Международный опыт реинтеграции территорий

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

Проблема реинтеграции расчлененных в результате политических, этнических, военных конфликтов государств, территорий и обществ, к сожалению встречается практически во всех уголках планеты. На сегодня в мире существует более 500 автономистских и сепаратистских движений, создавших около 100 самоуправляемых непризнанных или частично признанных государств и территорий, занимающих более 14 млн. км2 (около 10% суши) в которых проживает более 220 миллионов человек.

При этом активные боевые действия идут только на 27 таких территориях. В остальных случаях конфликты имеют статус "законсервированных" или "неразрешенных".

Как показывает мировой опыт, самым сложным и продолжительным является совсем не период активной фазы конфликта, а - время урегулирования и реитеграции территорий или определения её признанного правового статуса.

Все государства, столкнувшиеся с проблемой сепаратизма, вынуждены были создавать собственные механизмы урегулирования, исходя из специфики конфликтов, геополитического окружения, ресурсов, а также собственного политического и исторического опыта элит. При этом говорить о неком универсальном рецепте урегулирования подобных конфликтов, к сожалению, не приходится даже в рамках одного государства или региона.

Для примера:
- одно из самых «лоскутных» государств мира - Индонезия имеет целый «букет» абсолютно разных опытов разрешения проблемы сепаратизма и отделения регионов:
1. Вооруженное подавление сепаратистского движения (западная Новая Гвинея);
2. Замораживание конфликта (Южно-Молуккская Республика);
3. Автономизация (провинция Ачех);
4. Отторжение региона и провозглашение его признанной международно-правовой независимости (Восточный Тимор);

- два разных опыта есть у Испании - Страна Басков (автономия), Каталония (идет процесс провозглашение независимости);
- Великой Британии - Ирландия (независимость), Шотландия, Уэльс (автономизация), Северная Ирландия (автономизация, совместное управления с Ирландией).

Однако исходя из международного опыта все же можно вычленить определенный алгоритм - «золотую середину» - принципы наиболее часто эффективно повлиявшие на успешное разрешенных дезинтеграционных конфликтах.

Особенно, в этом ключе, нам интересен опыт демократических европейских стран.

МОДЕЛЬ №1. «От терроризма к расширению местного самоуправления: «Южный Тироль (Италия)»

ИСТОРИЯ

Проблема Южного Тироля, известная еще как «тирольский сепаратизм», связана с пребыванием в границах современной Италии немецкоязычного меньшинства (параллели с Донбассом – большинство населения русскоязычных), которому со временем была предоставлена значительная автономия.

Периодически в разных концах мира на историю ЮТ указывают как на образец эффективного решения проблемы путем максимального расширения прав местного самоуправления.

Южно-тирольский сепаратизм возник в 1919 г. после присоединения по итогам 1-й мировой войны к Италии Южного Тироля - региона в Альпах, который почти 600 лет был частью Австрии с преобладающим немецкоязычным населением (95%).

При этом итальянское правительство пыталось проводить в регионе политику принудительной итальянизации, что привело к взрыву насилия и началу террористических атак.

Особенно остро конфликт разгорелся в период между 1956 и 1988 гг. За это время сепаратисты Южного Тироля провели более 360 террористических атак, жертвами которых стали десятки людей, значительные разрушения получила инфраструктура Италии.

Например, с 11 по 13 июня 1961 года во время так называемой "Огненной ночи" сепаратисты взорвали 50 опор линий электропередач, лишив электроснабжения промышленный регион Италии Больцано и прервав железнодорожное сообщение.

За время конфликта десятки тысяч людей вынуждены были эмигрировать из региона, тысячи находились под следствием.

Противостояние продолжалось до 1992 года (юридическое оформление его завершения было реализовано в 2001). Хотя, формально, под давлением ООН, стороны пришли к соглашению - «Пакту» еще в 1969 г., легшего в основу нового Статута Автономии 1972 г.

В 2001 году регион получил еще более расширенный автономный статус. На сегодня конфликт завершен.

ИНСТРУМЕНТЫ РЕШЕНИЯ КОНФЛИКТА

І. Политико-правовая автономии.
В итоге Южный Тироль имеет статус конституционной автономии, включающей законодательные полномочия и механизмы защиты меньшинств во всех сферах. Таким образом гарантирована защита и сохранность культурных и языковых различий отдельных этнических групп, образование и использование немецкого языка.
Законодательной властью в регионе наделен местный парламент из 70 представителей, избранных жителями региона. Парламент имеет право принимать законодательные акты в рамках так называемых «исключительных полномочий»: торговля, промышленность, здравоохранение, спорт и развлечения. В этих сферах региональные законы имеют ту же юридическую силу, что и законы государства.
При этом Парламент ЮТ избирает президента, двух вице-президентов и министров автономии, а в течение срока полномочий избранного парламента пост Президента региона попеременно должны занимать представители немецкой и итальянской общины. Состав правительства провинции, ее комиссий, муниципальных органов, избираемых не на прямых выборах, также должен соответствовать численной пропорции языковых групп. Президент Автономной провинции Больцано/Бозен имеет право принимать участие в заседаниях Совета министров Италии, когда обсуждаются вопросы, касающиеся Южного Тироля.

ІІ. Финансовая автономия.
Стоит вспомнить и о том, что Южный Тироль является богатейшим регионом Италии (также как и Донбасс до военных действий) и во избежание конфликтов в экономической сфере был выработан крайне интересный инструментарий.
Во-первых, провинция получает почти все доходы от государственных налогов, собранных государством в Южном Тироле, а также за его пределами. Только 1/10 часть доходов удерживается государством для финансирования своей сферы полномочий, а все остальные финансы (9/10) остаются у местного правительства. В расходной части провинция обладает также полной автономией.
И на конец, следует указать на то, что финансовая система автономной провинции не может быть изменена без согласия самой провинции.

ІІІ. Гуманитарно-культурная автономия.
В регионе немецкий язык равноправен с итальянским и признан официальным. Он может полноправно применяться в административно, уголовно-правовой, судебной, правоохранительной и даже законодательной сферах.
Следует напомнить и том, что состав правительства Южного Тироля, местных органов самоуправления, а так же полиции должен соответствовать численной пропорции языковых групп.
В наши дни Южный Тироль – это процветающий регион Италии, который прошел тяжелый этап становления. Для того, что бы это стало реальностью, было вложено немало трудов: разработан особый механизм автономии с широкими полномочиями местного самоуправления, благоприятное финансирование и привилегии для немецкоязычной общины в обмен на участие в общей правовой и экономической системах, общественно-политической жизни Италии.
Ключ – максимальное расширение прав местного самоуправления.

МОДЕЛЬ №2. «Автономизация и политическое конструирование: «страна Басков (Испания)»

В «стране басков» сепаратистские процессы разворачивались на почве этнокультурных различий, усугубленных неэффективной государственной политикой и экономическими проблемами. Однако Испания будучи, как и Украина, унитарным государством смогла найти политическое решение - определить особый статус автономии для территории Страны Басков.
Впервые независимость Страны басков была узаконена в 1425 году, но впоследствии баски лишились этого права, и лишь в 1936 г., на недолгий период в ходе гражданской войны в Испании, автономия Страны Басков была восстановлена - созданы собственное правительство и парламент. Но уже в 1937 году после победы «франкистов» автономия края вновь была ликвидирована.
После окончания Второй мировой войны в Стране Басков образовалась изначально молодежная, националистическая организация «ETA» («Страна басков и свобода»), трансформировавшаяся позже в военизированную организацию, насильственным (часто террористическим) путем добивающаяся отделения региона от Испании и создание независимого государства басков. Организация развернула террористическую и партизанскую войну против органов власти в результате которой погибло около тысячи человек. В качестве оперативной базы «ЕТА» использовала приграничные территории Франции, где также проживает много басков.
Мирные переговоры с ЕТА многократно срывались. Уровень недоверия между представителями Испании басками был крайне высок, что осложнялось отсутствием рациональных переговорных сторон.
В 1978-м, правительство Испании идет на огромный риск - новая Конституция страны, проголосованная на референдуме, закрепила автономный статус области Страны Басков и предоставила право иметь собственный выборный парламент, полицию, систему школьного образования и налоговое управление.
Это существенно снизило социальную поддержку баскских радикальных сепаратистов и привело к формированию легального политического игрока автономии - Баской националистической партии. БНП, с одной стороны пользовалась поддержкой населения региона, а с другой была легальной политической организацией, что гарантировало базовые условия для интеграции и политического диалога с Испанией.
В 2003 году лидером БНП и на тот момент председателем правительства Хуаном Хосе Ибаррече был предложен план превращения Страны Басков в «свободно присоединившееся» к Испании государство». Однако испанскими властями данное предложении было отвергнуто.
В Стране Басков и на сегодняшний день не стихают дезинтеграционные общественные настроения. В 2012 году на 2015 год был назначен референдум об отделении от Испании. Правительство Испании сумело добиться его отмены. Однако баскскими властями в 2014 году был проведен опрос, который должен был бы показать настроения населения касательно возможного отделения: 39% проголосовали бы "за", 29% выступают "против", 12% воздержались бы, 20% не определились с ответом.
В итоге, на сегодняшний момент Стране Басков предоставлен статус автономии с собственным законодательным органом. Следует учесть и факт того, что данный регион является одним из самых экономически развитых в Испании. ВВП в пересчете на душу населения практически на 35% превышает средний по стране показатель.
Баскской националистической партии были прощены все их антиправительственные и сепаратистские действия. На сегодняшний день они представлены в испанском парламенте: имеют по 5 мандатов в Сенате (верхняя палата) и Конгрессе (нижняя палата). Баскская националистическая партия имеет наибольшее представительство в местном самоуправлении: в Баскском парламенте имеют 30 мандатов из 75, также лидер их фракции на сейчас занимает пост председателя правительства региона.
Следует отметить, что Баскский регион также был интегрирован в общеевропейскую политическую жизнь. Депутаты от БНП представлены в Европарламенте - в группе Альянса либералов и демократов за Европу (ALDE).
Не маловажным является также и факт того, что испанскими властями баскский язык был признан как национальный (фактически официальный в регионе).
Ключ – автономизация, расширение прав региональных элит и конструирование легального политического игрока для переговоров о статусе региона.

МОДЕЛЬ №3: «Регионально-автономистская» (Северная Ирландия, Великобритания, Ирландия).

Данный пример в историческом контексте можно считать одним из наиболее близких украинской ситуации. Ведь конфликт в Северной Ирландии имел:
- политическую, религиозную, этнокультурную (языковую) составляющие;
- Великая Британия исторически проводила политику колонизации севера Ирландии и ассимиляции местного ирландского населения;
- экономически Северная Ирландия ориентирована на Великую Британию;
- в результате противостояния исторический регион Ольстер фактически разделен на 2 неравномерные части: 1. В составе независимой Ирландии; 2. Северная Ирландия - в составе Великой Британии;
- на стороне сепаратистов в Северной Ирландии активное участие принимало Ирландское государство, политические и военные структуры, а юнионистов - британская армия и полицейские силы;
- решение было найдено путем отказа всех сторон от военного пути, автономизации и демократизации общественного управления; закреплении этих решений в конституционном законодательстве сторон.

ИСТОРИЯ
Ирландия получила независимость от Великой Британии в 1921 году в результате войны за независимость. Но часть территории страны – Ольстер – оказался разделенным между непосредственно Ирландией (районы с преимущественно ирландским католическим населением) и Великой Британией – Северная Ирландия (преимущественно протестанты – англичане, шотландцы и т.д.).
Борьба Ольстерских (североирландских) сепаратистов за независимость от Англии и присоединение к Ирландии продолжалась более 80 лет (1916-1998). Ее жертвами стали более 3,5 тыс. людей, большинство из которых гражданские лица. Конфликт характеризовался террористическими методами борьбы – атаками на военные и гражданские объекты, подрывами бомб в публичных местах.

УРЕГУЛИРОВАНИЕ КОНФЛИКТА
Переговоры о мирном разрешении конфликта шли практически с первого дня его начала, но не увенчивались успехом в связи с тем, что стороны жестко стояли на своих позициях, не демонстрировали достаточного желания идти на компромиссы или срывали выполнение уже достигнутых договоренностей.
Все же к началу 90-х гг. уже прошлого столетия правительство Великобритании пришло к выводу, что военным образом решить конфликт невозможно, несмотря на наличие необходимых для этого возможностей.
Мирные переговоры были интенсифицированы и сконцентрированы на подписании всеобъемлющего политического соглашения. В итоге, после 22 месяцев консультаций, 10 апреля 1998 года было подписано так называемое «Белфастское соглашение» («Соглашение страстной пятницы»).
Соглашение подписали «внешние» участники конфликта - Великая Британия, Ирландия и ключевые партии Северной Ирландии. В том числе и «Шин Фейн» политическое крыло военизированных отрядов сепаратистов. При чем, со стороны «Шин Фейн» за стол переговоров сели люди, непосредственно принимавшие участие в террористической деятельности имеющие «руки по локоть в крови» - Джерри Адамс и Мартин Макгиннес.
Ключевыми пунктами мирного урегулирования стали:
- Северная Ирландия оставалась частью Великобритании, а Ирландская Республика отказывалась от территориальных претензий;
- было решено образовать Североирландскую ассамблею (избираемый парламент) и Исполнительный комитет (правительство из представителей католиков и протестантов);
- создание специального органа межирландского сотрудничества (между Ирландией и Северной Ирландией);
- создание межправительственного Совета британских островов, включающего представителей Великобритании, Ирландии, Ольстера, Шотландии и Уэльса;
- разоружение и амнистия североирландских вооруженных группировок (с обеих сторон) на протяжении двух лет в обмен на освобождение из тюрем ранее захваченных их членов;
- реформа полиции.
Имея печальный и многолетний опыт срыва мирных соглашений, Ирландия и Северная Ирландия вынесли их на Референдумы, где тексты были поддержаны большинством граждан.
Ирландия оперативно внесла изменения в свою Конституцию, которыми отказалась от претензии на территорию Северной Ирландии, а Великая Британия начала реформу Объединенного Королевства.
После этого последовали многочисленные попытки сорвать мирное урегулирование со стороны радикалов и милитаризированных групп, но наличие политической воли и результатов референдума позволили стабилизировать ситуацию.
В результаты взаимных уступок политиков Северная Ирландия остается разделенной страной, но люди не убивают друг друга и сосуществуют в рамках единой правовой системы.
Радикалы и сепаратисты включены в официальную политическую систему. Ныне «Шинн Фейн» является четвёртой по количеству мест в парламенте в Ирландии - 14 депутатов. На выборах 2011 года в Ассамблею Северной Ирландии эта партия получила 26,9 % голосов и 29 мест. В Исполнительный комитет Северной Ирландии входят четверо министров от Шинн Фейн. Мартин Макгиннесс, один из бывших лидеров ИРА, сегодня заместитель Премьер-министра Северной Ирландии с 2007 года.
На парламентских выборах 2015 года в Палату Общин (Великобритании) Шинн Фейн получили 4 мандата. Однако следует сказать о том, что представители этой партии с 1997 года ни разу не посещали заседания правительства и не присягали Королеве, так как это противоречит их главной идее – объединению Ирландии и выходу из состава Великобритании.
С 2009 года Шинн Фейн также представлены и в Европарламенте. Барбара де Брюн входит в состав политической группы «Европейские объединённые левые/Лево-зелёные северных стран».
Ключ – межправительственное соглашение Ирландии и Великой Британии, амнистия, политическая инкорпорация сепаратистов.

Модель №4. Внешнее управление и федерализация: Босния и Герцоговина

Дезинтеграционные процессы в бывшей Югославии, к сожалению, не пошли по Чехословацкому или даже советскому вариантам, а стали самой большой гуманитарной и военной катастрофой в Европе последнего 30-летия. Миллионы погибших, десятки миллионов беженцев, дегуманизация, этнические чистки и геноцид, тотальное разрушение экономики и социальной сферы – результаты взрывного разрушении Югославии.
Одной из наиболее сложных страниц итогового политического урегулирования в бывшей Югославии стал вопрос Боснии и Герцоговины.
До конфликта население Боснии и Герцеговины составляло более 4-х млн.человек: 44% боснийцы-мусульмане (преимущественно этнические сербы), 31% - сербы-православные, 17% - хорваты-католики, турки, албанцы, венгры, словаки, русские и др. Мусульмане преобладали в 49 общинах, сербы – в 37, хорваты – в 20.
В результате вспыхнувшей гражданской войны между тремя основными этническими группами при активном участии соседних Югославии (Сербии) и Хорватии от 90 до 300 тысяч людей стали ее жертвами, 500 тыс. получили ранения, 60% населения стали беженцами. Страна распалась на несколько частично признанных территорий.
Более 20 раундов мирных переговоров были безуспешными, а боевые действия продолжались, пока 21 ноября 1995 года под беспрецедентным международным давлением на военной базе в Дейтоне (США) лидеры сербов, мусульман и хорватов не подписали мирное соглашение и взаимной реинтеграции и создании общего государства - Боснии и Герцоговины. Гарантами соглашения выступили США, Россия, Германия, Великобритания, Франция и ЕС.
«Дейтонские соглашения» глубоко детализированы и включают не только текст договоренностей, но и карты разграничения, регулирование всех основных пластов жизни общества: Соглашение о военных аспектах мирного урегулирования; Соглашение о региональной стабилизации; Соглашение о линии разграничения между образованиями и связанных с этим вопросах; Соглашение о выборах; Конституцию Боснии и Герцеговины; Соглашение об арбитраже; Соглашение о правах человека; Соглашение о беженцах и перемещенных лицах; Соглашение о Комиссии по охране национальных памятников; Соглашение об учреждении публичных корпораций БиГ; Соглашение о гражданских аспектах мирного урегулирования; Соглашение о специальных международных полицейских силах).

В соответствии с соглашением и политико-правовой практикой мирное урегулирование в Боснии и Герцеговины базируется на нескольких принципах:
1. Федерализация и передача власти внутри страны созданным по национальному признаку субъектам – Республике Сербской и федерации Боснии и Герцоговины;
2. Политическое дуплицирование. Обязательное паритетное соотношение национального представительства мусульман, хорватов, сербов во всех центральных органах власти – парламенте, правительстве (министерствах), президиуме президентов, конституционном суде;
3. Право вето представителей любого из трех основных народов в органах власти;
4. Внешнее политическое, экономическое и военное управление территорией БиГ. Международные гарантии стран подписантов, ООН, ЕС, НАТО, ОБСЕ, МВФ;
5. Амнистия участников войны (кроме совершивших военные преступления).

В конечном итоге, с целью урегулирования высшая политическая власть в БиГе принадлежит Верховному представителю по Боснии и Герцеговине, который является главным представителем международного сообщества в стране (объединяющем одновременно мандаты ООН и ЕС), военная безопасность была обеспеченна контингентом НАТО (60 тыс. чел.), а все полицейские силы Боснии и Герцеговины подчиняются Комиссару Международных сил специального реагирования (МССР) ООН, выборы проводятся под контролем ОБСЕ, банковская система воссоздавалась МВФ, вопросы прав человека и арбитража контролируются органами с доминированием или привлечением иностранцев.
Ключи – федерализация, внешнее управление.

Украинский контекст

Конфликт на востоке Украины на сегодняшний день – это фактическая непризнанная война по испанскому сценарию 30-х гг. прошлого столетия, когда основная масса воющих - местное население, но активное и прямое участие в конфликте принимают разного рода «добровольцы» и «военные советники», армия и вооружения стран, столкнувшихся в геополитическом противостоянии.

Противостояние длится с апреля 2014 года и в нем, по информации ООН, погибло уже около 9 000 украинцев, получили ранения более 20 тыс. (декабрь 2015), около 5-7 тыс. украинских военнослужащих и комбатантов т. нз. «ДНР/ЛНР».

Не буду разбираться в причинах войны. Еще не время, да и это больше работа историков. При этом, здесь как в семье во время ссоры – если мы хотим ее сохранить, то вспоминаем хорошее и говорим о будущем, если нет – ищем кто виноват.

Но, в любом случае, хочется отметить, что война – это всегда банкротство политиков всех сторон конфликта, которые стали не нужными в это ситуации и уступили свое место военным.

Начиная с 12 февраля 2015 года (подписания Вторых минских соглашений), в значительной мере благодаря вмешательству гарантов Минского переговорного процесса - Германии и Франции, конфликт постепенно переходит в статус "замороженного" (хотя и с безусловными рисками «разогревания).

Поэтому на сегодня сложились необходимые условия для начала продуктивного политического диалога относительно будущего статуса региона и механизмов урегулирования конфликта.

Эти условия определяются следующими факторами:
1. Конфликт имеет 3 уровня: 1. Глобальное геополитическое противостояние между США и РФ достигшее определенного равновесия с низкими шансами на победу одной из сторон в ближайшей временной перспективе (3-5 лет); 2. Украино-Российский конфликт; 3. Внутриукраинский конфликт между политическими элитами; европейски- и российски- ориентированными гражданами;
2. Первые и Вторые Минские соглашения определили политико-правовые принципы разрешения конфликта по формуле "Донбасс возвращается в Украину, но обретает определенную автономию в политико-гумманитарной сфере";
3. Конфликт перестал быть привлекательным с финансовой и политической точки зрения для правящих элит участников - ключевые военные поставки совершены (оценочно на сумму 5-8 млрд. дол. США), уровень общественной поддержки продолжения конфликта в сторонах-участницах падает. Продолжение конфликта ведет к неоправданным финансовым и политическим издержкам;
4. "Украинский кризис" уходит на второстепенные места в мировой политической и информационной проблематике (на фоне проблем ИГИЛ, борьба с терроризмом, цены на сырье, миграционный кризис);
5. Конфликт не исчерпан и не может существовать длительное время в "замороженном" положении. Существуют значительные риски в отношении того, что отсутствие в длительной перспективе эффективного процесса политической реинтеграции практически неизбежно приведет к возобновлению боевых действий.

Эти условия в значительной мере определяют и украинские интересы в разрешении кризиса на Востоке:
1. Достижение мира как ключевого фактора политического, правового и социального прогресса Украины – реформирования страны. Без стабильного мира Украина не способна стать в ближайшее время демократическим, правовым и социальным (см. Конституцию) процветающим государством. Поскольку тлеющая война будет истощать социально-экономические ресурсы, служить оправданием неэффективного и коррупционного управления для политиков;
2. Восстановление экономического роста. Возвращение под украинский контроль 16 тыс. кв. км. индустриализированных территорий Донбасса на которых проживает около 3 млн. чел., сконцентрировано 10% ВВП страны, 17% экспорта, уникальный промышленный потенциал. Снижение «военных» нагрузок на бюджет Украины (более 5% ВВП);
3. Защита прав и свобод более 2,7 млн. граждан Украины проживающих на неподконтрольных территориях (по данным ООН), возвращение беженцев;
4. Снижение рисков безопасности и терроризма (на всей территории Украины);
5. Консолидация политических и экономических элит страны, без чего невозможны трансформационные процессы;
6. Утверждение авторитета Украины на международной арене как страны сумевшей разрешить сложнейший внутренний кризис, надежного и демократического партнера.
Исходя из сегодняшней ситуации, принципами реинтеграции Донбасса и Украины могли бы стать следующие:

Военное решение конфликта отсутствует – доступны только политические инструменты;

Нет победителя и нет побежденных – решением конфликта может быть только компромисс, предусматривающий взаимные уступки. Этот принцип положил начало успешного разрешения дезинтеграционных конфликтов в большинстве случае (от Ирландии до Ливана и Филиппин);
Реинтегрируем не территории, а людей. Без людей Донбасс не имеет ценности. Поэтому ключевая задача современной украинской государственной политики - это бороться за умы людей проживающих на неконтролируемых территориях;

Прямое международное участие (а не только гарантии) в разрешении конфликта – страны Нормандской четверки с привлечением США могут заключить специальное соглашение и создать специальный Совет по восстановлению Украины (по Боснийскому сценарию). Отказ от использования Украины в качестве инструмента геополитического противостояния;

Восстановление территориальной целостности Украины в обмен на автономизацию сепаратизированного региона;

Совместное восстановление разрушенных территорий всеми участниками противостояния с привлечением МВФ и средств стран-гарантов;
Преодоление причин, приведших к возникновению кризиса. Прежде всего путем либерализации и демократизации политической жизни неконтролируемых территорий и Украины.
Учитывая международный опыт, этапами разрешения конфликта на Востоке Украины могут стать следующие мероприятия о демилитаризации, реинтеграции и восстановлению региона:
Остановка боевых действий и введение миротворцев стран-гарантов;
Демилитаризация политического диалога, средств массовой информации;
Нейтрализации или игнорирование позиций радикалов по разные стороны конфликта, желающих его продолжения;
Подписание нового международного соглашения (с возможным закреплением его резолюцией Совета Безопасности ООН) взамен Будапештского меморандума о гарантиях национальной безопасности, территориальной целостности и экономической поддержки Украины;
Заключение соглашений по Донбассу. Передача на переходной период (3-5 лет) неконтролируемых территорий и зоны АТО под управление Верховного представителя ООН и ЕС, Совета по восстановлению Украины. Создание Временной международной администрации Донбасса (ВМАД);
Формирование в Украине двух моделей управления – переходной для Донбасса, и постоянной - для остальной территории страны;
Полная амнистия украинским гражданам по обе стороны конфликта (кроме лиц совершивших преступления против человечности). Для примера в послевоенное время в МВД ФРГ служило 54% бывших членов национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП) - нацистов, и даже в МВД просоветского ГДР — 14%;
Проведение местных выборов на Донбассе под эгидой ОБСЕ и под управлением ВМАД – формирования новых органов местного самоуправления;
Вынесение наиболее острых положений Международного соглашения по Донбассу на референдум в Украине и на Донбассе (по Ирландской модели). Внесение постоянных изменений в Конституцию Украины и законодательство;
Довыборы на Донбассе в Верховную Раду Украины – политическая реинтеграция региона (по Южнотирольскорму и Североирландскому примерам);
Восстановление общего правового и государственного поля Украины;
Закрепление политических, культурных и гуманитарных особенностей региона;
Либерализация Украины и Донбасса – включение в органы власти максимально широкого спектра политических взглядов;
Запуск под эгидой ВМАД международных программ социальной, экономической, культурной реинтеграции региона - восстановление и реабилитации горизонтальных социальных связей между Украиной и Донбассом – между различными социальными и профессинальными группами (врачи, студенты, предприниматели, деятели культуры и т.д.).
Украина сегодня стоит на пороге очень сложного пути реинтеграции Донбасса, больше всего напоминающего минное поле. И дальнейший успех или провал реинтеграции будет напрямую завесить от правильности и адекватности выбора её модели. Таких моделей в мире существуют десятки. А разного рода внутренние и международные советчики постоянно предлагают новые. Иногда складывается впечатление, что Украина избранна в роли такого себе тренировочного полигона для тестирования и апробации разного рода идей и технологий - от военных, до социально-правовых. При этом "игроки меняются, а загрязнение полигона только усиливается".
Мы далеко ни первая, и, к сожалению, ни последняя страна, столкнувшаяся с проблемой сепаратизма и расчленения страны. У каждой страны своя уникальная история конфликтов и найти две полностью одинаковые модели практически невозможно. Часто даже в масштабах одной страны. Но важно проанализировать, как именно государства смогли загладить проблемы и реинтегрировать территории, какие механизмы и модели были созданы и реализованы.
Все успешные опыты характеризовались отказом от боевых действий, демилитаризацией политического и социального диалога, достижением договоренностей со всеми участниками конфликта (а не только между противоборствующими сторонами), примирением ради будущего, демократизацией участников противостояния и ликвидацией причин его возникновения и последствий.
Да – это сложно. Многие наши партнеры заинтересованы в продолжении «украинской игры», в которой наша страна и народ выступают в роли «мячика», который с пользой и удовольствием для себя «пинают» геополитические игроки. Но, в связи с этим хочется напомнить одну хорошую американскую пословицу: “Делайте не то, что англичане говорят, делайте то, что англичане сделали прежде, чем что либо говорить вам”. Теперь наша очередь делать не только то, что нам предлагают и советуют, а то, что уже было эффективно применено в других странах.

Руслан Бортник, Директор Украинского института анализа и менеджмента политики

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк