Владимир СВИТЯЩУК. Где ковались мечи харалужские, часть заключительная

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой


Виктор Васнецов "Баян". Как видите, данное слово в оригинале обозначает мудрого певца

Вторгнувшуюся в пределы Тмутаракани рать русских князей встречал живущий там народ далеко не хлебом-солью, а как встречают завоевателей во все времена. С оружием в руках он выступил на защиту своей земли и свободы. Была сеча, возможно, и не одна. Но победа, увы, досталась русичам. Был и полон. Среди пленников было немало предков сегодняшних калмыков и кимаков — прямых потомков половцев. Для русичей все они были кипчаками — людьми степи, независимо от родовой племенной принадлежности» Уводили в полон не только мужчин, непосредственных участников сечи, воинов, но и людей сугубо мирных. "И побеждены были половцы и гнали их до веж, и множество пленных взяли, женщин и детей". Так летописец описывает первый день битвы дружины князя Игоря, и хотя эти события произойдут на несколько столетий позже, истине фактов они не противоречат.

Угоняли в полон всех, кого удавалось достичь, захватить в разбойном набеге. В первую очередь молодых. И не только с целью последующего выкупа. Как отмечено летописцем: «Власно в Кабарде у калмык и степных татар князей число великое, да некоторые 100 человек поданных не имеют». (Татищев. История Российская, том 3, сноска 535).

Так что выкупали не всех, а лишь представителей знатных, богатых, ханских родов, родственникам которых это было под силу. Это был мизер, единицы, считанные десятки против тысяч уганных в неволю. Что ждало их там, в далеком и неведомом краю, какую участь судьба им уготовила? Угнетала неизвестность. Считали, сходились, на том, что до конца дней своих быть им рабами в вотчине князя. Но это им не грозило. Рабство на Руси в том виде, каким оно было в Древнем Риме, никогда не существовало. Русичи сами больше жизни на свете ценили свободу, не лишали ее полностью и своих пленников.

Земли Киевской Руси были заселены весьма слабо. К тому же междоусобицы, беспрерывные войны князей, основательно обезлюживали те немногочисленные поселения, что имелись. А если добавить к этому естественную высокую смертность от различных болезней! Коротким был век простого люда. А ведь кому-то надо было и пахать, хлеб растить, скот пасти, на различных княжеских промыслах повинность отбывать. Вот для пополнения человеческих ресурсов, для расселении по вотчинам и брали в полон.

КОГДА же это произошло впервые? В 965 году, когда воинственный Киевский князь Святослав пошел на вероломный Хазарский каганат, что терзал южнорусские земли, и крепко проучил их миру? Или в 988 г., когда другой князь, Владимир, довел начатое его предком дело и посадил на престол в Тмутаракани своего сына Мстислава? А может, еще позже, в 1022 г., когда тот в личном единоборстве одолел косожского богатыря Редедю, чем решил исход битвы в свою пользу и большой полон взял? Или лет на 100-150 еще ближе к нашему времени, когда потянулась беспрерывная череда объединенных походов русских князей против половцев?

В каком году это произошло, достоверно сейчас трудно установить. Одно лишь можно с полной уверенностью сказать, что задолго, до печально здаменитото похода князя Игоря. Во всяком случае, к 1185 году Харалуг как центр крупного по тем временам железоделательного и оружейного промысла уже существовал. Иначе бы его изделия - мечи, сабли, боевые цепи не упоминались бы автором "Слова" в своей поэме...


Николай Рерих, иллюстрация к "Слову о полку Игореве"

...Князь возвращается с далекого похода из пределов великой степи. Добрая весть соколом летит впереди конных и пеших ратников, по всем селениям удельным. Дружина, прославившаяся в сече храбростью своей, с богатой добычей и большим полоном идет. Соответственно вкладу, внесенному в общую победу. Место же для невольников было определено заранее. Это район поселения под именем Зализниця. Само название говорит о том, что там добывали железо. В дальнейшем развитии и расширении этого жизненно важного промысла князь был весьма заинтересован. И не только он один, но и многие другие. В том числе и князь Киевский. Железо — это, в первую очередь, оружие: мечи, сабли, наконечники копий и стрел, кольчуги и шлемы. А бесконечные войны и походы требовали его все больше и больше.

Полон отаборили километраж в восьми от Зализницы, на небольших буграх, сухой возвышенности, среди многочисленных болот, в округе леса и небольшой речушки, протекающей по лугу.

Как железоделательный промысел, так и земли в округе, по всей вероятности, принадлежали Дорогобужскому удельному князю, подвластному Владимиро-Волынскому княжеству. Дорогобуж, как княжий град, упоминается в летописи уже в год 1084-й. А до него от упомянутого нами района день езды на верховой лошади. Расстояние в каких-то полсотни километров по нынешнему определению. К тому же оба эти поселения лежали на великом пути, что шел из Киев-града в земли польские, венгерские, чешские. Это тоже играло немалую роль в развитии промысла и торговли железом.

Неделя-другая ушла у невольников на отдых и строительство жилищ: шалашей, землянок. Закладывалось поселение, которое назовут, после Топчей. По прозвищу населявших там его людей - невольников кипчаков. Для удобства и легкости произношения русичи их будут звать топчаками.

Когда же с обустройством будет покончено, мужчины с лопатами и корзинами потянутся на луг. Под руководством местных рудокопов и под присмотром стражников приступят к добыче болотной руды. Одни целый день ее копали, находясь в болотной жиже; другие таскали в кошелках и в деревянных бадьях-ведрах на возвышенность. Ссыпали поначалу в небольшие кучки для предварительной просушки. Труд был изнурителен, физически тяжел. А для вольных людей степи - особенно невыносим. Нестерпимо ныли руки и ноги, болела спина и плечи. От постоянной влаги язвы разъедали тело, руки и ноги. Людей нещадно палило летнее солнце, хлестали осенние дожди, секли ветры, денно и нощно атаковали полчища кровососов: оводы, слепни, комары и мошкара. Так изо дня в день, из месяца в месяц. Так что проклинать, бранить этот луг у калмыков, степных татар и половцев были все основания.

Они его еще называли халалугом — железным лугом. Десятки, сотни раз на день устами многих бедолаг повторялось: «харалгна халалуг, харалгна халалуг» - будь ты проклят, этот железный луг. Это-то и дало повод местным умникам, острословам окрестить, прозвать их «харалужниками» или «халалужниками». Как первое, так и второе слово для местного жителя, всех работающих на промысле означало одно: измученный тяжелым, непосильным трудом степняк, изгой-рудокоп. То есть в самом своем зарождении в толкование этих двух слов вкладывался более широкий смысл от их узкого первоначального содержания. Образовавшееся новое славянское слово с тюркской основой от калмыцкого «харалгна» или «хала» и славянского «луг» и дало поначалу название «харалуг» или «халалуг» - проклятый, бранный или железный луг. Сохранилось, прижилось - Харалуг, употребляемое в народе чаще. Со временем оно станет нарицательным для всего Зализницко-Харалужского железоделательного промысла. Будет означать - бесправный, больной, подорвавшийся непосильным трудом изгой-рудокоп.

ВОЗИТЬ руду в Зализницю было далеко и накладно. Экономически выгоднее было перерабатывать ее рядом с местом добычи, лугом. На возвышенностях, где шла ее сушка, станут возводить домницы и строить кузницы. А вблизи жилье тех, кто здесь трудился: кузнецы-доменщики и кузнецы-оружейники, подмастерья и люд других подсобных профессий. Возникает, зарождается новое поселение, новый очаг железоделательного промысла, который и получит свое имя Харалуг. То есть от того, что там поселились и живут люди, измученные тяжелым физическим трудом, добывающие железо. На дешевой рабочей силе поселение будет быстро расти и развиваться. Превратится в крупный центр по производству железа и изготовлению оружия во всей Киевской Руси вплоть до татаро-монгольского нашествия.

Время шло. Угнанных в неволю давно уже никто не охранял. Они жили свободно, пользуясь всеми правами с другими подданными князя. О возвращении в родные. близкие и милые, сердцу степи только мечтали. Слишком далёким, трудным и опасным был обратный путь. Даже для молодых, физически сильных мужчин. А что говорить о слабых, обремененных семьями, о женщинах и детях.

Возникшие таким способом на землях русских княжеств поселения кипчаков долго сохраняли обычаи и культуру своих предков, своего рода. Даже в княжеской рати будут состоять отдельными родовыми формированиями. Вспомним ковуев в Игоревой рати и как старательно летописец перчисляет их род: могуты и татары, шельбири и ревуги, ольбери и топчаки.
Где-то же жили семья рода ковуев на земле древнерусской! Где? В пределах каких удельных княжеств? Какие названия носили их поселения? Не от имени ли рода они получили свои имена? Было и такое. Название села Топча, что соседствует с Харалугом, тому подтверждение.

В той же Ровенской области, в Дубновском районе, есть села Копаны и Нагорное. Они так разрослись, расстроились, что слились почти в одно. До 1946 г. они назывались соответственно Ульбаров первый и Ульбаров второй. В нанароде еще и сегодня продолжают их именовать Ульбарами. Это название впервые упоминается в акте 1458 года, где сказано что «Олехно Чуска продаст Дробышу Мжуровичу свою "дыдызну" в собственность, в тои числе сенокос в "Олбыревцах" и пруд в направлении к Волбыровскому берегу".

Не ковуй ли рода Ольберов были основателями этих поселений? Ответ на этот вопрос могли бы дать уличные клички, фамилии местных жителей, в основе которых лежат корни явно неславянского происхождения. Тот же, скажем, Чуска или Мжурович.

ВРЕМЯ брало свое. Что-то в повседневной жизни степняки брали от русичей, а те, в свою очередь, от них. Шло взаимное сближение обычаев. Как воды двух рек, сливаясь, долго текут, не смешиваясь, покуда могучий поток полностью не поглотит более слабый.

Полон редел. Мужчин косили болезни, непосильный труд, погибали от завалов и оползней в ямах-штольнях. Не щадили года и женщин. На место умерших приводили новых. Но жизнь не стояла на месте. Подрастали дети. Знакомились. Женились и выходили замуж. Русичи — на ковуях-половчанках, половецкие парни на местных девушках. Образовывались новые семьи. Смешанные. Полищуки роднились со степняками. Но, поскольку издревле в мире ведется, что продолжателем рорда является мужчина, то и созданная им семья получала кличку, фамилию того рода, представителем которого был муж, глава семьи. Так из поколения в поколение.

Кровное сближение племен двух ветвей народов происходило и потому, что внешне они мало чем отличались. Во всяком случае, какая-то часть из них. Были они светловолосы и голубоглазы. И величали себя не иначе, как лебедями («Лебеди великой степи». А. Никитин, журнал «Наука и религия», №№9-11, 1988 г.). К тому же веры христианской, пусть и с существенным отличием от принятой на Руси. Мало придавали значения религиозным обрядам, не поклонялись кресту и иконам. Не строили храмов и отрицали церковную иерархию, как институт церкви. Ограничивались лишь священникам, в задачу которых входило совершать два главных и обязательных религиозных акта - крещение и причащение, читали проповеди, давая наставления в учении, то есть, были последователями учения Нестора, что как нельзя лучше отвечало образу жизни кочевников.

Здесь уместно сослаться на неизвестные ещё работы академика В. В. Бартольда - о широком распространении христианства в среде тюркских народов в демонгольский период, в том числе и у прямых предков половцев - кимаков.

"А понеже половцы прежде жили в горах Кауказских, то видится и река Кума, оно же и народ кумыки, имя куманов хранят". (Татищев. "История Российская, т. 4, стр. 427).

УЛЬБАРЫ, Топча и Харалуг. Название этих сел - единственное подтверждение и свидетельство о пребываний на полесской земле степных племен в период расцвета и могущества Киевской Руси. Нет ли других факторов, подтверждавших бы мое утверждение? Сознаю, что времени с тех пор прошло немало. Сколько войн отшумело, прошагало по этим лесам и болотам за десяток веков. Но хоть что-то должно же уцелеть, какой-то след остаться.

На мемориальной доске села Корысть, где увековечены имена односельчан, павших в Великую Отечественную войну, трижды упоминается фамилия Мамай. Кто и когда из представителей знатного ханского рода степных татар попал в глухое село украинского Полесья? Не от этого ли рода ведут свою родословную украинские казаки Мамай? Отголосками тех далеких времен веет и от фамилии Темнюк, Туровичи, что проживают в Корце. В селе Зализниця долго беседовал с 73-летним Василием Николаевичем Буняком. Он ничего не мог сказать и объяснить о происхождений своего рода. Не сохранилось на этот счет и никаких легенд.

Несколько лет спустя я побываю в Новгороде-Северском, бывшем княжьем граде Игоря, где живет очень много семей, носящих фамилию Бунак. Читаем в "Повести временных лет". Издана в Киеве в 1990 году.
Год 1096.
"А 20 (липня) того ж місяця, в п'ятницю, о першій годині дня прийшов удруге до Киева Боняк безбожник, шолудливий, потайки, як хижак, несподівано..."

Год 1107, "Повесть временных лет"
"В год 6615 (1107), индикта, круга луны 4-й год, а солнечного круга 8-й год. В этот же год преставилась жена Владимирова месяца мая в 7-й день. В том же месяце воевал Боняк и захватил коней у Переяславля. В том же году пришли Боняк, и Шарукан старый, и другие князья многие и стали около Лубна. Святополк же, и Владимир, и Олег, Святослав, Мстислав, Вячеслав, Ярополк пошли на половцев к Лубну, и в шестом часу дня перешли вброд через Сулу, и кликнули на них. Половцы же ужаснулись, со страху не могли и стяга поставить и бежали, похватав коней, а иные бежали пешие. Наши же стали рубить, гоня их, а других руками хватать, и гнали чуть не до Хорола. Убили же Таза, Бонякова брата, а Сугра захватили и брата его, а Шарукан едва убежал. Покинули половцы и обоз свой, который взяли русские воины месяца августа в 12-й день, и вернулись русские восвояси с победой великой".

Олег Святославович собрав войско с братьями и пошел на половцев к Донцу, где его Боняк, князь половецкий встречал со многим войском. И после долгого жестокого сражения даровал Бог победу Олегу Святославичу, многих половцев он побил и плен многих привел". Произошло єто в 1167 году.

У меня нет никаких сомнений, что род Буняков из Полесского села Зализниця и Бунаков из Новгород-Северского ведут свою родословную от большого, воинственного и знатного половецкого рода ханов Боняков или Бонаков. Это две ветви от одного корня, хотя они и ничего не знают о существовании друг друга,

От половцев ведут свой род Довматы из Харалуга, и Маматы из Речечного. А из Новгорода-Северского - Брикез, Бренз, Гажала, Ганжа, Газука, Джола, Зазай, Запотей, Кедун, Кепух, Коляк, Кудлай, Крупеня, Визер, Маголя, Магоня, Мажуга, Мехед, Мигда, Мисюль, Мурог, Олешич, Озява, Пезик, Пусь, Путра и т.д.

Что это так, утверждать не берусь. Просто высказал свою точку зрения по данному вопросу, а право читающих принимать ее или отвергать с сомнениями.

Можно ли считать все эти факты, касающиеся района Зализници-Харалуга случайностью? Наличие каменных орудий труда, курганных захоронений, языческого символа бога Солнца и огня Ярило, болотной руды и древних штолен по ее добыче, металлургических шлаков, остатков домниц и слитков железа, фамилий и прозвищ местных жителей, имевших тюркскую основу в своем происхождении. Не слишком ли много для одного места, чтобы не иметь общий знаменатель. Одни факты подтверждаются и дополняются другими, подвоя нас до закономерного вывода, ответа на вопрос: где именно ковались мечи харалужские?

Археологические находки и результаты исследований обломка меча дают основания утверждать, что упоминаемые в "Слове" мечи харалужские ковались именно на Зализницько-Харалужском железоделательном промысле - на Волыни, а не где-то в другом месте Киевской Руси. Слова "харалужские" или "харалужные", употребляемые в поэме относительно мечей, сабель, цепей, копий, и следует переводить, как "харалужские" или "харалужные", а не какие-либо другие.

По своему качеству они ничем не хуже булатных, которые появятся, станут известными на Востоке лишь пять веков спустя. Конечно, оружие ковалось почти в каждом княжестве, где имелась болотная руда и залегала на небольшой глубине. Но район Зализници-Харалуга в IX-XII веках был для Киевской Руси чем-то вроде современного Донбасса, Урала или Тулы, где ковалось оружие для большинства княжеских дружин.

Есть еще одна догадка, почему в "Слове" упоминаются именно "мечи харалужные", а не, скажем, Рудни Шершневской или Рудни Могилянской. Если взять за гипотезу, что автором древнерусского литературного шедевра был тисяцкий Рогуил, а для такого утверждения есть весьма веские основания, вытекающие из содержания самого произведения, то он был в Харалуге. Посетил его. Своими глазами, увидел, как добывалась руда, работали домницы, как из полученной крицы ковалось знаменитое оружие. И это, по всей видимости, произвело на него огромное впечатление, оставило в памяти неизгладимый след. Такого дива ему не приходилось еще видеть.

Случилось это за 15 лет до печально знаменитого похода Новгород-Северского князя Игоря в половецкую степь. В конце февраля, в начале марта 1170 г. В этом году, 28 января, умирает удельный князь Владимир Андреевич. Сия весть, принесшая больше радости и надежды, чем печали, застает князя Владимира Мстиславовича в Полонному. Он немедленно велит своим воинам идти на Дрогобуж. Но вдова "умершего, заручившись поддержкой воеводы, Славина Борисовича, в город его не пустила. Мстиславович шлет к ним своего посла со словами: "Я цілую вам обом хреста (тобі) і княгіні вашій, що мені на вас не глянути лихом, ні на ятрівну свою, ні на села її, ні на інше що...». (Літопис Руський. Дніпро. Київ, 1990 р., стор. 297).

И целовал креста обоим, и в город вошел. Но на второй же день нарушил свое клятвенное обещание. Присвоил хозяйство, села и стада Владимира Андреевича, а вдову его, княгиню Марию, выгнал из города. Воеводой же у князя Владимира Мстиславовича был не кто иной, как тисяцкии Рогуил. По своей натуре, характеру он был человеком добрым, стремившимся к справедливости. Отсюда и кличку получил в народе - Добрынич.
Как человек военный и любознательный, он не мог лишить себя радости, чтобы при случае не удовлетворить свое любопытство, не посетить и не посмотреть сию знаменитую кузницу оружия Древней Руси. Тем более, что теперь она стала собственностью его князя и он был в ответе за ее охрану.
От Дрогобужа до Харалуга всего каких-то полсотни километров, по сегодняшнему исчислению. День езды на верховой лошади. К тому же и кратчайший путь из Полонного до Дрогобужа лежал через этот железоделательный район. Это, конечно, только мое предположение. Не подтвержденное никакими фактами или документами. Но, будучи в столь непосредственной близости от знаменитого железоделательного и оружейного промысла, как человек военный, он обязан был его посетить, хотя бы из любопытства.

ТЕРРИТОРИЯ Полесья была заселена человеком с глубокой древности. Об этом свидетельствуют курганные захоронения и находки каменных орудий труда. Кремниевые ножи и гранитные молотки не исчезли из повседневного человеческого обихода сразу после того, как он научился добывать кричное железо. Они еще добрых полторы тысячи лет существовали и использовались человеком параллельно.

В 1974 году археологом Ларисой Ивановной Крушельницкой (Институт общественных наук, Львов) было открыто поселение эпохи ранней бронзы на территории с. Великие Межеричи и найдены монеты Римской империи II века новой эры.

По данным В. Б. Антоновича («Археологическая карта Волынской губернии»), динар времен Марка Аврелия был найден недалеко от с. Свитязь. А на территории с. Брикна в 1880 г. нашли целый клад из 340 римских монет. Подобные находки имели место и в других местах земли волынской. Как и когда они в эту глухомань попали? Допустим, одиночные находки можно объяснить случайностью потери. Но целого клада к случайной утрате не причислишь. Это уже нечто большее. Скорее это говорит о длительных и устойчивых торговых отношениях древних жителей здешних мест с могущественной империей.

Чем же дулебы, бужане, волыняне, полищуки торговали? За какой такой товар римские купцы расплачивались звонкой монетой? Меха, мед, воск, изделия всевозможных ремесленников? Что ж, товар для купцов заморских желанный и покупаемый. Но не только за одним этим они посылали караваны в опасный путь за несколько тысяч километров. Их привлекал товар более дорогостоящий и ценный по тем временам, чем меха и мед. Этим стратегическим товаром, если можно так выразиться, было кричное железо и изделия из него. Во все века, во всех государствах имущие никогда не жалели денег на покупку оружия.

Есть тому хоть какое-то письменное подтверждение? Прямых нет, а вот о косвенных говорить можно. Обратимся к самому древнему летописному своду Киевской Руси - "Повести временных лет". В самом начале летописи, где обобщенно повествуется, откуда есть пошла земля Русская, где и на какой территории, какие из племен жили, автор приводит такой факт, без указания года. Само собой подразумевалось, что события сии происходили в очень давние века, даже по тем временам, до начала появления летописной хронологии важных событий, происходивших на землях славянских. Скорее всего, летописец записал живущую в народе древнюю легенду, которая передавалась из уст в уста, из поколения в поколение.

"По смерти братьев этих (Кия, Щека и Хорева) притеснили полян древляне и иные окрестные люди. И нашли их хозары сидящими на горах этих, в лесах и сказали:
- Платите нам дань.
Поляне, посоветовавшись, дали от дыма по мечу. И отнесли их хозары к своему князю и к своим старейшинам и сказали им:
- Вот, новую дань нашли мы.
Те спросили у них:
— Откуда?
Они же ответили:
- В лесу, на горах, над рекою Днепром.
Опять, спросили те:
- А что дали?
И сказали старцы хозарские:
- Не добрая дань эта, княже: мы доискались ее оружием острым только с одной стороны - саблями, а у этих обоюдоострые - мечи. Станут они когда-нибудь собирать дань и с иных земель.

И сбылось сказанное ими, так как не по своей воле говорили они, но по божьему велению... Владеют русские князья хозарами и поныне".


Вот такое нынче куют самобытные кузнецы в подражание седой древности.

В каком же количестве уже тогда поляне и древляне должны были добывать кричное железо и какое количество ковать и иметь оружия, чтобы мечами платить дань. Стало быть, у каждого из хозяев-мужчин было их несколько. Не стали бы они отдавать один-единственный. Это нелогично.

В конце ХIII века нашей эры в дружинах антов, древних предков славян, появились кольчуги и шлемы той формы, что стала хорошо известна в X веке и просуществовала вплоть до XVII) века. Следовательно, кузнецы антов уже тогда владели тайной кузнечной сварки железа, что говорит об их очень высоких познаниях в обработке черного металла. В том числе и изготовлении клинков оружия. И, наверняка одним из таких мест, где анты добывали руду и кричное железо, был район Зализници и Даничева, Межерич, Рудни Шершневской и Рудни Могилянской, недалеко от Коростеня.

КОНЕЦ

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк