Фото Александра Стринадко родом из 90-х

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

Александр Стринадко - донецкий документальный фотограф, член Союза фотохудожников Украины и человек, инфицированный фотографией, как он сам о себе говорит. Уже много лет он продолжает снимать на пленочные дальномерные камеры, невзирая на бушующие вокруг цифровые ураганы, сообщает блог Российской Лейки.


Видео Вадима Раскладушкина

Родился Александр в Донецке в 1961 году, получил высшее образование в Донецком политехническом институте по специальности горный инженер-электрик и, отработав три года после окончания вуза по распределению, полностью посвятил себя фотографии, которая оказалась и «самым большим увлечением» в жизни. Обширное интервью Александра помогает проследить не только путь самого фотографа, но и увидеть те большие изменения, произошедшие в фотографии на Украине с советских времен.

Фото Александра Стринадко
Расскажите, пожалуйста, как вы начали заниматься фотографией? Какая у вас была первая камера?

Фотографией начал заниматься в шестом классе. Затем, через год, я перевелся в другую школу и там оказался в компании ребят, которые тоже интересовались фотографией. Никакие фотокружки я не посещал, потому что увлечений в то время у меня было очень много, а времени слишком мало. Первый фотоаппарат я получил от отца. Это был его «Зоркий-С», и отец еще до армии снимал этой камерой. Со времени военной службы у него сохранились большие фотоальбомы. С детства я наблюдал, как он проявлял пленки, печатал, но тогда мне это было не очень интересно. Сохранился большой детский альбом, потому что меня фотографировали и отец, и мать, за что им большое спасибо. И вот, «Зоркий-С» перешел ко мне по наследству. Конечно, объектив там был плохонький, с затертой передней линзой, и поэтому я купил «Юпитер-12» с фокусным 35 мм, поставил видоискатель сверху, и эта камера долго мне служила верой и правдой. Я изучил руководство по ремонту фотоаппаратов, поэтому всегда сам регулировал и настраивал камеру. И помню, я прочитал по фотографии всё, что можно было найти в то время.

Недавно у нас прошла встреча выпускников института. Все принесли студенческие фотографии, и я очень обрадовался тому, что 90% этих снимков были мои. В студенческую пору я снимал примерно две пленки в день. В институт шел – фотографировал, обратно шел – фотографировал, а вечером проявлял.

Кто оказал решающее влияние на ваше становление как фотографа? Когда появилась уверенность в том, что фотография – это ваша сфера?

Знаете, это довольно сложный вопрос. Не могу с уверенностью сказать, произошло уже мое становление как фотографа или нет. Наверное, время покажет. Когда я уже учился в институте, мама как-то сказала, что один из ее сотрудников является членом фотоклуба «Уголек». Я подумал, что было бы неплохо стать членом фотоклуба, потому что чувствовал, что нужно двигаться дальше. Все журналы «Советское фото» были прочитаны, хотелось чего-то большего. Совершенно случайно на том месте, где по выходным собирались когда-то донецкие фотографы, я познакомился с председателем фотоклуба «Уголек» Игорем Захаровым и его другом Юрием Нестеровым. Пришел в фотоклуб. Собрания проходили по вторникам. Все люди были увлеченные, каждый показывал свои новые работы, а некоторые приходили сразу после смены в шахте.

Расскажите, пожалуйста, о влиянии на вас членов фотоклуба «Уголек». Когда вы поняли, что нашли свой собственный стиль в фотографии?

Скорее это не стиль, а определенное отношение к своей фотографии. В один прекрасный момент я понял, что не нужно пытаться сделать что-то с целью кому-то понравиться. И что напротив, необходимо быть честным с самим собой, не мудрить. До сих пор помню, как 1980-е годы я показывал свои работы в одесском фотоклубе. Все посмотрели, помолчали, а один человек спросил: «Зачем вы это фотографируете?» Это был закономерный вопрос, потому что в 80-е в фотоклубах была развита в основном художественная фотография, все хотели участвовать в конкурсах, выставлять свои работы здесь и за рубежом. Если это удавалось, то фотограф становился счастливым обладателем каталога фотовыставки с его напечатанной работой. Но меня эта сторона не интересовала. До сих пор я не участвую в каких-либо конкурсах.

Фото Александра Стринадко

Как отнеслась ваша семья к этому увлечению?

Мама всегда поддерживала. Она была человеком интеллигентным, начитанным, интересовалась визуальными искусствами. Папа же был более практичным и его удивляло то, что я столько времени уделяю фотографии, но благодаря ему я научился работать руками. Наверное, у него была мечта, чтобы я работал на заводе, как и он. В трудовой книжке отца всего одна запись.

Скажите, пожалуйста, сейчас фотография для вас – это хобби или приносящая доход работа?

Фотография всегда была моим хобби, самым большим увлечением. После института отработал три года по распределению, как и было положено. Я горный инженер по образованию. И потом решил стать фотографом. Какое-то время работал инженером по технической фотосъемке в донецком филиале Минмонтажспецстроя. Фотографировал промышленные объекты донецкой области и специальные монтажные работы. Решение уйти на вольные хлеба далось мне тяжело. Я боялся, что возможность не ходить на работу меня расслабит, а у меня к тому времени была уже семья, дети. Но практически всё оказалось наоборот. Это только подстегнуло к работе. Поэтому фотография для меня и хобби, и работа – я прошел путь рекламного и студийного фотографа. Теперь всё вернулось на круги своя, я опять фотограф в строительной корпорации и коммерческими работами практически не занимаюсь. Больше времени остается для творчества.

Александр, на ваш взгляд, существуют ли сильные школы фотографии, например, в Киеве или других украинских городах?

Специально я никогда не занимался изучением этого вопроса. Когда я был юным, никаких фотографических школ не существовало. Ныне в Донецке есть Киевская школа фотографии. Если говорить о школе в смысле направления, то можно найти информацию о днепропетровской школе фотографии, о харьковской школе с Борисом Михайловым. Я бы не сказал, что существует донецкая школа.

Есть ли преемственность между советской, скорее донецкой фотографией, представленной такими мастерами, как Валерий Дмитриев, Игорь Бруй, Дмитрий Печковский, Валентин Гончаров, Борис Дембицкий, Николай Барабаш, Александр Васильев и современной фотографией на Украине? Если да, то в чем это выражается?

Буду говорить о донецкой фотографии, Украина большая. С некоторыми из перечисленных вами фотографов я знаком и изредка общаюсь, так как являюсь, как и они, членом Союза фотохудожников. Однако с большинством этих авторов я знаком только по их работами в прессе. Один из известных донецких фотографов, который оставил нам два фотоальбома, это Григорий Навричевский. Были еще другие известные фотографы, работавшие в Донецке – Добромыслов, Азриель, Витков, ну и конечно наш земляк Евгений Халдей. Именно их преемниками сегодня я бы назвал Александра Худотёплого, Сергея Ваганова, Ирину Горбасёву. Кстати, благодаря Сергею Ваганову, я начал выставлять свои работы в интернете.

Что изменилось в сфере фотографии на Украине за последние годы? В одном из интервью вы упомянули, что в Донецке совсем негде выставляться, есть ли какие-то изменения и что в этом случае делать фотографу?

Очевидно, стало очень много молодых фотографов, работающих с цифровыми камерами. Раньше фотография предполагала какое-то ремесло, умение.

Сейчас же всё гораздо проще, открыт широкий доступ к информации. Выставки молодых авторов проходят в Киевской школе фотографии в Донецке, в фотоклубе «Объектив». Думаю, возможность снимать и тут же видеть результаты и обсуждать их дала новый толчок развитию фотографии. Что касается выставочного пространства, то сегодня есть площади в ТРК Донецк-сити, в кинотеатре им. Шевченко, Донецком доме работников культуры, фонде «Изоляция», есть еще ряд мест. Хотя, фотогалереи как таковой до сих пор нет. К вопросу о том, что делать фотографу — можно выставляться в виртуальном пространстве.

Как вы думаете, в каком направлении будет идти развитие в области фотографии на Украине? Будет ли проявляться интерес к работам украинских фотографов зарубежных издателей, кураторов?

Я думаю, украинские авторы все более активно будут включаться в различные проекты. На недавнее портфолио-ревю в Москве ездили и украинские авторы. Там было много фотографов, с которыми интересно бы пообщаться. Но само портфолио-ревю как явление мне напоминает конкурс или кастинг. Не знаю, что это может дать фотографу.

Вы считаете, фотография – не место для конкуренции?

Применительно к творческой фотографии — да, а в коммерческой люди вынуждены конкурировать друг с другом, потому что от этого зависит их доход. И хорошо, если они конкурируют совершенствуясь. Грустно, когда люди демпингуют для того, чтобы войти в этот рынок. Таких примеров в Донецке очень много.

Где вы черпаете вдохновение для своей работы?

Вдохновлен перманентно. Фотоаппарат у меня всегда с собой. Наизусть помню правила хорошей фотографии. Частенько пригождаются два из них: лучшие кадры получаются в самых плохих условиях и даже выходя в булочную, лучше иметь с собой камеру. Но самые лучшие фотографии это те, которые не были сделаны. Я до сих пор помню некоторые кадры, не отснятые мной.

Кому первому вы показываете свои работы?

Знаете, я вообще не спешу показывать. У меня много проявлено пленок с середины 2000-х, но пока они просто лежат. Только некоторые свежие работы я показываю в сети. Но цифровая фотография меня настораживает – всё виртуально и легко потерять результат съемки. Для работы я использую цифровую камеру, но когда прихожу с работы, кладу ее на полочку до следующего раза.

Есть ли для вас какие-то критерии — хорошая фотография или плохая, как происходит отбор?

Поначалу интуитивно, а затем и опытно я установил для себя некоторые правила. Например, никогда не спешить выбирать из того, что отснял. Какое-то время должно пройти после съемки, чтобы не смешивались впечатления, которые имели место во время съемки, с теми, что возникают во время просмотра. Нужно, чтобы кадр «созрел», отлежался. Другой принцип – полный кадр. Я стараюсь снимать плотно. Если композиция меня не устраивает, то этот снимок я никогда не буду демонстрировать. Что касается оценки работ других фотографов, то обычно, когда я выхожу из выставочного зала, спрашиваю себя, хотел бы я купить какую-либо работу при возможности? Если нет, рассуждаю дальше: приму ли в подарок от автора фотографию с условием, что повешу ее у себя на стену? И последнее: хочется ли мне вернуться и еще раз посмотреть эту выставку. Но в Донецке практически не бывает серьезных выставок. Думаю, в миллионом городе, таком, как Донецк, выставочная деятельность себя не окупает и не рассматривается как бизнес-проект. Но есть еще надежда на меценатов.

Проводите ли вы сейчас мастер-классы, лекции?

Пока единственный мастер-класс прошел в «Изоляции», это было условием договора.

В какую погоду вы предпочитаете фотографировать?

Все-таки, предпочитаю тепло. Мне важна комфортность на улице. Так как я не продаю свои фотографии, могу себе позволить выходить на улицу тогда, когда захочется. Вот сегодня на улице метель. И я решил, что не пойду (смеется).

Какую из своих серий вы считаете наиболее удачной? Почему?

Я бы сказал, что у меня одна сплошная серия. Если и разбиваю фотографии на папки, то это происходит, скорее, согласно с периодами времени или географией. У меня нет проектов или серий в современном понимании. Когда я был резидентом «Изоляции», нужно было выбрать тему, подходящую к проекту «Переменная облачность», и я выбрал для себя Будённовский район города Донецка. Это один из самых больших районов города, в котором, однако, я прежде не фотографировал. Я четко выделил его на карте и за месяц исходил вдоль и поперек. Но опять же, эта тема не выбилась за рамки общего направления – повседневная жизнь Будённовского района. Выставка, организованная по этим материалам, называлась «Больше жизни». На одном из снимков был рекламный плакат ресторана «Больше жизни», а под ним вывеска «Ритуальные услуги». Я подумал, что это хорошее название для тех сорока фотографий, которые выставлял.

А вообще я редко комментирую свои снимки. Максимум — укажу, где и когда была сделана фотография. И с фотографических ресурсов я практически ушел, потому что фотосайты довольно часто меняют дизайн, а я человек консервативный. К тому же у них есть ограничения, сколько фотографий я могу выставить в определенное время. И теперь я в основном в Фейсбуке.

Как вы находите контакт с людьми, которых фотографируете?

Честно скажу, для того чтобы снимать на улице, нужно снимать много. Стоит сделать перерыв, и начинаешь чувствовать себя на улице с фотоаппаратом неуютно. Это проблема очень многих начинающих фотографов. Я, например, не очень люблю уличные фотографии, снятые объективом с фокусным расстоянием больше 50 мм, такие «ситуации, подсмотренные из кустиков». Я понимаю, когда идет матч, и человек не может зайти на футбольное поле, или другая ситуация, когда приблизиться просто невозможно. Ну а так, все знают: «хочешь сфотографировать лучше – подойди ближе». Важно, чтобы ты мог пообщаться с человеком, которого фотографируешь, в случае, если у него возникают вопросы. Часто отвечаю, что я документальный фотограф и в данный момент фотографирую жизнь этого района, улицы и так далее, потому что мне это интересно. Многих людей откровенный ответ на вопрос вполне устраивает. В Будённовском районе Донецка некоторые, правда, воспринимали меня как санитара леса и давали советы что снять, где находятся свалки, разрушенные детсады. Приходилось говорить, что я не ищу горячих журналистских тем.
Фото Александра Стринадко
Бывали ли в вашей практике случаи, когда люди категорически отказывались фотографироваться?

Да, бывали, конечно. Обычно я фотографирую на ходу. И вот, как-то заметил, что у одной из пятиэтажек собираются бабушки для игры в домино. Мне стало интересно, потому что ведь это мужская игра. И я специально приехал туда еще раз, чтобы их сфотографировать, но не застал доминошниц. У другого подъезда сидела бабушка, которая мне объяснила, что сейчас по телевизору идет сериал, и все бабушки-игроки его смотрят. Я приехал в третий раз и доброжелательно предложил игрокам сфотографироваться, хотя я редко делаю такие, можно сказать, частично постановочные фотографии. Но столкнулся с нежеланием даже просто пообщаться. «Из кустов» фотографировать не стал. Просто «доминошницы» перешли в разряд фотографий, которые я не сделал.

Помните ли вы еще какие-то кадры, которые не сделали?

Да. Вот, например: осень, Донецкий вокзал, идет дождь. Я прихожу к поездам встречать какую-то посылку и вижу, что к деревянным лавочкам у туалета поводками привязаны больше десяти служебных овчарок. С ними рядом стоит солдатик в шинели с погонами внутренних войск. Возможно, конвойная команда отправилась перекусить или еще куда-то. Я начинаю доставать фотоаппарат, все собаки внимательно за мной наблюдают, а затем дружно срываются на лай. Собаки, видимо, были обучены такой реакции на человека с чем-то поднятым в руках и направленным на них. В тот момент я понял, что, если хотя бы одна отвяжется, то в запале оторвутся и другие, и этот молодой солдатик, который сам уже испугался, он ничего не сможет сделать. И я ретировался. Но фотография была бы очень красивая: вытоптанные собачьими лапами и залитые водой газоны, солдат в мокрой шинели, мокрые собаки.

Как бы вы назвали тот жанр, в котором работаете?

Еще в советское время мы с друзьями называли этот жанр «субъективный документализм». Взгляд на окружающее, содержащий в себе определенное отношение в соответствии с мировоззрением автора. Я не стремлюсь делать красивые картинки. Наверное, немногие стали бы фотографировать то же, что и я. Хотя во всем, что снимаю, я вижу красоту. Все это мне очень дорого.

Не собираетесь ли вы когда-нибудь отказаться от пленочной камеры?

Пока нет. Когда-то у меня была возможность попробовать цифровую Leica M8. Это камера, которая подходит под мою съемочную философию. Кроме того, что исчез курок и на задней стенке появился дисплей, видоискатель остался тот же самый. То есть, через него я вижу то же, что и через свою пленочную камеру. Это очень здорово.

Какими камерами вы сейчас снимаете? И какую пленку используете?

Всю жизнь я снимаю «Лейками» и «Никонами». У меня были почти все «Лейки» и почти все «Никоны». Сейчас у меня Leica M7 и две M2. Раньше я снимал на пленку из уцененки за 10 копеек, также покупал в бобинах, в основном А2Ш. Сейчас ситуация примерно такая же. Я покупаю самую дешевую пленку по интернету из-за рубежа. Сейчас снимаю на Polypan F 50, бобина 90 метров стоит примерно 30 евро. Хотя даже сейчас ловлю себя на том, что снимаю бережнее или, лучше сказать, вдумчивее из-за цены пленки.

Если возможно так поставить вопрос, отличается ли эмоциональная окраска (тональность) ваших черно-белых и цветных снимков?

У меня сложные отношения с цветом. Я периодически делаю заходы на цветную съемку. Даже сейчас у меня в камере заряжена цветная пленка. Но снимаю две-три цветные пленки и делаю большой перерыв. Иногда ловлю себя на том, что, фотографируя на цветную пленку, я часто снимаю цвет ради цвета. Мне пока сложно снимать в цвете и получать такой же документальный результат. Недавно я выложил старые цветные фотографии в Фейсбуке. То есть, я все время делаю такие попытки, но пока цвет меня устраивает больше при съемках с помощью iPhon. Когда-то у меня была камера Polaroid SX-70. Фактически iPhone для меня сейчас это тот же Polaroid.

Что бы вы могли посоветовать молодым начинающим фотографам, особенно из провинции?

Как-то, после большого перерыва, я приехал в Москву. Меня пригласил Саша Орлов, с которым мы познакомились через сайт Photographer.ru. Собрались ребята, с которыми мы уже были знакомы по сети, я показал свои отпечатанные на бумаге старые фотографии. А потом сказал им: «Ребята, я вам всем немного завидую, потому что из всех, здесь собравшихся, почти никто не зарабатывает фотографией на жизнь». Я думаю, что фотографу выпал хороший путь, когда фотография для него – это хобби, а не средство заработка, потому что я всю жизнь пытался совместить эти два параллельных мира: коммерческую и авторскую фотографию. Сложно переключаться.

Когда молодые фотографы говорят, что для них важно освоить технику обработки фотографий и технику съемки, для того, чтобы зарабатывать на жизнь своим фотоаппаратом, мне становится грустно. А в целом пожелание молодым фотографам такое: больше фотографировать, знать историю фотографии и проявить за свою жизнь хотя бы одну пленку в фотобачке.

Александр, спасибо!

Отсюда

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк