Про Люси Перси, которая и была Леди Винтер

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

Эти ваши Интернеты – отличное изобретение. Огромная база структурированных знаний, коими только нужно уметь пользоваться, но никак не получается взять себя в руки.

Человеческий мозг – это пустой чердак, куда можно набить всё, что угодно, дурак так и делает: тащит туда нужное и ненужное. И, наконец, наступает момент, когда самую необходимую вещь туда уже не запихнёшь, или она запрятана так далеко, что её не достанешь. Я делаю по-другому. В моем чердаке только необходимые мне инструменты. Их много, но они в идеальном порядке и всегда под рукой. А лишнего хлама мне не нужно.
Шерлок Холмс в сериале Шерлок Холмс и доктор Ватсон. "Знакомство" (1 серия).

Пошел искать рецепт приготовления яблочного пирога, чуть-чуть зазевался и вот уже обнаружил себя на странице, где легендарная Дженна Джеймисон делится секретами организации и построения легального бизнеса, способного приносить миллионы. И даже начинаешь ей верить. Сложно быть не убедительной с такими-то тактико-техническими характеристиками, но искал-то я рецепт пирога, а не сиськи.

Главное, что позволяют Интернеты - с легкостью проследить связи, которые раньше было не просто обнаружить, и на их основании продлить цепочку, расширив ареал поиска, ибо знания – вещь относительная.

Сегодняшний их объем/площадь легко накроешь копеечной монетой, чья длина окружности не такая уж большая, но это и есть граница ойкумены, горизонт неизведанного, край познания.

По мере увеличения площади/объема базы знаний хотя бы до монеты достоинством в пять копеек, пропорционально растет и длина окружности, которая ограничивает слабый мозг от атаки неведомого.

Чем больше знаешь, тем больше понимаешь, сколь многого не знаешь таким образом. Интернет – ключ, который помогает не только с легкостью отрыть информационную шкатулку практически без труда, но и избавить от страха при нелегальном пересечении границы.

К чему я это пишу? Да к тому, что разместил приятель моего приятеля ссылку на шахматную партию в своем фейсбучике.

«Моим самым сильным потрясением от фильма "Д'Артаньян и три мушкетера" (с Боярским, который) было то, что кардинал Ришелье играл там в шахматы точно такими же фигурками, что были у меня дома. Они и сейчас где-то должны лежать».

Уже вторым кликом я обнаружил и прослушал композицию Баллада Атоса из фильма Три мушкетера

Третьим – читал что-то про клеймение преступников и преступниц, но уже на английском.

Уже четвертым кликом вышел на замечательные кусочки из жития английской аристократии вообще и Люси Хэй в частности. И все заверте…

Люси Хэй, дочь Дороти и внучка Летиции, жена Джеймса

Для удобства и понимания везде, где речь идет про Люси, это значит, что речь как раз о ней, о той единственной героине, потому как запутаться в череде Робертов и Джеймсов проще простого. Никакой Гугл не поможет.

Это оказалась та самая Люси Хэй, в девичестве Перси. Она же - Графиня Карлайл, что стала прообразом той самой Миледи/Леди Винтер в романе Александра Дюма, которую с успехом воплотила в экранный образ Маргарита Терехова.

Люси Хэй
Люси Хэй/Перси

Как бы роялистка, как бы красавица и как бы острослов. Чары настоящей «Анны де Бейль» воспели Томас Карью, Уильям Картрайт, Роберт Эррик и Джон Саклинг в стихах и Сэр Тоби Мэттю в прозе.

В 1617 году 18-летняя Люси вышла замуж за 37-летнего Джеймса Хэя, aka Первого и почти последнего графа Карлайла, для которого это был второй брак. Он не сильно успел насладиться компанией юной особы, потому как уже через два года отбыл в Германию, где решал дела Короны. Потом во Францию, где работал по поводу заключения мира.

Потом в Испанию, где договаривался относительно невесты для наследника престола, который ранее сам съездил на Пиренеи в компании с герцогом Бекингемом и едва унес оттуда ноги, потому как родители инфанты были в шоке от нравов этой пары.

Речь про Чарльза Первого из Стюартов, который у нас известен как Карл I, и успел порулить в Англии, Шотландии и Ирландии почти четверть века, но так заигрался в реформы, что потерял все и был обезглавлен.

Уже в испанской поездке было ясно, что хитрый Бекингем променял стареющего Короля Якова на юного наследника, которому он оказывал те же сексуальные услуги, что и его отцу. Стареющий Яков настолько выжил из ума, что мечтал обручиться с тем, кому даровал первый за 50 лет титул герцога.

Официально обручиться, то есть не просто заключить брак, но пройти церковную церемонию с партнером одного с ним пола. В начале XVII века, на секундочку! Говорят, что не столько смерть не дала Якову осуществить дерзкий замысел, сколько близкие.

В любовниках молодого Короля Чарльза Первого злополучный герцог проходил всего три года, пока в 35 лет не был зарезан тем самым Фельтоном, что и в Трех Мушкетерах. Мотивы были разные, как известно.

Потому Хэй обратно рванул во Францию, где нужно было решать дела, оставленные без присмотра уже Бекингемом. Потом рванул леопардовым скоком с особой диверсионной супротив кардинала Ришелье миссией в Пьемонт. И снова куда подальше. Когда вернулся на Острова, то протянул недолго и в 1636 году скончался.

Овдовевшая в 35 лет Люси, сильно не горевала ни до смерти мужа, ни после. Учитывая тот факт, что общих детей у них не было, остается не совсем понятным, чем именно она с ним занималась в недолгие мгновения совместного проживания. И занималась ли чем-то вообще. Детей у нее вообще не появилось.

Первого и предпоследнего графа Карлайла, чей единственный сын от первого брака не произвел потомков, считали джентльменом с отличным вкусом, доброго нрава и дипломатическими способностями.

Этот Джеймс, который был директором той самой знаменитой Компании Вирджиния, оперировавшей в Новом Свете, и владел всеми Карибами и Барбадосом, после смерти не оставил потомкам и вдове ни клочка бумаги, ни дома, ни акра земли, ни даже пенни.

Его экстравагантная и щедрая натура требовала двойных ужинов и дорогих развлечений, что широко обсуждалось в свете, равно как и долги, которые составили после смерти 80 тысяч тех его фунтов. И это при том, что граф Карлайл получил от Короны за годы своей ей службы под разными предлогами около 400 000!

Люси и Карл I

Снова клик. Даже при странном дворе Чарльза I наша Люси считалась странной и выделялась.

Сегодня бы эту даму назвали одним коротким и емким словом, потому как Люся с гладким лицом и мятыми юбками, жгла буквально напалмом. Она сумела сначала последовательно побыть любовницей изрядного числа аристократов, а потом запомнилась умопомрачительным по цинизму романом сначала с роялистом Томасом Вентвортом, aka первым графом Страффорда, а затем с его парламентским оппонентом Джоном Пимом.

Учитывая реалии тогдашнего времени, это как если бы сейчас Наталью Королевскую сфотографировали сначала на коленях Андрея Клюева, а потом выложили в сеть пленку с постельными ее же сценами в компании человека очень похожего на Петра Порошенко.

Что тогда, что сейчас промискуитет в рамках парламентской фракции – обычное дело, но переход на другую сторону улицы наказывается строжайшим образом, что у монархистов, что у демократов. Тут они едины.

Верного, но преданного Вентворта горемычному Чарльзу Первому пришлось сдать противникам в 1641 году, сразу после того, как Парламент выписал ордер на его смерть 204 голосами против 59, не имея никаких доказательств, но требуя казни ближайшего сторонника Короля… за государственную измену.

Карл пошел на уступки оппозиции и вынужден был подписать ордер, выторговав таким образом себе отсрочку в восемь коротких лет, покуда сам все равно не взошел на эшафот. И перед тем, как склонить голову, он не раз и не два вспомнил про то, что не сдержал обещания и не защитил Вентворта. Говорят, что рыдал буквально. Не помогло.

Благодаря природной изворотливости, краскам молодости и умелому подавлению рвотного рефлекса, Люся сумела удержаться на коне и в 1642 году даже успела стукануть своему кузену про планы Карла арестовать пятерых влиятельных членов Парламента.

Кузен передал информацию куда нужно. И Люси стала любовницей «Короля Пима», чье красноречие вело реформаторов к власти.

Пятеро смелых избежали незавидной участи, а этот приказ Карла стал поводом к Английской революции, которая стоила ему головы. «Король Пим» стал лидером Долгого Парламента.

Это был звездный час и Люси тоже. Вот что пишет Педивикия в следующем клике про Пятерых:

Король отвергает Великую Ремонстрацию и отказывается давать санкцию на Билль о милиции. Король верил в то, что пуритане (или диссентеры, то есть «отклоняющиеся») поддерживаемые пятью влиятельными членами палаты общин: Джоном Пимом, Джоном Хэмпденом, Дензилом Холлисом, сэром Артуром Хэселри и Уильямом Стродом - и лордом Мандевилем, которые были на стороне шотландцев в недавних Епископских войнах, и что они замышляют повернуть против него лондонскую толпу. Когда слух достиг двора, что они также планируют обвинить королеву в том, что она якобы участвует в католическом заговоре, Карл решает арестовать их за государственную измену.

Спикером палаты общин долгое время был Уильям Лэнтхэл. Во вторник, 4 января 1642 г. король вошёл в палату общин с целью схватить пятерых членов парламента. Те были предупреждены и потому бежали в Сити. Карл занял кресло спикера и, не обнаружив разыскиваемых членов парламента, заявил: «Я вижу, птички улетели». Затем он повернулся к Лентхэлу, который стоял ниже, и спросил у него: «Был ли кто-нибудь из этих персон в палате, видел ли Лентхэл кого-нибудь из них в палате, если нет, то где они находятся»? Лентхэл упал на колени и отвечал: «Я не открою глаз и рта покуда мне не прикажет Парламент, чьим слугой я являюсь», то есть спикер подчиняется парламенту, а не королю. После неудачи в поимке пятерых членов Палаты общин, боясь за жизнь своей семьи, Карл покидает Лондон и перебирается в Оксфорд. За ним последовали роялисты, и в Оксфорде они сформировали альтернативный парламент. В отсутствие роялистов Долгий парламент продолжал заседать на протяжении всей гражданской войны и просуществовал до акта о самороспуске.

Люси Хэй, сливавшая информацию о делах при дворе, осталась с Джоном, который входил в число тех пятерых депутатов Рады, которая могла быть распущена исключительно по желанию самих парламентариев, а потому никак не хотела распускаться и действительно называлась Долгим Парламентом, заседая с 1640 по 1660. Нынешним слугам народа такое только снится!

Совместное торжество Пима и Люси было недолгим – уже в 1643 году Джон склеил ласты на пути в Верхнюю Тундру.

Закат Люси

Еще один клик. Несмотря на то, что лицо Люси стало мятым, а юбки гладкими, она успокоилась лишь чуть. И в 1647 году примкнула к весьма умеренной Пресвитерианской партии, которая собиралась в ее же доме. Покой был недолгим и во Вторую Гражданскую снова запрыгнула в скрипучее седло, провернув умелую пиар-акцию, как сказали бы сейчас.

Люси не загоняла на лево подвески Королевы, но заложила свое жемчужное ожерелье за полтора косаря фунтов для войск Генри Рича, Первого графа Холланда, который известен как один из любовников Марии де Роган, aka мадам де Шеврез – легендарной уже французской авантюристки, интриганки и соблазнительницы.

Именно де Шеврез и Рич свели в свое время Анну Австрийскую с любвеобильным герцогом Бекингемом, чтобы нарыть на Королеву Франции компромата. Каждый раз, когда пишу про Бекингема, то имею ввиду старшего, который стал герцогом, а не каких-то других.

В романе Дюма некая Мадам де Шеврез названа любовницей Арамиса в качестве той самой кузины – белошвейки, а потом она же названа любовницей Атоса и матерью виконта де Бражелона. В общем, островной «Леди Винтер» приключения этой континентальной Мадам де Шеврез и не снились.

Бледное подобие. Именно подобие, потому как удивительно много совпадений при французском и английском дворах. И последний копировал именно французский, где также был свой Бекингем – разнузданный герцог Люинь.

Вернемся на Острова. Рич этот не просто любовник Мадам де Шеврез и представитель семьи, чье имя стало нарицательным – он еще и кузен «Леди Винтер», у которой была крайне успешная тетка – сестра матери Пенелопа Деверо (или Деверё?), давшая такую кисть, что никакому Безенчуку и не снилось.

Всего, чего касалась «графиня де ля Фер», своими жадными пальчиками, превращалось в прах. Не повезло и кузену, которого не спасло заложенное ожерелье - в 1649 году Генри отрубили голову за то, что он предатель и роялист.

Страдал он перед казнью страшно, ибо сдался пуританам при условии сохранения жизни, на что мало кто обратил внимания и когда голоса в Парламенте разделились по его поводу ровно поровну, то он получил два дня отсрочки, а никак не помилование.

Люси тем временем установила связь с двором Карла, который блокировал Темзу, и стала своего рода переговорщиком между противоборствующими сторонами.

21 марта 1649 года она закономерно угодила в Тауэр, где ее распинают на дыбе с целью получения важной информации, но до сих пор не ясно, что именно Люси Хэй рассказала своим мучителям. И рассказала ли.

Даже из Тауэра она продолжала плести интриги, передавая шифровки Карлу Первому через своего брата Лорда Перси, пока Карл не ушел в Шотландию.

25 сентября 1650 года, то есть уже после казни Карла, нашу героиню выпустили под залог, но настолько она к тому времени уже была никому не нужна при Кромвелях, что никогда в тюрьму не возвращалась.

Летиция - Бабушка Люси

Обратно клик. Думаете, в кого эта Люси такая борзая? Правильно! В ветреную бабушку. Мать Дороти Деверо родилась в 1564 году от Уолтера Деверо и Летиции Ноллис, которая была фрейлиной Королевы Англии Елизаветы I и… ее племянницей.

Летиция Ноллис

Граф Эссекс, то есть папа Дороти и дедушка Люси Перис/Хэй, умер в 1576 году от дизентерии в Дублине – в декабре 1575 года он неожиданно вернулся из скучной командировки в Лондон, где в квартире на Стрэнде застал жену в нескучной компании с графом Лестером, то есть Робертом Дадли – фаворитом Королевы, с которой они вместе кантовались на Тауэре, когда Лиза ещё не была коронована.

Несчастный муж был вынужден в августе следующего года убыть скорым бортом обратно в Ирландию, где и отдал так называемому Богу душу практически по прибытии.

Дороти - вторая дочь этой пары, где всего было пятеро детей. Это Пенелопа Деверо, которая была замужем дважды: за вышеупомянутым Робертом Ричем и Чарльзом Блаунтом; сама мама Люси - Дороти Деверо, которая во втором браке и вышла за Генри Перси; Роберт Деверо – второй граф Эссекс и еще один фаворит любвеобильной королевы Елизаветы , а также Уолтер Деверо и Фрэнсис Деверо, который умер в младенчестве.

Говорят, что графа Эссекса отравили люди графа Лестера, который не так давно вдруг стал вдовцом – его жена упала с лестницы при загадочных обстоятельствах. Вдовец даже не прибыл на похороны.

Через два года после внезапной дизентерии мужа Летиция отчебучила новую штуку – все-таки увела у Королевы фаворита. Да ещё и как бы тайно вышла за этого Роберта Дадли и графа Лестера замуж.

Какой тут двор?! Ссылка! Помогло только то, что позже ее сын Роберт от первого брака стал новым фаворитом Елизаветы.

Позже Елизавета дала слабину и пригласила мать своего нового любимого Роберта, чьим отчимом был ее предыдущий любимый Роберт, в гости, но как только Летиция попробовала с ней встретиться – снова отослала куда подальше.

У Летиции и Дадли в 1581 году родился сын, который умер спустя три года. В 1589 году, когда снова овдовевшая Летиция пробыла одна то ли всего семь, то ли целых одиннадцать месяцев, у Дороти появился новый отчим – некий Сэр Кристофер Блаунт, который был на 13 лет младше Летиции и служил у Дадли конюшим. Повезло!

В 1599 году сын Роберт и новый муж «Кристофер Блаунт, ставший главным советником молодого графа Эссекса, пытались подавить восстание ирландцев, но были вынуждены согласится на перемирие и с позором вернулись на родину».

Через год граф Эссекс зачем-то поднял неудачное восстание против королевы, был схвачен, объявлен изменником и был незамедлительно казнён, а Блаунт, как соучастник, разделил его участь чуть позже. Слишком много работы было у палача в то время.

Бабушка Летиция вдруг угомонилась и скромно прожила оставшиеся годы в Стаффордшире, воспитывая внуков, в числе которых была и наша героиня, а также помогая бедным.

В 1603 году, вместе с приходом к власти нового короля Якова I, который был первым из Стюартов, внук Летиции, то есть сын убиенного заговорщика Роберта, был восстановлен в правах и вернул титул графа Эссекса.

Летиция Ноллис умерла 25 декабря 1634 года в возрасте 91 (!) года и «была похоронена рядом со своим вторым мужем Робертом Дадли в часовне соборной церкви Святой Марии вУорике около могилы их сына, маленького барона Денби».

Летиция - предок Чарльза Дарвина, Уинстона Черчилля и Сары, герцогини Йоркской.

Сестра Дороти и тетка Люси – Пенелопа

Снова клик. Детство и юность Дороти прошли в соперничестве с сестрой Пенелопой, которая вовсе не была полной противоположностью Дороти, но фартило ей больше. Как минимум не все ее мужчины гибли от рук монархических убийц.

Дороти и Пенелопа Деверо
Дороти и Пенелопа Деверо

Пенелопа должна была выйти за некоего Филиппа Сидни, но после того, как ее мать подкинула проблем не только Королеве, но и дочери, когда Летиция вышла за Дадли, который был дядей Сидни, все пошло прахом. Пришлось искать новую партию. Она нашлась не так чтобы скоро, но вариант с самого начала был провальным.

Выходить на замену много сложнее, чем в основном составе. Новым спутником стал Роберт Рич, который сыграл крайне результативно - у него с Пенелопой было сразу семь детей.

Пенелопа не была счастлива в этом браке и завела любовника – с популярной в роду фамилией Блаунт, но с именем Чарльз. Рич не смел выражать своё недовольство этим союзом в то время, покуда брат Пенни граф Эссекс состоял в фаворитах Королевы.

Роберт Рич степенно дождался казни графа Эссекса в 1601 году и немедленно выгнал жену. К этому времени у Пенелопы и её любовника уже было трое общих детей. Леди Рич переехала к Чарльзу Блаунту, и они открыто стали жить вместе, давая обильную пищу для пересудов.

По восшествии на престол короля Якова I пара оказалась в большой милости при его дворе и Пенелопа стала фрейлиной у королевы Анны Датской.

В 1605 году уставший Роберт Рич подал все-таки на развод. На судебном процессе Пенелопа вынуждено призналась в супружеской измене. Долгожданный развод Ричу был предоставлен, но в просьбе о втором браке и возможности узаконить трех нажитых вне брака детей Пенелопе было отказано.

В результате Пенелопа и Чарльз Блаунт сочетались браком в частной церемонии, где их венчал Уильям Лод, то есть будущий архиепископ Кентерберийский и второй советник Короля Карла Первого, которому помогал на пару с тем самым Вентсвотом (см. выше). Новый брак был заключён вопреки церковному праву и король Яков I скрепя сердцем удалил веселую пару с позором от двора.

Семейная жизнь не пошла пользу Блаунту. Пара продолжала жить как муж и жена ещё несколько месяцев до смерти Чарльза 3 апреля 1606 года. Пенелопа пережила его всего на один год и умерла 7 июля 1607 года. Все четверо внебрачных дети Пенелопы были признаны Чарльзом, но поскольку законнорожденных детей у них не было, титулов графа Девоншира и барона Маунтжоя им не досталось, но и ладно: их сынок Маунтжой Блаунт получил титул графа Ньюпорта на службе у короля самостоятельно.

Дороти – мама Люси

Еще клик. Дороти – искомая мать Люси - вышла первый раз замуж в июле 1583 года за некоего Сэра Томаса Перро, чьей главной приметой был отец, то бишь свекор Дороти - Джон Перро, который оказался бастардом Мари Беркелей от Короля Генриха Восьмого, у которого и так было шесть жен, которые чередовались по принципу «Развод – Казнь – Умерла - Развод – Казнь – Пережила».

В первом браке у Дороти были сын без титула и права наследования, то есть рожденный до замужества, и четыре дочери: Пенелопа, Дороти, Елизавета и Анна. Даже можно угадать в честь кого называли каждую. По его смерти в 1594 году все нажитое поделили Дороти-мать и Пенелопа-дочь, в качестве старшей. Выходит так, что Дороти рожала через год.

Уже в год смерти первого мужа Дороти вышла за Генри Перси, то есть девятого графа Нортумберленда, aka Кудесника. Брак не был успешным, но продуктивным: пара долго не могла завести детей, а когда они пошли косяком, то брак зашатался и когда Кудесника посадили в крытую за участие в Пороховом заговоре, распался – Дороти умерла пока легендарный Лорд Перси чалился на Тауэре.

У Дороти и Генри было четверо детей: Дороти, которая сама стала потом матерью шестерых, наша Люси, с которой все началось, а также сыновья Алжернон и Генрих Перси.

Старшая сестра Люси выделена с шестью детьми не случайно. Именно она – предок Дианы, aka принцессы Уэльской. Могла быть у Люси или у Дианы другая судьба в такой семье и при таком окружении/происхождении?

Анна де Бейль, леди Кларик, Шарлотта Баксон, баронесса Шеффилд, графиня де Ла Фер или просто Миледи умерла от руки палача, который бросил мешок с телом преступницы в воды реки.

61-летняя Люси Хэй скончалась от апоплексического удара, каковой диагноз в то время практически всем, кто умер внезапной смертью, потеряв предварительно сознание.

Зачем я все это написал – не знаю.

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк