Мнение

Суждение, оценка, точка зрения по поводу или объекту. Высказывать мнение, иметь личное мнение, общественное мнение, формировать мнение. Мнения бывают разные. Говорит Донецк

Они замучаются получать Дебальцево обратно - Александр Захарченко

Глава Донецкой народной республики Александр Захарченко заявил, что Дебальцево останется под контролем ДНР.

"Скажу резко — они замучаются Дебальцево получать обратно. Если не хватило в 2015 году сил и средств удержать, пусть лучше думают, когда Захарченко будет в Киеве. Дебальцево не их и никогда не будет. И пусть забудут о Дебальцево и о всей Донецкой народной республике", — заявил Захарченко в среду журналистам.

В Берлине Порошенко настаивал на демилитаризации Дебальцево в Донбассе.

Ранее президент Украины Петр Порошенко сообщил, что в ходе встречи лидеров стран "нормандской четверки" на саммите в Берлине была подчеркнута необходимость завершить разведение сторон на трех ранее условленных участках в Донбассе (Золотое, Петровское, Станица Луганская), после чего аналогичный процесс должен начаться на других четырех участках.

Киев настаивал на том, чтобы включить Дебальцево в список участков. Полпред ДНР на переговорах в Минске Денис Пушилин заявил, что власти не намерены оставлять Дебальцево, поскольку это может угрожать безопасности жителей города.

Отсюда

Анатолий Шарий о жизни на помойке

Они выходят из своих огромных квартир "в элитных районах", вальяжно кивают консьержам, изображающим из себя восторженных дебилов за зарплату в 200 долларов. В квартирах их "элитных", как ты их, сволочей, ни трави - тараканы. Жирные, с белыми брюшками.

Выскакивают из подъездов на улицу, садятся в свои крутые авто, отъезжают сто метров и едут по грязным, разваленным дорогам, наблюдая в окно серый пейзаж и сгорбленных, мокрых рабов.

Они жрут в дорогих ресторанах, где на кухнях, как это ни странно, нередко задолбавшиеся повара вполне мирно соседствуют с крысами, с видом королей жизни они созерцают вокруг, полагая, что это и есть жизнь.

Жизнь - это быть королями на помойке, жизнь - это жрать от пуза блюда стоимостью в пенсию из не очень свежего мяса, плямкать, ковырять во вставных зубилах, отделяемыми стеклом от тупо бредущих по разбитой брусчатке пенсионеров, побирающихся на мусорниках.

О, да, это жизнь. Это мечта. Мечта любого раба, дорвавшегося до корыта. Ибо нет ничего страшнее раба, получившего власть над рабами.

Когда-то я думал, что там есть принципы, идеи. Но там даже у крайне правых одна идея - идея обогащения. Там один бог даже у верующих - бог валюты. Там одни мечты и одни устремления.

Им не нужно исправлять помойку, они вполне комфортно чувствуют себя на этой помойке королями той "жизни", которой живут. Я бы не взял их работать на самую неответственную должность, ибо будут красть, сколько ты им не дай зарплаты. А их допустили к бюджету.

Я много думал над проклятием своей земли. Я не знаю причины его, возможно кровь, войны, миллионы трупов, доносы и расстрелы, но инструмент проклятия мне понятен четко - это украинская власть. Потому что любой, кто в нее приходит, очень быстро становится уродом.

И начинает наслаждаться собой, королем жизни, несмотря на катастрофическую, уродливую помойку вокруг.

Отсюда

Игорь Димитриев о Таможенном союзе

Только сейчас понимаю какие шансы проворонили украинцы отказавшись от вступления в Таможенный союз. Нет, серьезно. При всем том скепсисе который у меня был на этот счет и при всех привычных доводах, вот, как комерс, вижу разницу только сейчас. Без скреп, без дружбы народов, чистый расчет. И притом я даже не собираюсь говорить о крупных предприятиях востока, завязанных на российское сырье. Я о мелком производителе, среднем классе в близких ему терминах.

В Таежном союзе Украина, не понятно за какие заслуги получала для своих производств, для всяких дешевых товаров или может и не дешевых огромный рынок. Приезжают сейчас знакомые из поездки в Одессу и хвастаются туфлями или шмотками. Говорят: "Прикинь, мейд ин Юкрейн, сделано ручками. Сто долларов! Ну? Нормально же?"

Для всей этой ерунды, для туфель, кофт, сыра, конфет, колбасы, горилки, появлялся рынок превосходящий украинский в десять раз. Понимаете? Раньше ты продавал одни туфли за сто долларов, а сейчас десять пар по сто, а может и больше долларов. В России с этими мелкими производствами слабенько. Потому сюда заходят всякие производители. А тут ты такой со своим привычным гыгыканьем, впариваешь москалям все шо зробыв.

При этом у тебя дома привычный бардак. Никакого ФСБ, никакой российской налоговой, никакой бюрократии московской, а везде решалово и оптимизация. Налоги в мусорник, зарплаты в нале, сертификаты сосед рисует, топливо по пол доллара литр - рекорд рентабельности!

Безвизовый режим, или Чем отличается диктатура от авторитаризма

Есть один очень простой критерий, который позволяет определить является ли тот или иной режим диктатурой или авторитаризмом.

При диктатуре выезд граждан за рубеж крайне затруднен, практически невозможен. Власть лишает все общество политических прав и не позволяет оппозиции покинуть страну. Напротив, авторитарный режим не только держит границы открытыми, но всячески поощряет выезд за кордон своих граждан, особенно недовольных или оппозиционно настроенных.

В экономике диктатура, как правило, реализует мобилизационный сценарий. Идет раскулачивание крупной буржуазии или зажиточного крестьянства, государство запускает крупные инфраструктурные проекты, наращивает производство вооружений. Как следствие, безработица падает почти до нуля, репрессированные классы подавляются в тюрьмах или лагерях, государство поощряет все формы коллективизма под своим контролем, формируется культ здорового образа жизни и ставится задача выращивания человека нового типа. Границы держаться на замке для чистоты эксперимента.

Андрей Манчук о греко-католическом шариате

Анархо-фашисты яростно пиарят православный и греко-католический шариат.

Архаизация общества и тотальное влияние церковников, которые в прошлом году уволили главу Львовского управления культуры, когда она написала об их тотальном засилье в школах, преподносится здесь как выдающееся достижение социальной самоорганизации и эмансипативно-либертарной демократии )) Гундяев - это очень плохо, но наши галицкие гундяевы - это очень и очень хорошо! Это мракобесие кого надо мракобесие. Жертвам совковой индустриализации не понять.

"

Живая вера

Нисколько не претендуя на объективность и тем более научность своих наблюдений, хочется сказать, что, пожив немного на Закарпатье и в Галичине, я был поражён, насколько важную роль в жизни людей здесь до сих пор играют сформированные вокруг приходов и молитвенных домов религиозные сообщества.

Церковь здесь не только место для праздничного справления религиозных обрядов, но и реальный общественный, социальный центр, который формирует живые социальные группы – комьюнити, сохраняющие актуальность, структуру и после завершения воскресной службы. Люди, посещающие один приход, поддерживают друг с другом более тесные связи и вне стен храма: в быту, работе, отдыхе. Несмотря на то, что отношения между всеми людьми на Западной Украине достаточно добродушные, члены одной религиозной общины склонны больше доверять и помогать друг другу, чем людям вне своей общности. Священники или пастыри здесь часто не просто механические менеджеры церкви и служители культа, но реальные лидеры общественного мнения, к словам которых прислушиваются и стараются учитывать их в повседневной жизни. То, какую роль ты выполняешь в религиозной жизни сообщества, является важным фактором в восприятии тебя другими людьми.

Не упорствуя в доказывании своей правоты представителям другой религии, прихожане одной церкви любят поговорить друг с другом о превосходствах и положительных сторонах своей веры, патриархата и даже конкретно своего прихода и батюшки. Слушая такие разговоры я – проживший почти всю жизнь в Крыму — с трудом осознавал, что вопросы богословия здесь такой же важный элемент повседневной реальности, как наличие горячей воды, хорошей дороги или успеваемость твоих детей в школе. Важно отметить, что подобные черты одинаково свойственны как православным всех патриархатов, римо- и греко- католикам, так и представителям всех остальных деноминаций.

Обратная сторона медали такой живой, актуальной веры, это внутрисемейные религиозные конфликты, возникающие почти всегда, если по стечению обстоятельств, члены одного семейства придерживаются разных религиозных взглядов или ходят в церкви разных патриархатов. Однако такие случаи встречаются не слишком часто, и в целом актуальность института религиозной общиностей приводит к более тесным социальным связям между людьми. Которые, в свою очередь, распространяются и влияют в том числе и на не слишком религиозных жителей Западной Украины.

Ничего подобного я не видел ни у себя в Крыму, ни в Киеве, ни в восточных областях Украины. Везде церковь — это место, куда люди приходят на праздники, чтобы поставить свечки. Священники читают лишь обязательные с точки зрения обрядности проповеди и пользуются авторитетом лишь у небольшого числа прихрамовых бабушек.

В советские времена все альтернативные «коммунистической» партии формы политической организации были уголовно наказуемы. Любая низовая самоорганизация населения, будь-то клуб любителей вышивки, спортивная секция или поэтический кружок, происходила исключительно в жёстко очерченных официальных рамках и под идеологическим патронатом власти. В таких условиях подпольные и полуподпольные религиозные организации, сообщества группирующиеся вокруг них, оставались единственным пространством более-менее свободным от заполнившего собой все сферы жизни государственного монстра.

На Юге и Востоке Украины индустриализация и переселение вырывали человека из старых религиозных и сельских сообществ, давая ему взамен трудовые коллективы и почётное право стать частью «советского народа» – новой исторической общности. На преимущественно сельском Западе Украины люди, как и прежде, сохраняли старые связи, в давно устоявшихся социальных группах. Прошло время, новая историческая общность «советский народ» стала достоянием истории, трудовые коллективы крупных советских предприятий не стали полноценными субъектами общественной жизни, предпочитая, как и при Союзе, ждать милости от начальства.

Однако на земле, считавшейся когда-то отсталой, стали вырастать такие яркие явления как Народный Рух за Перестройку, Общество Просвита, Пласт и многие менее известные общественные организации. Культура взаимопомощи, доверия, солидарности и, как следствие этого, вера в эффективность коллективных действий, десятилетиями развивающиеся внутри западноукраинских религиозных сообществ, стали нормой поведения для более широких слоёв украинцев и перекинулись в пространство светского гражданского общества.

Неслучайно именно западные регионы давали львиную долю человеческих ресурсов для двух украинских попыток народно-демократических буржуазных революций: Оранжевой и Революции Достоинства. Взаимное доверие между людьми, солидарность и вера в эффективность коллективных действий, три главные ценности и движущие силы успешного гражданского общества".

Вот такой техничный заход с тылу. Будьте бдительны!

Рая не получилось - впереди ад

Кризис 2008 г. и нынешний миграционный кризис наглядно продемонстрировали что ЕС - это союз стран, которые объединились исключительно для поиска солидарного счастья, радости, мира и благополучия. По существу, вся риторика ЕС с момента своего основания - это риторика грядущего европейского Эдема- стоит только всем объединиться! И народ со свистом залетал в поезд , который увозил пассажиров в светлое будущее.

Но жизнь не состоит из одних только радостей. Как только счастье в долг закончилась и пришел кризис 2008 г. выяснилось, что солидарно страдать никто не подписывался - совместно подписывались только веселиться и радоваться.

Первой это дали понять Греции, которой ЕС (читай Германия) отказал в помощи и предложил обратиться непосредственно в МВФ, который и вывернул грекам карманы, опустив их стандарты на уровень 1980г.

Второй стала Италия, которой Брюссель отказал в солидарной помощи с мигрантами, которые заполонили всю Италию, предложив раскошеливаться самостоятельно.

Венгры вообще проголосовали против иммигрантских квот, которые всем странах хотела навязать европейская бюрократия.

Пошловатая информационная политика

Понимаю, что сравнение пошловатое, но из песни слов не выкинешь.

Теперешняя информационная политика Украины воспринимается, как забитый мужичонка-неудачник с крохотным детородным органом и мешком комплексов за плечами.

Он сидит посреди замызганной кухоньки, взгляд уже остекленел от двухсот граммов самой дешевой водки, а вокруг собрались лучшие подруги его многострадальной супруги.

Мужик лихо рассказывает дамам о том, как хорош в постели, бизнесе и творчестве. Как много денег он заработал и женщин покорил. Его явно несет.

Собравшиеся дамы кивают, переглядываясь и посмеиваясь. Они-то знают, чего красная цена этому субъекту - ржавый грош в базарный день. Девочки ведь привыкли делиться таким всяким.

Потом, для контраста, мужик вспоминает своего героического батю. Собравшиеся, из рассказов супруги болтуна, знают, что тот был приличным человеком и многого в жизни добился. А на отпрыске, почему-то, природа свинтила в отпуск.

Мужичонка сильно комплексует и клянет давно почившего батю на чем свет стоит. И жуликом тот, оказывается, был, и бабы его не любили, и с хлеба на воду он вечно перебивался. Да-да, у закомплексованных регулярно случаются взаимоисключающие утверждения.

Человек, сидящий посреди грязной кухоньки, жалок и нелеп. Он-то уверен, что производит неизгладимое впечатление, но это, мягко говоря, не так.

Это супруга, которой банально некуда деваться, пропустит его "я - самый великий" после секса, но другие, рано или поздно, поднимут на смех.

И я здорово понимаю людей, которые не желают иметь с этим маразмом ничего общего. Позориться не хотят. Понимаю и разделяю. Мы уже третий год, вроде, живем не в Украине, а я до сих пор испытываю чувство жгучего стыда, когда очередной завсегдатая украинского пантеона раскрывает свой рот.

Особенно, когда они это за рубежом делают. Будто мужичонка с кухни - мой родной брат-дебил.

Донецк между концом октября и семью вечера

Нет, в этом определенно что-то есть. Самое главное - выбраться из бетонной коробки в нужный момент. Где-то между концом октября и семью вечера, чтобы уж наверняка.

Ночь уже обняла город, но темнота не из тех, что непроницаемы и полны ужасов. Напротив. Она располагает к долгим прогулкам и доверительным беседам. Температура воздуха, правда, к этому не располагает, но я утеплился.

Так и есть, друзья мои. Осень стареет и возраст ей к лицу. Так, наверное, могла бы состариться принцесса Диана, выживи она в той глупой автокатастрофе.

К вечеру, асфальт уже затягивается пленкой глянца, а ладони ощутимо покусывает ветер. Хочется поскорее обнять ими чашку горячего кофе или, на худой конец, рассовать по карманам.

Пустые улицы, пустые стоянки. Все уже вернулись с работы и явно не горят желанием бродить в холодной темноте, будь она хоть трижды уютная. Редкие путники быстро перебирают ступнями, уставившись в серый асфальт. И очень даже напрасно.

На фоне еще синего неба, фонари выглядят яркими цитрусами, зависшими посреди нигде. Стены домов, неопределенно-безрадостного цвета, кажутся в их свете удивительно теплыми.

У школы, освещение совсем уж яркое. Апельсиновый свет растекается по вишневому фасаду. Чертовски сочное зрелище. Особенно, если вас мучает жажда. Но разбавлять апельсиновый сок вишневым, я бы не советовал. Отвратительное пойло.

А в парке, несмотря на старческие капризы осени, удивительно шумно. Какие-то безумцы играют в теннис. Все нормальные люди уже пуховики да ватники расчехляют, а эти в футболках. Спорт, ты пьян, иди домой.

На соседнем поле резвятся футболисты. Этих больше и звучат они...как футболисты. Там напряжение, азарт и чьи-то голые ноги мелькают в темноте. Даже смотреть этот матч холодно.

Бригада таксистов оккупировала дежурный магазин. Один из тех, что сумели пережить эпидемию супермаркетов. Там заливают кипятком растворимый кофе, продают семечки и сигареты. Что еще нужно таксисту осенним вечером? Дааа...сигаретами мне здесь не разжиться, если в очереди заночевать не планирую. А я, как вы понимаете, не планирую.

На стоянке у ближайшего супермаркета мерзнут уже другие таксисты. Неподалеку разместилась пестрая стайка местных хипстеров. Впрочем, я уже старый и, по моему разумению, все, кто моложе двадцати, выглядят как записные хипстеры.

Как Донецк и Киев смотрели друг другу в глаза на похоронах Моторолы

В среду, 19 октября, похоронили "Моторолу". Прощание было устроено в местном театре, а попрощаться с бывшим командиром батальона "Спарта" пришли тысячи жителей Донецка. Никто не скрывает, что смерть Павлова стала событием необыкновенным.

Надо согласиться, что "Моторолу" в непризнанной республике любили. За что – не знаю. В не меньшей степени на материковой Украине его ненавидели. Как врага. Его пытались всячески унизить, насмехались над физическими данными — не богатырь, мол, да и полковничьи погоны как-то неестественно лежали на его плечах, и голос совсем не командирский. Словом, недостатков хоть отбавляй.

Гибель "Моторолы", вопреки христианским обычаям, не остановила поток презрения и ненависти. Социальные сети пестрят запредельными комментариями. Цитированию большинство из них не подлежат. Фантазия не знает границ, пересказывать их нет никакого смысла. Ненависть вышла за грань любых представлений.

Я не ставлю перед собой цели ни анализировать этот поток сознания, ни разобраться, есть ли в нем рациональное зерно. Я о другом – как жить дальше в "единой стране" людям из Донецка и Львова, Киева и Луганска и что мы своими руками натворили в весьма благополучной и толерантной стране за какие-то три неполных года?

Чуждые по духу

Интересные наблюдения за лидерами мнений вна

С нескрываемым удовольствием ознакомился с рефлексиями всяких там "лидеров мнений" из-за речки относительно сегодняшних похорон. Эти грязные сепаратисты (нет, вы только подумайте!) не хотят жить с нами в одной стране.

Какая досада!

Нечто подобное, причем из уст некогда уважаемых мною людей, уже звучало после знаменитого парада пленных, который я, к слову, до сих пор считаю плохой идеей. По многим причинам.

Многие тогда высказались на тему "это больше не мой город". Все они разбежались еще задолго до начала конфликта и, по моему скромному мнению, банально не способны были понять,что же чувствует дончанин, глядя на командира артиллерийского расчета из ВСУ.

Но речь не про них. Тут пусть каждый сам решает, где его Родина, а где "я туда не вернусь". Лидеры, прости Господи, мнений куда занятнее.

Вот, к примеру, Володя Парасюк, раненый на колчаковских фронтах, пишет, что жить с нами не хочет. Зачем, в таком случае, Володя так яростно педалирует тему продолжения войны?

Хотелось бы напомнить, что весной 2014-го года, именно благодаря Парасюку и компании, большинство жителей Донбасса резко утратили всякое желание оставаться в составе Украины. Потому, что, ей-богу, достали.

Один раз сменили власть и получилось нехорошо. Отлично помню, как в 2008-м году, когда страной рулил один известный пчеловод-мессия, пацаны из сел и малых городов бежали в армию, где кормят трижды в день. Сыр, масло, белый хлеб и даже перемороженное мясо.

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк