По ту сторону стены

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

Это такой “новый тип” героя - герой, не называющий себя по имени. Понятно, что сарказма в этом определении больше, чем журналистской этики. Понятно, что текст снова о пошлом вопросе личного выбора в гнусных обстоятельствах. Однако, вне зависимости от того, захотели они стрелять в свой народ или не захотели - жить они хотят все. Главная система инстинктов против второстепенной.

Рехаб

Еще на стадии автобуса я говорю нашему проводнику - человеку, согласившемуся меня туда свозить: “Ты понимаешь, что я себя сейчас чувствую как вьетнамец в 75 году, которому предстоит говорить с американским солдатом”?

- Да. Но я за него спокоен. Он руки распускать не будет. Я больше за тебя переживаю.

Это интересно: понять природу собственного гнева. Поэтому я и еду.

Днем раньше

- Он был в Иловайске, еле ноги унес. Готов разговаривать. Каяться хочет… (“это сарказм, что ли?”) - думаю про себя, вслух спрашивая:
- Он согласен, чтоб мы камеру включили?
- Да.
- Он вообще что за личность?
- Плохо все. Я его с лавочки забрал. Он на лавочке жил. Теперь в рехабе живет.
- Наркотики? Алкоголь?
- Нет. Инвалид.
- АТО?
- Не. Под машину попал. Уже после Украины. Здесь, в Бруклине.

Полдня мы камеру ищем, вторые полдня ее заряжаем, под проливным дождем премся в автобусе через весь Бруклин в район Jamaica Bay.
В рехабе чисто, на ресепшн сидит настоящий индеец из мультфильма про Покахонтас. Нас пускают, при условии, что мы налепим на одежду бейджи с надписью “visitor”. Пациент - инвалид, ходит с палочкой. Может и без палочки, но получается так себе.
- Я прошу вашего согласия на съемку.
- Я не дам. У меня дочь. Я не хочу, чтоб она знала.
- Знала что?
- Послушайте. Я порвал все отношения. Почти со всеми. С женой порвал. Дочь - единственный человек, с которым я сейчас на связи.
- Аудио можно писать?
- Нет.
- Ну хоть в блокноте-то записывать можно?
- В блокноте можно.
- Вы давно здесь?
- Конкретно здесь? 8 месяцев.
- И как так получилось?
- Я не скажу, где я работал. Если я скажу, где работал, меня точно вычислят.
- Хорошо, не говорите. Сколько времени вы в Америке?
- 5 лет.
- Как вы попали в страну?
- Гринкарта.
- В смысле? Вы… выиграли гринарту?
- (долго думает, что ответить) …незаконно. Выиграл. Незаконно.
- То есть?
- Жена моя выиграла. Я работал в банке тогда, на Украине, в частной охране.
- В каком городе?
- Я вам не скажу. Если я скажу, в каком городе, меня вычислят.

Выхожу из себя, надеваю пальто, говорю: “Я так работать не могу, мы уходим, всего хорошего!”.
- Так а что?
- Так а то, что мы час тряслись в автобусе, чтобы что? Чтобы вы резко передумали говорить? Зачем было врать на старте, что вы говорить будете?
- Ну… Мы в Польшу через границу пешком ходили.
(Согласна, город вычислить нетрудно. Сажусь в пальто обратно в готовности снова встать и уйти).
- И мы за границу с женой часто ездили, в Польшу. Раз стоим в очереди в польском посольстве, подходит женщина, говорит: у нас тут розыгрыш американских гринкарт. Акция гринкарт в Америку, так произнесла.
- Где? В польском посольстве???
- Да. Спрашиваю: а сколько стоит этот розыгрыш гринкарт. Это всегда мой первый вопрос. А она говорит: да 5 гривен, чтоб анкету заполнить. Ну и забрала она эти анкеты. А потом звонят нам домой и просят подойти жену, и называют ее по девичьей фамилии. Я сразу спросил: а она вам зачем? Мне сказали - она выиграла гринкарту. Мы еще потом неделю вспоминали, когда и при каких обстоятельствах это могло случиться. С трудом вспомнили тот случай в посольстве. А потом нам нужно было заплатить 10 тысяч долларов.

(наш проводник сделал выразительное лицо)

Комментарий: это один из примеров мошенничества с розыгрышем гринкарт, теоретически уголовно наказуемый. Розыгрыш гринкарт не может быть платной процедурой, которую кто-то предлагает пройти за 5 гривен и потом выигрывает карту при условии оплаты 10 тысяч. По единственно существующему правилу человек сам идет на сайт розыгрыша и сам заполняет там анкету бесплатно. Всякий, кто предлагает за это деньги - мошенник.
Смошенничать могла как пятигривенная женщина, действительно отсылавшая реальные анкеты и разводящая на деньги реально выигравших, так и кто угодно другой.

- … И людей соглашались ввезти в страну при условии, что они потом заплатят эти деньги, заработают и заплатят. Ну, если на старте этой суммы не было.
- А если человек отказывался платить?
- Ну… Нас привозили, поселяли… Мы платили. Насчет тех, кто отказался – я не знаю.
- Где поселяли?
- Не скажу.
- Меня не интересует, где это географически. Что это была за квартира? Рент? Частный дом? Общежитие?
- Да в комьюнити его поселили, в комьюнити украинском, - говорит наш проводник. - И работал он с ними же.
- В каком году произошел этот… Розыгрыш?
- В 2005.
- А в страну вы приехали…
- В 2012. Жена поехала сразу, я через 7 лет подтянулся. Потому что я в Америку ехать не-хо-тел!
Поэтому через 7 лет после жены и приехал. Без языка и без профессии. Детей привез. Но работать стал в первый же месяц, на фирме.
- На какой?
- Я этого не скажу. Это опасная была работа. Если я скажу, где работал, меня все сразу вычислят. А я с семьей все отношения порвал, с дочерью долго не разговаривал, вот начал только. И теперь это терять? Так что разбежался я вам рассказывать.

(Стучится черная старушка - работник клиники, приносит еду, просит нас перевести ему на английский что-то о завтрашнем обследовании, переводим).

- Я по-английски понимаю, просто под дурачка кошу.
- Зачем?
- Не хочу с ними разговаривать.
- Почему?
- Они совсем другие люди. Не как мы. Они - продукт тех стран, откуда вышли.
- Думаю, они родились здесь.
- Неважно! Генетика играет.
- Окей, давайте вернемся к тому, с чего начали. Как так получилось, что вы оказались на улице? Какие обстоятельства сыграли тут роль?
- Развод, потом авария. Авария равно увольнение. Меня турнули с работы по-тихому, когда я валялся в клинике с переломами, переломы сложные, титановые спицы и пластины по всем ногам.
- Что значит “уволили”? Вы были официально там оформлены?
- Да, на чек. Полгода после аварии лежал в клинике. Их них три месяца оплачивал квартиру. Потом меня уволили. Я платил налоги, кстати. Меня постепенно кидали, как собаке хвост по кускам… Звонили, с три короба заливали “не волнуйся, скоро будут деньги”. Причем мои кореша - они знали заранее, что я работаю не с кристально порядочными людьми, и не предупредили.
- Вы подавали в суд на компенсацию?
- По поводу аварии или по поводу увольнения?
- По поводу всего.
- По аварии суд был, да. Водитель меня сбил на пешеходном переходе, старый дед. У него была иншуренс 20 000 долларов, 15 тыщ на руки, все гладко прошло. Но эти деньги все равно съедят лоеры и рехаб. Медикейд оплачивает клинику одну и клинику вторую, вот эту.
- А увольнение?
- Я работал с украинским комьюнити.
- И что?
- Ну как я с ними судиться буду? Свои ж чуваки.
- Как это по-русски? Ворон ворону глаз не выклюет?
- Ну не будет никто с ними судиться! И я не буду. Человек, который устроился работать “у своих” - не захочет с ними судиться и выяснять отношения.
- Увольнять человека пока он в клинике с переломами и не платить unemployment - это такие отношения? То есть: то, что украинское комьюнити никогда не будет судиться со своими, означает возможность гадить вам на голову?
- Да о чем ты говоришь. Я спросил тут лоера одного, что мне полагается после всех аварий, после всех отлежек, он говорит “ничего”. Я спрашиваю “и что мне теперь - умирать?” - он говорит “Да, умирать”. SSI (статус инвалида - авт.) только для граждан. Я не гражданин, я резидент. Говорю же: я в Америку не хотел ни первый раз, ни второй!

(Пишу в блокноте: “первый признак психологии бездомного: спускает на тормозах недостойное к себе отношение”).

- Какой такой “второй”?
- Когда с Украины приезжал. С Иловайска. Вы курящие?
- Да, мы все без исключения здесь курящие.
- Выведите меня на улицу покурить. В комнате для курения только 5 раз в день курить можно.

В комнате для курения в клинике действительно можно курить только 5 раз в сутки в дневное время. Сигареты, купленные на деньги пациента, хранятся у сотрудника клиники, дежурного по курилке. При поступлении в клинику пациент указывает в договоре, что он курящий, и с его пенсии или соцвыплат снимаются деньги на сигареты. Дежурная записывает, сколько раз человек курил сегодня, и даже поджигает сигарету. На курение отводится 15 минут. Выходить из рехаба пациент может только под присмотром посетителей. Если ты можешь выходить сам - ты здоровый, тебе нечего здесь делать. Если ты больной, как ты утверждаешь - самому тебе выходить нельзя. Мы как посетители его забираем, мы же его должны и вернуть. Таким образом, мы идем курить на улицу.

- Так вот же, я после увольнения-то как. Много пил. Накопления кое-какие были. Кредитки. Все пропил. Жил на лавочке. С квартирой вопрос тогда же, после 3х месяцев в клинике, и решил. В отрицательном смысле. Позвонил друзьям, чтоб вещи мои забрали. Ключи хозяину вернул. С тех пор я типа бездомный. Летом в парке жил. На лавочке. Пил как: в черную. Трезвым за год не был никогда вообще. Пропил за первые две недели 3900$. Это с накоплений, с карточек. Этим я где-то даже горжусь.
- Можно было на эти деньги комнату снять. На полгода.
- Та какая комната? Какой суд? Девушка, вы шо? Говорю же. Трезвым не был. Жил в парке на лавочке. Но деньги были, первое время. Потом кончились, меня стали угощать, потому что я всех угощал. Как началось, кстати: в депрессии, пришел в этот парк, а там сидят пацаны, спросили: хочешь водки? Ну и налили. Ну и все. Про законы ничего не знал, в суд не ходил, по докторам не ходил. Потому что был все время пьян. Не заплатил income taxes. Не заплатил ticket (штраф – авт.), не помню уже, за что. Бухал, понимаете? Год бухал.
- Вариант “вернуться на Украину” рассматривали?
- Ну… Теоретически я каждый месяц примерно об этому думаю, уже здесь. Но не вернусь. Почему? Потому что мне уже гражданство скоро дадут американское - а тогда все: и SSI, и home attendent (специальный человек, приходящий на дом и помогающий с домашними делами от социальных служб - авт).
- То есть, вы сюда не хотели, но остаться здесь готовы из-за статуса инвалида и пожизненного обслуживания?
- Не выпустить могут, я же долги по налогам не заплатил, и тикет.
- Не выпустить не могут, это не Израиль. Это там можно лишиться права выезда из страны из-за долгов. Здесь - нельзя.
- Та не в том дело вообще. Здесь, в рехабе, знаете как? В черножопниках убирают, а у меня нет. Потому что там бардак, а у меня чисто. Зашла тетя, посмотрела вокруг, сказала довольно “It’s okeeeey” и вышла, даже пыль не вытерла. Постельное белье меняют только тем, кто под себя ссыт, мне не меняют. Мне - раз в три недели. В чай сахару не докладывают. А жаловаться идешь - тебе говорят “скажи спасибо, что ты не на улице”.
- Вы правда думаете, что в украинской клинике вам будут приносить в индивидуальную палату еду, делать там уборку и менять постельное белье?
- Так оттуда хоть выйти можно. А тут тюрьма же. Если б не ноутбук с интернетом, я б вообще здесь не смог.
- Отсюда тоже выйти можно.
- А я с 14 года без копейки денег привык. Выжил же тогда? И сейчас выживу. Я знаешь чего под дурачка кошу? По-другому нельзя. Они все крейзи, эти… Потому что они живут с крейзи. Медсестра тут есть русская - единственный мой близкий человек.
- Давайте по порядку. Первым шагом на улицу был развод с женой.
- Да.
- Потом авария.
- И полгода в клинике, а потом больше года на улице.
- Вы еще говорили про АТО.
- Да, дружище, - вмешался наш проводник, - ты ведь начинал с того, что хочешь каяться насчет АТО. Говорил, что был такой примерно порядок: сначала развод, потом АТО, потом авария.
- Ну… Типа того.
- Из АТО вы приехали в сентябре 2014 года.
- Да, я служил в украинской армии. Поехал к маме, повидаться - меня и загребли. Мать говорила - не приезжай. А я, дурак, приехал. Ну я, по правде говоря, невменяемый был.
- То есть?
- Ну я развелся, жена изменяла. Поехал на Украину. Дважды в год вообще-то езжу, с друзьями повидаться. И тут приехал, хотя все были против, все. Повестки и до приезда приходили, и мент участковый приходил и еще с ним два мента, спрашивали про меня, мать сказала - нет его, в Америку он уехал, не-ма его! Не ищите, повестки не носите, в Украине не живет. А мент ей говорит: ну а шо, я-то должен прийти проверить, а детали меня не волнуют. И вот я приехал, повторяю, невменько. С мужиками во дворе разговаривал… Им, кстати, всем фиолетово: Украина, Россия, в гробу они видали тот Донбасс. Вот ей богу, я б их отпустил без войны. Они мне пох. Но их забирают, а они идут служить, а почему? Потому что от двух до семи лет, если дезертир.
Приехал я по украинскому паспорту. Другого-то нет пока. Боялся, в аэропорту тормознут, дезертирство, то-се. И взяли. И я пошел на курс подготовки сначала на полигон, где нас тренировали, мужик там был инструктор, который Афган прошел…ну, то есть, я говорю “пошел” - но добровольно я бы не пошел. Повторяю: был не в себе.
Вообще я считаю - половину командиров надо пересажать, половину тех, кто по армии принимает решения. Даже большинство. Начнем с того, что форму надо было себе покупать. Это вообще как? Кто не купит - служит в джинсах?!
Вы б видели эту армию в 14м году. Щас уже, говорят, более-менее. А тогда это был вообще колхоз. Формы нет, пацанов набрали под страхом отсидки. И я пошел, под страхом отсидки.
Вообще я думаю, что украинцы - великие воины. Почему я так думаю? Вы б видели условия. Если человек может в этих условиях еще и воевать… Командиров надо было сажать за Иловайск всех без исключения. Одного, я слышал, таки посадили, а надо было - всех. Отдавать приказ двигать на аэропорт, когда понятно, что аэропорт занят русскими…
- Русскими?
- Ну а кем?
- А русские там были?
- Конечно.
- А как вы поняли, что это именно русские?
- Военный билет у каждого. ГРУшники это были.
- ГРУшники с военными билетами?
- Тю. Ну а кто?
- Вы видели военные билеты ГРУ на расстоянии выстрела?
- Да в плен когда попадали, все и выяснялось.
- То есть это были русские войска, а не российские добровольцы?
- Ну а как иначе? Войска, конечно.
- У них были шевроны с флагами России?
- Ну, вы даете! Конечно!
- А если я стану утверждать, что этого быть не могло?
- Ну… Тогда я скажу, что вы смотрите русский телевизор.
- Я не смотрю никакой - ни русский, ни украинский, ни американский.
- Та нет же, смотрите!
- Ну вам-то виднее. Так расскажите же про русских, про ГРУ и про шевроны с российскими флагами.
- Ну а что рассказывать, в плен когда пацан попадает, все и выясняется, откуда он, какой у него профиль вконтакте. По документам смотрим имя-фамилию,
потом заходим вконтакт, в его профиль, а там фотография его и подпись “Мочу хохлов”.
- Довольно странная история для ГРУшника.
- Так мы эти имена и фамилии в СБУ потом посылали для выяснения. СБУ подтверждало, что да, это российские военные.
- У вас на фронте было время и возможности обмена информацией с СБУ?
- Та не я лично. Командиры.
- То есть лично вы все-таки не видели русских солдат?
- Видел! Когда почки им отобьешь - все расскажут! И говорили, что мы да, русские солдаты. Под пытками они говорили, что они русские военные! И что не добровольцы, а представители российской армии.
- Под пытками я вам в убийстве Кеннеди признаюсь.
- А это потому, что ты подсознательно уверена, что тебе ничего за это не будет. А эти знали, что если они соврут - их убьют.
- А вы понимаете разницу между “сказать правду” и “сказать то, что тот, кто имеет над тобой власть, хочет услышать”?
- Они правду говорили! Вот вы просто не понимаете, наверное, что такое человек у тебя в плену, связанный, а ты с ним можешь делать что угодно, и он это понимает…
- Почему же? Я вполне себе это представляю.
- Так он врать-то не мог! Раз сказал, что он русский военный, значит, это так и было.
- Ага. После пыток и требований признаться, что он русский военный.
- После требований не врать!
- И что, Россия не пыталась их обменивать?
- Почему не пыталась? Обменивала, конечно.
- А из каких городов России были эти люди?
- Из разных. Тула… Вот вы меня удивляете: вы что, про псковскую дивизию не слышали? Вы думаете, там шахтеры? Да какие там шахтеры? Шахтеры разве воевать умеют? Да шахтер за 100 грамм тебе все расскажет, его даже бить не надо.
- А каков процент был русских кадровых ГРУшных военных среди всех пленных?
- Ну… Процентов 5.
- А дончан?
- А дончан - процентов 40. Алкоголики. Как базу вашу русскую занимали, так она вся была шприцами и таблетками усеяна. Вся. Шахтеры воюют, скажете тоже…
- Вы же сами сказали, что российских войск было 5%, а шахтеров - 40?
- Ну где-то так, да.
- А остальные 55?
- Да без понятия. Вы меня, вообще-то, удивляете. Вы ж видите: уже весь мир понял, что творит Россия! Весь мир признал, что на Донбассе русские войска.
- Вот именно мир-то то, как раз, их и не смог увидеть, как ни старался. Если они там есть, почему их ни разу никто не смог сфотографировать?
- Та пойдемте наверх, я вам в интернете все покажу! За что санкции ввели, вы знаете?
- Знаем. За Крым. Там русские войска, кстати, были.
- Ну хоть с чем-то вы согласны.
- Да не то чтобы. Это я так, от зависти.
- Кстати, не было русской армии в Крыму.
- ???
- Были зеленые человечки без опознавательных знаков.
- И их украинская армия испугалась так сильно, как не испугалась ГРУшников на Донбассе?
- Та с чего ж вы взяли, что кто-то кого-то испугался? ОБСЕ в 14м году мышей не ловило, ничо не находило. Не выполняли они своих обязанностей. Их работа никуда не годилась!
- Я, кстати, разделяю ваше недовольство ОБСЕ.
- Нет, вы правда думаете, что две недообласти смогли мобилизовать столько народу? Откуда там военные? Там алкашня с уголовным прошлым. А добровольцы, про которых вы говорите - люди с государственными и семейными проблемами. Бежали от закона, от невостребованности. А танки откуда?
Вот я вам так скажу. Вот представьте себе, что я не украинец, и не русский. Нейтральный. Я всякий телевизор смотрел. И вот русский телевизор врет на 100 процентов. Полностью, то есть, врет. А украинский врет только процентов на 70. Но тоже большая часть - вранье. Среди наших - патриотов было ровно 3 человека. Не хотели они воевать. “Мне нахрен все это не нужно, у меня семья есть” - говорили. Но пошли, причем в джинсах. И это для меня признак того, что украинская армия - величайшая в мире! Так воевать, имея такое отношение - этого я еще нигде не встречал!
- Вы имеете в виду Иловайский котел?
- Да какой котел? Там же русские всех перестреляли. Дали коридор, чтоб мы вышли оттуда, и расстреляли коридор. Телефонист этот ваш…
- Какой телефонист?
- Моторола! Машины мыл в России. Он не русский, скажете?
- А Гиви тоже русский?
- Нет, Гиви с Иловайска, местный. Он циган, не знали? У него вся семья цигане. В ногу себе сам пульнул под Авдеевкой. Чтоб в тюрьму не сесть.
- Откуда у вас такие данные?
- Ваши же пацаны рассказывали!
- Наши пацаны рассказывали вам в дружеской беседе о том, что Гиви сам себе выстрелил в ногу?
- А чего ты удивляешься. Его многие не любили. И Сомали его тоже многие не любили. И убили его свои. Потому что мы бы просто не смогли туда проникнуть.
Но я это все к тому, что вообще-то пересажать надо было всех: и ваших, и наших. Наши вашим говорят: сдавайтесь, у вас есть три минуты, или мы лупанем. Они не сдаются, стреляют. Вот мы и лупим. Наши говорят - вперед, на аэродром, а там ваши сидят уже целиком, и руководство об этом знает, но все равно посылает. Это как вообще? Я вот вообще считаю, если честно, что война эта ни вашим не нужна, ни нашим. Олигархам она нужна. Вон, Порошенко уже три самолета ценностей из страны вывез. Думаю, жопу свою спасает, заранее.
- То есть, вас никак не расстраивает тот факт, что Донбасс решил отделиться?
- Да отделяйтесь на здоровье. Мне-то что.
- Да, но войну мы получили именно от вас. Вы же лично ходили нас убивать.
- Говорю же - был бы тогда вменько, вообще б на Украины не поехал, не то что воевать. Я б вообще если б мог что-то решать… (пауза) При условии, что мне ничего за это не будет (пауза)… Сделал бы так, чтоб никто из наших с вашими не воевал. И чтоб ваши работяги тоже не воевали. Чтоб воевали друг с другом исключительно дети олигархов. Они чего за Донбасс-то уцепились? Активы не хотят терять свои. А нам-то что, валите куда хотите. Только ж вы к нам, на Западную Украину валите!
- Кто-то свалил, не буду отрицать.
- Так а чего сначала было кричать “Россия, Россия!”, а потом к нам драпать, на Захидну Украину?
- Думаю, кричали и драпали не одни и те же люди.
- Так а че к нам-то?
- А это вы у них спросите.
- Сидите теперь… Без еды, без воды, без денег. Хотели сидеть без Украины - вот и сидите без хавки! Украина вас кормила - а вам не нравилось? Без Украины вовсе сдохнете.
- А вы знаете, что там ходит рубль?
- Да пусть засунут его себе куда хотят, свой рубль!
- Так они и суют ведь его. Куда хотят. В кассу, то есть.
- Да плевать. Все там с уголовным прошлым. Все, кто воюет. И скоро Россия их сольет. Уже сливает, не видите, что ли? Гиви уже грохнули, Моторолу грохнули, скоро Захарченко попросят. Минск-то Путин подписывал, Захарченко даже подпись ставить права не имел. А вы говорите - русских там нет.
- Я еще раз спрошу. Вы там точно видели русских? С российскими флагами на шевронах?
- Да! Видел русских с российскими флагами на шевронах.
Ненавидеть их начинаешь уже в бою, сначала тебе на них плевать. Не замечаешь, как ненависть приходит - а потом раз. Стоит перед тобой пленный русский - и ты можешь сделать с ним все. Все.
- …и только при условии, что тебе за это ничего не будет.
- Да если б Украина их не кормила…
- А она что, кормит?
- А что - нет?
- Да вообще-то не очень, вроде бы.
- Да Донецк всегда был территорией Украины! Всегда! С 18 года!
- Вы в этом уверены? У нас есть другая информация.
Глядя на меня в упор:
- Теперь я понимаю, почему вы такие.
- Слушайте. А почему американцам можно воевать на Украине, а русским нельзя?
- А американцы не воюют. Только на полигонах народ тренируют. В бою я их не видел.
(После паузы)
Вот ваши про нас говорят “бандеровцы”. А мы - культурные люди, между прочим. Особенно если кое с кем сравнить.
- С кем, например?
- Та хоть бы и с Закарпатьем. С гор слезли, по-украински на таком суржике говорят, что хоть падай.
Кто к Венгрии поближе, те по-венгерски говорят.
Проводник:
- Я вас перебью. Звонил как-то в одну украинскую фирму здесь. Спросили, откуда в Америку приехал. Из Днепра, говорю, приехал. И они как услышали это, сразу спрашивают: а чого вы не розмовляетэ украинською, якщо вы з украины?
- Хм. А сам-то он почему по-английски не говорит, раз в Америке?
- Кстати. Когда это все случилось, авария, клиника, увольнение… Я у одного клерка был по поводу адвоката. Так он сказал мне: “Я тебя в Америку не посылал”.

Человек всегда все рассказывает о себе сам. Нужно просто слушать его, и, по возможности, не перебивать. Только в этом случае есть шанс узнать хотя бы часть правды.
Дождь кончился, мы отправились назад из восточного Бруклина в Южный, будучи по другую сторону стены этого рехаба, и, пока еще – всех подобных.

Отсюда
_

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк