Взятки берут, но вопросы всё равно не решают

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

Прочитал на днях колонки двух известных авторов, Сергея Лещенко и Виталия Сыча об инвестициях и коррупции.

Колонки эти можно при желании воспринимать лишь как часть медиа-кампании в поддержку антикоррупционного проекта Саакашвили, которому оба автора явно симпатизируют.

Но меня их творчество заинтересовало несколько в ином аспекте.

Главный тезис обоих – в Украину не идут иностранные инвесторы, потому что у нас запредельный уровень коррупции. Причем оба в качестве примера приводят компанию IKEA, которая, похоже, становится настоящим символом веры для наших «борцов с коррупцией».

«Поэтому не удивляйтесь, что в Украине до сих пор нет шведской сети IKEA, являющейся индикатором отсутствия коррупции в стране», - пишет Сергей Лещенко, описывая ужасы украинской коррупции. «Ужасы» - это без сарказма. С коррупцией у нас действительно все ужасно.

«IKEA, Hennes & Mauritz, HSBC должны быть здесь. Любой ценой», - с большевистской прямотой выносит прямо в заголовок Виталий Сыч.
Судьба украинских проектов IKEA действительно крайне показательный кейс по инвестиционному климату в нашей стране. Но несколько иного рода, чем представляется после прочтения колонок Сыча и Лещенко.

Начнем с того, что если IKEA - «индикатор отсутствия коррупции в стране», то в первую очередь следует признать совершенно не коррумпированной страной Россию, а также Египет и Китай. В этих странах шведская компания активно развивала свой бизнес, в чем можно убедиться, зайдя на их сайт.

Конечно, если говорить серьезно, а не примитизировать, как это делает Лещенко, то IKEA на коррупцию в той же России жаловалась постоянно, но, тем не менее, с 2000 года открыла 14 торговых комплексов по всей стране и перед кризисом РФ входила в первую десятку стран по обороту IKEA.

То есть отсутствие IKEA, а также многих других крупных транснациональных компаний в Украине (при том, что, например, в России многие из них присутствуют уже очень давно) – это не вопрос коррупции. Это вопрос о чем-то другом.

О чем?

Для начала немного теории. Бизнес, принимая решение о вложениях в ту или иную страну, исходит, если сильно упрощенно сформулировать, всего из двух параметров: выгодность вложений и их безопасность. То есть, вложения должны отбиться в определенный срок, принести определенную доходность, объект инвестирования не должен быть отобран или уничтожен недружественным образом, а сами условия инвестирования не должны меняться вдруг неожиданно в резко худшую сторону. Причем, чем выше доходность, тем на больший риск готовы идти инвесторы и наоборот. Так вот. Скажу страшную вещь – бизнесу, в том числе и «иностранным инвесторам», по большому счету все равно каким образом будет гарантироваться безопасность их инвестиций – через прозрачную и стабильную правовую систему и неукоснительное соблюдения законов или же через понятийные коррупционные договоренности. Точнее, наверное, прозрачная правовая система лучше, но если вложения принесут гарантированный доход, то почему бы не договориться «по понятиям». Главное – если договорились, если «решили вопрос», то уже железно – ты можешь спокойно развивать бизнес, зная - что делать можно, а чего нельзя. Более того, история знала немало примеров того как иностранные инвесторы сами становились центрами коррупции, скупая на корню туземные правительства и политиков, а иногда и устраивая вооруженные перевороты.

Но вернемся к Украине. Проблема с инвесторами у нашей страны не в коррупции, а в том, что, по меткому выражению Леонида Кравчука, «взятки берут, а вопросы не решают». То есть отсутствует не только легальная система защиты прав инвестора, но и понятийно-коррупционная. В таких условиях, единственный, кто может вести бизнес в Украине – это местный капитал, который обладает многоуровневыми связями, способными защитить от наездов. Хотя и у последнего нет никаких гарантий, что после очередной смены власти и очередного Майдана не начнется новый передел собственности. Это к вопросу о том, почему наши олигархи не торопятся вкладывать миллиарды долларов в Украину – да по тем же причинам, по которым это не делает и транснациональный бизнес.

При этом, конечно же, из общего правила есть исключения. Хаос и беспредел 90-х годов не помешали крупнейшим продовольственным корпорациям мира развивать у нас свое производство – доход от работы на тогда еще 50-миллионом потребительском рынке превышал все возможные риски.

Тотальная коррупция середины 2000-х не помешала западным банкам проводить скупку банков украинских в надежде на рост финансового рынка (о чем большинство покупателей потом, правда, сильно пожалели). А страшная Семья Януковича не напугала американские энергетические корпорации, которые решили добывать в Украине сланцевый газ. Наоборот, эти компании, имеющие богатый опыт работы в странах третьего мира, сразу все правильно поняли и отдали долю малую в своих проектах фирмам Семьи.

Но проектов с доходностью, позволяющей закрыть глаза на любые риски, в Украине немного (да и те уже, в основном, разобраны по частным рукам). Так что такие примеры – все более редкое явление.
Ну а в целом, в Украине за 25 лет независимости не появилось ни стабильной демократической правовой системы, где инвестор защищен законом. Ни стабильной (на долгие годы с преемственностью курса) авторитарной системы правления, где права инвестора гарантируются коррупционно-понятийными договоренностями. И пример злоключений IKEA – совершенно типичный.

Об этой печальной истории можно прочитать подробно здесь.

Кратко же суть в следующем. В 2005 году основатель IKEA Ингвар Кампрад приехал в Украину договориться с президентом Ющенко о строительстве под Киевом – по Бориспольской трассе.

Предполагалось вырубить лес и построить там огромный торговый комплекс. Ющенко дал добро и позвонил мэру Киева Омельченко – мол, посодействуй. Но Сан Саныч оказался крепким орешком.

Во-первых, ему не понравилось, что какой-то Ющенко ему (мэру Киева!) звонит и дает команды что в городе строить и где. А Сан Саныч, как известно, сам знатный строитель. И ему виднее где каким-то шведам возводить свою IKEA.

Во-вторых, на носу были выборы мэра и Омельченко не стоило большого труда спрогнозировать чем обернется вырубка огромного лесного массива на видном месте по бориспольской трассе. А обернуться она могла известно чем – Коалиция участников помаранчевой революции, «Пора» и тысячи других «активистов» (шутка ли – шведский миллиардер хочет что то под Киевом строить – когда еще будет шанс провести сеанс вымогательства подобного масштаба) – устроили бы такое шоу, что мэру и думать о новом сроке не стоило бы.

Ну и вставил Сан Саныч тогда свои пять копеек IKEA. Крепко вставил. Послал ее на другой край города, окунул в омут бюрократической волокиты. Шведы поначалу думали, что это ритуал такой. Мол в России так тоже принято – местные власти сначала артачатся, но потом, после взноса на «развитие детского спорта» быстро успокаиваются и все идет как по маслу.

Но Украина – не Россия. У нас IKEA тупо пустили по кругу. Сперва бедные шведы пытались найти того, кто все-таки «в этой стране решает вопрос». Безуспешно (время тогда такое было – неопределенное). Затем задумали построить торговый комплекс под Одессой, где им вроде бы готов был оказать содействие мэр Эдуард Гурвиц. Купили землю, но тут новые вымогательства начались, а заодно и кризис 2008 года. Вскоре IKEA объявила о заморозке украинского проекта.

Опыт шведов показал в чем главная проблема инвесторов в Украине – они не понимают как и с кем здесь решать вопрос. Никакие договоренности не соблюдаются. По закону нельзя, по понятиям тоже. Власть постоянно меняется. Никто тебе ничего не может гарантировать. Тупик. Очень сложно. Нет стабильных правил игры. Ни легальных, ни понятийных.

После Майдана ко всем имеющимся проблемам добавились новые. Первое – появился фактор нестабильности самих границ, в которых существует Украина. Пока нет четкого ответа на вопрос о дальнейших российско-украинских отношениях – остается огромный геополитический риск любых инвестиций. Точно также - как если бы Мексика вдруг оказалась в состоянии войны (гибридной или реальной) с США, с инвестициями в Мексику также бы возникли проблемы.

Второе – начался развал единой вертикали власти после восстановления Конституции 2004 года с ее запутанными и перепутанными полномочиями президента и премьера/парламента. Система управления Украиной все больше напоминает позднюю Речь Посполитую – где все решают альянсы магнатов, делящих между собой территории для кормления.

Третье – под видом борьбы с кризисом украинская власть вводит многочисленные административно-взяткоемкие меры. Типичный пример – ситуация на валютном рынке, где купить валюту можно только пройдя через 10 кругов ада и взяток. При этом инвесторам совершенно невозможно легально конвертировать свои дивиденды из гривни в валюту. Только на одном этом уже можно завершать разговор об инвестиционной привлекательности страны.

Четвертое – фактор «активистов». Он существовал и раньше. Но именно после Майдана наезды «активистов» на бизнес приняли системный характер. Причем часть из них вооружилась, превратившись в полноценные банды. Кроме того, что еще хуже, они теперь получают политическую поддержку на высоком уровне. Вспомним, как Саакашвили крушил на пляже в Одессе забор какой-то стройки. С точки зрения инвестора совершенно не имеет значения - была эта стройка незаконной или законной. Имеет значение, что инвестор этой стройки РЕШИЛ ВОПРОС и НАЧАЛ ВКЛАДЫВАТЬ ДЕНЬГИ, но потом пришел губернатор и начал крушить. Все. На этом инвестор ставит точку.

Ну и наконец, не надо забывать, что на первом месте для бизнеса всегда стоит доходность, из-за которой он может закрыть глаза на многое. А какая сейчас доходность? Если б не кризис 2008 года, резко снизивший покупательную способность украинцев, то IKEA, возможно, и открыла бы свой торговый центр в Украине. Рано или поздно. Но ради чего IKEA будет выходить на рынок сейчас? На рынок, где откладывается запуск уже построенных торговых центров, а покупательная способность населения стремится к нулю?

Виталий Сыч призывает «любой ценой» завести в Украину банк HSBC, который когда-то хотел вложить в розничный банковский бизнес 1 млрд. Но с какой стати сейчас ему вкладывать в Украину хоть копейку, если вся банковская система страны дышит на ладан, а оставшиеся на ней западные игроки пытаются любыми путями продать свое хозяйство?

Для привлечения инвестора в страну нужно решить несколько базовых проблем, а потом уже заниматься дискуссиями о месте в рейтинге коррумпированных стран.

1. Стабилизация отношений с Россией. На основе минских соглашений или любых иных, но это необходимое условие для инвесторов, чтоб они могли вкладывать деньги в страну – по крайней мере будет понятно, что границы государства в ближайшее время не изменятся. Кроме того, что крайне важно, стабилизация отношений с Россией позволит резко сократить расходы бюджета «на АТО» и направить десятки миллиардов высвобожденных гривен на стимулирование экономического роста и внутреннего потребления (в том числе, и через повышение соцвыплат). Либо на эти же десятки миллиардов гривен сократить расходы бюджета, чтобы снизить налоги. И то, и другое неизбежно повысит привлекательность украинского рынка для инвесторов.

2. Законодательный запрет на пересмотр результатов приватизации, включая любые формы приватизации недвижимого имущества (землеотводы и прочее). Возможно, данную норму необходимо внести даже в переходные положения готовящихся изменений в Конституцию. Понимаю, что это наверняка будет крайне непопулярным решением, но без него мы и дальше будем ходить по замкнутому кругу передела собственности. Зачем инвестировать в создание новых производств, зачем покупать активы по рыночной стоимости, если можно просто дождаться смены власти и через взятку какому-нибудь советнику президента отнять любое понравившееся тебе предприятие. Зачем нынешним собственникам вкладывает средства в развитие бизнеса, если после очередных выборов и нового Майдана его с большой долей вероятности отнимут? Этому нужно положить конец, если мы хотим говорить об инвестиционной привлекательности страны. Естественно, вместе с запретом на пересмотр итогов приватизации нужно принять специальный приватизационный кодекс, который бы четко и детально регламентировал все возможные формы продажи госимущества в будущем, делая их максимально прозрачными и минимально взяткоемкими.

3. Конституционная реформа для ликвидации разрушающего государства двоевластия по линии президент-парламент. Преобразование Украины в парламентскую республику. Четкое разграничение прав и полномочий местных и центральных органов власти, расширение полномочий местных органов власти в деле привлечения инвесторов. Последним должно стать четко понятно – с кем из чиновников и на каком уровне «решать вопрос».

4. Отмена всех валютных ограничений, восстановление свободной конвертируемости украинской валюты. Минимизация прочих регуляторных и административных ограничений, которые вынуждают бизнес получать какие-либо разрешения у чиновников.

5. Предельно жесткое пресечение любых незаконных посягательств на частную собственность. Если толпа «активистов» штурмует очередную стройку, то собственник этой стройки должен просто вызвать полицию (не титушек для мордобоя, не конкурирующую банду «активистов», а именно полицию), которая упакует штурмовиков, оформит уголовные дела, суд вынесет по ним приговор и все получат конкретный срок.

Причем этот алгоритм должен действовать вне зависимости от давления политиков и «общественности». Даже если во главе «активистов» будет идти Михаил Саакашвили или даже сам Мустафа Найем.

Схема должна быть одна и та же: разогнали-упаковали-осудили-посадили. Вот только тогда и можно начинать разговор с инвесторами. Подчеркну – только начинать

Игорь Гужва

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк