научных журналов, где одной из функций является профессиональное рецензирование и проведение экспертизы материалов при их подготовке к публикации в научном издании, тем более после поступившего заявления о плагиате и соблюдение норм права в области издательской деятельности.

4. Действительно ли редколлегия сборника, даже после конкретного указания на источник, из которого Артамонова совершила плагиат, не нашла возможности провести техническую проверку статьи? Это выглядит абсурдно на фоне того, что с заведующим кафедрой новых медиа факультета журналистики МГУ им. Ломоносова к.ф.н., доцентом И.И.Засурским легко связаться по электронной почте, найти его данные на сайте МГУ им. Ломоносова, в Сети, активным пользователем которой он является. Тем более что И.И.Засурский перепечатал с комментариями в «Частном Корреспонденте» мою статью «Плагиат Артамоновой…», в которой речь идет о плагиате с дипломных работ его студентов. А особенно неубедительно звучит беспомощность главного редактора научного журнала о невозможности проведения технической проверки статьи Артамоновой в свете официального заявления профильного министра Табачника Д.В в «Большой политике». Он убедительно подтвердил, что в настоящее время есть достаточно технических возможностей проверить сомнительные тексты на оригинальность, возложив всю ответственность за это на научное
сообщество ВУЗов.

5. Почему сама Артамонова никак официально, публично не пояснила выявленных фактов плагиата? Ответ отсутствует.
Вполне понятно, что ректор, главный редактор и редколлегия журнала «Держава та регіони. Серія: Соціальні комунікації», пропустившие явный плагиат Артамоновой, должны, следуя представлениям кор-поративной культуры, отстаивать тоже любыми средствами «честь мундира», тем самым порождая и стремительно продуцируя безнаказанность непрофессионализма и безответственности.
Вот таким довольно простым, но опасным для науки и нравственного здоровья общества, путем и происходит легитимизация плагиата.

Сноски: 1. Синицына С.Л. Сама собі доктор, онлайн-журнал «Український огляд» (http://ukrrevue.ucoz.ua/blog/rezonans/2009-12-06-171). Синицына С.Л. «Дело Артамоновой. О проблеме плагиата в науке на одном конкретном примере» научно-культурологический журнал «RELGA» (http://www.relga.ru/tgu-www.woa/wa/Main?textid=2836&level1=main&level2=articles №2.2011 г.); Синицына С.Л., Семенкин Е.С. «SOS. Украинский плагиат» в издании «Троицкий вариант – Наука» (http://www.relga.ru/trv-science.ru/2011/04/06); Симкачева М.В. «Про етику вченого. Плагіат як професійно-етична проблема» онлайн-журнал «Український огляд» (http://ukrrevue.ucoz.ua/blog/pro_etiku_vchenogo/2011-03-09-374) и русскоязычный вариант в издании «Троицкий вариант – Наука» «Об этике ученого. Плагиат как профессионально-этическая проблема» (http://www.relga.ru/trv-science.ru/2011/04/06)); Синицына С.Л. «Плагиат Артамоновой: за гранью безумного или просто скверный анекдот?» в издании «Троицкий вариант – Наука» (http://trv-science.ru/2011/07/17/plagiat-artamonovoj-za-granyu-bezumnogo-ili-prosto-skvernyj-anekdot/); Акопов А.И. Реквием по интеллектуальной собст-венности или Прощание с темой «RELGA» (http://www.relga.ru/trv-science.ru). Клейн Л.С. От шпаргалки до ми-галки (trv-science.ru/2011/11/08...alki/#more-12819).
2. Интернет-издание «Частный корреспондент», главный редактор которого Иван Засурский (редактор сборника дипломных работ выпускников журфака МГУ им. Ломоносова, у которых Артамонова некорректно позаимствовала тексты) перепечатало мою статью «Плагиат Артамоновой: за гранью безумного или просто скверный анекдот?» http://www.chaskor.ru/article/plagiat_artamonovoj_25231 со своими врезками и комментариями. Ассоциация Европейских журналистов. Украинская секция с ссылками на интернет-издание «Частный корреспондент» перепечатало эту же статью http://www.aej.org.ua/analytics.htm Аналогично поступила и телерадиокомпания "Эхо Москвы" Инфодосье / Организации / телерадиокомпания Эхо Москвы и http://inforotor.ru/id/persons/Brjus_Sterling. Ведущее международное интернет-издание «ХайВей» (http://h.ua) в раз-деле «Наука» тоже опубликовало данную статью. Многие интернет-издания, ведущие блогеры Украины и России перепечатали статьи об этом постыдном факте, в чем можно убедиться, набрав в любой поисковой системе «плагиат Артамоновой».

Комментарий Инессы Артамоновой:

Инесса Артамонова согласилась встретиться. От диктофонной записи она отказалась, но в частной беседе рассказала, что с обвинениями в плагиате от госпожи Синицыной знакома давно.

По словам нынешней заведующей кафедры журналистики ДонНУ, о плагиате не может быть и речи, потому что ее статья написана на украинском материале.

«Даже, если тема, одна, то работы будут совершенно разными. Ведь интернет-СМИ сейчас стремительно развиваются и сегодняшняя ситуация и пятилетней, десятилетней давности – совершенно разные. Кроме того, в России исследуют одни блоги, сайты, в Украине – другие», - сказала Инесса Артамонова.

Наша собеседница рассказала, что думала о том, чтобы подать в суд за распространение ложных слухов, но юрист отсоветовал. Сказал, что дело получится утомительным и долгим, ведь привлекать придется гражданку России, по месту ее жительства в Санкт-Петербурге, а значит, придется ждать пока там рассмотрят все документы, ездить самой и возить свидетелей на каждое заседание за границей.

Со слов Инессы Артамоновой, ознакомился адвокат и со сводной таблицей, которая приводит примеры плагиата в статье, и сделал вывод, что она не доказывает наличие заимствования.

«В научной работе могут перекликаться и повторяться какие-то термины, определения и это не свидетельствует о плагиате», - сказала Инесса Артамонова.

На вопрос, знакома ли она со Светланой Синицыной, наша собеседница отвечает утвердительно. Говорит, что несколько лет назад сотрудница кафедры журналистики, которая не прошла по конкурсу на место, подала в суд за незаконное увольнение. Ее интересы в суде представляла ее тетя – Светлана Синицына, которая в свое время окончила филологический факультет в ДонНУ, на котором сейчас и находится кафедра журналистики.

Суд первой инстанции, апелляционный и Верховный суд Украины вынес единогласное решение – уволили законно.

Комментарии

Екатерина
Не в сети
Регистрация: 03/04/2012

Артамонова думает, что все вокруг нее такие же интеллектуально ограниченные люди, как она.Мы все умеем читать и сравнивать тексты. Тексты идентичные. Поэтому не нужно врать. Не педагоги уход с должности из-за обнаруженного плагиата (пример Венгрия, Германия), а здесь педагог не понятно чему учит студентов. Поэтому и развелось плагиатчиков хоть косой коси. Позор кафедре журналистики и донецким ученым.

Юлия Патлань
Не в сети
Регистрация: 03/04/2012

По моим наблюдениям и личному опыту, плагиат начинается в еще/уже 4-5 классе, когда учителя, в погоне за наградами и поощрениями, любыми средствами "делают" своим ученикам призовые места на конкурсах и олимпиадах, вместо того, чтобы привить самоуважение и уважение к своему и чужому труду. В результате 16-летняя девушка может явиться с поддельной справкой о завоеванном 1 месте на олимпиаде МАН в приемную Института востоковедения НАН Украины и надеждой на то, что секретарь заверит своей печатью ее липовый документ. Такой случай у меня был. Старшие школьники и студенты просто все скачивают из интернета. Редакции вестников и журналов, даже самых известных, предпочитают случаи плагиата не обсуждать. Так, наша с соавтором большая статья (40 тыс. знаков) "нашлась" целиком с точностью до абзацев и знаков препинания в 3-м издании книги "100 найвідоміших українців" под абсолютно чужой нам фамилией Анастасии Безносик. Фамилия, кстати, входит в библиографическое описание книги в целом (потому что ставится по алфавиту). Кроме того, на плагиатные статьи этого "автора" уже ссылается "Енциклопедія історії України". На мою попытку обратиться в альманах, который заказал эту статью изначально и даже выплатил по договору гонорар, я получила ответ типа "Нам очень жаль, мы разделяем Ваши чувства". Речь об опровержении на тех же страницах, очевидно, даже и заводить не стоило. Недавно, на удивление, моя заметка об этом была опубликована в рамках дискуссии о плагиате на страницах газеты "Літературна Україна", за что я с удивлением благодарю газету. Однако редакция сократила очень важный для меня абзац о том, что я обращалась ранее в издание-первоисточник, однако не нашла необходимой и законной поддержки. Вот такой половинчатый результат практикуется у нас в самом лучшем случае. Что же удивляться, что преподаватели используют труд студентов, выдавая его за собственные монографии! Мы привыкли не уважать ни себя, ни других, привыкли молчать и ничего не делать. А в соседней Венгрии плагиат привел к отставке президента!

Zames
Не в сети
автор
Регистрация: 12/07/2009

Уважаемый Сергей Григорьевич!
Я – Синицына Светлана Леонидовна, правозащитник. Одно из направлений моей деятельности – борьба с плагиатом и защита интеллектуальной собственности.
По сути вопроса.
В журнале Сумского государственного университета (Украина) «Вiсник СумДУ» (електронний варіант) в серии «Вісник СумДУ. Серія “Філологія” в № 1 Т.1. за 2007 г. была опубликована статья И.М.Артамоновой «Філософсько-ірраціональні аспекти концепцій журналістики (А.Шопенгауер, Ф.Ніцше і З.Фройд)» (с.5-9), которая представлена и в электронном архиве этого журнала (http://visnyk.sumdu.edu.ua/ua/arhiv/2007.html).
Содержание статьи И.М.Артамоновой, заведующей кафедрой журналистики Донецкого национального университета (Украина), не является индивидуально авторским, а свидетельствует о фактах прямого плагиата, точнее? простого подстрочного перевода, совершенного ею с текста докторской диссертации Кучеровой Греты Эдуардовны «Журналистика как объект теоретического анализа в европейской научной мысли XIX – первой половины ХХ вв.».
Из интернета я узнала, что диссертация Э.Г.Кучеровой была выполненной на кафедре истории журналистики и коммуникативистики Кубанского государственного университета под научным руководством д.ф.н., проф. Ю.В.Лучинского и защищена в 2001 г. в специализированном совете Кубанского государственного университета. Официальные оппоненты: д.ф.н., проф. Я.Н.Засурский, С.Г.Корконосенко, Г.М.Соловьев, ведущая организация – Воронежский государственный университет.
Вторая глава докторского диссертационного исследования Г.Э.Кучеровой называется «Философско-иррациональные аспекты концепций журналистики (А.Шопенгауэр, Ф.Ницше, З.Фрейд)», что полностью тождественно названию статьи И.М.Артамоновой.
Ссылок на диссертационное исследование Г.Э.Кучеровой И.М.Артамонова в статье не дала, равно как и не упомянула в данной статье ни одного раза имени Г.Э.Кучеровой.
Из интернета я так же узнала, что г-жа Кучерова – человек трагической судьбы, которого не стало около десяти лет назад. Следовательно, защитить себя, свой труд и доброе имя ученого она не сможет. Я обращаюсь к Вам, как одному из ее оппонентов, ученому с мировым именем, с просьбой восстановить научную и социальную справедливость в отношении исследования г-жи Кучеровой.
В качестве доказательства привожу сводную ведомость, совершенного Артамоновой плагиата.
СВОДНАЯ ВЕДОМОСТЬ ПЛАГИАТА, СОВЕРШЕННОГО И.М.АРТАМОНОВОЙ
ИЗ ДОКТОРСКОЙ ДИССЕРТАЦИИ Г.Э. КУЧЕРОВОЙ
«Журналистика как объект теоретического анализа
в европейской научной мысли XIX – первой половины ХХ вв.»
Диссертация на соиск. уч. ст. д.ф.н. по специальности 10.01.10. Краснодар, 2001 г.
И.М.АРТАМОНОВА Г.Э. КУЧЕРОВА
С.5
Сьогодні, в час напружених соціальних дискусій та міжрегіональних конфліктів у нашій країні, цілком закономірним є звернення до теоретичної само-свідомості зарубіжної журналістики у пошуку гу-маністичних основ для професії, яку в епоху масових комунікацій можна вважати архіважливою. С.4
Актуальность исследования. Сейчас, во время напряжен-ных пропагандистских битв и внутрирегиональных кон-фликтов, вполне закономерно обращение к теоретическо-му самосознанию зарубежной журналистики в поиске гуманистических основ для профессии, которую в эпоху массовых коммуникаций можно считать архиважнейшей.
С.5
Зарубіжні теорії журналістики кінця ХІХ – початку ХХ століть для сучасної України – це не день вчорашній, а сьогоднішній, можливо, майбутній. Тут доцільно згадати Е.Гусерля: „Європейські нації можуть бути ворожі одна одній, проте вони мають все ж своєрідне всепроникне та переборююче національні відмінності духовне споріднення... Вони [народи – І.А.] духовні єдності” [2 Гусерль]. Вони створюють „європейську наднацію”.
Пам’ятаючи про те, що справжня теорія завжди тримає в собі загальнозначущі істини, ми у той самий час не повинні забувати той факт, що теорія, система теоретичних ідей, у тому числі і в журналістиці, не усвідомлюється, не розуміється у повній мірі своїм часом. Нові теорії досить часто “не живуть” у своєму часі. Справа майбутнього – осмислити сьогоднішнє. Наша справа, громадян ХХІ століття, осмислити те, що було запропоноване ХІХ-ХХ ст. З цих позицій звернемося до теми нашого дослідження – жур-налістики як об’єкта теоретичного аналізу в європей-ській науковій думці ХІХ – першої половини ХХ ст. С.5
Зарубежные теории журналистики XIX - первой половины XX вв. для нынешней России - это день отнюдь не вчерашний, а сегодняшний и, возможно, будущий. Уместно вспомнить здесь Э.Гуссерля: " Европейские нации могут быть враждебны друг другу, но они обладают все же своеобразным всепроникающим и преодолевающим национальные различия духовным сродством. Они (народы - Г.К.) духовные единства". Они образуют "европейскую сверхнацию" [1 Гуссерль]
Памятуя о том, что подлинная теория всегда содержит в себе общезначимые истины, приемлемые всюду, мы в то же время не должны забывать тот факт, что теория, фило-софская идея, система теоретических идей, в том числе и в области журналистики, не осознается, не понимается в полной мере своим временем. Они не живут в своем вре-мени. Философия предшественников принадлежит буду-щему. Дело будущего – осмыслить настоящее. Дело нас, живущих уже в XXI в., осмыслить то, что было сделано, а главное, предложено XIX веком. С этих позиций обратимся к теме настоящего диссертационного исследования "Журналистика как объект теоретического анализа в европейской научной мысли XIX - первой половины XX вв."
С.5
Оскільки журналістика за своїм змістом багатогранна, вміщує в собі всі аспекти життя суспільства, то її дослідження мусить бути комплексним і проводитись у тому числі і на засадах філософії, антропології, політології, соціології, культурології, психології, філології, загальної теорії масової комунікації – широкого спектру гуманітарних, природничих і тех-нічних наук. С.5
Поскольку журналистика по содержанию своему мно-гогранна, включает в себя все аспекты жизни человече-ского общества, то ее изучение должно быть комплексным и вестись на основах философии, антропологии, политологии, социологии, культурологии, психологии, филологии, общей теории массовых коммуникаций - широкого спектра гуманитарных, естественных и тех-нических наук.
С.5
Говорити сьогодні про необхідність розгляду жур-налістських проблем з точки зору філософського аналізу – отже повторювати те, що вже було сказане майже тридцятьма роками раніше П.С.Гуревичем [1, с.3-12], хоча, вочевидь, у зв’язку з досить рідкими в українському журналістикознавстві дослідженнями такого роду, є необхідність звернути увагу на деякі його засади. Вони, насправді, були висунуті з іншого при-воду, проте актуальність свою зберігають і в наш час. Мова йде про необхідність вивчення світоглядних ос-нов журналістики (філософські трактування особи-стості, свідомості, спілкування – прямий зв’язок між філософською рефлексією та прийомами пропаган-дистського впливу), масових ідеологічних процесів, які розкривають змістовні аспекти колективних уявлень, очікувань, настроїв, потягів. Інакше кажучи, мова йде про намагання вийти за межі вузького емпіризму до широкої загальнотеоретичної програми. „Питання про співвідношення спеціального та загального підходу до пропаганди, особливо друкованої, – виникло ще в перші десятиліття ХХ ст., коли на Заході стали склада-тися різні соціологічні дисципліни, які вивчали духовні процеси, наприклад, політична соціологія, соціологія знання, соціологія масової комунікації” [П.Гуревич, с.8]. С.5-6
Говорить сегодня о необходимости рассмотрения жур-налистских проблем с точки зрения философского анализа - значит повторять то, что было уже сказано двадцатью годами раньше П.С.Гуревичем, [2] хотя, очевидно, в связи с достаточно редкими в отечественной научной литературе исследованиями такого рода, есть необходи-мость обратить внимание на некоторые его положения. Они, правда, были выдвинуты по несколько иному пово-ду, однако актуальности своей не теряют. Речь идет о необходимости изучения мировоззренческих основ жур-налистики (философские трактовки личности, сознания, общения - прямая связь между философской рефлексией и приемами пропагандистского воздействия), массовых идеологических процессов, раскрывающих содержа-тельные аспекты коллективных представлений, ожида-ний, настроений, влечений. <…> Иными словами, речь идет о попытках выйти за рамки узкого эмпиризма к ши-рокой общетеоретической программе. «Вопрос о соот-ношении специализированного и ...общего подхода к пропаганде, особенно печатной, ...возник еще в первые десятилетия 20 столетия, когда на Западе стали склады-ваться раз¬личные социологические дисциплины, изуча-ющие духовные процессы, например, политическая со-циология, социология знания, социология массовой коммуникации...» [П.Гуревич, с.8].
С.5-6
Після Другої світової війни тільки деякі вчені на Заході мали сумніви щодо необхідності пошуку точок зіткнення науки про журналістику з численними суміжними науками, від чого теорія журналістики тільки виграє. З іншого боку, практично ніхто з визнаних філософів, соціологів, політологів, психологів на Заході не залишився байдужим до проблем, пов’язаних з феноменом пропаганди. С.6-7.
После второй мировой войны немногие ученые на Западе сомневались в необходимости поиска точек сопри-косновения науки о журналистике с многочисленными смежными науками,<…> отчего она (наука о журнали-стике) только выиграет. С другой стороны, практически ни один видный философ, социолог, политолог, психолог на Западе не обошел своим вниманием проблемы, связанные с осмыслением феномена пропаганды
С.6
Сьогодні, коли в Україні відбувся перерозподіл пріори-тетів в методології, ми звертаємося у нашій роботі до дослідників ХІХ-ХХ ст., чиї праці часто сприймалися неадекватно і слугували джерелом плагіату чи ство-рення кон’юнктурних побудов. Ці вчені вперше поча-ли включати журналістику у створювані ними соціаль-но-політичні концепції держави, у систему поглядів на вирішення вічних проблем взаємовідносин особистості і суспільства. Журналістику вони розглядали як най-важливіший самостійний інститут суспільства, що формує ідеологію держави, світ її духовних і ма-теріальних ідей. Вони стояли біля витоків загальної теорії журналістики, вирішуючи методологічні та ме-тодичні проблеми ідеологічного, пропагандистського впливу на аудиторію. Саме в цьому напрямі і побудо-вана концепція нашого дослідження, основною темою якого є ірраціональна концепція світу, елітарної і масо-вої культури та пропаганди А.Шопенгауера, Ф.Ніцше, З.Фройда – проблема міфу в пропаганді, засоби впливу на маси, система аргументації в журналістиці (другої половини ХІХ – першої половини ХХ ст.). С.7
Сегодня, когда в нашей стране произошло "перераспреде-ление приоритетов в методологии", <…> мы обращаемся к первопроходцам - исследователям 19 - начала 20 вв., чьи имена были незаслуженно забыты, чьи работы зачастую <…> служили источником беззастенчивого плагиата и созданию конъюнктурных построений. Они впервые стали включать журналистику в создаваемые ими социально-политические концепции государства, систему взглядов на решение вечных проблем взаимоотношений личности и общества. Журналистика рассматривалась ими как важнейший, самостоятельный институт общества, формирующий и развивающий идеологию государства, мир его духовных и материальных идей. Они стояли у истоков общей теории журналистики, решая методологические и методические проблемы идеологического, пропагандистского воздействия на аудиторию. Именно в этом ключе и была выстроена концепция настоящего исследования. Проблемы, рассматриваемые в нем – это <…> иррациональная кон-цепция мира, элитарной и массовой культуры и пропаган-ды А.Шопенгауэра, Ф.Ницше, З.Фрейда - проблема мифа в пропаганде, средств воздействия на массы, система аргу-ментации в журналистике - вторая половина XIX - первая половина XX вв.
С.6
Ці проблеми вперше розглядаються названими авторами на широкій філософській, політологічній, соціологічній, психологічній, лінгвокультурологічній базах дослідження. При цьому треба зауважити, що це лише фрагменти теорії журналістики. Жоден з цих дослідників не запропонував загальну систему поглядів на журналістику (але й не претендував на це), проте й не міг у той час це зробити. Але вони надали нам можливість по-новому, ширше подивитися на журналістику, на всю систему засобів масової комунікації, оцінити їх сьогодення та спрогнозувати їх майбутнє – від глобальних проблем їх статусу в сус-пільстві ХХІ ст. до конкретних прийомів ведення пере-двиборчої агітації та комерційної реклами. І в цьому актуальність нашого дослідження. С.8
Эти проблемы впервые рассматриваются и решаются всеми названными авторами на широкой философской, политологической, социологической, психологической, лингвокультурологической базах исследования. <…> Ни один из рассматриваемых авторов не предложил общую систему взглядов на журналистику (и не претендовал на это), но и не мог <…>. Они дали нам возможность по-новому, шире взглянуть на журналистику, на всю систему средств массовой коммуникации, оценить их настоящее и прогнозировать их будущее - от глобальных проблем их статуса в обществе XXI в. до конкретных приемов ведения предвыборной агитации и коммерческой рекламы. И в этом прежде всего актуальность диссертационного исследования.
С.6
Наукову новизну роботи складає спеціальний аналіз даних, практично на сьогодні невідомих в теорії жур-налістики, хоча персоналії, про яких йтиметься, пов’язані з етапними моментами в становленні загаль-ної теорії журналістики. Вперше піддані спеціальному аналізу погляди видатних філософів, психологів на сутність, значення, статус, принципи, риси журналісти-ки, преси, свободи і відповідальності журналіста, яко-стей журналістики і журналіста. С.12
Научная новизна и общая концепция диссертации. В научный оборот вводятся данные, практически неизвест-ные, не рассматриваемые до настоящего времени в теории журналистики, персоналии, связанные с этапными мо-ментами в становлении общей теории журналистики. Впервые подвергнуты специальному анализу воззрения выдающихся философов, социологов, психологов на суть, значение, статус, принципы, черты журналистики, взаи-моотношения журналистики и государства, проблемы свободы слова, печати, свободы и ответственности жур-налиста, качеств и свойств журналистики и журналиста.
С.6
Під новим кутом зору розглядається створена А.Шопенгауером, Ф.Ніцше концепція масової культу-ри та пропаганди, систематизація їхніх ідей, зауважень,
реплік щодо журналістики і журналістів, засобів і прийомів впливу на аудиторію у відповідності до їх уявлень про провідну роль ірраціонального у психіці людини -індивіда та маси індивідів. С.13
Под совершенно новым углом зрения рассматривается творчество философов-иррационалистов А.Шопенгауэра, Ф.Ницше – создание ими концепции массовой культуры и пропаганды, систематизация идей, замечаний, реплик обоих ученых о журналистике и журналистах, способов и приемов воздействия на аудиторию в соответствии с их представлениями о превалирующей роли иррационального в психике человека,индивида и массы индивидов.
С.6
У зв’язку з вищевикладеним об’єктом дослідження є феномен журналістики, його осмислення, значення теорії для повсякденної журналістської практики, а безпосередньо предметом дослідження – концепції журналістики, що формувалися у руслі розвитку філо-софської, політичної, соціологічної думки у європейсь-кому суспільстві цієї епохи. Метою роботи є визначен-ня специфіки перевтілення журналістики у суспільно значущий феномен, який став об’єктом розгляду євро-пейської наукової думки як важливої складової всього розвитку соціуму. С.14
В связи с вышеизложенным, объектом исследования яв-ляется феномен журналистики, его философское осмыс-ление, значение теории для повседневной журналистской практики. А непосредственно предметом исследования - первые концепции журналистики, формировавшиеся в русле развития философской, политической, со-циологической мысли в европейском обществе этой эпо-хи. Цель диссертационного исследования заключается, в том, чтобы определить специфику превращения журна-листики в общественно значимый феномен, ставший объектом рассмотрения европейской научной мыслью как важной составляющей всего развития социума <…>
С.6-7
Філософія Ф.Ніцше – це унікальний, всім життям здійснений експеримент саморуйнування „тварі” в лю-дині для самозведення в ній „творця”, названого „надлюдиною”. Ніцше вважає, що з Сократа почи-нається нечувана тиранія розуму та моралі, яка витіснила життя в несвідоме та підмінила її ін-струкціями з експлуатації життя. Життя можна було перемогти тільки тим, що почали людину заохочувати до моралі та розумності будь-якою ціною, навіть ціною самого життя, яке повинно було віднині обов’язково проходити „карантин моральної дезінфекції” [5 Сва-сьян]. А мораль тим часом стверджується на брехні, оскільки в основі її знаходиться що завгодно, окрім саме морального: марнославство, гординя, помста, жага реваншу, ressentiment стадного почуття. Ніцше ставить проблему: мораль чи свобода, припустивши, що тра-диційна мораль, яка ззовні підписує людині цілу си-стему заборон і декретів, могла спиратися тільки на презумпцію несвободи. С.104, 103
Философия Ницше — это уникальный и всей жизнью осуществленный эксперимент саморазрушения «твари» в человеке для самосозидания в нем «творца», названного «сверхчеловеком». <…> С Сократа, считая Ницше, начинается неслыханная тирания разума и морали, вы-теснившая жизнь в бессознательное и подменившая ее инструкциями по эксплуатации жизни. Чем можно было победить жизнь, не стоя перед ней лицом к лицу, а в об-ход? Тем, что начали внушать человеку мораль и разум-ность любой ценой, стало быть, даже ценой самой жизни, которая должна была отныне непременно проходить «карантин моральной дезинфекции» [Свасьян]. А мо-раль, между тем, покоится на лжи, ибо в основе ее лежит, что угодно, кроме собственно морального: тщеславие, гордыня, месть, жажда реванша, ressentiment стадного чувства. Ницше ставит проблему: мораль или свобода, предположив, что традиционная мораль, извне предпи-сывающая человеку целую систему запретов и декретов, могла опираться только на презумпцию несвободы.
С.7
Феномен Ніцше у тому, що він був чи не першим з єв-ропейців, хто займався цією проблемою, довів її до пов-ного радикалізму, хоча сам писав про те, що „хто напа-дає на свій час, той може нападати лише на самого се-бе.” Вибір був зроблений на користь свободи, тобто свободи від моралі, але й свободи для моралі, де мораль викорінювали (знищували) б вже не командними мето-дами, а як моральну фантазію вільного індивідуума. С.103, 104
Феномен Ницше в том, что едва ли не первым из евро-пейцев, занимавшихся этой проблемой, довел ее до не-мыслимого радикализма, хотя сам же говорил о том, что «кто нападает на свое время, тот может нападать лишь на самого себя» <…> Выбор был сделан в пользу свободы, то есть свободы от морали, но и свободы для морали, где мораль изживалась бы уже не командными методами, а как моральная фантазия свободного индивидуума.
С.7
Порушення традиційних цінностей – запорука до адек-ватного розуміння Ніцше. Те саме можна сказати про А.Шопенгауера та З.Фройда. А.Шопенгауер розвиває ідею про волю як ключ до пізнання внутрішньої сут-ності усієї природи, силу, яка рухає все живе та неживе, річ у собі, серцевину, ядро, часткове і ціле до розуміння всіх явищ природи, всіх вчинків людини та самої лю-дини як прояву цієї волі, її об’єктивації, її представлен-ня. Світ як воля за допомогою свідомості стає світом уявлення, проте не перестає залишатися волею. Пізнання служить волі, є її знаряддям і при цьому лише сприймає відношення між об’єктами. Світ – це образ, що створюється нашою свідомістю, залежить від нашого сприйняття, яке можна формувати. Дії біль-шості – „фабричного товару природи” – є простим наслідуванням. Цю „з’єднану посередність” легко містифікувати та інтригувати. Орієнтуючись на поши-рені смаки та думки, вона готова обманюватися. І тому так поширені помилкові погляди. Це питоме середо-вище для виникнення ілюзій, моральних догм, міфів. Очевидним є примат волі над розумом, у якому А.Шопенгауер і вбачає витоки хибних думок, ірраціо-нального над раціональним, а отже, необмежених можливостей для маніпуляції з боку будь-якої ідеології. Звідси його погляди на свободу преси як на дозвіл про-давати отруту для розуму і душі. С.103-104, 114, 144-145
Разрушение традиционных ценностей — ключ к адек-ватному прочтению Ницше. <…>
Итак, А. Шопенгауэр. От учения о воле как ключе к по-знанию внутренней сущности всей природы, силе, кото-рая движет всем живым и неживым, вещи в себе, сердце-вины, ядра, частного и целого - к пониманию всех явлений природы, всех поступков человека и самого человека как проявления этой воли, ее представления, объективации. Мир как воля с помощью сознания становится миром представления, но не перестает оставаться волей. Познание служит воле, является ее орудием и при этом лишь воспринимает отношения между объектами. Мир - это образ, создаваемый нашим сознанием, зависит от нашего восприятия, которое можно формировать. Действия большинства - "фабричного товара природы" - сводятся к простому подражанию. Эту сплоченную посредственность легко мистифицировать и интриговать. Ориентируясь на господствующие вкусы и расхожие мнения, оно готово обманываться. И потому в ходу всегда бывают ложные взгляды. Это питательная среда для возникновения иллюзий, нравственных догм, мифов. Очевиден примат воли над разумом, в котором Шопенгауэр и видит истоки заблуждений, иррационального над рациональным и, следовательно, Безграничных возможностей для манипуляции со сторо-ны любой идеологии. Отсюда - его взгляды на свободу печати как на разрешение продавать яд для ум и души.
С.7
Ф.Ніцше, як і його попередник, виходив з ідеї волі, яка є початком всього сутнього, проте воля розглядається ним не тільки як первісна рушійна сила, але й як ліку-вання, пристрасть, яка намагається вирватися назовні. Він також виступає протии абсолютизації ролі розуму у пізнанні. Свідоме уявляється ним більш низьким сту-пенем розвитку всього органічного, і людина загинула б, якби не могутня „приборкувальна сорочка” ін-стинктів. Світ об’єктивних законів, за Ніцше, - фікція,
створена для практичної мети. Людина пізнає життя, слідуючи інстинкту. Тому і мораль, і мистецтво, і пізнання – це лише види ілюзій, які застерігають лю-дину від жаху смерті. Людина може стати жертвою створених нею самою кумирів. „Механічним богом” може стати ідеологія, яка підкоряє людину традиції, моралі, гідності, робить її рабом обставин, доктрин. Ось чому потрібно „покривало ілюзії”, рятівний міф, за до-помогою якого слабка людина пристосовується до дійсності і який є породженням масової культури як світ блискучих марень, що допомагає людині вижити. Тому Ніцше відмовляється від будь-яких ідеологій та проповідників, тоталітаризму, соціалізму і християн-ства, які забезпечують владу догматизму та фарисейства застиглих моральних принципів. Догматизм зрівнює будь-які ідеології, в основі яких віра, яка стає знаряддям в руках жерців-агітаторів. С.145
Ф.Ницше, как и его предшественник, исходил из идеи воли, дающей начало всему сущему, но воля рассматривается им не только как первоначальная движущая ила, но и как лечение, страсть, стремящаяся вырваться наружу. Он также выступает против абсолютизации роли разума в познании. Сознательность представляется им низшей ступенью развития всего органического, и человек бы погиб, если бы не могущественная "смирительная рубашка инстинктов". Мир объективных законов - фикция, созданная для практической цели. Человек познает жизнь, следуя инстинкту. Потому и мораль, и искусство, и познание - лишь виды иллюзий, уберегающих человека от страха смерти. Человек может оказаться жертвой созданных им ж кумиров. "Механическим богом" может тать идеология, которая делает человека подчиненным долгу, традиции, морали, рабом обстоятельств, доктрин. Вот почему необходимо "покрывало иллюзии", спасительный миф, с помощью которого слабый человек приспосабливается к действительности и который является порождением массовой культуры как мир блестящих грез, помогающий человеку выжить. Поэтому Ницше отвергает любые идеологии и проповедников, тоталитаризм, социализм и христианство, которые обеспечивают господство догматизма и фарисейства, застывших нравственных принципов. Догматизм уравнивает любые идеологии, в основе которых вера, становящаяся орудием в руках жрецов-агитаторов
С.7
Але для Ніцше небезпечною виявляється і демократія, оскільки вона звернена до колективізму, моральних норм, веде людство на перетворення його на пісок. Історія для філософа – це історія пригнічення особи-стості, і його філософія – це застереження того, до чого може призвести поєднання ідеології з масовою
свідомістю – ідеологізації свідомості. Для Ніцше до-цільним є тільки суспільство вільних людей, які можуть стати новими чи надлюдьми – мислителями, ху-дожниками, які крапля за краплею вичавлюють з себе рабську мораль у довготривалому процесі самовизна-чення, і тому він протестує проти нівелювання та вуль-гаризації особистості, засуджує масу та „омасовлення” як загрозу для розвитку творчої натури. Ось чому він закликає до війни „за свої думки”. С.145-146
для Ницше опасна и демократия, так как обращена к кол-лективизму, нравственным нормам, ведет человечество к превращению его в песок. История для него - история по-давления личности, и его философия - предупреждение того, к чему может привести соединение идеологии с мас-совым сознанием – идеологизация сознания. Для Ницше целесообразно только общество свободных людей, кото-рые могут стать новыми или сверхлюдьми - мыслителями, художниками, по капле выдавливающие из себя рабскую мораль в долгом процессе мучительного самоопределения, и потому он протестует против опошления и нивелирова-ния личности, порицает массу и омассовление как угрозу для развития творческой натуры. Вот почему он призывает к войне духа, к войне "за свои мысли"
С.8
З.Фройд, абстрагуючись від традиційного уявлення про світостворення і людину як піщинку, зміщує акцент на „малий світ” – на людину як таку. Головне для нього – роль несвідомого у психічному житті людини, яке превалює над його свідомістю. Створений вченим метод психоаналізу дозволив проникнути в потаємні бажання, які стоять по той бік кожної ідеології. Те, що на рівні суспільства сприймається як ідеологія, на індивідуальному рівні постає як раціоналізація – намагання замаскувати істинні мотиви поведінки – інстинктивні та несвідомі – соціально сприйнятливими,
„пристойними” мотивами. Фройд заклеймив ідеологію як духовний засіб, покликаний виправдати стихійні імпульси і таємні бажання людей. Не ідеї, поняття та теорії визначають структуру ідеології, а емоції, символи, міфи, до першоджерела яких вчений намагається дібратись (формула „Я” – „Ідеал-Я”), розібратися у їхній природі, у механізмі їхнього виникнення. Фройд створює в останніх своїх працях відому зараз модель психічного життя людини: „Воно”, „Я”, „Над-Я”. Для нас важливо звернути увагу на таку ідею психоаналітичного вчення, як ідея можливого витіснення тих чи інших бажань. Фройд говорить про ідеологію, релігію, які надаються масі як результат вже готових мисленнєвих процесів, як предмет віри. Він простежує процес перетворення віри в ілюзію, народження міфу. За З. Фройдом це витіснені бажання, де підсвідоме говорить символічною мовою. С.146
З.Фрейд, абстрагируясь от традиционного представления о мироздании и человеке в качестве песчинки, смещает акцент на "малый мир", на человека как такового. Главное для него – роль бессознательного в психической жизни человека, которое превалирует над его сознанием. Созданный им метод психоанализа позволил проникнуть в скрытые желания, стоящие по ту сторону любой идеологии. То, что на уровне общества воспринимается как идеология, на индивидуальном уровне предстает как рационализаци - стремление замаскировать действительные мотивы поведения - инстинктивные и бессознательные - социально одобряемыми, "приличными" мотивами. Фрейд заклеймил идеологию как духовное средство, призванное оправдать стихийные импульсы и тайные вожделения людей. Не идеи, понятия и теории определяют структуру идеологии, а эмоции, символы, мифы, к первоистокам которых он пытается добраться (формула "Я" - "Идеал-Я"), разобраться в их природе, с механизмом их возникновения. Он создает в последних своих работах знаменитую модель психической жизни человека: "Оно", "Я". "Сверх-Я". Важно обратить внимание на такую идею психоаналитического учения, как идея возможного вытеснения тех или иных желаний. Фрейд говорит о религии, идеологии, которые преподносятся массе как результат уже готовых мыслительные процессов, как предмет веры. Он прослеживает процесс превращения веры в иллюзию, рождения мифа. Миф - это вытесненные желания, где бессознательное говорит на символическом языке
С.8
К.Леві-Строс, один із значних представників структу-ралізму ХХ століття, який займався проблемами міфо-логічності мислення і створив оригінальну та глибоку теорію первісного мислення, оцінюючи психоаналіз З.Фройда, застерігав від перевтілення його у свого роду магію, „коли головним у психоаналізі стане не те, що він здатний надавати дійсну допомогу, виліковуючи окремих індивідів, а те, що міф, який лежить в основі методу лікування, здатний дати почуття безпеки цілій соціальній групі. На перше місце в психоаналізі вийде популярна міфологічна система, у відповідності до якої на основі цього міфу і буде перебудований увесь соціальний світ групи” [3, Леви-Строс] С.146-147
Клод Леви-Строс, один из крупнейших представителей
структурализма XX века, занимавшийся проблемами ми-фологичности мышления и создавший оригинальную и глубокую теорию первобытного мышления, оценивая психоанализ З.Фрейда, предостерегал от превращения его в своего рода магию, "когда основным в психоанализе станет не то, что он способен оказывать действенную помощь, излечивая отдельные индивиды, а то, что миф, лежащий в основе метода лечения, способен дать чувство безопасности целой социальной группе. На первое место в психоанализе выдвинется тогда популярная мифологическая система, в соответствии с которой на основе этого мифа и будет перестроен весь социальный мир группы". [Леви-Строс]
С.8
Ставлячи питання про міф – головну тему і мету ідео-логії та пропаганди, –філософи-ірраціоналісти звертають увагу на те, якими засобами, прийомами слід водити його у свідомість масової аудиторії. А.Шопенгауер та Ф.Ніцше доходили висновку про можливість формування ілюзій, створення певних ідеологічних стандартів та поширення їх з допомогою засобів масової інформації. Звідси – їх ретельна увага до аргументації у журналістиці, вміння переконати. С.147
ставя вопрос о мифе - главной теме и цели идеологии и
пропаганды, философы-иррационалисты обращают внимание на то, какими средствами, приемами следует внедрять его в сознание массовой аудитории. Шопенгауэр и Ницше делали вывод о возможности формирования иллюзий, создания определенных идеологических стандартов и распространение их с помощью средств массовой информации. Отсюда - их пристальное внимание к аргументации в журналистики, умению убедить
С.8
А.Шопенгауер виходить із тези про те, що суб’єкт, прагнучи до пізнання, керується бажанням, устремлін-ням. Воля примушує суб’єкта повторювати породжені в ньому уявлення, звертати увагу на те чи інше та викликає певні думки. Робить це вона в інтересах особистості. Таким чином, усяке судження є викликане волею та має мотив, на який характер кожної конкретної особи реагує завжди однаково, закономірно і необхідно. Це призводить до висновку, що можна визначити та класифікувати типи характерів людини та формувати мотиви, роблячи потрібний мотив більш сильним. А.Шопенгауер вважає, що у кожному характері є базов іімпульси, які можна використовувати як з позитивною, так і негативною метою. Він виділяє три типи людей і розглядає у зв’язку з цим механізм обману засобами масової інформації. Ефективність пропаганди залежить від удосконалення прийомів красномовства, від виконання правил аргументації – при забезпеченні зв’язку пропагандистського виступу з внутрішніми запитами різних груп аудиторії. Як скаже пізніше про це лаконічно і виразно Ф.Ніцше, „з горбатими треба говорити по-горбатому”. С.147-148
Шопенгауэр исходит из тезиса о том, что субъект, стремясь к познанию, руководствуется "хотением, стремлением". Воля заставляет субъекта повторять зародившиеся в нем представления, обращать внимание на то или иное и вызывает ряд мыслей. Делает она это в интересах личности. Значит, всякое суждение вызвано волей и имеет мотив, на который характер каждого данного лица реагирует всегда одинаково, закономерно и необходимо. Значит, можно определить и классифицировать типы человеческих характеров и формировать мотивы, делая нужный мотив более сильным. Шопенгауэр считает, что в каждом характере есть основные импульсы, которые можно использовать как в позитивных, так и в негативных целях. Он говорит о трех типах людей и рас-сматривает, в связи с этим, механизм обмана средствами массовой информации. Эффективность пропаганды зависит от совершенствования приемов красноречия, от соблюдения правил аргументации – при обеспечении связи пропагандистского выступления с внутренними запросами различных групп аудитории. Как скажет впоследствии кратко и выразительно Ф.Ницше, "с горбатыми нужно говорить по-горбатому"
С.8-9
Ф.Ніцше в основу ідеологічного впливу ставить міф. Необхідність в ілюзії стомленої від тяжкого життя лю-дини віками використовували держава та церква. Аргументація для Ніцше і постає як засіб найбільш ефективного впровадження у свідомість індивіда міфу, ілюзії. Аудиторією для цього стає маса. Філософ вказує на дуже важливе для журналіста значення знань з психології, розкриває деякі умови ефективності впливу: це насамперед довіра до джерела інформації; відповідність змісту інформаційним очікуванням аудиторії; необхідність запобігати інформаційному вакууму; абстрактність у викладенні, ретельність у доборі мовних засобів, щоб не відсахнути та не образити своїх читачів; забезпечення готовності аудиторії до сприйняття інформації; ствердження, а не пояснення тощо. С.148
Ницше в основу идеологического воздействия ставит миф. Нужду уставшего от тяжелой жизни человека в иллюзии веками эксплуатировали государство и церковь. Аргументация для Ницше и предстает как средство наиболее эффективного внедрения в сознание индивида мифа, иллюзии. Аудитория для этого - масса. Он указывает на важнейшее значение для журналиста знания психологии раскрывает некоторые условия эффективности воздействия: доверие к источнику информации, соответствие содержания информационным ожиданиям аудитории, необходимость избегать информационного вакуума, абстрактности в изложении, тщательность в подборе слов, чтобы не отпугнуть и не обидеть своих читателей, обеспечение готовности аудитории к принятию информации, утверждать, а не объяснять и т.д.
С.9
Актуальними і в наш час залишаються думки обох філософів щодо вміння вести полеміку, зауваження про стиль, заголовки, роль художніх засобів у журналістських матеріалах. С.148
актуальны замечания обоих философов об умении вести полемику, о стиле, о заголовках, роли в журналистских материалах каламбура, анекдота, юмора.
С.9
Різним може бути сьогодні відношення до ірраціонального напрямку у філософії, психології. Але він – важлива складова всього багатства людської думки. І тільки з допомогою знання різних підходів до маніпулювання людською свідомістю можна вирішити проблеми, тим більш такі, які пов’язані з розкриттям таємниці масової свідомості та безумовної ролі її у формуванні складної системи сучасної політичної міфології. С.147
Разное отношение может быть <…> ко всему иррацио-нальному направлению в философии, психологии... <…> Но оно — важная составная часть всего богатства челове-ческой мысли. И только с помощью всего этого богатства можно решать проблемы, тем более такие, которые связа-ны с раскрытием тайн массового сознания и безусловной роли в его формировании сложной системы политической мифологии

18.05.2012 г. С уважением Синицына.

Zames
Не в сети
автор
Регистрация: 12/07/2009

Продолжают приходить письма:

—| | Глубокоуважаемый Петр Владимирович! Прошу прощения за доставленное беспокойство. Обратиться к Вам меня вынудили _в|гсї|ма неприятные и существенно значимые для академического сообщества обстоятельства. Некоторое время назад ко мне обратилась правозащитница С. Л. Синицына, которая обнаружила факты дословных совпадений (в переводе с русского на украинский) с другим источником в статье И. М. Артамоновой «Філософсько-ірраціональні аспекта концепцій журналістики (А.Шопенгауер, Ф.Ніцше і З.Фройд)».

Статья была опубликована в издаваемом Сумским государственным университетом журнале «Вісник СумДУ. Серія “Філологія» (2007. № 1. Т.1). В качестве источника выступает диссертация Г. Э. Кучеровой «Журналистика как объект теоретического анализа в европейской научной мысли XIX - первой половины XX вв.» на соискание ученой степени доктора филологических наук, защищенная в 2001 г. в специализированном совете Кубанского государственного университета. Мне довелось выступать оппонентом по этой яркой и содержательной работе. К несчастью, Грета Эдуардовна вскоре после защиты скончалась, и теперь она не в состоянии защитить свои авторские права, а также деловую репутацию. Поэтому я с особым вниманием отнесся к представленным мне текстам и проверил по архивам журнала их идентичность.

Дословное и многократное совпадение не вызывает сомнений, начиная с заглавия статьи, как и отсутствие ссылки на источник. Если виной тому служат обстоятельства подготовки статьи к печати (что сомнительно), то это случай некорректного цитирования.

Если же это осознанное заимствование, то оно, согласитесь, категорически неприемлемо. Не берусь судить о правовой стороне вопроса, поскольку плохо знаком с украинским авторским правом. Но несомненно, что принятые в науке этические нормы и правила публикации научных произведений здесь грубейшим образом нарушены. К сожалению, тень падает и на репутацию издания и Вашего авторитетного университета, который, конечно же, никоим образом не причастен к факту заимствования.

Уважаемый Петр Владимирович! Насколько мне известно, в момент публикации статьи И. М. Артамонов являлась сотрудницей ДонГУ, возглавляя кафедру журналистики.

Я многие годы посвятил преподаванию и исследованию журналистики и так же, как мои коллеги в С.-Петербурге и других городах, не могу себе представить сочетание этической^ нечистоплотности с воспитанием молодых журналистов. Полагаю, что адекватная реакция | на поступок автора статьи является делом чести всякого члена академического 1сообщества, надеюсь, что мы найдем с Вами взаимопонимание по этому огорчительному поводу, и прошу Вас в пределах своей компетенции выразить публичное отношение к
факту научной недобросовестности.

Должен добавить, что с подобным письмом я уже обратился к руководству Сумского государственного университета. Обращение С. Л. Синицыной с таблицей сличения текстов прилагается, в
сокращении.

При необходимости со мной можно связаться по электронной почте sk401@mail.ru.

Надеюсь, нам представятся более приятные поводы для контактов.
Корконосенко Сергей Григорьевич
профессор, доктор политических наук, зав. кафедрой теории
журналистики и массовых коммуникаций, зам. декана по
научной работе факультета журналистики СПбГУ,
Заслуженный работник высшей школы РФ

Александр Акопов
Не в сети
Регистрация: 21/10/2012

Уважаемые коллеги! Мне непонятно, о чем можно рассуждать, о каких вариантах, акцентах, особенностях языка, если речь идет о дословном плагиате, примеры которого здесь даются в сокращении. Речь о преступлении, а находятся специалисты и учреждения, которые защищают это преступление! А если профессора, руководители вузов и ВАКа Украины идут на разные ухищрения, чтобы защитить плагиатора, написавшего и докторскую диссертацию, и другие работы, как выяснено и доказано, на основе воровства идей и текста, то о чем речь?! Значит, науки нет вовсе...

Акопов Александр Иванович, профессор-консультант Южного феднрального университета, гл. редактор журнала RELGA (www.relga.ru)

Zames
Не в сети
автор
Регистрация: 12/07/2009

Перекрёсток гражданской позиции и возможности информационного права

Украинский суд признал публикацию с плагиатом «фальсифицированным научным информационным продуктом»

Последний год оказался чрезвычайно насыщенным не только в Европе, но и в России различного рода историями и скандалами, обусловленными плагиатом как знаковым явлением общекультурного кризиса.

Плагиат и сопутствующие ему явления и проблемы, связанные с культурными и ментальными умонастроениями, активизировали дискуссии и ожидания перемен в обществе.

Западноевропейский социум реагировал на плагиат предсказуемо и однозначно, как на посягательство и на прямое нарушение моральных и правовых основ и устоев общества, а с постсоветским культурным пространством всё оказалось намного сложнее. Обнаружение плагиата в научных работах наших соотечественников, выступления в массмедиа по этому поводу не воспринимаются как проявление чёткой и достойной гражданской позиции тех, кто взял на себя труд разобраться в проблеме и осмелился назвать интеллектуально-моральное мошенничество преступлением. Наблюдается, к сожалению, не совсем нормальное стремление обосновать, оправдать, понять и простить плагиат. Особенно, это становится очевидным, когда дело касается конкретных личностей и общие рассуждения демагогов о недопустимости плагиата приходят к явной несостоятельности. В этом и проявляется качественное различие нашей и западноевропейской культур. Для нашего самосознания главной по-прежнему остаётся определённая личность и предрешенные её статусом социально-иерархические отношения к закону (чеховский «Хамелеон»). И для европейских культурных умонастроений тоже по-прежнему доминирующими остаются закон, право и личность, подчинённая им, по крайней мере, там, где всё слишком однозначно и очевидно (уальдовский «Идеальный муж»). Подобного рода случаи неоднократно обсуждались. На основании этого даже производились или нет кадровые изменения и в научном сообществе, и в политических, правительственных кругах.

Ключевая проблема - обнаружение несамостоятельности автора при подготовке письменной работы. То есть это не плагиат, в том смысле, который вложен в понятие законодательными нормами: краденые идеи, изобретения и т.д. Мы говорим лишь о самостоятельности работ и выводов студента, учёного, научного коллектива. В случае студенческой работы несамостоятельный продукт ставит под сомнение знания и навыки автора, в случае научной работы - под сомнение попадает заявленная учёным квалификация, со всеми вытекающими, а в случае коллективных научных разработок поднимается вопрос об эффективности расходования средств. Кстати, ключевым в подготовке несамостоятельных работ является именно экономический вопрос.

Инструмент и только

В превалирующем большинстве материалов акцент преимущественно ставится на том, что плагиат, точнее отношение к нему, прежде всего, постсоветского общества, чётко проявил общие социальные, экономические, политические, нравственные проблемы, характерные для постимперской культуры, обнаружил уже некие наиболее типичные, почти ментальные реакции на это интеллектуально-моральное мошенничество. Ведущим здесь оказывается страх и порабощенность личности системой. Понятно, что такой подход к проблеме, мотивированный морально-этической позицией, поддержанной реальными попытками регулирования научной и образовательной жизни высшей школы, вполне естественный. Плагиат – слишком показательная и запущенная проблема, которая длительное время замалчивалась, но активно, откровенно развивалась и влияла на жизнь общества, управляя его основными моделями, образцами и принципами социальной коммуникации. Плагиат, безусловно, требует системного подхода и обсуждений как проблема жизнеспособности общества, формирования культурных героев и образа нашего будущего. Главное же, он требует активной, деятельной, наполненной реальным содержанием гражданской позиции. Его спокойное и даже зачастую успешное бытие в нашем обществе становится возможным благодаря тому, что каждый из нас элементарно попустительствует морально-интеллектуальной нечистоплотности, мошенничеству, а то откровенному преступлению со стороны коллег, знакомых, друзей, думая, что его-то это не касается, он же не занимается плагиатом, он даже его осуждает, порой сочувствует тем, кто пострадал от действий плагиаторов. Разве этого недостаточно? Как показала наша повседневная жизнь – нет. Плагиат – это своеобразный перекрёсток моей сознательной, поддержанной и реализованной поступками гражданской позиции и правовой системы общества. Их реальная встреча и взаимная поддержка, обращенность друг к другу могут привести к минимизации плагиата, к оттеснению его на маргиналии общественной жизни, созданию прочного общественного иммунитета; а их формализация или искажение – к дальнейшему необратимому усугублению социального хаоса и упрочнению преступности как способа коллективной жизнедеятельности.

Однако если нравственные и гражданские аспекты проблемы плагиата стали предметом открытых и откровенных дискуссий в многочисленных статьях, блогах, форумах, по-священных плагиату, то правовые почти не затрагиваются. Между тем есть один значимый аспект этой проблемы, который необходимо уже не столько обсуждать, сколько последовательно, набирая юридическую практику, разрабатывая теоретические основы и нормы, реализовывать. Он касается напрямую юридических основ и принципов восприятия и, следовательно, культурно-правового отношения к плагиату, развивающемуся в принципиально новых культурных условиях: в информационном обществе, уже не столько предполагающем, а откровенно требующем качественных изменений норм законодательства. Информационное общество, рассчитанное на открытость, публичность жизнедеятельности активной личности в активных информационных потоках, открывает новые возможности для информационного права.

Факт того, что и в России плагиат всё чаще начинает рассматриваться в качестве действенного маркера жизнеспособности настоящего и, главное, будущего, от-ношение к которому осмысляется как серьёзный показатель морально-этических, экономических, идеологических основ и принципов жизнедеятельности общества, воспитания молодого поколения, заставляет подходить качественно по-новому и ко многим правовым аспектам этой проблемы. Один из них уже обговаривался представителями российской научной, творческой элиты, экспертами в области права и образования. Как мне представляется, одновременно наиболее сильной, но и уязвимой иде-ей борьбы с плагиатом, с которой АСИ (Агентство стратегических инициатив) собирается обратиться к новому правительству России, является предложение начать ре-форму образования с общедоступности учебных и квалификационных научных работ для общественности. Одним из путей достижения общедоступности информационной продукции, коей безусловно являются различного рода рефераты, курсовые, дипломные работы, диссертационные исследования, научные статьи и монографии, учебники и учебные пособия, оказывается их размещение в глобальной сети Интернет. Но, как мне видится, именно здесь и возникает коллизия силы и уязвимости этой идеи.

Неправомерное заимствование

Об одном из таких аспектов культурно-правового отношения к плагиату я писала осенью 2012 г. в статье «Неправомерное заимствование», посвященной истории плагиата, совершенного заведующей кафедрой журналистики Донецкого национального университета (Украина) И.М. Артамоновой. Для меня главным было и остаётся актуализировать внимание на следующем.

В информационном обществе, естественно, информация и различного рода информационные продукты играют определяющую роль. Научные исследования, начиная от курсовых работ и заканчивая серьёзными научными монографиями, тоже, конечно же, являются информационными продуктами, рассчитанными на потребление их читателями. Естественно, что информационный продукт должен быть качественным во всех отношениях. Также естественно и то, что потребитель информационного продукта хочет и должен получать качественный, достоверный, целостный информационный продукт.

Плагиат – некачественный, а фальсифицированный информационный продукт, от которого в первую очередь страдает его потребитель. Именно у потребителя должны быть реальные легитимные права для защиты себя от потоков некачественной информации в условиях развитого информационного общества. В связи с этим и ведущую роль в праве информационного общества должен уже играть не только автор, но и потребитель информационной продукции, особенно научной, направленной, в силу своего функционального предназначения, на приращения и развитие качественно новых знаний. Такое культурно-правовое осмысление плагиата позволило мне не только подать исковые заявления в суды Украины по ряду статей Артамоновой, основанных на неправомерных заимствованиях, но и добиться того, чтобы меня признали надлежащим истцом. И это стало прецедентом в юридической практике Украины, когда не автор научного текста, а именно среднестатистический потребитель информационного продукта выиграл суд, в результате которого статьи, основанные на незаконном присвоении чужой интеллектуальной собственности, были признаны фальсифицированным информационным продуктом.

Итак, краткое изложение фактов.

15 июня 2013 г. история с гражданским иском против Сумского государственного университета и Артамоновой, опубликовавшими две статьи с явными признаками фальсифицированного научного информационного продукта, получила своё завершение в суде первой инстанции.

В сфере образовательной деятельности, вероятно, надо стремиться к тому, что уже реализовано в подобных «Антиплагиату» заграничных системах - к безбумажному документообороту от написания работы студентом до ее защиты, к автоматизации процесса оценки работы преподавателем на основании заданных государственным стандартом и преподавателем требований к работе и т.п.

Написать или списать?

Для того чтобы отстоять своё право на качественный информационный продукт, до-казать в этом процессе ведущую роль именно потребителя информационного продукта, мне пришлось просить суд провести судебную экспертизу в судебно-экспертном учреждении. Экспертиза была проведена в Киеве в Научно-исследовательском центре судебной экспертизы по вопросам интеллектуальной собственности Министерства юстиции Украины. Экспертизу проводила эксперт – заместитель директора Научно-исследовательского центра судебной экспертизы по вопросам интеллектуальной собственности Министерства юстиции Украины, которая имеет специальное высшее образование в сфере интеллектуальной собственности. Эксперта, как это и предусмотрено законодательством, предупредили об уголовной ответственности согласно ст. 384, 385 Уголовного кодекса Украины за заведомо ложное заключение.

Для ознакомления русскоязычных читателей с основными выводами экспертизы мной был переведен её текст с украинского языка на русский. Полный текст экспертизы на украинском языке предоставлен в редакцию «Частного корреспондента».

Согласно экспертным выводам, на экспертизу были поданы следующие объекты:

Сухов П.В. Интернет СМИ Рунета: системные характеристики /дис. на соискание ученой степени кандидата филологических наук, г. Москва, 2005. Диссертация представлена на русском языке. Артамонова I. М. Системні характеристики онлайнових та офлайнових ЗМІ /Вісник СумДУ. Серія «Філологія». - №1, 2008. - С. 181-188. Статья представлена на украинском языке.

Кучерова Г.Э. Журналистика как объект теоретического анализа в Европейской научной мысли XIX - первой половины XX вв. /дис. на соискание ученой степени доктора филологических наук, г. Краснодар, 2001. Диссертация представлена на русском языке. Артамонова І. М. Філософсько-ірраціональні аспекти концепцій журналістики (А. Шопенгауер, Ф. Ніцше і 3. Фройд) /Вісник СумДУ. Серія «Філологія», №1. - Т.1, 2007. С. 5-9. Статья представлена на украинском языке.

При проведении судебной экспертизы использовались методы сравнения, обобщения, анализа и синтеза, а также Методика проведения судебных экспертиз литературных произведений, которая внесена в Реестр методик проведения судебных экспертиз Министерства юстиции Украины.

По результатам исследования текстов статей Артамоновой и кандидатской диссертации Сухова, а также докторской диссертации Кучеровой установлено следующее.

Статьи Артамоновой (2007 и 2008) опубликованы на несколько лет позже диссертационных исследований Сухова (2005) и Кучеровой (2001), не содержат в себе ссылок на эти исследования и, следовательно, все текстуальные совпадения, выявленные в ходе экспертизы, не могут быть отнесены к цитатам.

В частности, 7 фрагментов текста статьи Артамоновой полностью совпадали с соответствующими фрагментами текста диссертации Сухова, при этом имел место дословный перевод (или так называемое «калькирование») с русского языка на украинский, включая такое же употребление знаков препинания (пунктуации).

9 фрагментов текста статьи Артамоновой полностью совпали с соответствующими фрагментами текста диссертации Сухова, за исключением следующих различий, а именно: использование вместо фразы «последнее десятилетие», содержащийся в тексте диссертации, – «кінець XX століття», «в рамках диссертации» – «у даній роботі», «России» – «України», «сайты телеканалов ОРТ, РТР, НТВ» – «сайти каналів 1+1, «Інтер», «тем не менее, до сих пор российские пользователи» – «щодо української аудиторії користувачів», «исследователь» – «більшість дослідників» и т.п.. 17 фрагментов текста статьи Артамоновой совпали с соответствующими фрагментами текста диссертации Сухова, за исключением отсутствия в тексте статьи отдельных слов, фраз или предложений, содержащихся в соответствующих фрагментах текста диссертации.

Аналогично и в случае с диссертацией Кучеровой. Так, название главы II диссертации Кучеровой полностью совпадает с названием статьи Артамоновой. В тексте статьи Артамоновой выявлено только одно предложение, а именно: «Те саме можна сказати про А.Шопенгауера та З.Фройда.» (С. 7), которое не содержало текстуальных совпадений с фрагментами текста диссертации Кучеровой. 10 фрагментов текста статьи Артамоновой полностью совпали с соответствующими фрагментами текста диссертации Кучеровой, при этом имел место дословный перевод, включая такое же употребление знаков препинания (пунктуации).

В других фрагментах текста статьи Артамоновой выявлено текстуальные совпадения с фрагментами текста диссертации Кучеровой, за исключением следующих различий, а именно замене отдельных слов и фраз на их эквиваленты: использовании вместо фразы «в отечественной научной литературе» – фразы «в українському журналістикознавстві», «диссертационного исследования» – «нашого дослідження», «цель диссертационного исследования заключается, в том, чтобы ...» – фразы «метою робота є...», «нього» – «філософа», «це призводить до висновку, що» – «значит», слова «виділяє» замість «говорит» и т.п.

Там, где в статьях Артамоновой не наблюдалось калькирование, имел место подстрочный перевод с заменой, например, русских названий сайтов и телеканалов украински-ми, имён российских исследователей – украинскими и т.п.

Таким образом, имеет место использование фрагментов кандидатской диссертации Сухова и докторской диссертации Кучеровой при создании статей Артамоновой путем перевода с русского языка на украинский фрагментов текстов диссертаций.

При составлении статьи Артамоновой использовалась как основа и первоисточник диссертации Сухова и Кучеровой путем перевода фрагментов текста диссертаций с русского языка на украинский с использованием при этом имеющейся в диссертациях последовательности изложения научных понятий, логики и системы раскрытия научных идей и размещения материала.

Статьи Артамоновой не отвечают условиям оригинальности, не имеют признаков творческого характера и не содержат в себе признаков объекта авторского права.

Подробный, тщательный, мотивированный профессиональный экспертный вывод, изложенный на 31 основной и 27 страницах Приложения со скрупулезно составленными сравнительными таблицами текстов, предоставленных на экспертизу, дал основания суду вынести решение в пользу истца и признать статьи Артамоновой фальсифицированным информационным продуктом.

Примечательно то, что в материалах дела имеются два заявления, написанных собст-венноручно Артамоновой о том, что якобы она является автором статей и заявляет, что статьи написаны именно для «Вестника Сумского государственного университета», ранее нигде не публиковались и не направлены в другие издания. Рукописи не нарушают авторских прав других лиц и организаций. Имеются в деле и две формальные, написанные по куцему шаблону рецензии на статьи Артамоновой, подписанные к.ф.н., доцентом А.О. Евграфовой, удостоверяющие авторство, новизну, обоснованность, оригинальность, научную качественность этих статей.

Когда я держала в руках и эти заявления завкафедрой журналистики ведущего вуза Донецкой области, если верить официальным украинским рейтингам, и рецензии доцента, которому выказала доверие редколлегия ВАКовского журнала, то в уме всё время крутились назойливые вопросы. А что может заставить нас свернуть с перекрестка плагиата в правильную сторону? Что подтолкнёт к выбору для себя по-настоящему качественного, а не секонд-хендовского информационного продукта? Но вопросы эти не увели меня в сторону абстрактных размышлений о негативности плагиата и порочности позиции тех, кто его прикрывает.

Скорее, наоборот, я всё настойчивее думала о предельно конкретных людях, организациях и их реакциях на установленные судебной экспертизой и судом факты. Например, будет ли подана апелляция СумГУ и Артамоновой на решение суда первой инстанции? Что будет делать руководство ДонНУ, возглавляемое доктором юридических наук?

Как поступит научное сообщество украинских специалистов в области социальных коммуникаций, защитивших докторскую работу Артамоновой, основанную на использовании чужой интеллектуальной собственности, лишенной новизны, оригинальности, не имеющей признаков творческого характера? Как поведёт себя МОН Украины, борющееся за качество образования и науки? Ответы на эти вопросы и будут сигналом того, в какую же сторону на перекрестке плагиата свернули научная общественность и официальные институты Украины.

С.Л.Синицына

Zames
Не в сети
автор
Регистрация: 12/07/2009

31 октября решением Аттестационной коллегии Министерства образования и науки лишен научной степени доктора наук преподаватель ДонНУ, заведующий кафедрой журналистики – Артамонова Инесса Михайловна. Причина лишения докторской степени – плагиат.

Вопрос о плагитате Артамоновой возник после ее защиты в 2009 году докторской диссертации почти сразу. Ученые Украины и России писали многочисленные письма в ДонНУ и Министерство образования и науки Украины, но должной реакции до этого года не было.

"Данные факты подрывают научный авторитет Вашего вуза, доверие научного сообщества и просто позорят Донецкий национальный университет, имеющий наивысший 4 уровень аккредитации, что не позволяет усомниться в профессионализме Ваших сотрудников. Сегодня резонансное обвинение заведующей кафедрой журналистики филологического факультета И.М.Артамоновой в научном плагиате представлено в интернете очень широко. Тем более нас удивляет коллегиальное молчание по поводу всего происходящего" - писал в своем обращении представитель Южного федерального университета.

Представители общества "Диссернет" быстро отреагировали на то, что Артамонову лишили докторского звания: "А между тем приятные и долгожданные известия из братской Украины. Прославившаяся своей научной нечистоплотностью (а попросту говоря – плагиатом) Инесса Артамонова приказом Министерства образования и науки Украины все-таки лишена ученой степени доктора наук".

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк