Первый день войны в Донецке

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

26 мая 2014 года стал первым днем, когда и дончане тоже поняли, что о мирном урегулировании конфликта остается только мечтать - в их дома пришли война, авиационные удары и страх. Понятия, которые раньше и в жутком сне нельзя было сопоставить с окружающей мирных горожан действительностью.

Несколько статусов из сети Фейсбук от дончан, которые вспоминают первый день:

я не помню 26 мая 2014 года до малейших деталей. я хорошо помню только свои ощущения: ужас, страх, паника, отчаяние, апатия. я была на работе, в театре, мы обсуждали, что спектакли на июнь то ли отменяются, то ли нет, и когда же будет закрытие сезона. когда я услышала гул самолетов, как-то сразу стало понятно, что закрытие сезона происходит прямо сейчас. в интернете писали об атаке на аэропорт, я с пятого раза дозвонилась папе, он был дома и в прямом эфире рассказывал о том, что видит, о том что над аэропортом дым, что летают вертолеты, что слышна стрельба. я кричала, чтобы он отошел от окна. потом звонила Диме, который мыл машину, и кричала, чтобы срочно приезжал за мной. потом кричала успокаивающим меня коллегам, что это всё, это война, это настоящая война. в общем, я та еще истеричка. но страшно тогда было уже всем. просто кричала пока я одна.
мы приехали домой. в Калининском районе была идиллия. солнце, птички поют, тишь и гладь. казалось, что самолеты нам приснились, и все это происходит в какой-то параллельной реальности. если бы не сводки новостей, ничего не напоминало бы о трагедии, которая разворачивалась в соседнем районе. от этого несоответствия у меня раскалывалась голова. потом мы узнали о парковщике, погибшем на жд вокзале, и о женщине, которую убило осколком там же. потом мы узнали о дороге смерти по пути в аэропорт. расстрелянные гражданские машины, трупы людей на обочине. об этом как-то не особо рассказывали. на следующий день и вообще всю следующую неделю все ждали продолжения зачистки, но его не было. сначала город был пуст, люди боялись выходить на улицу, постоянно появлялись слухи типа "нам сказали, что в 17:00 точно ВСЁ НАЧНЕТСЯ", и все ждали, что действительно начнется, но ничего не начиналось.
спустя пару дней, за которые так ничего и не произошло, у меня начало складываться впечатление, что многие жители старались побыстрее забыть о произошедшем. не из-за черствости, а просто из-за защитных механизмов психики. все старались убедить друг друга в том, что все нормально. все нормально и все будет в порядке" - так говорили мне все вокруг. я сидела на своем балконе, смотрела на свой двор, где текла совершенно обычная жизнь, и думала о женщине, которой в процессе обстрела оторвало голову. я видела это фото: тело, лежащее на остановке, прикрытое то ли газетой, то ли покрывалом. мне хотелось поскорее забыть об этой женщине и обо всех остальных, кто в этот день не доехал домой. но я понимала, что если хочу выжить, то не должна забывать.
я до сих пор так думаю. я не должна забывать 26 мая 2014 года. мы должны помнить, как начинается война, как бы тяжело это ни было.
Анна Гетьман

Год назад. Лента пестрит страшными воспоминаниями про "год назад". Был красивый майский безоблачный день. Позвонила дочь, собирающаяся на дополнительные занятия.
-мама, самолет летает и бомбит, - голос был очень взволнованный, хотя девочка она совсем не сверхэмоциональная.
не говори чепуху, кто может бомбить. А самолеты над нами не летают. (Наш дом в километре от аэропорта, а вышка аэропорта видна из окна. Но самолеты не кружат над домом). Собирайся на занятия. Опоздаешь.
-Страшно, мама...
Потом позвонил папа:
-Истребитель над нами. И вертолеты. Стреляют.
Родители живут чуть дальше на километр. Возле жд вокзала.
Потом истребитель летал уже над самым центром города. Муж поехал за дочерью. Правда слово поехал тут не уместно. Прорвался через перекрытый мост. Над ним летал истребитель. По Стратонавтов сидели гранатометчики. Они стреляли. И по ним стреляли. Единственная машина мчалась сквозь огонь. По дороге, вдоль забора кладбища ползли люди. Дети.
Муж свернул на маленькую дорогу. Забрал дочь.
В тот день в нашем районе погибло пять человек...
***
Мы ничего не знали о захвате. Ультиматумах. Мы вообще ничего не знали.
В городе было страшно. Беспокойно. В городе было по-чужому. Мы уже пережили захват обладминистрации, наш дом уже первый раз обворовали "люди в трениках"...
***
На следующий день мы вернулись домой за котом. Была звенящая тишина. Пели птицы. Потом снова появился истребитель. Я села в гостиной и вжалась в диван. Мне было очень страшно. Моя девочка подошла ко мне и обняла
-не бойся, мамочка, вчера было намного страшнее.
Год назад в мой дом пришла война. На мою улицу. В мою жизнь. Год назад моя девочка стала взрослой.
Я ненавижу войну!
Римма Филь

Тут сегодня все вспоминают 26 мая 2014 года в Донецке. Называют этот день началом войны. Как коротка наша память и как умеем мы коверкать факты, а ведь всего год прошел. 26 мая украинский спецназ численностью 25 бойцов при поддержке 1 самолета (не бомбардировщика) и 2-х вертолетов вернул под контроль государства Украина донецкий аэропорт, захваченный накануне российскими "зелеными человечками" - их трупы я видел своими глазами в морге больницы Калинина. В тот день, конечно, в Донецке впервые зазвучали взрывы. Но война началась совсем не в этот день. К этому дню город полностью был захвачен бандами наемников, к этому дню полностью было подавлено украинское патриотическое движение в Донецке (убиты молодые ребята на митинге в марте, жестоко избит митинг в апреле), к этому дню Гиркин и Ко уже больше месяца вовсю хозяйничали в Славянске, уже был бой на славянской развилке, уже зверски убит Владимир Рыбак в Горловке, к этому дню уже случились Одесская трагедия и бойня в Мариуполе, к этому дню уже столько ужаса произошло, к этому дню уже на всю катушку шла необъявленная Украине война. А штурм донецкого аэропорта - первый на тот момент серъезный ответ Украины на эту агрессию. Люди, принесшие и люди, поддержавшие российские флаги в Донецке , привели в наш город и в нашу страну эту войну. Теперь они рассказывают, что это Украина "начала первой". Как дети, ей богу! Даже представить себе не могу, что будут об этих событиях рассказывать "очевидцы" лет через десять.

Юрий Чирков

26 мая прошлого года навсегда изменило жизнь Донецка, дончан, Донбасса и всей Украины. Мы прекрасно помним этот день. Понедельник, следующий день после президентских выборов. Обычный рабочий день, мой офис на седьмом этаже бизнес-центра Green Plaza. Все сотрудники провели его у панорамных окон, которые выходят в сторону донецкого аэропорта, расположенного примерно в 10 километрах от центра.
До этого дня в городе уже были и митинги с пострадавшими и даже погибшим, и столкновения с захватом зданий, и волна «отжима» машин, и вооруженные люди. Но не было ощущения войны. В мае работали 33 клиента у моей компании. Оптимизма не было, планы были простые – пересидеть, выжить. В июне их стало 12, остальные либо заморозили операции либо переехали из Донецка. В июле останется четыре готовых работать дальше, но к тому времени город уже покинут все мои сотрудники.
Весь день рёв реактивных самолётов и шум вертолётных лопастей. Авиация летала низко над городом, её было хорошо видно. Люди, ждавшие вторжения российской армии, которое было так много раз анонсировано с самого марта, гадали, чьи самолёты в небе? Наши или не наши? Потом появились первые официальные сообщения – мол, авиация наша, это учения. Затем новые сообщения – про начало активной фазы АТО в донецком аэропорту. Но мы и сами это поняли – взрывы, столб чёрного дыма. Я сделал несколько фотографий из окна на телефон.
У одного из моих коллег в это время в диспетчерской вышке работал товарищ. Мы прочитали в новостях, что их эвакуируют. Позвонили проверить – оказалось, что люди, в отсутствии каких-либо указаний сами покинули здание и пешком пошли в ту сторону, которая показалась им самой безопасной. Уже потом город облетели кадры расстрелянных гражданских машин на объездной дороге и убитых мирных людей. Произошедшее ещё предстояло осознать. Что это было? Зачем? Какова была необходимость?
У меня нет готовых и ясных ответов. Два грузовика с самыми злобными террористами, могут быть нейтрализованы без применения авиации. Тем более, что не было сообщений о захвате заложников или чём-то подобном. Они пытались взять здание аэропорта под контроль - это понятно. Но сейчас также абсолютно очевидно, что это не делалось с целью принять самолёты с российским десантом. До Ростова 200 километров трассы. Какие самолёты? Тут два толчка на самокате.
Уверен, что до сих пор значительная часть украинского общества не понимает, что значит термин «применение боевой авиации в черте города». Эти события решили всё. Многие участники событий со стороны сепаратистов и простые жители Донецка ведут свой отсчёт именно с этого дня. В течении недели после авиаударов город вымер. Эвакуация стала массовой, город было не узнать. В июне Донецк еще сделал попытку вернуться к мирной жизни – но она была не успешной, особенно после появления в городе «стрелковцев». Это был последний шаг в безвременье, в котором наш любимый город прожил следующие шесть месяцев.
Почему я считаю, что это период закончился? Это субъективные ощущения – мы привыкли и в какой-то степени смирились с этим положением. Люди не могут жить в подвешенном состоянии вечно. У меня есть близкая подруга, которая покинула город в июне. Она мне недавно рассказала, что весь год не могла осознать, что вернётся не скоро. Говорит, что только в этом марте решилась окончательно распаковать последние вещи из донецких чемоданов. Я понимаю её и остальных, кто сейчас не дома и вынужден налаживать свою жизнь на новом месте. Мы морально с вами, ребята.
А у нас, оставшихся, история другая – многие окончательно поняли, что никаких чемоданов собирать не будут. Мы остаёмся и будем делать то, что умеем. Засучив рукава. Судьба Донецка решается не нами и не в нашем городе. Так что делай, что знаешь и будь, что будет.
Люблю тебя, Донецк. Возвращайся, родной город. Мы скучаем.

Энрике Менендес

Вся лента пестрит скорбной датой - 26 мая, день, когда твари начали бомбить Донецк - и делают это до сих пор.
Устало пробегаем очередную сводку от Басурина. Как всегда, рассказывает, как нас убивали вчера и сегодня и как будут убивать дальше. С красочными деталями и прогнозами.
Раньше, после прочтения хотелось крикнуть: "Ну, и что дальше?!! Вы будете сидеть и ждать?! Сделайте же хоть что-нибудь! Да хоть слово скажите, хоть соврите..."
Сейчас уже даже не читаешь. Уже не ждут мои друзья - что "ага, началось" - и будет наступление. Уже обреченно погасли все. Оказалось, что боевые действия - не самое страшное. Самое страшное - вот этот ад, медленное уничтожение.
Года полтора назад моя подруга Таня научила меня фразе "Нас @бут, а мы крепчаем!" Никогда не думала, что это будет сказано про дончан. И эта фраза, горькая ирония - все, что можно сказать по поводу ситуации.

Евгения Мартынова

Сегодня год, как в моем городе началась настоящая война. Помню свой страх, когда Аврора сказала, что прям над ней пролетел военный самолет. Из воды на меня посматривали две змеи в этот момент. Символ страха теперь эта картинка для меня. Новостей за этот год было много пакостных и гадких. Но! Жизнь продолжается! И я, несмотря ни на что, в этот вечер праздную свои новенькие резиновые сапоги в горошек! И сарафан - в горошек! И розочку прихватила во дворе!

Влада Мартыновская

26 мая - единственный день в этой войне, когда Донецк не бомбил сам себя.

Рамиль Замдыханов

Комментарии

Zames
Не в сети
автор
Регистрация: 12/07/2009

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк