Книги

Источник знаний. Литературное или научное произведение, издание, полиграфическая продукция для фиксации на жестком носители информации, а также последующей ее передачи.

Про выбор книг на рынке

В голове у меня пять мыслей и я все их думаю попеременно. Со стороны может показаться, что мысли перекатываются у меня в голове как металлические шарики в руке бойца восточных единоборств. Кстати. шары эти называются гантань, но фиг бы я это знал, если вот только что не загуглил.

Но вернемся к мыслям. Одна из них регулярно посещает меня во время визита на книжный рынок, когда я вижу эти длинные стеллажи с самой разнообразной продукцией. Причем, там есть много нового, о котором я никогда не слышал, хорошо изданного и запаянного для интриги в полиэтилен. Через полиэтилен видна обложка, на которой, как правило, напечатаны три цитаты, из "Лос-Анджелес Таймс", "Нью-Йорк Таймс" и "Афиши", которые не противоречат друг другу, а наоборот - трубят об одном.

"Самый гениальный роман десятилетия...", "Впервые за полвека появился автор. который стал на один уровень с...", "Рекордные тираж Европы и Америки свидетельствуют..."

Так написано на тех книгах, чьи обложки и названия привлекли мое внимание. А ведь рядом с ними стоят несколько десятков таких же, и я готов спорить, что "NY Tmes" их тоже, мягко говоря, не бранит.

И вы думаете я хочу сказать, что нас обманывают в этих рецензиях?! Я думаю, что нет, или, во всяком случае, такой цели не ставят. Книги хорошие, каждая написана или с любовью, или с умом. или со знанием ремесла, а может быть в ней есть и то, и другое, и третье. Чтобы убедиться в этом надо бы, конечно, их прочитать, но я честно признаюсь, что этот вал и тропическое многоголосие, раздающееся с полок, действует на меня угнетающе, разрываясь между желанием купить все и обидой - не купить ничего, я, в результате, выбираю второй вариант. И судя по тому, что у касс в магазинах нет длинных очередей, как на выходе из супермаркета, точно так же поступаю многие, если не все. Ах, да, еще и цена - оно все недешево, но оно же и не может быть дешевым.

Литература товар штучный, ее писать надо, придумывать сюжеты, образы, увязывать это во что-то единое, чтобы потом заслужить хвалебную реплику рецензента из "Чикаго Трибьюн", которая, как мы знаем, тоже ничего не решает.

Удивительно, в общем все там устроено, в этом книжно-литературном мире. Чужим там точно нечего делать.

Открытие страны огня

В 1979 году в издательстве «Донбасс» вышел двухтомник, повествующий о нашем крае, – «Страна огня». В него вошли произведения выдающихся русских и советских писателей: Антона Чехова, Александра Серафимовича, Александра Куприна, Викентия Вересаева, Николая Рубакина, Сергея Сергеева-Ценского, Константина Паустовского, Ивана Бунина, Бориса Горбатова, Павла Байдебуры, Алексея Толстого. Особый интерес представляет публицистика, очерки, повествующие о зарождении Донбасса как промышленного района в конце XIX – начале XX веков. Надо сказать, что Донбасс впервые предстал перед миром именно благодаря этим замечательным произведениям.

Первый том «Страны огня» предваряет эпиграф, созвучный нашему времени: «Чем лучше мы будем знать прошлое, тем легче, тем более глубоко и радостно поймем великое значение творимого нами настоящего. А. М. Горький». Что ж, будем под стать классическим мыслям – начинаем серию публикаций отрывков из публицистических произведений, глубоко реалистично рассказывающих о Донбассе, Стране Огня.

Итак, Викентий Викентьевич Вересаев. «Восемь очерков, объединенных под названием «Подземное царство», написаны с подкупающей правдой, они волнуют искренностью и глубокой любовью автора к своим героям – донецким шахтерам». Этими словами в «Стране огня» предваряются очерки Вересаева. Сегодня вашему вниманию – один из них. Обратим внимание, что продолжение будет следовать…

Запальщик

Я был у знакомого инженера на соседнем руднике и видел там за работой Захара Лобача.

Шла проходка новой шахты. Углубляют здесь шахты, взрывая динамитом; Захар Лобач был запальщиком, дело которого заключалось во взрывании динамитных патронов. Все было готово к спуску, и Захар сидел на приемном полку, покуривая папироску; я напрасно старался подметить на его лице хоть тень беспокойства или волнения. Немного прищурившись и оглядывая всех веселыми, ласковыми глазами, он разговаривал с верховым, как будто шел на самую обыкновенную работу.

Вна Украине становится всё меньше книг на русском языке

Книжная палата Украины опубликована статистические данные за 2015 год. Оказалось, что выпуск книг на русском языке снизился, а вот на политическую тематику наоборот – вырос.

Сравнительно с 2014 годом в 2015 на русском языке напечатали на 1000 наименований меньше, то есть 21 тысячу экземпляров, а тираж уменьшился вдвое. Таким образом, 65,2% книг из общего тиража напечатаны на украинском языке, 30,4% - на русском.

Согласно статистике наибольшее количество книг издали в Киеве – 6552 книг. Наименьшее количество наблюдалось в Луганской области, где в 2015 выдали только 23 книги, что на 258 меньше, чем в 2014 году. В Донецкой области показатели также существенно понизились: если в 2014 году в Донецке издавали 1098 наименований книг, то в 2015 - всего 297.

Степь да "Степь" кругом

Ежели брать по большому счету, то мы, дончане, народ степной. Не моряки же, право слово, не горцы, не лесные люди и не речные. Степь – наша матушка и стихия. Хотя уже несколько поколений жителей Донбасса выросло, которые ее в первозданном виде и не наблюдали даже. Так, фрагментами, жалкими и непоказательными. Распахали просторы, линиями электропередач исчертили, заводами уставили, шахтами исковыряли. Все понятно: прогресс и все такое, но степь жалко. Нет ничего красивей ее, особенно по весне, когда цветут травы…

хомутовская степь

В своем первобытном величии степь сохранилась разве что в заповедниках. И это факт не сегодняшнего дня, раньше все свершилось. Оттого, когда классик и корифей советского кино Сергей Бондарчук взялся за экранизацию почитаемой им повести Антона Чехова «Степь» (одноименный фильм вышел на экраны в 1977 году), лучшей натуры, чем Хомутовская степь, он не сыскал.

Собственно, это и не фильм, а скорее философская притча, красивейшая, православная. Уму непостижимо, как Бондарчуку удалось сотворить такое чудесное полотно в годы атеистического доминирования. Впрочем, какая разница, что за времена? Если Господь с нами, то кто против нас?

Донецкий характер Захара Прилепина

Захар Прилепин – персона, которая вряд ли нуждается в особом представлении. Писатель, музыкант, журналист. Не так давно он гостил в Донецке и уделил внимание «Донецкому времени»

захар прилепин

Безусловная мука

– Захар, совсем недавно ваш аккаунт в одной из соцсетей заблокировали. Причиной этому, видимо, послужила цитата из переписки Антона Павловича Чехова с литератором Алексеем Сувориным. Кроме всего прочего, в своем письме Антон Павлович в декабре 1893 года писал: «Хохлы упрямый народ; им кажется великолепным все то, что они изрекают, и свои хохлацкие великие истины они ставят так высоко, что жертвуют им не только художественной правдой, но даже здравым смыслом. Есть даже такое изречение: «факел истины обжигает руку, его несущую». Судя по всему, администрацию этой соцсети испугало одно-единственное слово «хохлы»?

– Похоже, что да: из-за одного слова, дважды повторенного… Ведь администрация сети мне ничего не объясняет, они лишь высылают ссылку на мой пост с указанием какого-то придуманного ими правила, которое я нарушил.

– Вас ограничили в возможности пользоваться аккаунтом на тридцать дней. Как будете выходить из этого положения?

– Да никаких проблем, в общем-то, и нет. Все довольно просто: я буду пересылать свои сообщения друзьям, а они будут публиковать их в сети.

– Давайте вернемся к более насущному. Вы бывали в Донбассе до войны?

– Нет, до войны мне не приходилось здесь бывать. Но начиная с сентября прошлого года я приезжаю сюда довольно регулярно. Нынешняя моя поездка, может быть, десятая по счету.

Литературный слёт в Сталино

Ровно 80 лет назад в Сталино, в клубе им. Балицкого, открылся II Вседонецкий слёт литкружковцев. Приветствие слёту направил великий пролетарский писатель Николай Островский. Он призвал молодых авторов учиться, упорно овладевать знаниями и писательским мастерством и выразил надежду на то, что среди молодых писателей Донбасса есть настоящие таланты.

литкружковцы

Для участия в слёте из Москвы, Ленинграда и Киева прибыла группа писателей и критиков. Среди них Юрий Олеша, Исаак Бабель, Александр Авдеенко, Алексей Селивановский, Дмитрий Мирский, Перец Маркиш, Вилли Бредель. На слёт приехали также молодые ленинградские поэты Решетов и Лифшиц.

Слёт продолжался три дня. Открылся он 2 декабря 1935 г. вступительной речью председателя обкома писателей С. Я. Сергеева. В этот же день был заслушан доклад Б. Коваленко "Украинская советская литература после съезда писателей".

3 декабря в клубе им. Балицкого было особенно оживлённо. Работа шла и в залах, и в фойе, и в многочисленных комнатах клуба. Газета "Соц. Донбасс" писала, что молодые литкружковцы стремились не только прослушать доклады, но и поговорить с крупными писателями и критиками. Литературные консультации проводили Ю. Олеша, А. Авдеенко, Н. Ушаков, Д. Мирский, Б. Коваленко и др.

Про главную библиотеку города и области

Где-то в средине 1980-х студентом я ехал в троллейбусе 2-го маршрута и услышал интересный диалог двух пассажиров. На вопрос одного из них: на какой остановке лучше выходить – получил ответ: «На библиотеке Крупского». На недоуменное: «Какого еще Крупского?» — тут же был получен новый перл: «Того, которому памятник возле библиотеки стоит». Хмыкнув не такой уж безобидной для того времени шутке пассажира, я подумал: а почему же библиотека носит имя Надежды Константиновны Крупской? Все оказалось просто.

восстановленная библиотека

2 августа 1926 года на заседании Сталинского окрисполкома было принято решение о создании публичной библиотеки. За базовую приняли библиотеку клуба имени Энгельса, находившегося в здании бывшего театра братьев Тудоровских. 1 декабря 1926 года в 1700 состоялось торжественное открытие библиотеки Сталинского окрполитпросвета. Читальный зал работал ежедневно с 17 до 21 часа. Библиотекой, как указывалось в корреспонденции с места событий, могли пользоваться все граждане, члены профсоюза, их семьи и военнослужащие бесплатно. Здесь же была создана система библиотек-передвижек для обслуживания читателей отдаленных районов города. В штате библиотеки были книгоноши – распространители литературы. По данным на 1928 год в библиотеку было записано 1830 человек, из которых рабочие составили 52%, а служащие – 35%. Так как здание библиотеки было тесным, в начале 1930-х решили перевезти библиотеку в клуб им. Дзержинского (ул. Постышева, 36), откуда в 1937 году библиотека очередной раз переехала в здание на пересечении ул. Кобозева (б. Пушкина) и пр. Маяковского (пр.Маяковского, 4).

Ева Меркурьева про Светлану Алексиевич и Альфреда Нобеля

Вчера социальные сети, да и вообще СМИ буквально взорвались в связи с награждением премией Нобеля писательницы Светланы Алексиевич, пишет известный сетевой журналист и филантроп Ева Меркурьева.

Кто-то, разумеется, посчитал – тема не стоит внимания. Типа зря вся эта буря кроет небо над стаканом. Но ведь стоит же внимания! Множество людей заодно узнали, что именно писал Нобель в завещании.

Пишущая и журналистская шатия-братия, включая разных блогеров-шмогеров (и меня, в том числе) не могли промолчать. А общественность почитала и определилась в своем отношении к лауреату – некоторым хватило цитат, кто-то пошел читать Алексиевич, кто-то вспомнил про лауреатов "Русского букера" и тоже пошел читать. Все верно, на самом деле.

И та часть писателей, которую Алексиевич считает разделенной с собой, тоже должна была высказаться. Иначе не бывает. Лучше пусть дискуссии вокруг книг ведутся, чем вокруг майданов-шмайданов. Хотя литературная премия Нобеля в 2015 году и майданы – одного поля грибы-ягоды.

Сам Нобель предполагал, что литературная награда будет вручаться за выдающиеся произведения "идеалистического направления". Как по мне, к идеалистическому направлению ближе всего фантастика.

Литературная премия Нобеля, вопреки его завещанию, сегодня (и вчера тоже) вручается за книги не идеалистического, а идеологического направления.

Завышенная стоимость Карла Маркса

Карл Маркс - самый переоцененный бренд в мире. Давно подмечена закономерность, что в период глобальных финансовых и экономических кризисов резко возрастают продажи трудов Карла Маркса. И в первую очередь его главного труда, коим справедливо считают Капитал.

В период фазы роста экономики трудами Маркса, как правило, мало интересуются. Это и понятно. Благосостояние у людей растет и думать о неизбежности краха капитализма, как предсказывал основоположник научного коммунизма, желания ни у кого нет.

Другое дело когда наступает кризис. Стремительно беднеющие граждане сразу вспоминают бородатого философа и спрашивают себя : не пришел ли конец капитализма, как описывал Маркс? А что будет дальше? Поэтому в период кризисов "Капитал" Маркса по продажам не уступает Библии.

Такова пытливая природа человека: спрос на описание Армаггедона, будь-то по версии Маркса или по версии Иоанна Богослова, резко возрастает в период рецессии и тем более депрессии, то есть когда кажется что мир вокруг тебя рушится.

Те, кто приобрел трехтомник Капитала, и приступил к чтению, как правило, крепко засыпают после первых 5 страниц, запутавшись в абстрактном и овеществленном труде Маркса.

И правильно делают, ибо вся теория Маркса это, конечно, полная ахинея. Если коротко, то Маркс утверждает что причина смерти капитализма заключается в том что капиталист не выплачивает работникам (по Марксу пролетариям) всю заработанную прибыль предприятия.

Маркс сетует, что жадный капиталист, одержимый жаждой наживы, оставляет часть прибыли себе, а не раздает ее всю работникам, то есть эксплуатирует их.

Все писатели равны, но некоторые равнее

Раньше, читая произведения Джорджа Оруэлла, наивные одни искренне восхищались гениальными прозрениями писателя, в то время как прекраснодушные другие считали их исключительно жесткой критикой тоталитарного совка и преступного режима кровавых большевиков.

И то, и другое не то, чтобы неверно, но не отражает реальной ситуации. Обычно рассматриваются две последних и самых злободневных антиутопии: Скотный Двор и 1984. О прочих книгах, где есть такие, которые он запретил издавать после смерти, речь не идет. Как не говорят и о действительно точной публицистике и газетной сатире.

О чем и о ком мог писать Эрик Артур Блэр, который начинал ментом в колониях, продолжил бойцом интернациональной бригады на полях Испании, где получил пулю нацистского снайпера, после чего развернулся в антифашистской программе на ВВС, а спустя пять лет после окончания войны закончил, харкая кровью, оклеветанным левым публицистом, что передал в Департамент информационной безопасности список, где были его сытые коллеги, которых он назвал "попутчиками коммунизма"?

Сегодня книги Оруэлла можно считать едва ли не документальными, в то время как тонкие мыслители и натуры продолжают их относить, если не к уже исторической беллетристике, то к фантастике, которая внезапно стала реальностью, но теперь совсем не актуальна.

О чем и о ком мог писать человек, который не только повидал немало, но и сумел сделать соответствующие выводы?

Даже сегодня не каждый решится признаться вслух, какая именно действительность была близка несгибаемому марксистскому публицисту. И что именно он считал враждебным, опасным и угрожающим.

Удивительно ли, что именно Джордж Оруэлл успел ввести в обиход понятие "холодной войны" и одной фразой рассказать едва ли не все о мироустройстве вообще и социуме в частности?

All animals are equal, but some animals are more equal than others

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк