Судьба украинских олигархов, или почему национальный капитал проиграл битву за страну

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

История с арестом активов Коломойского и Боголюбова, мантра Саакашвили о «власти барыг» и его недвусмысленные выпады против Ахметова, продолжающееся заточение «венского узника» Фирташа всерьез ставят вопрос о выживании украинского национального капитала. Если ранее очередная смена власти в Украине запускала привычный процесс перераспределения активов и влияния олигархов по принципу «от перемены мест слагаемых сумма не меняется», то сейчас запущен глубинный процесс уничтожения олигархов как ключевых акторов политической жизни страны. Снова идет передел, но уже не внутри системы, а в пользу внешних игроков.

Национальный капитал действительно схлопывается, количество и качество активов, находящихся в руках украинских миллиардеров уменьшается. Исключением является разве что Петр Порошенко, но успехи его бизнеса прямо связаны с его президентством, которое не вечно, а как показывают последние события, скорее даже скоротечно. Зачистка пространства под приход транснациональных корпораций уже началась. Быстрее всего эта зачистка идет в двух сферах, наиболее понятных европейскому и американскому бизнесу – земля и энергетика.

Перекрытие дорог аграриям, парламентские баталии вокруг возврата НДС экспортерам зерна – свидетельства того, что крупнейшие агрохолдинги уже затеяли спор о том, кто первый пойдет под транснациональный нож. Мысли их собственников – Косюка, Вадатурского, Веревского и прочих занимает одно: как не продешевить при неизбежной продаже своего бизнеса. Продление моратория на приватизацию земли еще на год – короткая передышка перед неизбежным сложением головы.

Предопределен и приход в Украину европейских и американских энергогигантов. Разгонка тарифов – лишь первый этап этого процесса, необходимое условие. Условие достаточное – дальнейшие реформы газового и электроэнергетического секторов, призванные обеспечить комфортное вхождение иностранного капитала в этот бизнес. Уверен, это вопрос ближайших двух-трех лет. Высокие цены на газ уже сделали выгодной перепродажу российского газа в Украину европейскими компаниями. Дальнейший рост цен на газ и электроэнергию превратит украинского потребителя в вожделенный плод для таких корпораций как E.On, Gaz de France, ENI и других.

Многие уверены, что поразительная жизнеспособность формулы «Роттердам +» - плод коррупционного сговора Порошенко и Ахметова. Действительно, ДТЭК сейчас является главным бенефициаром этой формулы. Но сдается мне, что прибыли ДТЭК в данном случае – лишь временный и во многом случайный попутчик куда более масштабного процесса. В ближайшие годы ДТЭК вынужден будет конкурировать с европейскими гигантами, и не факт, что в победит в этой борьбе.

Схлопывание национального бизнеса будет происходить с разной скорость, потому что сама природа бизнеса у олигархов разная. Раньше всех распалась газовая империя Дмитрия Фирташа. Не потому, что на него оказали самое мощное давление. А потому что в основе бизнеса Фирташа лежал не актив, а схема. Монополия на поставки российского и среднеазиатского газа в страну, затем эксклюзивные условия при поставках газа на внутренний рынок. Все это были схемы, зиждущиеся на коррупционном сговоре «высоких договаривающихся сторон». А нет схемы – нет и бизнеса.

Кстати, мы должны отдавать себе отчет в том, что до 2006 года эта коррупционная схема работала не против, а в пользу Украины – газ, заходивший в страну через «коррупционного посредника» действительно был дешевле, нежели прямые поставки. Выигрывали домохозяйства и предприятия. Убытки ложились не на украинский, а на российский бюджет. Слезая с газовой иглы и устанавливая «честные цены», украинская власть победила гидру RosUkrEnergo – за счет убытков сотен предприятий и миллионов украинских домохозяйств. Оказывается, бывает и такая коррупция, которая во благо.

Следующим пал Коломойский. Причина та же – схемы рушатся намного легче, чем активы. Нефтяной бизнес Коломойского – сущая схема. Зыбкий контроль над «Укрнафтой», чисто менеджерский контроль над государственной «Укртранснафтой» и отжатый у татар завод в Кременчуге долгие годы позволяли реализовывать бензин и сжиженный газ на сотнях заправках «Привата» с дисконтом. Дисконт дал монополию, монополия – сверхприбыль. Но этот дисконт, которому радовались автолюбители, был оплачен из недополученных бюджетом налогов – то есть вскладчину всеми нами. Нишу Коломойского в этом бизнесе займут ОККО, WOG, Socar и другие крупнейшие импортеры топлива. Украинская нефтепереработка будет окончательно уничтожена.

В металлургическом бизнесе Коломойский не задержался, удачно продав заводы российскому Evraz. Слишком много мороки – слишком трудный гешефт. Единственный системный актив самого богатого аллергика на амброзию в стране – ПриватБанк. Вокруг него действительно завязалась серьезная борьба, свидетелями которой мы сейчас проходим.

Я убежден в том, именно миллиарды, заработанные на схемах, навредили Украине больше всего. Потому что "схемы" и "ответственный национальный капитал" - вещи несовместимые. В этом смысле я бы четко отделял таких олигархов, как Фирташ и Коломойский, от таких как Ринат Ахметов, Сергей Тарута и отчасти Виктор Пинчук. Последние – реальные владельцы активов. Именно у них был шанс стать тем самым "ответственным национальный капиталом". Но они его упустили, за что сейчас платят сполна.

Владение реальными активами в отличие от схем сопряжено с большими рисками, что показала, например, история с национализацией предприятий Ахметова в ЛДНР. Создание холдингов Метинвест, ИСД и EastOne – попытка выстроить системный бизнес по западным менеджерским стандартам. Эти компании проводили аудит, брали кредиты, отчитывались перед инвесторами. Этот бизнес создавал реальные рабочие места и добавленную стоимость. Однако прибыли, заработанные на этих активах в тучные годы, недостаточно реинвестировались в их модернизацию. Что это - банальная жадность или желание создать запасной аэродром где-нибудь на Туманном Альбионе, сложно сказать. Но ценное время упущено.

Особыми привилегиями металлургия сейчас не пользуется – налоговых льгот нет, тарифы на ж/д транспортировку бьют по заводским закромам. Забрать у Ахметова металлургический бизнес можно лишь в случае, если он проиграет битву за эффективность. Суть этой битвы неплохо выразил Ростислав Шурма, генеральный директор одного из ключевых активов Метинвеста - комбината «Запорожсталь» .

«Или мы построим конвертер, или не будет ни «Запорожстали», ни Запорожья» - сказал он мне однажды.

В этой фразе – все, что вы хотели знать об угрозе деиндустриализации страны. Ни «Запорожсталь», ни ММК Ильича, ни «Азовсталь» транснациональным корпорациям не нужны – в мире переизбыток стали. Но успешная работа этих заводов – необходимое условие выживания таких крупных городов как Мариуполь и Запорожье. А чтобы выжить нужно модернизироваться.

Процесс деолигархизации страны уже запущен. Впору констатировать: олигархи проиграли битву за страну. Кто-то воспримет этот процесс на ура – слабость национального капитала упрощает внешнее управление страной. Но «хорошие парни» не всегда хороши конкретно для вас. Интересы транснационального бизнеса далеко не всегда совпадают с интересами украинских граждан. И если пресловутый «конвертер» таки не будет построен – процесс деолигархизации может оказаться для Украины столь же болезненным, как и собирание олигархами капитала в лихие девяностые и нулевые.

Глеб Простаков

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк