Шахта №8

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

В Сети снова обсуждают новый фильм «про то как на самом деле обстоят дела на Донбассе». На этот раз в фокусе пользовательского внимания вдруг оказалась картина Шахта№8, чья премьера состоялась ещё в декабре 2010 года.

Я слышал про эту картину и даже видел тизер с трейлером в прошлом годе, но посмотреть ленту полностью все никак не получалось. И тут - нечаянная радость на Ю-Тубе.

Такая же история была и с лентой Смерть рабочего от Михаэля Гловоггера или с нашумевшим много больше Иным Челси Якоба Пройса, который после показа в Саарбрюккене добрался до Киева только в марте и уже в апреле был показан в Донецке. Мог и вовсе не попасть, но вышло так, что его премьера в шахтёрской столице все-таки состоялась и весьма скоро. После чего лента появилась в Сети, но тут же исчезла. Авторские права…

Очень хорошее кино, но к глубокому сожалению именно эта картина, как и детище Пройсса, как и работа Гловоггера, будут не только использоваться в пропагандистских целях, а потому именно по ним будут судить о том, что происходит в регионе люди, которые тут не бывали.

Таковы не только украинские реалии. Это так называемые медийные эффекты, которые наблюдаются даже после просмотра голливудских фильмов.

Я не случайно сравниваю эти документальные ленты. Потому что все они сняты у нас, на Донбассе. И пусть фокусируются на совершенно разных аспектах жизни, в центре внимания остается главное – люди, которые живут здесь.

Детей, как известно, не переиграешь. Дети – беспроигрышный вариант, но именно акцент на детях и превращает эту историю из разряда типичных в драму. Бывает и хуже, но реже.

«Проект начал свое развитие в 2007 году, когда я поехала в ваши края изучать ситуацию и найти героя, чтобы рассказать историю про копанки, - говорит режиссер ленты Шахта №8 Марианна Каат. – Картины Гловоггера и Пройсса я не видела тогда. Позже посмотрела австрийскую. С лентой Пройсса еще предстоит познакомиться».

Продюсер и режиссер фильма - Марианна Каат. Родилась и живет в Таллинне. В 1986 году окончила Санкт-Петербургскую государственную академию театрального искусства, получила степень доктора философии. До 1991 года работала редактором и режиссером на Ээсти Телефильм, затем – менеджером по закупкам на Эстонском Телевидении. В 1998 году основала свою кинокомпанию «Baltic Film Production». Член Европейской сети документального кино (EDN), Союза продюсеров Эстонии, Союза кинематографистов Эстонии и Союза журналистов Эстонии. Обладательница звания «European Trailblazer».

Марианна признается, что у нее были какие-то контакты, наработанные по Интернет, с местными жителями городов области и в частности – Снежном. Потому и оказалась там. И даже герой был найден и готов сниматься – это был шахтёр, а ныне пенсионер, у которого была своя дырка, как в Снежном называют нелегальные шахты-копанки.

Когда Марианна приехала в небольшой шахтёрский городок, где угольные пласты залегают настолько близко к поверхности, что местные жители добывают их без особых приспособлений, случилось непредвиденное – дырку, которой владел пенсионер, закрыли. По словам старика, он отказывался в очередной раз платить взятку милиции, которая снова подняла цену. Спустя несколько месяцев Николай умер от рака и кинематографисты вынуждены решать, что именно делать дальше, потому как проект был уже запущен и продолжать его без истории и героя не имело смысла.

Как часто бывает, помог случай и случайная встреча. Земля донецкая богата колоритными персоналиями и одной из таких встреченных на улицах поселка у Восьмой шахты стал Юра Сиканов, которому тогда было всего 14.

«Один парень рассказал о Юре, который работает в копанке и чей покойный дед в советское время был директором Химмаша. Такая величина, а внук работает нелегально. Пошли к Юре, но не застали его дома. И тут, буквально на следующий день снимаем на улице – и к нам в кадр въезжает на велосипеде мальчик. Он стал спрашивать, кто мы, откуда, что тут делаем, я задаю встречные вопросы. Мы не сразу поняли, что он именно тот самый парень, которого мы ищем. Он сам нас нашел. Когда монтировали фильм, то в него вошла именно та, первая сцена, которую мы не стали переснимать. Ничего случайного не бывает, как говорит один из моих героев. Пришлось выбирать про детей или про нелегальный бизнес. Мне было интересно про детей», - признается Марианна.

Дальше пойдет монолог режиссера ленты, который я привожу с минимальными купюрами и обработкой.
Финансировали съемки эстонские фонды, которые поддерживают кино, а также известный американский фонд Санданс и европейский фонд Медиа, которые поддерживают только независимое кино, я подчеркиваю НЕЗАВИСИМОЕ. Я не буду называть сумму бюджета, но поверьте, что она небольшая по кинематографическим меркам. Мы оказались в минусе с этим проектом. Я бы вообще на него не пошла, если бы сразу знала, что он будет убыточным. У меня просто нет таких денег.

Снимали картину с мая 2008 года и почти до конца 2009, приезжая в Украину на несколько дней или недель. Всего таких поездок было около десятка. Потом были монтаж и пост-продакшн. 1 декабря 2010 года в Таллинне прошла премьера и начат тур по международным документальным фестивалям, а потом и национальный прокат.

Мы собирались прокатить фильм и на Украине, но нас подвело министерство культуры страны. Они обещали даже выделить какие-то средства. Была и бумага соответствующая, но у них у самих были проблемы. И даже больше – у ко-продюсера с украинской стороны вдруг начались проблемы: ей дали понять, что будут проблемы с финансированием других проектов.

Картину мою показывали в других странах, и я обратила внимание, что после показов люди часто плачут, потому как сильно эмоционально вовлечены. Ведь это универсальная история, которая могла случиться где угодно. Это могло произойти в любой, даже благополучной семье благополучной страны. Любому ребенку, в какой бы семье бы он ни родился, нужно внимание со стороны взрослых. Вот эти дети, они не нужны взрослым. Нелегальный угольный бизнес – это просто фон, на котором развивается наша история.

Мой фильм максимально сильно действует на мужчин. Я даже не сразу смогла понять почему так. Дело в том, что женщины воспринимают эту историю, как матери, а мужчины – сопоставляют себя с Юрой, который в 15 лет уже стал главой семьи и кормит семью.

У нас много наснято, не только про детей. Когда монтируешь фильм, начинаешь следовать истории, какие-то линии уходят, потому что они не вписываются в историю. Так и тут - фильм получился про то, про что он получился. Когда ударил кризис, то этот бизнес рухнул, но ведь Юра не один там работал. Вот была дырка, которую мы все пытались снять), там велись практически промышленные разработки, с машинами и экскаваторами, и называлась она почему-то прокурорской.

Каждый раз, когда мы приезжали в Снежное, рабочие говорили нам, что дырки временно закрылись, потому что или милиция вот-вот приедет, или комиссия какая-то и нужно переждать. И только потом я поняла, что комиссия эта никакая не инспекция, а мы на самом деле! Просто кто-то стучал о том, что приехали кинематографисты и собираются снимать. Городок-то маленький, все друг друга знают.

Я бы с удовольствием показала фильм по всей Украине. Или выпустила картину на DVD, но для всего этого нужны деньги. Я хотела бы показать фильм в первую очередь в Снежном , ведь местная история интересует местных. Абсурд это не показывать! Люди все равно видят и знают. Сейчас такое время, что ничего не утаишь. Нужно показать, решить что делать и как помочь , а не скрывать.

Меня больше волнует другое. Когда я показывала фильм в Канаде, в Торонто и Ванкувере, то после каждого сеанса ко мне приходили люди, которые занимаются благотворительностью, то есть занимаются серьезно, не на уровне «на тебе денег», и они были готовы вкладывать деньги, чтобы помочь местному детскому дому или открыть компьютерный класс, или сделать фонд для талантливых детей Донбасса. Вы же видели, как занимаются дети в Снежном танцами?

У документального кино реально дистрибьютерская жизнь длится не больше трех лет. Потом фильм устаревает и, если ты не успеваешь что-то сделать за эти два-три года, то не сделаешь ничего. Я не знаю как пробить это. Я пыталась, я пробовала, но выяснилось, что ни я, ни какие другие люди не могут этого сделать напрямую. Даже мне не дали приехать. Директрисса детского дома отказалась встречаться со мной. Наотрез. Я ее не виню, она подневольный человек, у нее есть свое начальстов, ее просто страшно напугали. Понятно, что сигнал идет откуда-то сверху. И вот как быть: есть дети, есть деньги, есть люди и?

Прокурор области велел возбудить уголовное дело против людей, которые нанимали Юру на работу. У самого Юры были проблемы. Я была готова ехать, не знала, как защитить. Юру вызывали в милицию, чтобы назвал имена людей, которые давали ему работу, потому как вы заметили, что мы их имена не называли?

Юра исправно ходил в милицию. По его словам, в милиции фильм видели и он им понравился, так что они даже были на его стороне!

Когда закончились съемки, дети еще жили вместе, но было уже понятно, куда все движется. Через несколько месяцев, когда я ещё монтировала фильм, то мать-алкоголичку все-таки лишили родительских прав. Ульяна уже совершеннолетняя и потому сама себе хозяйка. Юлю забрали в детский дом. Девчонке ничего не объяснили, просто пришли в школу, связали руки - буквально! - и увели. И она билась в истерике. Юра этим летом закончил интернат и должен был по идее устроиться на работу куда-то, но не устроился пока, поэтому и не звонит, наверное.

Я не склонна преувеличивать. Украина далеко не полицейское государство, но люди, вернее «начальство» у вас все ещё боятся «Как бы чего не вышло». А люди, кстати, свободно делятся своими мыслями, не боятся критиковать власти, и в общем адекватно оценивают ситуацию в своей стране. Я снимала и в Беларуси, и в России. И потому могу сравнивать. Сравнение явно не в пользу последних.

Мне про балетоманов питерских было неуютнее снимать, чем про нелегальный бизнес в Украине. Ваша страна несравнимо свободная и открытая в сравнении с соседями. И когда я находилась у Вас, то у меня не было никакого страха. И мы работали совершенно свободно - я снимала даже памятник Ленину на центральной площади. В России бы точно никто не позволил или потребовали бы кучу разрешительных документов.

Я жизнелюб и оптимист и отношусь к Украине с огромной симпатией. И люди, и природа, и климат – все мне симпатично! И у вас же совершенно потрясающая еда! И вообще, такое обилие интересных героев, трудно где еще найти. Потенциально пратически любой встреченный в Снежном человек мог стать объектом заслуженного внимания. И мы очень многих снимали. А знаете, как тяжело в процессе монтажа выкидывать кого-то? Ведь ты заглянул в душу человека, понял его и полюбил, и вот это родное надо условно выбросить в корзинку.

Я снимаю документальное кино в расчете на международную аудиторию и так сложилось, что из всех снятых нами историй (поверьте, их было много за полтора-то года) самой универсальной и самой близкой мне оказалась история детей. У меня двое сыновей практически Юриного возраста, так что, как говорится, про что знаю, про то и делаю. Ну а что получилось, судить зрителю.

Комментарии

Zames
Не в сети
автор
Регистрация: 12/07/2009

Фильм «Шахта № 8» запретили для показа на Фестивале (ВИДЕО)
25.03.12 // 19:10

Фильм «Шахта № 8», украинско-эстонского производства, запретили для показа за несколько часов до его презентации. Причем, по инициативе украинских сопродюсеров.

Документальная лента о нелегальном использовании детского труда на рудниках, говорят зарубежные коллеги, внезапно не нашла одобрительного отзыва в Украине, передает канал «24».

Режиссер, продюсер фильма «Шахта № 8» Марианна Каат заявила: «Фильм, в силу политической ситуации в Украине, сложно распространять. Моя цель - показ сейчас, индивидуальный показ вне фестиваля, чтобы люди вынесли сами свои решения, что этот фильм собой представляет, потому что те обвинения, которые я получила сегодня, неожиданные для меня, они просто оскорбительны», - сказала режиссер.

В центре документальной истории - 15-летний Юрий, который, не имея родительской опеки, вместе со своим другом работал на шахте, чтобы прокормить двух сестер.

В свою очередь сопродюсер фильма Елена Фетисова назвала ленту постановочной и несоответствующей жанру документального кино.

Фильм «Шахта № 8» снимали в 2008-20010 годах, в Донецкой области, в городке Снежное. Ленту успешно презентовали на 30 фестивалях в разных странах мира.

Видео: 24tv.ua

Zames
Не в сети
автор
Регистрация: 12/07/2009

Дома в городе Снежное Донецкой области уходят под землю целыми улицами. Об этом во время экскурсии по родному поселку рассказал герой нашумевшего документального фильма о “копанках” “Шахта № 8” Юра Сиканов, пишет Газета.ua.

Все строения здесь покрыты трещинами, многие полуразрушены и покинуты жителями.

Разрушения происходят из-за непосредственного соседства с нелегальными шахтенками (местные называют их “норами” и “дырками”). Огромные ямы наблюдаются во дворах и посреди дорог. Глубина некоторых достигает полсотни метров.

Сам Юра вместе с мамой живет в доме, который для них купила съемочная группа одноименного фильма. Старый дом в этом же поселке, где раньше жила его мама, развалился, а дом, где жила сестра, у нее забрали. Но и это жилье находится в аварийном состоянии — медленно проваливается под землю. Соседка Сикановых — Лидия Федоровна Малышева пожаловалась, что из-за нелегальных подземных разработок, которые начались еще в середине 90-х, в ее доме не осталось уборной — уличный туалет ушел под землю и просела душевая.

Точно такая же картина, как в поселке Шахта № 8 — в снежнянском поселке Первомайский, в поселке Северном, поселке Ремовка, поселке Шахта № 4, на улице Парижской коммуны, в поселке Степном и даже в центре Снежного. В настоящее время в городе копанок практически не осталось, потому что уголь из “нор” уже выбран.

Нелегальная добыча в Донбассе сегодня сместилась из Снежного в сторону Шахтерского района, городов Харцызск и Енакиево. И выросла до промышленных масштабов: нелегальная разработка недр ведется с помощью многомиллионной тяжелой техники и, как правило, карьерным способом. Многие жители Снежного тоже работают в копанках, только теперь работодатели возят их на рабский труд в соседние города.

Zames
Не в сети
автор
Регистрация: 12/07/2009

Юрий Сиканов находится в больнице и может остаться инвалидом, если ему не помочь. Многие помнят его по известному документальному фильму "Шахта № 8" - это тот самый паренек, вынужденный работать в копанке, чтобы прокормить себя и сестру.

Юра около месяца находится в челюстно-лицевом отделении по адресу: Макеевка, ул. Больничная, 1.

http://pauluskp.livejournal.com/291139.html

Zames
Не в сети
автор
Регистрация: 12/07/2009

Расправа над главным героем скандального фильма о копанках. По словам Юрия Сиканова, ему сломали челюсть и выбили зубы бейсбольной битой. Напали на жителя Снежного соседи. Неприязнь между ними умножилась после того как парень снялся в ленте эстонского режиссера «Шахта номер восемь». Обстоятельства происшествия выясняли наши корреспонденты.

Zames
Не в сети
автор
Регистрация: 12/07/2009

В Донецкой области общественность собирает деньги на лечение избитого битами 19-летнего героя фильма «Шахта №8» о копанках Юрия Сиканова.

Об этом УНИАН сообщила активистка общественной организации «Донецкий правозащитный центр» Алена Игнатьева.

По ее словам, в организации в минувшую пятницу, 16 ноября, узнали, что Ю. Сиканова соседи жестоко избили битами 27 октября, нанеся челюстно-лицевые травмы, и ему срочно требуются деньги на лечение.

«Мы узнали о том, что его избили вечером в пятницу, 16 ноября, и уже в субботу начали сбор средств на лечение парня. На сегодняшний момент, я сегодня созванивалась с Юрой, мы собрали 4 тыс. 490 грн. и еще у нас есть 300 грн. наличными. Люди приходили, приносили по 10, по 20 грн», - рассказала А. Игнатьева.

По ее словам, сейчас Ю. Сиканов находится в одной из Макеевских больниц, в челюстно-лицевом отделении, врачи ставят предварительный диагноз - перелом суставных отростков нижней челюсти. Поэтому парню нужна срочная операция по установлению специальных пластин, чтобы он не стал инвалидом.

«Мы записали его на обследование в Донецке, он сегодня его прошел. И сейчас он опять вернулся в Макеевскую больницу. Мы попросили врача не выписывать его, пока мы не соберем на операцию и послеоперационный период необходимую сумму денег», - объяснила А. Игнатьева, добавив, что Ю. Сиканова должны были прооперировать еще две недели назад, но из-за отсутствия денег этого не произошло.

Она сказала, что по предварительной оценке врачей, на лечение и на реабилитацию этого пациента нужно будет до 10 тыс. грн : 1 тыс. грн. на обследование, 3 тыс. грн. - на пластины и о т 5 до 6 тыс. грн. на лечение и общую реабилитацию.

По словам А. Игнатьевой, «обследование Юрий сегодня уже прошел, и теперь будут известны более конкретные цифры. Однако по самым лучшим прогнозам этих 4,5 тыс. грн, которые уже собрали, не хватит».

«Поэтому мы надеемся, что до конца недели мы соберем достаточную сумму и Юре смогут сделать операцию», - сказала А. Игнатьева. Помочь можно, перечислив деньги на личную карточку Ю.Сиканова в отделении Приватбанка на номер: 5211 5374 1725 8378.

Как сообщал УНИАН, 26 марта фильм эстонского режиссера Марьяны Каат «Шахта № 8», который рассказывает об эксплуатации детского труда на нелегальных шахтах Донецкой области, был запрещен к показу на Фестивале документального кино в Киеве. Главный герой фильма - подросток из неблагополучной семьи, который вынужден идти работать на «копанку», чтобы прокормить своих сестер. Фильм был снят с фестивального показа по инициативе его украинского сопродюсера Елены Фетисовой.

Причем состоялось это всего за несколько часов до презентации. Украинский сопродюсер фильма Е.Фетисова внезапно назвала свое же кино «постановочным и не соответствующим жа нру». Такой ход, по мнению эстонской стороны, выглядит весьма странным, поскольку раньше ничего подобного Е.Фетисова не заявляла, и наоборот, будучи продюсером, имела намерение распространять фильм в Украине.

По информации сайта donbass.ua, у Ю. Сиканова 27 октября произошла ссора с соседями по переулку - отцом и сыном. Соседи объяснили, что якобы парень первым грубо задел их у калитки, вот они и решили его проучить.

«В тот вечер я не пил. Я же член участковой избирательной комиссии, мне надо было быть трезвым», - объяснил тогда участковому милиционеру сосед. Сразу милицию никто не вызывал, только на утро Ю. Сиканов обратился к врачам. После происшествия квартира парня была в крови, а стулья и окна разбиты. Сам он ситуацию объяснил так: он спал, а «мужики сами пришли с битой». По факту драки и нанесения телесных повреждений макеевской милицией было возбуждено уголовное дело.

http://www.unian.net/news/536486-v-donetskoy-oblasti-sobirayut-dengi-n...

Zames
Не в сети
автор
Регистрация: 12/07/2009

Дело по факту избиения главного героя документального фильма "Шахта №8", 18-летнего жителя г. Снежное Донецкой области Юрия Сиканова, действительно возбуждено.

Это корреспонденту УКРИНФОРМа подтвердили в понедельник в пресс-службе ГУ МВД в Донецкой области.
"Горотделом милиции Снежного возбуждено уголовное дело по статье 122 части второй УК Украины. Ведутся необходимые следственные действия", - сообщили правоохранители, уточнив, что дело было возбуждено еще 7 ноября.

ЧП случилось 27 октября. У Юрия Сиканова возник спор, переросший в драку с соседями, отцом и сыном М. Они избили парня его же бейсбольной битой.

Сейчас Юрий Сиканов находится в отделении челюстно-лицевой хирургии в одной из больниц Макеевки. Ему сделаны две операции. По словам медиков, парню предстоит долгое лечение.

В понедельник председатель общественной организации "Трудовое движение "Солидарность" Константин Ильченко заявил, что после демонстрации документального фильма об нелегальных угольных "копанках" и принудительном детском труде у Юрия возникли сложности с местным населением. Мол, копанки закрыли, люди потеряли работу, не все расценили откровения Юры как геройские.

Журналисты пытались помочь Сиканову выехать из города, собирали деньги на обучение. Но Юра так и не рискнул оставить без попечения пьющую маму и сестренок.

Напомним, что в Киеве 24 марта состоялся международный фестиваль документального кино "DocudaysUA", в программу которого был включен фильм эстонской документалистки Марианны Каат "Шахта №8". Однако за несколько дней до фестиваля студия, имеющая эксклюзивные права на показ этого фильма в Украине, по неизвестным причинам запретила автору его демонстрацию.

"Шахта №8" была показана на отдельной площадке фестиваля.

Николай Столяров, ДОНЕЦК, 19 ноября 2012 года.

Zames
Не в сети
автор
Регистрация: 12/07/2009

Причину и обстоятельства драки героя документального фильма с соседями установит следствие

В ряде Интернет – изданий была опубликована информация о том, что в городе Снежное избит бейсбольной битой Юрий Сиканов – главный герой документального фильма Марианны Каат «Шахта № 8». Отмечено, что на данный момент пострадавший в тяжелом состоянии находится в больнице города Макеевка, где проходит курс лечения в отделении травматологии. Также было указано, что после выхода вышеназванного фильма у Юрия начались сложности с местным населением, и что произошедшее связано с данным событием.

Данная информация не совсем соответствует действительности. Проведенной сотрудниками милиции проверкой установлено, что 27 октября нынешнего года Сиканов Юрий в состоянии алкогольного опьянения находился возле своего дома. Там на почве неприязненных отношений, вызванных бытовыми условиями, между ним и его соседями возникла словесная ссора, которая переросла в драку. В результате Сиканов от удара бейсбольной битой получил перелом челюсти.

По данному факту возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 122 УК Украины ( Умышленное средней тяжести телесное повреждение). В его рамках опрошены все участники событий, и ситуацию они описывают по-разному. Потерпевший утверждает, что он был избит соседями у себя дома, а те, в свою очередь, заявляют, что ссора произошла на улице, и именно Сиканов первым начал бить их битой, которую принес из дома.

Старший из соседей якобы отобрал у него эту биту и нанес ему несколько ударов с целью прекращения его противоправных действий.

С целью устранения противоречий в показаниях фигурантов в настоящее время по данному уголовному делу проводятся необходимые следственные действия.

Пресс-служба Снежнянского ГО ГУМВД Украины в Донецкой области

Zames
Не в сети
автор
Регистрация: 12/07/2009

Старая шахта города Снежное на Донбассе стала известной на всю страну благодаря ленте о детском труде под названием "Копанка номер восемь", говорится в сюжете ТСН-Тиждень.

Ленту о детском труде на нелегальных донецких копанках, которую успели показать в 30-ти странах, внезапно вычеркнули из конкурсной программы Киевского фестиваля неигровых фильмов.

Инициатор запрета, достаточно известный украинский ко-продюсер картины Владимир Козырь пояснил, что этот фильм не соответствует жанру документального кино.

"Он полностью является постановочным фильмом. И мы знаем об этом", - заверил Козырь.

Съемочная группа ТСН-Тиждень отправилась в Донецкую область, чтобы посмотреть своими глазами: что за выдумки показали зрителям во всем мире, и есть ли там правда.

Выживание маленького шахтера

В Снежном полное отсутствие дорог и полуразрушенные дома. Это типичная картинка умирающего шахтерского городка в Донецкой области. Здесь тотальная безработица, и чтобы выжить - кто-то идет воровать, а кто-то рискуя жизнью лезет в яму. Куда ни бросишь взгляд - следы борьбы людей за выживание. Копанки в поле, на огороде, прямо на улице.

Еще совсем юный Юра Сиканов сегодня известный житель Снежного, которое находится всего в 70 км от Донецка. Юра рассказывает, что мама пьет. Отчим, который уже отсидел в тюрьме 25 лет, тоже. Парень не понимает, почему фильм назвали постановочным, а его историю - выдуманной. Ведь его жизнью здесь, в Снежном, никого не удивишь.

"Есть люди, которые еще хуже живут. Вот, маленькие дети, совсем, ходили на огород за картошкой. Представляете, насколько хотели есть. А отец сидел в кустах и ждал пока ему принесут эту картошку", - говорит он.

Донбасская кормилица и убийца - копанка - просто у Юры во дворе. Ее он много месяцев пытается засыпать мусором. Его наивная детская мечта - засыпать все такие дыры в городке. Юра уже давно не спускался под землю, пока перебивается случайными заработками. Но их не хватает, поэтому рано или поздно вопрос заработка вновь поставит его перед выбором. И выбор у него будет небольшой.

Черная цена

Общественный активист, издатель Игорь Абизов объясняет, что уголь из копанок - это неприбыльная часть бюджета, это живые деньги, большая часть взяток. Игорь приводит расчеты: одна копанка выдает тридцать тонн угля, это 20-25 тысяч гривен в сутки, 700 тысяч в месяц.

Миллионы текут в карманы черных кардиналов Донбасса. Сотни тысяч откупных достаются правоохранителям и судьям. Тем, кто спускается в ямы, остаются крохи. Но трудяги и им рады. Абизов добавляет, что закрыть копанки не проблема. А вот успокоить 15 тысяч человек плюс их семьи, которым не за что жить, это будет проблема.

Трудяга на копанке может заработать 8 тысяч гривен в месяц. Столько не зарабатывает менеджер среднего звена в Киеве. Какой ценой достаются деньги, хорошо знает фотограф Александр Чекменев.

Он держит в руках книгу фотографий, которые собирал 15 лет. Большинству героев книги уже нет в живых. Мужчина говорит, что история Юры из Снежного поражает, но она не уникальна.

http://ru.tsn.ua/ukrayina/shahterskoe-detstvo-kak-deti-batrachat-na-doneckih-kopankah.html

Zames
Не в сети
автор
Регистрация: 12/07/2009


Герой фильма "Шахта 8" хочет взять опеку над младшей сестрой. Юрий Сиканов обратился за помощью к детскому омбудсмену. Уполномоченный Президента по правам ребенка откликнулся и приехал в Снежное. Как изменилась судьба киногероев с момента скандальной премьеры - расскажет Сергей Зленко.

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк