Други

Друзья. Их мало. Не имей сто друзей. Приятели.

Леся Орлова про Игоря Галкина

Об Игоре думаю. Третий день пытаюсь осознать - и не укладывается в голове, что нет его. Как объяснить, кто ушел, тем, кто его не знал?

Он - наш Чарльз Буковски (к которому он, в общем, относился с симпатией), и иди еще знай, кто покруче и почестнее с собой и миром. Он - настоящий, безусловный талант, глубокий поэт и блестящий журналист, он - последовательный и честный прожигатель собственной жизни, давно и искренне махнувший на себя рукой и никогда не гнавшийся... ни за чем не гнавшийся и свободный, он - философ, эрудит, начитаннейший человек, законно отмечавший, что даст фору любому "остепененному образованцу" (и делал всех!), он - воплощенная противоречивость, он - обладатель невероятно насыщенной биографии, он - воплощенное чувство юмора во всех регистрах, от жесточайшего циничного сарказма до мягкой улыбки. Ох, сколько же я помню его баек - о себе и других, беспощадных и одновременно снисходительных ко всем сразу. О друзьях - от маргиналов до миллионеров. О женщинах. О драках. О музыке. О кино. О работе в газетах. О работе переводчиком в кино. О работе сторожем. О семье и соседях. Об алкогольных приключениях. Об опасностях. О легендарном районе "Азотном", который он гордо живописал как истинный донецкий Гарлем. Я помню эти байки, я даже пересказывать их пыталась, гордясь их героем и понимая, что не могу передать и сотой доли его самобытности и обаяния. Кое-что он успел превратить в рассказы. А кое-что сохранилось только в памяти - и голос его шмелиный, и непередаваемая ворчливо-хвастливо-самоироничная интонация...

Светлая память Игорю Галкину

Игорь Галкин Черный Доктор

Светлая память Игорю Галкину, aka Черный Доктор - нашему искрометному коллеге, настоящему дончанину и одному из авторов Говорит Донецк.

Мощный старик, корифей, исполин, гражданин и литератор, чей калибр и значение личности еще предстоит осознать.

Донецкий характер Захара Прилепина

Захар Прилепин – персона, которая вряд ли нуждается в особом представлении. Писатель, музыкант, журналист. Не так давно он гостил в Донецке и уделил внимание «Донецкому времени»

захар прилепин

Безусловная мука

– Захар, совсем недавно ваш аккаунт в одной из соцсетей заблокировали. Причиной этому, видимо, послужила цитата из переписки Антона Павловича Чехова с литератором Алексеем Сувориным. Кроме всего прочего, в своем письме Антон Павлович в декабре 1893 года писал: «Хохлы упрямый народ; им кажется великолепным все то, что они изрекают, и свои хохлацкие великие истины они ставят так высоко, что жертвуют им не только художественной правдой, но даже здравым смыслом. Есть даже такое изречение: «факел истины обжигает руку, его несущую». Судя по всему, администрацию этой соцсети испугало одно-единственное слово «хохлы»?

– Похоже, что да: из-за одного слова, дважды повторенного… Ведь администрация сети мне ничего не объясняет, они лишь высылают ссылку на мой пост с указанием какого-то придуманного ими правила, которое я нарушил.

– Вас ограничили в возможности пользоваться аккаунтом на тридцать дней. Как будете выходить из этого положения?

– Да никаких проблем, в общем-то, и нет. Все довольно просто: я буду пересылать свои сообщения друзьям, а они будут публиковать их в сети.

– Давайте вернемся к более насущному. Вы бывали в Донбассе до войны?

– Нет, до войны мне не приходилось здесь бывать. Но начиная с сентября прошлого года я приезжаю сюда довольно регулярно. Нынешняя моя поездка, может быть, десятая по счету.

Виталий Шепилов о том, как в Беларуси строят правовое государство

Беларусь очередной раз дохнула на меня чемто давно забытым, как говорится 'совковым'.

Сегодня в деревне состоялось выездное показательное заседание суда.

Силовиков, по сравнению с другими странами очень много порядка 1440 на стотыщ населения. И надо сказать они все при деле.

Я не знаю что такое правовое государство, но здесь любое даже незначительное посягательство на здоровье или имущество как правило заканчивается написанием заявления в органы. И к чести этих самых органов подавляющее большинство этих дел доводятся до логического завершения.

В деревне менее 100 дворов. За последний месяц 7 заяв. 54-летняя дама поставила бланш пивной 2-х литровкой свекрови - штраф 200$.

Нарушение личного спокойствия путем постоянных беспричинных звонков по телефону - предупреждение и штраф 12$.

Пять краж. Кролик - найден, штраф 200$. Бензопила - найдена штраф $12 за вызов участкового плюс кодировка от алкоголя за счет предприятия.

Лист поликарбоната - 12 плюс вычет из зп стоимости. Пульт дистанционного управления от телека, с проникновением в жилище. Не найден.

Возят народ неблагонадежный в район снимают отпечатки. Мобилка. Видать количество правонарушений превысило лимиты и для острастки решили показательно обладать.

Суть проста. Выпивали две подружки. Напились. Одна у другой телефон и подмутила. Выкинула симку в мусор. С пьяных глаз вместе с батарейкой и крышкой. Та вторая утром телефон не нашла и вызвала участкового. Тот за пол часа телефон нашел. Перерыли мусорник и нашли остальное.

И вот сегодня в клубе суд. Бабульки собрались, да и так народу набрело - развлечение как никак. Обвинение просило штраф 1000$. Судья вынес 450. Народ разделился пополам. Половина - мало ей, вторая половина - за что так много.

А я вот задумался в правильности этих показательных 'порок'. Пока склоняюсь к мнению, что наверное это и правильно...

Отсюда

Чужие и свои послевоенного Донецка

Какие настроения царят в Донецке во время шаткого перемирия?

«Я, наверное, сумасшедший, но год назад тут было лучше», — говорит мой знакомый, пишет донецкий журналист Рамиль Замдыханов в колонке, опубликованной в №47 журнала Корреспондент от 27 ноября 2015 года.

Мы едем в троллейбусе по Артёма, главной донецкой улице, и через громкоговорители голос диктора спокойно объясняет нам, что делать в случае внезапного артиллерийского обстрела: куда бежать, где прятаться.

Объявление почти никто не слушает. В вероятность новых обстрелов не верят или не хотят верить. Мирная действительность всё сильнее и напористее выдавливает из Донецка реалии военного времени, выдавливает куда-то на периферию города, на окраину общественного сознания.

Вот уже примерно полгода как артобстрелов, накрывающих основные жилые кварталы города и центр, нет. Хотя порой появляются сообщения о боях, перестрелках и попаданиях мин и снарядов на северную и северо-западную окраины, туда, где Донецк граничит с Песками, Спартаком, Авдеевкой, где проходит дорога на Марьинку.

Но в остальной части города — мир и благодушие, и только глуховатая канонада или раскаты взрывов заставляют местных жителей озабочено интересоваться друг у друга: «Что, опять стреляют?» Раньше, в мирное время, так беспокоились о плохой погоде, которая никак не желала уходить.

Как можно тосковать о той реальности?! Но приятель продолжает свою мысль: «Понимаешь, год назад в городе остались только хорошие люди. А тот, кто таким не был, — так жизнь его заставила стать нормальным». И продолжает безо всякой надежды на лучшее: «А теперь понавозвращались…».

Странные скульптуры в Музыкальном парке

Странные скульптуры в Музыкальном парке

Ходила Евгения Карпачева между этими забавными фигурками, что в музыкальном парке у Донбасс-Арены, и хотела найти авторские подписи, но не нашла.

Рашит Шехмаметьев: Будем жить!

Ежедневно и многократно вещающий с экранов телевизоров, этот человек стал едва ли не членом каждой донецкой семьи. Рашит Шехмаметьев, он же – Рашит Романов, он же – Роман Шахов, он же – тот, кто в эфире ставит точку фразой «Будем жить!», он же… Эти перечисления могут быть бесконечными. Да пусть он сам и расскажет, кто он такой.

Рашит Романов

Гранит науки

Первые письменные упоминания обо мне встречаются в метриках енакиевского роддома. Датированы они 1 сентября 1963 года. Вот сейчас точно не припомню времени своего рождения, но мама рассказывала, что на свет я появился, когда дети шли в школу. Ну а потом пришло время, и я стал школьником, потом студенчество на историческом факультете Донецкого национального университета, затем армия. Преподавать в школе я начал еще до армии. Дети меня туда провели, я отслужил, вернулся домой – и обратно в школу учительствовать. Если все суммировать, то общего педагогического стажа у меня накопилось лет десять. Но учителем я был нестрогим. Наверное, поэтому дети меня любили. И, кроме преподавания, на мне были все концерты, школьный КВН…

Виктор Гриза о текущем мироощущении и актуальном искусстве

На улицах Донецка всё больше людей, на дорогах — машин. Робкий мир породил новый тренд. Малосимпатичный. Некоторые из тех, кто провёл месяцы под обстрелами, косо смотрят на возвращающихся и строчат в соцсетях гневные опусы об уехавших трусах и предателях. Мы подумали, что жанр диалога в этой ситуации предпочтительнее, пишет Фокус.

В Донецке Виктор Гриза был продюсером — до войны устраивал самые масштабные городские праздники и шоу, открывал таланты и выставки, а в Киеве зашёл в музей с другой стороны. Сейчас в "Мыстецьком арсенале" экспонируется его "Кубик Рублика" — гигантская головоломка, составленная из цветов украинского и российского флагов. На цветные квадраты кубика нанесены портреты знаменитостей — от Петра I и Юрия Гагарина до Валерия Лобановского и Софии Ротару. С такой портретной галереей кубику будет трудно остаться незамеченным, сообщает дончанка Наталья Кандаурова.


Кто он

Инженер и историк по образованию, продюсер и рекламщик по профессии, которого война сделала художником. Сейчас в "Мыстецьком арсенале" он представляет уже второй свой арт-объект


Почему он

Потому что он — донецкий, который отлично говорит на украинском и правильно паркуется

Итак, кубик. В стране война, а актуальное искусство в игрушки играет?

Оскар, который не получил Руслан Мармазов

"Откровенно – слабо, до обидного незначительно наш распрекрасный Донецк балован вниманием кинематографа. В каком-то смысле это понятно, если сравнивать с прописными киношными местами: Москвой, скажем, или Одессой", пишет на страницах Донецкого времени известный донецкий журналист Руслан Мармазов.

В столичных павильонах можно ведь создать антураж от юрты кочевника до спутника Юпитера, а естественные декорации не переплюнуть совершеннейшей графике. А в Одессе море есть, что лукавыми съемочными группами почему-то всегда учитывалось. Но тем не менее и Донецк с прилегающим к нему Донбассом свой след на кинопленке, а значит, и в вечности, оставили.

Вот об этом и было предложено мне написать редакцией юной и дерзкой газеты «Донецкое время». Неожиданно. Но! Писать о Донецке – хоть в кино, хоть в домино – высшая честь для дончанина.

Стал думать, с чего начать-то? С обожаемого мною «Зеркала для героя», опередившего с идеей «День сурка»? С «Большой жизни», где грянули «Спят курганы темные»? Или с творческих изысков земляков – Юрия Кары или Олега Штефанко? И понял, что начинать надо с себя и с того, что видел и щупал лично. Да, нескромно, зато правдиво.

Несколько лет тому назад, еще до войны, нырнул я в омут съемочной группы, которая трудилась над сериалом «Пять звезд». Нырнул неглубоко и ненадолго, да и фильм потом лег на полку. Зато удалось изнутри увидеть, как создается иллюзия для экранов и что это за коварный процесс.

Кинематографисты бились над детективным сюжетом, действие которого протекало в гостинице (отсюда название). Главную роль пятизвездочного отеля играла четырехзвездочная донецкая «Виктория», к которой в ту пору еще не пристроили «свечку» имени Евро-2012.

В картине были задействованы: пожилой, но обаятельный Олег Стриженов, Александр Семчев, взлетевший на вершины узнаваемости с рекламой пива «Толстяк», и прочие персонажи. Мне же довелось поработать в одной сцене с Леонидом Агутиным, о чем – позже.

Песнь Джона Шемякина о сладком

Еще очень хочется сладкого. Разного, но всё время. Утром мне хочется сырников с черникой, сметаной и корицей. И сразу штук пять. Круглых таких, но приподнятых. Пятнистеньких. Горячих. Ягода же должна быть холодной.

Ещё утром хочется блинов кружавчатых, тонких, но не поминальной сплошной глянцевой тонкостью, а именно кружавчатых. К блинам этим гимназическим кислого виноградного варенья и пудры сахарной. Или инжирного варенья, хоть оно мне и кажется неприличным. Или варенья из грецких орехов. Или просто. Главное, чтобы не давило чувство, что не хватит.

Каши утром хочется сладкой же. С ореховой крошкой поверх. Может быть цукаты какие-то. Может быть... Или лучше мандариновый джем горьковатый. Им перекладывали в моей прошлой жизни завтракательную кашу: слой пшённой каши - джем - овсянка - ореховая крошка - топлёные сливки. Хочется есть кашу тяжёлой ложкой с монограммой, есть её на балконе, пока ещё очень так нежна. Смотреть на подсыхающий, румяный в красноту стародевичий парк. Плотная салфетка, а через неё тарелка руку греет. Солнце. А ветер прохладный. Птицы пытаются улететь. Смотришь, меланхолично отпускаешь себе все грехи. Моралист-кудесник.

Ещё я утром хочу приторной пахлавы и мятный чай к ней. Только пахлавы именно бакинской, магазинной и, желательно, чтобы мне снова десять лет.

Из пахлавы выдергиваешь основной гнездовой орех и с жадностью его грызешь. После этого пахлава беззащитна. С ней можно делать всё. На то она и восточная сладость.

С западными сластями надо договариваться, уламывать, надевать утренние штаны и всячески вольтерировать. Кривляться надо перед бельгийским вафлями, вот что я скажу. А с пахлавой можно быть самим собой. Разнузданным и беспощадным.

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк