Отдых

Гран Торино в ночном Донецке

Я и раньше был ночной зверушкой, а как война началась, так и вовсе приучил себя ложиться на рассвете. Третий год пошел, а все не могу заставить себя уснуть раньше трех часов утра.

Вчера, под настроение, решил еще раз посмотреть драму Клинта Иствуда "Гран Торино". Уж очень здорово эта картина в настроение вписывалась.

Гран Торино

Очень жаль, что Клинт извел молодость на роли в спагетти-вестернах. Не раз пытался отыскать в них что-нибудь эдакое, но впечатлил только "The Unforgiven", где Иствуд уже немолод и лихо заменяет стрельбу по-македонски хорошей драмой.

Кому-то нравится "Малышка на миллион", другие восхищаются "Флагами наших отцов", а третьим ближе его "Письма с Иводзимы". Мне нравятся все его фильмы. В них чувствуются талант, страсть и дух старой школы. Так сегодня уже не снимают.

Но, "Гран Торино", лично для меня, точное попадание в десятку.

Про веселые трубы

Бывают такие дни, когда не то, что опустишь руки, а кажется, что еще чуть-чуть, и протянешь ноги. У меня такой выдался недавно.

А ведь все начиналось прекрасно. Двое сыновей-богатырей ушли в загул. То есть, гулять на детскую площадку. И я смогла спокойно написать пару новостей на портал, где работаю. Но я вообще-то много где работаю. Я же домохозяйка.
И вот, дети вернулись.

– Мама! А что на обед? – это младшенький.
– Овощное пюре и вареная рыба.
– Фу, гадость! Не хочу есть! – мой младший не любит рыбу.
– А я хочу! Что мне на обед? – это старшенький подключился.
– Для нас я еще не доварила еду.
– Пусть мое ест! – младшенький щедр.
– Сейчас съем! – старшенький хочет есть.
– Нет не надо! Не смей! – начинается ор младшенького.
– Успокойтесь, оба! – это уже я.

О! Чудо. Звонит телефон. Мой спаситель. Дети точно знают, если маме позвонили, значит, надо раствориться в комнате.

Я прижимаю девайс к уху левым плечом, а правой рукой мешаю кашу на плите.

– Елена Васильевна, вы можете говорить?
– Конечно! – говорить-то я и вправду еще могу.
– Руководство трубного завода, что дает у нас рекламу, хочет, чтобы текст был повеселее. Вот, как вы написали репортажик из агрофирмы.
– Саша! Трубы диаметром 6 – это не смешно. Я не пойму, где там веселиться? Обыграть, как число зверя, если эти трубы поставить три в ряд?
– Ха-ха! У вас прекрасное чувство юмора. Мы в вас верим!
– Мама, я хочу есть, – просовывается на кухню лицо старшего.
– А я не хочу есть совсем-совсем! – вопит из спальни младшенький.

Старшему еда еще не готова, младшему – уже стынет на столе.

Ловлю младшего по квартире, усаживаю за стол. Довариваю кашу, разогреваю мясо, заканчивая нарезать салат.
Так. Оба сына едят каждый свое.
Сажусь за компьютер и вскидываю руки над клавиатурой, что тот Гилельс над клавишами.

Трубы… веселые трубы. «Труба - стране, труба – заводу», – между прочим, такой лозунг провисел в моем родном городе лет десять при СССР. Потом пророчество сбылось.

Нет, не буду писать такой заголовок.

Мужчины любят длину и диаметр. Для них это важно. Нужно обыграть. А вот если все трубы завода "сварить" в одну боооольшущую трубу, то этим монстром можно будет обмотать всю землю трижды. О, это прикольная идея. По крайней мере, вносит веселую нотку. Начинаю «сваривать трубы» и прикидывать, кому позвонить, чтобы взять живенький комментарий о влиянии труб на его жизнь.

Опять звонок, бегу к телефону, который оставила где-то в недрах квартиры.

– ААА! Что это?? – подвываю от боли.
– Ура! Моя машинка нашлась! – радуется мелкий и бряцает ложкой о стол. Красивый узор из пюре и рыбы оживляет унылый кухонный пейзаж.
– Мам, ну ты че грустная-то такая? – это уже старшенький.

Я грущу, что завтра – 1 сентября. И дети растут так быстро. И как я буду без всего этого?

Всех с ПРАЗДНИКОМ!!!

Елена Котельва

Про то, как красиво уходит лето

К счастью или, быть может, к сожалению, ничто в этом скучном мире не умеет расставаться с жизнью также красиво, как это делает лето.

Весна, в сущности, не умирает. Как совсем юная девчонка, она просто становится чуточку взрослее. Прибавляет годков и осень, превращаясь в скверную и вечно недовольную каргу.

Та цепляется за жизнь руками и ногами, повисает на ней, как глупый кот на запястье хозяина. Глядит дурными зенками и плюется неуместными заморозками. Баяны рвутся на похоронах, что твои чулки в первую брачную ночь.
С летом все иначе. Оно уходит из жизни спокойно, как уже немолодой самурай. Вдох-выдох и лето растекается буквами по страницам дневника, вымокшего под дождем.

Не молит о помощи, не бьется в муках, протягивая к нам скованные болью руки. Не вынуждает родственников жить у постели, ожидая вердикта молчаливого врача "скорой" помощи. Оно рассыпается по земле желтыми листьями, желая лишь одного. Чтобы помнили.

Так умирает настоящая, пусть и трудная любовь, но даже ей не достает изящества.
А когда воздух терпко запахнет медом, а утреннюю тишину разобьет нерешительный, но такой живой и беззлобный топот маленьких ног, дворники выметут с улиц последние следы ушедшего лета.

Распахните же окна и услышьте последние вздохи этого лето. Не бойтесь дождя. В конце концов, ради вас, лето не побоялось умереть.

P.S. Извините. Я ведь осенью родился. Меланхолия - мое все.

В Донецком ботаническом саду появился священный базилик

Донецкие ученые пополнили коллекцию государственного ботанического сада саженцем туласи, или базилика священного, выращенным из подаренных индийскими коллегами семян. Об этом корреспонденту ДАН сообщил научный сотрудник отдела тропиков и субтропиков ботсада Александр Елизаров.

 Туласи

«Все началось с выезда по вызову индийских гостей Донецка, — рассказал он. — В роли доктора мне предстояло осмотреть их заболевшее растение. После в подарок за свою работу я получил семена базилика священного. Это было для меня высочайшей наградой, так как до сих пор в коллекции Донецкого ботанического сада его не было».

Богатый лечебными свойствами туласи был высажен в одной из оранжерей учреждения.

Туласи — кустарник из семейства Яснотковых. Он почитается как священное растение в ряде религиозных традиций Индии, где ему поклоняются как одному из воплощений богини изобилия Лакшми. Базилик священный обладает большим спектром лечебных свойств.

Всего в Донецком республиканском ботаническом саду на сегодня созданы пять тематических оранжерей общей площадью до трех тысяч квадратных метров. Там размещены коллекции растений Америки, Азии, Средиземноморья, Африки и Австралии, тропиков и субтропиков, а также растения влажных тропических лесов. Они регулярно пополняются за счет командировок в другие ботсады, семян и черенков, полученных по делектусу (международная система обмена семенами) из других стран и от любителей, которые дарят друг другу образцы видов и сортов растений или обмениваемся ими.

Отсюда

Леся Орлова про звездных экспертов на любую тему

Что все во всем эксперты - это давно понятно. Лично меня это уже и не злит даже, хотя до высот снисходительной улыбки в таких случаях я, конечно, не дошла и не дойду. Но зато дозрела, вы будете смеяться, до искреннего признания собственной вины в построении этой дикой модели "всякий имеет право на мнение" и размывании понятия "мнения" вообще. Нет, подождите, не обвиняйте меня так уж сразу в истерическом "жесюи", я объясню.

Я, видите ли, довольно долго работала в таких специальных отделах СМИ, которые в самих же СМИ принято называть "культуркой" и к которым в этих самых СМИ обычно относятся как к чемодану без ручки: нести - не понятно, зачем, а бросить тоже как-то некомильфо. И вот, представьте себе, планерка. На планерке обсуждаются темы выпуска. Темы важные: какая-нибудь шняга в парламенте, еще какая-то шняга из области международной политики, шняга в экономике, шняга в криминальной хронике, шняга в спорте и шняга из серии "читайте историю". Все очень строго, со сдвинутыми бровями, обсуждают, как это будет подано, какие там точки зрения надо представить, цифры, графики и прочее, с серьезным видом всеми именуемое "аналитикой". А потом настает мой редакторский звездный час! Потому что в финале мне говорят - с вас мнения звезд.

Как быть Звездой‬

Выражение «поймать/словить звезду» мне кажется на редкость точным. Да, конечно, во все времена случалось: артист, добившийся большой популярности, проникался горделивым сознанием собственного величия, но все же это явление, кажется, не достигало сегодняшних масштабов. Может, тут дело в девальвации понятия «звезда» (смешно, и определение-то это девальвирует истинный талант, но тут мы уже имеем дело с девальвацией девальвированного :-( ).

Каждая малышка из дневного сериала первым делом обзаводится специальной капризно-пренебрежительной гримаской для публики; каждый малыш из реалити-шоу осваивает цепкий взгляд, сканирующий, все ли узнали и замерли в восхищении; и каждый из них мыслит понятиями «райдер» и «мое время дорого стоит».

Эта вот тотальная коррозия характерна, по моим наблюдениям, для артистов где-то двух предпоследних поколений (последнее в расчет не беру – я, к счастью, избавлена сейчас от необходимости пристально его изучать). И странная, очень редко дающая сбой закономерность: чем значительнее талант и чем больше у артиста заслуг, тем он проще и приветливее. Ну, и наоборот, конечно.

Я могла бы сейчас рассказать об актрисе-певунье по фамилии, допустим, Уткина, известной в народе исключительно ролью жены криминального авторитета в эпохальном сериале про романтических бандитов. О том, как несколько часов мы сидели на точке – в очередном шикарном месте, - с выставленным светом, с камерами наизготовку, не решаясь отлучиться даже на минуту. А наш продюсер тем временем ездил за Уткиной по городу.

Сначала она забыла о назначенном интервью, потом решила, что для вдохновения ей нужен шопинг, и отправилась в рейд по бутикам, потом внезапно поняла, что срочно необходимо сделать укладку, и для нее это срочно устроили в лучшем салоне города. Все это время продюсер перемещался с точки на точку, потому что каждый раз, уносясь в представительской машине, Уткина лениво обещала, что «вот еще в одно место, подождите, и я буду готова».

А после укладки (и через шесть часов нашего ожидания) внезапно резко сообщила, что никакого интервью не будет, потому что – вы что, не видите, что я устала?! (от всей души надеюсь, что как минимум потребительский ее снобизм здорово был потрясен реалиями нашего скромного шахтерского городка – бутики у нас по ассортименту, свежести коллекций и ценам, в общем, не отличались, а то и превосходили ЦУМ, Подиум и прочий Третьяковский проезд… может, поэтому, кстати, Уткина так и взбесилась в итоге?)

О почти случайной встрече с Сергеем Юрским

Это – отдельный текст совсем, без всяких хэштегов, конечно. Такой текст, где слово «звезда» вопиюще неуместно и мелко. Я в последние дни все время вспоминаю что-то, а это воспоминание – совершенно отдельное и ценное, стоящее на особой полке. И вот уже целый день я его проживаю заново, возвращаюсь к нему мыслями – и пока не запишу, наверное, не перестану. В общем, вот…

Однажды, давно, мой хороший приятель-меценат пригласил меня в Мариуполь – он организовал приезд Сергея Юрского в полузабытом формате «встречи со зрителями». Он меня просто как гостя пригласил, не как журналиста, и вечер в театре был удивительный. Юрский читал, рассказывал, отвечал на записки, и был таким чудесным, таким всеми любимым… Мы руки отбили, аплодируя и не отпуская его со сцены, не желая расставаться.

Но прощаться все равно пришлось.

А дальше случилось вот, что. Приятель-меценат знал, что завтра утром мне обязательно нужно быть дома. А Сергея Юрьевича уже ждала машина, чтобы везти в аэропорт в Донецк. И вдруг приятель робко спросил Юрского, не будет ли тот возражать, если я поеду с ним.

Юрский был не просто удивлен. Он был оскорблен. Тем, что кому-то вообще пришло в голову, что он может отказать.

И в итоге мы с ним уселись рядом на заднее сиденье машины, и я совершенно оцепенела. От почтения, от странности ситуации, от незнания, как себя вести – молчать? говорить?

Видимо, Сергей Юрьевич мое смущение понял – и пришел мне на помощь. Он заговорил со мной сам. Стал расспрашивать о том, кто я, какая я, что делаю, чем интересуюсь, что мне нравится и что не нравится. Это были не просто вежливые вопросы, а искренний интерес, и я отвечала, чувствуя себя все более легко. И дальше разговор стал именно разговором – о чем только мы не переговорили! О политике, об искусстве, о стихах, о плохих и хороших людях, о его отце, жене и дочери, о друзьях, коллегах, Товстоногове, кино и театре, поэтах и уходящем жанре чтецкого искусства… Периодически мне хотелось, как в книжках, себя ущипнуть, потому что никак не верилось, что это происходит на самом деле. Вот машина едет по ночной трассе, у водителя тихонько играет какая-то приятная музыка, на переднем сиденье дремлет сопровождающий, а я сижу сзади бок о бок с самым настоящим Сергеем Юрьевичем Юрским и говорю с ним, как будто знаю его миллион лет, и ему правда интересно, что я думаю, а на мои вопросы он отвечает так, будто от его ответа зависит что-то по-настоящему важное.

Как быть звездой

Учебное пособие по вызыванию и поддержанию народной любви для состоявшихся и начинающих знаменитостей.

Предисловие, которое можно пропустить, но лучше этого не делать* (*Вот вы, звезды, вечно все пропускаете, типа самые умные, и от очевидностей отмахиваетесь, мол, вашим светом и так земля держится, а потом вас совершенно незнакомые люди разными неприятными словами обзывают, и это очень обидно, да? Во-о-о-от!*)

Один умный человек сказал мне, что лучше всего любой рассказ начинать с убийства. Ладно, убийство так убийство.

Однажды, некоторое количество лет назад, мне довелось покататься на забавном кораблике, принимая забавное участие в забавном конкурсе - как-нибудь отдельно расскажу, но намекну, что там надо было по возможности красиво ходить по сцене, а за это именитое жюри выставляло оценки. Председателем жюри был главный спонсор, а вторым по значению – знаменитый певец, обладатель уникального тембра, огромного живота, сугубо матерного вокабуляра и чудовищного, неописуемого самомнения. Кораблик – пространство довольно ограниченное, поэтому несколько сотен путешественников глаз не сводили с кумира, которого давайте-ка непритязательно назовем Сельским.

Про мужчин и интервью

Увидела тут один пост сейчас - и вспомнила. За 22 года работы (жесть, конечно, когда цифру эту осознаешь) мне довелось взять, кроме шуток, гигантское количество интервью у звезд. У настоящих и однодневных, разных.И всего дважды общение со звездой-мужчиной вызвало во мне колоссальный чувственный отклик (не путать с "эротическим" или "физиологическим"!) - острейшее чувство мужского начала в собеседнике.

Первым был как раз Ивар Калныньш (это я о нем пост прочла). На тот момент ему было совсем под шестьдесят, на которые он не выглядел совсем - редкостная, фантастическая моложавость без малейших попыток молодиться. То есть, он был очень стильно-разгильдяйски одет в какие-то свободные белые штаны и художественно рваную футболку, но при этом явно не пытался убежать от своего возраста.

Как собеседник он на меня произвел крайне тягостное впечатление. У него такая забавная манера оказалась, какую мне приходилось встречать только у очень изворотливых чиновников. Он безусловно понимал любой небанальный вопрос. Но, услышав его, прямо вот у меня на глазах проделывал забавный риторический трюк: начиная говорить, сначала последовательными откровенными силлогизмами сводил небанальный вопрос до самого банального, а потом уже на этот банальный отвечал - с чарующей насмешливой улыбкой.

Ну, грубо говоря, ты его спрашиваешь, допустим, о национальной актерской школе и о том, каково было вписывать ее в "общегосударственную", довлеющую, со всяческим "станиславским", а он внезапно тебе рассказывает о "творческих планах" или "смешных случаях на гастролях".

И вот самое смешное, меня это даже не раздражало и не обижало, потому что в какой-то момент я поняла, что вообще с трудом концентрируюсь на его словах. Я реально больше смотрела, как у него шевелятся губы, чем слушала, что они произносят. Как он скупо и белозубо улыбается - и лицо, вроде, и освещается этой голливудской улыбкой с глубокими продольными складками, но при этом становится опасно-жестким. Как он свободно откидывается на спинку дивана, прикрывая в этот момент глаза.

Кукольных дел мастер

По части КИП и автоматики Сергей Колесниченко на донецкой шахте имени газеты «Социалистический Донбасс» отработал больше десяти лет. Потом стал… механизатором. Нет, к селу это отношения никакого не имеет. Это имеет отношение к театру. Да еще и к кукольному.

Сергей Колесниченко

Как утверждают историки, первые упоминания о них относятся к третьему веку нашей эры. На Руси они появились в XVII веке и назывались Петрушками. Сами куклы бывают верховыми и низовыми, планшетными и теневыми, керамическими и… какими они только не бывают! Но чтобы свершилось чудо и они ожили, во всех случаях, оказывается, без механика не обойтись.

В Донецком театре кукол им и работает Сергей Колесниченко. В цехе, где готовят и сопровож­дают спектакли, делают для них кукол, у него свое место. На столах лобзики, фанера, особая гордость Сергея – станки, и новые куклы. Вот Медведь. Пока к нему не прикоснулась рука мастера – деревяшка деревяшкой, хоть и в расшитой рубахе. Но Сергей поколдовал над ней, нажал какую-то пимпочку – и Медведь открыл глаза, поднял лапу: «Привет, ребята!»

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк