Почему свинья - символ антиромантики, низменных инстинктов и грубости бытия

Хотелось бы написать про животное уж и вовсе необыкновенное: желательно редкое, с заковыристой такой, кучерявой биологией, и к тому же обязательно харизматичное.

Если хорошо поискать, то можно найти млекопитающих, соответствующих моему нескромному запросу. Имеется в копилке жизни довольно много оригинальных птиц, а уж среди рыб, особенно глубоководных, каждая вторая способна повергнуть в эстетический и культурный шок. Беспозвоночных уж трогать не будем – там природа порезвилась на полную катушку, но они живо интересны сугубо любителям, только бабочкам готов умиляться каждый, исключая случаи фобий и глубоко личных идиосинкразий.

свинья

Подумала-подумала и решила написать о животном наибанальнейшем, всем и каждому до последней холодцовой ножки известном, напрочь лишенном даже крох романтизьму. Я бы даже сказала, что животинка эта - устойчивый символ антиромантики, низменных инстинктов и грубости бытия, а в общем и целом - свинюка. Незабвенный поэт Саша Черный писал: „Есть пошлые насекомые: клопы; есть пошлые растения: герань и фикусы; есть пошлые животные: свиньи…»

Начнем, как и положено, с начала. Пропускаем сотворение мира, потоп, расселение людей по лику земли и доходим до древних китайцев. Китайцы, как известно, изобрели почти все. Отойдя на полшага от привычной палеолитической дикости, они увлеклись животноводством и одомашнили свиней где-то 8-9 тысяч лет назад. Дают цифру и 7, и даже 15 тысяч лет, но это неточно. В биологии, особенно исторической, с цифрами всегда все неточно, у разных исследователей разные мнения, и, вообще, всегда возможны варианты.

Сначала охотники просто докармливали в закутках и загонах свинскую малышню до промысловых размеров, а когда прекратили шататься по округе, окончательно осели и превратились в земледельцев, то стали разводить кабаносиков целенаправленно, оставляя на племя самых толстых, ленивых и неконфликтных. Свиньи очень быстро привыкли жить в режиме «все включено» и, даже если уходили подкормиться на природу, то возвращались домой к ужину.

В общем, одомашнились кое-как. Потом свиньи распространились по всей Юго-Восточной Азии, попали в Средиземноморье, Ближний Восток, а после в Европу. Некоторые исследователи (не британские ученые, а вовсе другие) считают, что параллельный очаг свиноводства, или даже первоначальный был-таки на Ближнем Востоке. Вскоре европейцы по примеру Востока начали приручать местных диких кабанов, их потомство полностью вытеснило пришлую ближневосточную породу. В Европе высоко ценили свиней, большими любителями свинины прослыли галлийцы и германцы (Астерикс и Обеликс, привет!). Согласно историческим описаниям, во владении Карла Великого находились от 300 до 600 свиней, которых содержали и откармливали в близлежащих лесах. Так и тянутся сейчас две линии – восточная и европейская. Некоторые считают, что свою лепту в копилку генов домашних свиней внесли и местные средиземноморские кабаны, что было бы вполне логично.

Одна из бабушек мне рассказывала о своем житье по молодости в Абхазии. Там жили совершенно необыкновенные для взгляда степной украинки свиньи: не привычные белые, гладкие, богатые телом и неподъемные хавроньи, а заросшие диким волосом прыгучие твари с мордой в полтела и впечатляющим набором кривых, желтых зубов, которых с утра энергичным поджопником отправляли добывать харч в ближайшие заросли, а вечером все же кормили ,чтобы животины ощутили свою домашность и окончательно не заигрались в индейцев.

Вот эти полудикие, поджарые, длинноногие, самонаводящиеся на любую жратву свиноподобные монстры, которых обоснованно боялись утки, куры и мелкие собаки, поразили юную украиночку в самое сердце. Пока не вывели настоящие породы домашних свиней с характерными чертами, то все домашние свиньи много-много веков примерно так и выглядели. В Европе в теплое время свиней пасли на воле, осенью гоняли под дубы сало на желудях наедать, даже профессия такая была – свинопас.

Свиней пользовали по полной программе: в ход шло мясо, сало, кожа, щетина, сухожилия, кишки и ливер. Некоторые креативные и небрезгливые персонажи даже умудрялись любить свиней в нехорошем смысле этого слова. На Гоа, в Китае и местами в Японии веками практиковали «свинские туалеты». Фу так делать и такое есть. Хотя, не отнять, решение остроумное и практичное. Нуачо, безотходно же все. Они и сейчас имеются кое-где, но местные аналоги родной санэпидемстанции с этим явлением упорно борются.

Идет и обратный процесс. В странах Старого и Нового света живут одичавшие домашние свиньи - рейзорбеки. Так же называют и гибридов дикой и домашней свиньи (случаются мезальянсы, случаются). И, если в Старом свете их популяции очень скромные, то в одной Северной Америке насчитывают поголовье в 6 миллионов, а это уже серьезная проблема, беда даже.

В Австралию на ближайшие острова свиней злонамеренно завез Джеймс Кук, чтобы обеспечить питанием команды кораблей. Свиньи успешно расплодились и наносят невосполнимые потери уникальной местной фауне. В частности, их весомая вина есть в уничтожении маврикийских дронтов – тучных нелетающих птиц, родственных голубям. Дронтов вообще лично мне очень жаль, но это отдельная история.

Даже небольшое стадо свинтусов способно здорово нашалить в округе, а если их много, то ведут они себя как оголтелые варвары, предавая все хотя бы условно съедобное «рылу и копытцам». После свинского визита проблема с уборкой урожая отпадает начисто – все вокруг съедено, испорчено и перерыто. Свиней отстреливают, ставят ловушки и травят, в общем, уничтожают любым доступным способом. Свиньи очень крепкие на яд и рану, весьма плодовиты и скороспелы, так что непросто все с геноцидом. Впрочем, у нас на Кубани под соусом борьбы со свиным гриппом, свиней в плавнях потравили изрядно и успешно со слов местных. У некоторых американских хантеров охота на свиней – личный и прибыльный бизнес.
Половозрелости свинки достигают к 7—8 месяцев, хрячки — к 9—10 месяцам, но забойную массу в 100-120 кг многие современные породы при высоких технологиях выкармливания дают уже к трем-четырем. Мы едим свинят-подростков, почти детей, впрочем, с цыплятами-бройлерами ровно та же история. Смиритесь с этим фактом, злостные мясоеды. Хотя, некоторые и молочными поросятами не побрезгуют. Юных поросят кастрируют, так что на впечатляющую мужскую оснастку хряков могут любоваться разве что заводчики да горожане на смешных картинках-демотиваторах.

Среди более чем сотни пород, имеются и экзоты в свинских рядах: кудрявые в белых, рыжих и черных локонах венгерские мангалицы, знаменитые трюфельные свиньи (это не порода, а скорее специализация), различные гибриды с вьетнамскими свиньями и вишенкой милоты на торте – усипусечки мини-пиги.

Из всех сельскохозяйственных животных свинья ближе всех по биологии к человеку, что и сделало ее моделью для исследований в медицине и фармакологии. Свиней пытались и пытаются использовать как биоматериал для трансплантологии. Строение внутренних органов и общие механизмы работы тела у них очень близки к аналогичным характеристикам людей. Особые надежды возлагаются на ксенотрансплантацию — пересадку органов и тканей свиней в тело человека. Уже в середине 19 века медики попытались пересадить роговицу глаза от свиньи к человеку, примерно за 65 лет до того, как нечто похожее удалось осуществить с чисто человеческими органами зрения.

В этом вопросе они даже перспективнее обезьян, и уж точно гораздо дешевле обойдутся. Дело за малым – обеспечить приживаемость донорских органов, а вот с этим пока затык, да и кровь несовместима. Тем не менее, до появления генной инженерии и бактериального инсулина, свиньи исправно поставляли страждущему человечеству биологически активные вещества (инсулин, гормон роста и т.д.). Думаете, прелестных мини-свиней изначально вывели для умиления дам? Нет же, для опытов, для эгоистичного удобства экспериментаторов и лаборантов, чтобы меньше жрали и срали в лабораториях, да и места поменьше занимали. Потом уже да, занялись декором вплотную. К примеру, на карликовых свиньях медики и фармацевты проверяют сегодня работу вакцин, лекарств и прочих препаратов, которые, благодаря сходству в работе печени и других метаболических органов, ведут себя в их организме так же, как это происходило бы в теле человека.

Домашняя свинья это вам не дикая. Кроме шуток, у свиней не только привычки изменились, ритм жизни, уровень агрессии и количество сала на жопе. Не-е-е-т, даже скелет и мозги изменились. Цитирую: «В процессе доместикации произошло упрощение морфологии головного мозга, ослабление зрения (а оно и у диких кабанов не айс), изменилась структура мышц, свинья приобрела способность к осаливанию. Гиподинамия затормозила развитие костной системы, скелет стал гораздо легче, вследствие увеличения длины туловища - увеличилось число грудных и поясничных позвонков. В отличие от диких предков у одомашненных свиней укороченная голова, конечности, обвислые уши, провислая спина, более широкое и длинное туловище».

Короче, человек взял да и изуродовал свинью – сделал ее глупее, беззащитнее, неповоротливее и слабее. При всем при этом домашняя свинья была и остается очень сообразительным и эмоциональным животным. Вы только представьте, какой же красавой она была до одомашнивания. Мегамозг, не иначе. Правда, вредоносный, агрессивный и опасный, но то такое… Да и нечего тут особо представлять – вот вам дикий кабан а-ля натюрель. Многие опасаются и крепко уважают… даже с ружьем в руках

Катранжи Оксана

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк