Несколько статусов Фейсбук из середины октября 2014

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

Сегодня узнала, что старый знакомый рабочий, строитель, пошел в донецкое ополчение, воюет где-то на окраине города.

Не люмпен. Не алкоголик. Не наркоман. Хороший востребованный специалист. Очень простой и добрый человек.

В ополчение Ваня записался еще в марте. Хотел записаться с товарищем по смене, но товарища не приняли - зрение плохое.

Наполовину рашист, наполовину хохол. Глаза голубые, волосы белокурые. Характер мягкий, сентиментальный. Женат. И ребен0к маленький имеется... дочь

Пока с ним напрямую не общалась, но в процессе получения его контактов.

Светлана Лих делает удивительные для себя и многих открытия

"Пользуясь хорошей осенней погодой и выходным вывел малого на детскую площадку побеситься. Каково же было моё удивление, когда в это время там стояли с пяток крузаков и пару 600-тых... Оказывается свою встречу с избирателями прямо во дворе на детской площадке тут проводил кандидат в депутаты по нашему району всеми тут любимый Борис Филатов. Пока малый бесился, решил послушать. Самая центровая фраза за полчаса, которые смог выдержать: "Мы уже полгода при власти, а ЕЩЕ ничего не украли"(дословно)"... Так и живем"

Александр Тимошенко цитирует кандидатов в депутаты

Один из самых трагических по своим последствиям "евромайданов" неизбежно случится в Белоруссии. Я говорил об этом Катя Рускевич еще в начале лета, когда мы с Serhiy Odarych обозревали накопленные за годы местного госкапитализма богатства - вроде аквапарка, ледового дворца, зоопарка и прекрасно оборудованных спортплощадок на улице Ленина в небольшом Жлобине, который смотрится настоящим Мальмо в сравнении с соседними украинскими областными центрами Полесья (Жлобин - город районного подчинения), где нищета и деиндустриализация зашкаливают.

Эта накопленная, законсервированная за многие годы госсобственность и будет главной ставкой игры для местных элит из окружения Лукашенко - после его ухода с политической арены, или же раньше (в случае изменения политической ситуации в России это вообще произойдет автоматически). Достаточно поманить их перспективой участия в приватизационном дележе этих активов, при поддержке США и ЕС, с перспективой стать местными ахметовыми-коломойскими, и они с удовольствием поддержат местную националистическую интеллигенцию, футбольных фанатов и правых боевиков, подняв Пагоню и нацепив на себя местные вышиванки.

Простых белоруссов, которым СМИ быстро пояснят необходимость радикальной рыночной "десоветизации" общества, немного жаль - поскольку их ждет повторение украинско-российских девяностых в форсированном и ускоренном режиме, с тотальной приватизацией и деиндустриализацией страны, безработицей и ликвидацией социальных льгот, уплотнительной застройкой, превращением спортивных арен в рынки, а книжных магазинов - в бутики, с националистической истерией, внедрением исторической мифологии etc. Но в стране, где все завязано на одного, очень специфического человека с его режимом личной власти, где нет левой политической силы (хотя местные левые заняли намного более достойную позицию, чем многие из их украино-российских собратьев), и где бюрократические чиновничьи элиты вместе интеллигенцией будут самым активным образом продвигать этот сценарий при поддержке извне, других реальных вариантов развития событий нет. И я ясно вижу, что они практически неизбежны. Просто при Лукашенко эти процессы очень замедлены, а в этом случае они живенько пойдут.

Андрей Манчук о грядущем Евромайдане в Беларуси

Странное чувство мешало несколько дней после приезда в Донецк. Сегодня все «камешки в ботинке» сложились в мозаику. Моего Донецка больше нет. В принципе его не было уже два месяца назад, но тогда в этом было страшно себе признаться.

Такая запоздалая реакция, похожая на ту, когда умирает близкий человек. Ты это знаешь, но по-настоящему понимаешь только через время, когда до тебя доходит, что это уже навсегда.

Мой Донецк даже не умер. У него болезнь Альцгеймера. Город стоит, ходит транспорт, и осень красивая в парках, и работают какие-то магазины, и осталось пару знакомых. Но из него вытряхнули что-то самое главное.

Поймала себя на том, что впервые за все время в Донецке, когда мне нужно было доехать от дома до Южного, просто надела первое, что попалось под руку – спортивные штаны, в которых раньше дальше своего поселка не выбиралась, какую-то рубашку.

Возле Южного – мое нелюбимое место в Донецке. Рынок, шаурма, грязь и беглые каторжники. Также неуютно мне теперь везде.

Все это страшно субъективно, не стало ведь только моего Донецка, крошечного мира. Кому-то повезло больше, у кого-то он есть. Чей-то Донецк еще живет.

Оксана Малахова о другом и незнакомом ещё Донецке

Вот, я сам такой, поэтому мне легко об этом говорить. Эта война первым делом ударит по самым ненужным людям - творческой интеллигенции. И интеллигенции вообще. Мой покойный отец говори мне в детстве, что, самая хорошая специальность - это строитель. Потому что люди будут строить всегда. Сам он был строителем, как раз.

Но я уже с детства демонстрировал все задатки будущего творческого интеллигента - отца не слушал, желал жить по-своему. И вот результат.

И вот теперь я со странной смесью ужаса и горечи прохожу мимо объявлений об услугах на заборах, дверях подъездов и в сети.

Читаю их, и в голове неизменно возникает одна и так же картина: Леонардо ДиКаприо и Кейт Уинслет плывут в холодной воде, ухватившись за обломок деревяшки. В это время около них, держась за кусок спасательного круга возникает особа лет около 40 и говорит:

- Я вижу, что у вас будет ребенок? Не хотите ли записаться на курсы сознательного отцовства? Могу предложить программу раннего развития и прогрессивную методику "Любить ребенка".
Еще можем провести праздник рождения малыша. Есть курсы макраме и сальса в любом возрасте.

Действует программа скидок. Уже половина оркестрантов записались, кстати говоря...

Рамиль Замдыханов проводит исторические параллели

Это дно. Самое нижнее дно на самой нижней палубе этого странного корабля.

Я не знаю, где вы видите переселенцев из Донбасса на лексусах и в золоте-мехах. Я вижу только нищету, плесень и грибок на стенах, семь свитеров на ребенке, т.к. куртки нету, вижу как на одной веревке в крошечной комнате сушат рыбу и детские вещи. Рыбу кто-то ловит обычно, чтоб кормить детей было чем. Потому не передавайте конфеты, передавайте колбасу.

Вы все стесняетесь спросить, помогаю ли я ватникам? Да, конечно. Всем. Мне все равно, каких эти люди взглядов. Да и пока я выясняю, не больны ли дети, есть ли чем укрываться, нужен ли обогреватель, есть ли детям что кушать, мне некогда спросить о политических предпочтениях и взглядах на национальную идею. Эти люди не воюют с оружием и даже не носят борщи на блокпосты террористов, они уехали от войны и имеют право на полноценную жизнь тут. Конституцией и правами человека гарантированное, между прочим.

Всем напоминаю, что воюет Украина с Россией, а не со своими гражданами. Плевать на их политические взгляды, им нужно помогать. Во-первых потому, что чем больше их тут, даже мужчин, особенно мужчин, тем меньше их стреляет в наших солдат на Донбассе. А во-вторых, вы помните, как все фапали на логотип "Единая страна" по всем каналам? Помните, как красили заборы синим и желтым? Помните, как все заклеивали социальной рекламой о том, что мы одна страна? Грош - вот цена всему этому единству, если мы не полюбим их, а они не полюбят нас.

Kateryna Kherson внезапно увидела что-то новое

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк