Украина надеется получить более шести миллиардов гривен от приватизации шахт

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

Программа большой приватизации угольных шахт, принятая в Украине, предполагает поиск эффективных собственников для 58 государственных шахт и шахтоуправлений. В средине прошлого года список их был уточнен. Так, в Донецкой области форму собственности должны будут изменить 29 горных предприятий.

О том, как идет эта работа, какие шаги уже сделаны в реализации программы, какими могут быть формы приватизации и какие цели она преследует, в беседе с корреспондентом Укринформа рассказывает заместитель директора департамента развития базовых отраслей промышленности, начальник управления угольной промышленности Донецкой облгосадминистрации Павел Золотопупов.
- Павел Владимирович, из 276 тысяч горняков Украины 150 тысяч работают в Донецкой области. Регион продолжает сохранять за собой статус шахтерского. Что позволяет ему успешно обеспечивать энергетическую безопасность страны?

- Конечно же, в первую очередь, это один из опытнейших кадровых корпусов мира, ведь нашим горнякам приходится работать в наиболее сложных горно-геологических условиях. В активе отрасли также 99 действующих шахт разных форм собственности. Совокупная их производственная мощность составляет почти 40 миллионов тонн топлива в год. Средняя глубина шахт - 720 метров. Подавляющее большинство из них опасны по газу, внезапным выбросам угольной пыли, самовозгоранию топлива. Что касается промышленных запасов региона, то они составляют 3,4 миллиарда тонн.

- А как шахты региона разделяются по формам собственности?
- Что касается форм собственности, то тут государственные и частные угольные предприятия разделились примерно поровну: в Донецкой области сегодня действует 52 шахты государственной формы собственности, они входят в состав 13 государственных предприятий и 47 - негосударственной.

- Кто же сегодня ведет в негласном соревновании между ними?
- Так получается, что шахты негосударственного сектора добывают сегодня угля больше, чем государственные. Если точнее, это более 60 процентов от общеобластного объема его добычи. И неправ тот, кто думает, что частная шахта - это небольшое предприятие. Есть среди них немало крупных компаний. Среди них такие как, например, "Комсомолец Донбасса", "Покровское" сегодня только их суммарная добыча - 9,3 миллиона тонн угля в год, а это 34 % добычи угля в регионе. Еще это работа для 14,5 тысяч человек, налоговые отчисления для шахтерских городов, социальные гарантии для людей.

- Однако не все угольные предприятия остались в строю.
- Хочу оговориться сразу, запасы угля не безмерны, поэтому процесс закрытия шахт - явление естественное для всех угледобывающих регионов многих стран. Что касается нашего региона, то в Донбассе массово этот процесс начался с 1996 года. К нынешнему дню ликвидировано уже 28 шахт, в стадии ликвидации - 39 горных предприятий. Среди них 38 шахт и одна обогатительная фабрика.
Параллельно с этим процессом идет и приватизация шахт. А в целом реформа угольной отрасли преследует сугубо прагматическую цель - вывести ее на уровень безубыточности, а для этого шахтам и нужен эффективный собственник.

- В самом деле, угольную промышленность порой называют "черной дырой", в которую уходит огромное количество государственных средств.
- Сравнение это и неправомочно и обидно. Да, государственная поддержка убыточных угольных предприятий достаточно внушительная. В прошлом году она составила 9 миллиардов 250 миллионов гривен. При добыче угля отрасль не покрывает примерно 20% своих издержек. Себестоимость одной тонны донецкого угля сегодня составляет 1219 гривен. Государство вынуждено доплачивать за его добычу. Но даже при этом взнос горняков в экономику страны, в жизнь общества неоценим. Дело в том, что труд шахтеров нельзя оценивать только по количеству добытых тонн угля. Давайте переведем их в электроэнергию, тепло, продукцию целого ряда отраслей. Вот это и будет истинная цена поднятого из-под земли топлива, добыча которого, кстати, дотируется во многих странах.

- Приватизация в таком случае - шаг к бездотационной работе?
- Передавая угольную отрасль бизнесу, государство предлагает ему разные формы сотрудничества - концессию, аренду, государственно-частное партнерство. Сам же список шахт на приватизацию делится на три группы: перспективные шахты, неперспективные, но которые могут стать такими, и шахты, которые отработали свой ресурс. Среди целей приватизации не только вывести отрасль на уровень безубыточности, но и уменьшить государственные расходы, получив при этом в бюджет по самым скромным подсчетам до 6 миллиардов гривен.

- Приватизация - дело тонкое, наверное, имеет свои нюансы?
- И немало. Как, например, быть, если у инвестора не достает средств на покупку сразу всего предприятия? Практика подсказала вполне приемлемые решения этой проблемы. Или другой пример, почему инвестор должен приобретать весь горный хозяйственный комплекс, а не выбирать в нем наиболее привлекательные объекты? Наконец, чем может помочь потенциальному инвестору государственно-частное партнерство? И это лишь часть тех вопросов, которые возникают в ходе столь сложного процесса приватизации в угольной промышленности. Сама жизнь может и обязательно подскажет решение этих проблем.

- Программа приватизации горных предприятий рассчитана до 2015 года. Остался всего год. Хватит ли времени на реализацию программы, тем более, что все "лучшие, "хлебные" шахты уже раскуплены?
- Вопрос непростой, однако, он лишний раз подчеркивает всю сложность начатого процесса. Сегодня идет большая подготовительная работа в этом смысле. В жизни ведь как бывает, решив, например, продать свой автомобиль, мы сначала готовим его, чтобы продать подороже. Так и в угольной отрасли. Какую шахту инвестор купит быстрее и отдаст за нее больше средств? Ту, которая имеет две лавы или все девять, как, скажем, "Шахтерская-Глубокая" в Торезе? Примеры эти можно продолжить. Но главное в том, что процесс приватизации запущен, он уже идет, а практика показывает, что передав шахты бизнесу, государство не только разгружает себя, но и получает прибавку в добыче угля.

- Павел Владимирович, в минувшем году получилось так, что угольные предприятия Донецкой области затоварились. Обещает увеличение добычи угля и начавшаяся приватизация шахт. Однако при этом регион покупает у России десять миллионов угля…
- Уточню, всего Донецкая область закупает 14,4 миллиона тонн угля - в России, Казахстане и США. Главный же поставщик его действительно Россия, и мы действительно берем у нее 10 миллионов тонн угля. Но какого? Низкосерного, крайне необходимого нам для получения коксовой шихты. Такого угля у нас просто нет, а он очень нужен. Вот другими его марками мы и сами богаты, поэтому на их закупку государство совершенно справедливо ввело защищающие наших горняков квоты.

Возвращаясь же к приватизации угольных предприятий региона, хочу отметить, что для реализации намеченной программы у нас сегодня есть все необходимое - законодательная база, собственные набитые шишки в этом деле, главное, есть уже опыт хорошо поставленного дела, лучших шахт и шахтоуправлений области и перспектива для отрасли обрести новое дыхание.

Николай Столяров, ДОНЕЦК, 23 января 2014 года.

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк