Говорят

Говорят, что. Кто-то говорит. Слухи. Мнения.

Рамиль Замдыханов про ужас и бессилие в 2014 году

Интервью обозревателя «Украина.Ру» Александра Чаленко с известным донецким тележурналистом и общественным деятелем о пережитом за полтора года войны в Донбассе

Рамиль Замдыханов

- Мы знакомы с тобой больше 10 лет. Только вот недавно заметил за собой, что воспринимаю тебя как «блокадника». Воспринимаю так из-за того, что ты все страшные дни лета 2014 года провел в Донецке.

— Полагаю, что примерять на себя статус «блокадника» мне слегка не по чину. Я переживал самую острую фазу войны в одном из сравнительно безопасных районов Донецка. Сказать о себе, что я ежедневно перемещался маршрутами, где мог попасть под обстрел или как-то иначе рисковал жизнью, не могу. Да, было очень некомфортно из-за постоянной канонады, особенно если по интенсивности звуков можно было определить, что падает относительно близко. Приходилось нервничать, проведывая свой дом, расположенный около железнодорожного вокзала и родительский, который стоит уже совсем близко к Октябрьскому поселку. Но приезжая, я видел, что в тех местах, куда я отправляюсь с «вылазкой», в своих домах и квартирах продолжают жить люди, мои соседи, и становилось неловко от внутреннего ощущения собственного мнимого «геройства», которое у меня поначалу возникало во время посещения опасных районов.

- Вспомни, что тебя тогда поразило больше всего? Что-то утомляло и напрягало?

— Да, утомляла сама ситуация — война в городе и рядом. Донецк, совершенно опустевший на пике обстрелов — в августе-сентябре 2014 года. Хотя, признаюсь, картины города, из которого уехали его жители, опустевшие улицы и площади, нереальная тишина в те минуты, когда не гремели взрывы — все это немного завораживало своей фантасмагоричностью. Полнейшее ощущение погружения в какую-то иную реальность. Даже солнце светило иначе — как в дни затмения, тихо и приглушенно, что ли. Вот эта иррациональность происходящего, наверное, и поражала больше всего.

Когда деревья были маленькими

Относясь с интересом к фильмам на донецкую тематику, я нахально думал, что все сколько-то значительные произведения с этой полочки видел или, во всяком случае, что-то о них знаю. А тут сюрприз. На сайте краеведа и строгого менестреля донбасской старины Евгения Ясенова встретил упоминание о киноленте «Гори, моя звезда» 1957 года выпуска. Ничего не слышал о ней – тем любопытнее было приобщиться.

В Сталино

Название у кино, считай, калька с романса. Но сюжет иного звучания. Борьба за показатели на фоне метаний главного героя между женщинами. А звезда, она же на копре шахты, на которой и бушевали производственно-романтические коллизии. Сначала пятиконечник тускл, потому как план не давали. В конце фильма звезда горит алым пламенем, не оставляя у зрителей сомнений, что все наладилось.

Шлаколечебница в Сталино

Ровно 80 лет назад, в конце 1935 г., на Сталинском металлургическом заводе закончилось строительство лучшей на Юге нашей страны шлаковой лечебницы.

шлаколечебница

Целебные свойства воды, получаемой при мокрой грануляции шлака, были известны давно. Рабочие рурских заводов, купаясь в этой воде, заметили, что она помогает при ревматизме. Но только в СССР, где забота о людях была в центре внимания, началось строительство шлаколечебниц.

В Сталино она была построена в рекордно короткие сроки, за 10-11 месяцев. Заложено здание было в начале 1935 г., и вот уже в ноябре гордо высилось, поражая красотой отделки.

В заметке "Прекрасное детище завода", опубликованной в газе "Соц. Донбасс", Б. Герц писал: "Входим в вестибюль. Солнце, заглянув в широкие окна, бросает свои лучи на зеркальную поверхность марелита, играет "зайчиками" на широких колоннах, отделанных триплексом и перебрасывается на блестящие угольники паркетного пола. Стильная, со вкусом расставленная мягкая мебель, дополняет комфорт вестибюля. Вправо и влево протянулись длинные коридоры".

Заведующий лечебницей Владимир Николаевич Сперанский показал ванные комнаты, гидропатический зал, зал электросветолечения, кабинеты врачей. В лечебнице смогут лечиться ревматики, люди с кожными заболеваниями, болезнями нервной системы, сердечники и др., - отметил врач.

Шлаколечебница имела 13 ванн, 2 гидропатических зала, зал электросветолечения, комнаты отдыха. В день лечебница была способна предоставить более 1000 различных процедур, в том числе 400 шлаковых ванн.

Огромное внимание строительству было уделено директором завода Макаровым. Хорошо потрудились начальник строительства Рожков, архитектор Пальч и скульптор З.Ф. Макаренко.

Особенно красиво смотрелся фасад со скульптурной группой "Счастливая семья" из 4 фигур 3 м высотой. По бокам фасад украшали две фигуры физкультурников: "Волейболистка" и "Дискобол" и два барельефа на детскую тему.

Лечебница готовилась принять первых больных, которые раньше ездили в Пятигорск, Ейск, Мацесту.

Елена Згинник

Сталино - город гостеприимный

Немец, перец, колбаса, кислая капуста

Это потом, когда после войны минуло сколько-то лет, советский кинематограф пересмотрел свое отношение к немцам на экране. Мол, не гоже показывать противника сворой недоумков. Иначе, поди объясни, чего это они такие сирые, убогие аж до Москвы дошагали? К тому же победа над сильным, хитрым, изощренно коварным противником почетней во сто крат.

кино Лукова

На стезе корректировки вражеских образов киношники даже несколько перестарались. Скажем, в «Семнадцати мгновениях весны» матерые фашистюги в исполнении Олега Табакова и Леонида Броневого так обаятельны, что попробуй еще их возненавидь.

В кино 1940-х годов с этой темой особо не церемонились. Немец на экране был вызывающе мерзок, с ходу тянуло вцепиться такому в глотку. Что весьма соответствовало общему настроению зрительных залов. Советского человека не надо было убеждать, что нацизм – это плохо. Убийственные свойства свастики миллионы наших людей испытали на собственной шкуре.

Владимир Набоков: к взлёту готовы!

11 октября в донецком спорткомплексе "Олимпийский" состоялась учредительная конференция республиканской федерации хоккея и фигурного катания ДНР.

Президентом федерации был единогласно выбран бывший вратарь хоккейного клуба Донбасс и вице-президент облпстной хоккейной федерации, а ныне замдиректора профильной ДЮСШ №7 Владимир Набоков. Предлагаем вашему вниманию эсклюзивное интервью с новоявленым руководителем спортивного объединения - пишет газета Донецкое время.

– Владимир Николаевич, федерация, прежде всего, предполагает проведение соревнований. Поэтому резонно возникает первый вопрос: сколько у нас в Республике на данном этапе хоккейных команд – детских, взрослых?

– У нас на сегодня есть семь возрастов, с 2003 по 2009 год рождения. Кроме того, очень много детей занимаются в абонементных группах. Сразу поясню: это малыши, которые только-только становятся на коньки. На следующий год они уже наберут определенные кондиции и войдут в полноценную группу.

– Дети какого возраста работают в этих абонентных группах?

– Ребятишки 2010 года рождения. Мы начинаем набор с пятилетнего возраста. Это, конечно, на мой взгляд, рановато – дети еще не вполне осознанно выбирают вид спорта. И не совсем понимают, нужен ли им спорт вообще. Здесь, скорее, родительское решение. Но такова программа, и мы ее воплощаем.

Владимир Абдулаев рекомендует рассказывать шутки маме

Уверен, эти три буквы знают все от млада до велика. И поверьте, ничего в сочетании этих букв нет предосудительного или, упаси Господи, матерного. Более того, этим занимались если не все, то очень и очень многие. Опять же, гоните от себя всякие пошлые аналогии, сейчас речь, наверное, о самой мирной игре – КВН

8 ноября все причастные к Клубу веселых и находчивых отмечают Международный день КВН. В канун этого праздника мы пообщались с Владимиром Абдулаевым, корифеем донецкого КВН, - пишет Донецкое Время.

Владимир Абдулаев

– Моя жизнь в КВН началась в 1987 году, когда я был студентом первого курса химико-технологического факультета тогда еще ДПИ, – вспоминает Владимир. – Мы участвовали в открытом чемпионате института. В нем могли принимать участие и команды других вузов. Но в начале, на заре КВН, играли аспиранты, молодые преподаватели. Это уже несколько позже, со временем, КВН стал более студенческим. Думаю, расчет Александра Маслякова на омоложение участников был правильным.

– То есть это было такой рекомендацией – омолодить КВН?

– Можно сказать, в кавычках, что это был политический момент. Представьте, тебе 32–33 года, возможно, уже женат, есть дети, карьера развивается, но ты продолжаешь играть в КВН. В советское время, до 1991 года, руководители предприятий шли навстречу: давали отпуска, отправляли в командировки, все это, разумеется, оплачивалось. А после 1991 года каждому пришлось искать средства для существования, ведь почти все было нарушено, многие остались без работы и прочее и прочее.

– И такое явление, как КВН, стало лишней статьей расходов?

– Да он и раньше был затратным. Но государство эти траты брало на себя. Промышленные предприятия, вузы спонсировали команды. Потом все в одночасье рухнуло. Допустим, если удавалось отыскать какого-то спонсора, то средства выделялись лишь в рамках игры в КВН: проезд и проживание. Но а каком-либо вменяемом заработке речи не было. Ну раз ты съездишь, второй, потом же понимаешь, что семью кормить нужно, жить на что-то необходимо. Поэтому КВН стал моложе, появилось много молодых ребят-студентов.

Вратарь команды Путина

Дворцу спорта «Дружба» 6 ноября исполнилось 40 лет. Тогда же начала работать секция хоккея. Самое время поговорить «донецкому времени» с одним из воспитанников ДЮСШ «Дружбы», прославлявшим наш край на ледовых аренах мира. Владимир Набоков родился в ноябре 1974 года. Можно сказать, ровесник своей хоккейной альма-матер, в которой он начал заниматься в 1984 году. Ныне Владимир Набоков – президент федерации хоккея и фигурного катания ДНР.

Набоков

Накрыть лед

– Владимир Николаевич, что значил тогда, в 1984-м, дворец спорта «Дружба» для вас, 10-летнего пацана?

– Первый раз я попал внутрь дворца, когда здесь проходил турнир по хоккею между командами социалистического лагеря. Я смог посмотреть матч сборных СССР и Чехословакии. Это как раз и был 1984 год. До этого момента я жил футболом, как и любой мальчишка донецкого региона, болел за «Шахтер». Ходил на стадион, помню даже, на «Спартак» раз попал, на Рината Дасаева посмотрел. (Улыбается.) Но когда я увидел всю эту атмосферу ледовой арены, футбол для меня просто умер. Правда, ненадолго, потому что, когда записался в хоккейную секцию, там мне пришлось играть и в футбол, и в баскетбол, и в волейбол. В общем, колоссальное впечатление на меня арена произвела. А позже, когда попал в раздевалку, в подтрибунное помещение, оно еще усилилось. Все казалось нереальным, и очень долго я не мог привыкнуть к тому, что я здесь теперь свой.

Донецк в поисках позитива

Не свои

Don Coffee – кофейня рядом с площадью Ленина в Донецке. Здесь всего три столика. Один в углу, а три – напротив стойки, за которой постоянно стоит владелица заведения Аня. Пью здесь кофе каждое утро. Он вкусный, и цена на него пока не меняется. Еще полтора месяца назад на доске напротив разных видов кофе цены писались в гривнах и в рублях. Одна гривна равнялась двум рублям. Сейчас цены только в рублях: тридцать за большую чашку капучино. Эспрессо и американо – еще дешевле. А в продуктовых магазинах цены, кажется, растут с каждым днем. Местные шутят, что заходят в магазины, как в музеи – просто посмотреть. Цены достигли отметки московских. Средняя пенсия при этом – одна тысяча шестьдесят гривен. Умноженная на два, она выплачивается в рублевом эквиваленте.

Напротив, через дорогу – бывшее Министерство Угля. У железных ворот дежурят мужчины в форме, периодически пропускают и выпускают важных персон республики. Кофейня бурлит посетителями. Только что забежал мужчина в военном, почесал висок на пороге и с криком – «Блин, а пистолет-то я забыл!» — убежал. Люди берут кофе с собой и уходят. Некоторые остаются за столиками – на правах постоянных посетителей. Когда все уходят, мы с Аней болтаем. Но чаще я слушаю (или подслушиваю), о чем посетители говорят между собой.

За соседним столиком сидят молодые люди. Двое парней и девушка. Судя по одежде, дончанка. За время войны в Донецк съехалось много беженцев, в том числе из деревень. Женщины принесли с собой и свою моду. Когда бомбили и люди сидели по домам, провинциальная мода не очень бросалась в глаза. Вернее, нельзя было критически оценивать даже в мыслях детали одежды человека, который в любой момент мог разлететься на фрагменты. Сейчас, когда перемирие затянулось и, кажется, имеет все шансы дотянуть до мира, можно разрешить себе разглядывать людей и думать критически. Заметно, что дончанки стилем одежды демонстрируют (сознательно или подсознательно) свое отличие от понаехавших, а те – стараются изо всех сил переплюнуть дончанок. Окажись они в Москве, где стараются подчеркнуть неподчеркнутость, обе категории были бы безошибочно идентифицированы как нездешние.

О тех, кто бомбит Иран

Мой старинный приятель и человек, мнению которого я доверяю, однажды написал про нашего общего не только фейсбучного знакомого, что пребывает много лет не только у меня в бане: "у него 100% ощущение, что он такой сидит за штурвалом, который управляет планетой: Машинное, полный вперед! Бомбить Иран!" и не стесняясь пишет про это.

Я сам не в состоянии настолько лаконично сформулировать то, что происходит с когда-то деловым вроде как человеком в его виртуальной социальной проекции.

Каким-то невероятным наитием он всегда угадывает даже самый неожиданный и неудачный для оппонента вариант развития событий, нужно только читать его прогнозы с точностью ровно до наоборот.

И потому в такие непростые дни, как начало Евромайдана, Олимпиада в Сочи, выборы президента Украины, референдум в Донецке или подписание Минских соглашений, я обязательно захожу к нему и эпигонам на страницы, чтобы хоть немного понимать что за демоны такие танцуют вокруг когнитивного костра больших полушарий лидера мнений прогрессивной общественности. Зашел и сейчас. Не устоял.

Такой дар все-таки дается свыше, как ни крути. Этому не научишься. Ежевечерне лично бомбить Иран это непросто! Это - жесткая позиция!

И потому за Лондон, Берлин и даже Москву я относительно спокоен, а вот за Киев и Донецк - нет.

Борис Галкин про Зеркало для героя

В особом представлении наш собеседник вряд ли нуждается. Борис Галкин – блестящий актер, режиссер, композитор, Заслуженный артист Российской Федерации. 1 ноября с собственной концертной программой, посвященной 120-летию со дня рождения Сергея Есенина, Борис Сергеевич побывал в Донецке.

Признаться, мы давно искали случая для встречи с ним. Уж больно распирало любопытство пообщаться с актером, который сыграл одну из главных ролей в картине «Зеркало для героя».
– Борис Сергеевич, в 1987 году вы снялись, пожалуй, в одном из самых донецких фильмов – «Зеркало для героя». Вспомните, как это было?

– Во-первых, мы очень дружны с Владимиром Хотиненко, режиссером той картины, и от него поступило предложение принять участие в съемках. Я ни секунды не раздумывал, у меня никаких сомнений вообще не было. Согласился сразу же. Да и материал, по которому лента снята, потрясающе интересный. Мне кажется, и сегодня он также злободневен и необходим. А сниматься было чрезвычайно легко и интересно. Вся съемочная группа и актеры были просто влюблены не только в сценарий картины и повесть, по мотивам которой он был создан, но и в сам Донецк. Аура тогда была просто непередаваемая. Атмосфера была создана уникальная, нас кругом принимали доброжелательно, с открытым сердцем, со всей широтой души. Повторю, тогда было так радушно и тепло, что воспоминания остались на всю оставшуюся жизнь.

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк