Каменные лица Донецка

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

В школьные и вузовские "разговорные" темы на уроки английского языка можно смело добавлять еще одну: "Донецк - город памятников". Это не юмор: на сегодняшний день в нашем городе числится 254 памятника культурного наследия. Изучение данной темы, поверьте, доставляет немало приятных и поучительных минут.

К примеру, вы знали, что в Донецке есть памятник Богдану Хмельницкому? Жителям Пролетарского района молчать! Для меня это было открытием: да, есть, только не там, где ему следует быть по логике (на проспекте своего имени), а почему-то у Дворца "Юбилейный". Монумент даже авторский - с булавой, как положено.

Памятников национального значения в городе пока нет - все они сосредоточены в области: Немировичу-Данченко в селе Нескучное Великоновоселковский района, громадный Артем в Святогорске, Саур-могила, а с этого года - дважды Герою Соцтруда Паше Ангелиной в Старобешево и Никите Изотову в Горловке. Но кандидаты на славное имя ПНЗ есть и в Донецке. С них, пожалуй, и начнем.

Каменное лицо особого значения

Кандидатами в разряд "памятник национального значения" от города Донецка идут Сергей Бубка и Анатолий Соловьяненко. В других городах области - художник Архип Куинджи (Мариуполь), маршал Кирилл Москаленко (Красноармейск), композитор Сергей Прокофьев (село Красное), космонавты Георгий Береговой (Енакиево) и Леонид Кизим (Красный Лиман), актер Леонид Быков (Краматорск) и трижды Герой Соцтруда, академик Ефим Славский (Макеевка).

Как присваивается это самое "национальное значение"? Как пояснила "Салону" заведующая отдела охраны памятников Донецкого областного краеведческого музея Алла Медет, условий два - личность, запечатленную в камне или металле, должны знать все, и работа должна быть оригинальная. Если памятники отражают местный колорит - то и значение местное. А есть еще более низкий уровень - вещи тиражированные. И есть, так сказать, изваяния, которые вообще никак назвать нельзя. Скажем, решил я у своего питейного заведения поставить какую-нибудь фигуру с надписью. Памятник? Ну положим. Но только для меня лично. А для государства и компетентных структур он - пустое место.

Раньше с этим строго было. По словам Аллы Константиновны, на каждый случай требовалось решение горисполкома, после чего ходатайство об установлении памятника местного значения с сопроводительной запиской "кто, почему и за какие средства" отправлялось в облисполком. Оттуда документы передавались в музей, специалисты выезжали на место и принимали решение. Затем заказ передавался в художественный комбинат. А если уж дело касалось таких личностей, как В.И. Ульянов-Ленин, то тут уж без решения республиканского ЦК партии вообще никак.

Любопытно, что, несмотря на это, в 70-е годы прошлого века возникла проблема низкого качества памятников вождям. Фактически происходило надругательство - Ленин без указующей руки, ну куда это годится? А все потому, что отдельные, чрезмерно ретивые руководители тащили на улицу что попало. Есть в клубе гипсовый Ильич? Быть ему на площади! В итоге одних только Лениных у нас в каждом районе города по экземпляру. Кроме того, три Дзержинских, два Калининых...

"Кольчуга", Стус и "Битлз"

Есть у нас тенденция: старых памятников куча, но о них мало кто помнит, предпочитая мечтать о новых. Вот, к примеру, после грандиозной эпопеи с системой "Кольчуга" активисты некоего общественно-аналитического движения "Группа граждан" выступили с инициативой установить в Донецке монумент данному шедевру военно-промышленного комплекса.

В самом деле, раз у нас есть памятник танку и истребителю, то почему бы и "Кольчугу" не увековечить? Ведь благодаря ей не только отдельно взятое предприятие-изготовитель получило бесплатную рекламу на весь мир, но и о Донецке этот самый мир узнал нечто новое. Город, вставший буквально костью в горле мирового империализма. Возникло два варианта. Самый скучный - поставить памятник перед проходной завода "Топаз". Самый смелый - на площади Ленина. Гармония предвидится необычайная: вождь указывает на антенну "Кольчуги", словно демонстрируя незыблемую уверенность в таланте наших инженеров.

Есть еще планы. Например, установить памятники Василю Стусу и воинам-афганцам. И еще "Битлз" увековечить, но это, извините, пока информация секретная. Или вот Макеевка. Все уже, наверное, забыли, но в этом городе заложен камень на том месте, где будет памятник Александру Ханжонкову. Работы великого монументалиста современности Зураба Церетели. Говорят, по сей день идут поиски образа. А может быть денег, хотя Зураб Константинович согласился работать бесплатно. И лучше всего с бронзой. Но добыть нужный материал на скульптуру в шесть-восемь метров (с пьедесталом) не так-то просто.

Неизвестные герои

История нашего города - штука специфическая. Не оставил после себя Джон Юз никаких обелисков. А посему самыми многочисленными в Донецке являются памятники революционного происхождения, и те, что относятся к Великой Отечественной войне. Как могила Чжана Шен-Ли, советского воина, отдавшего жизнь за свободу города Сталино.

Она, как и вообще многие донецкие изваяния, существует в параллельном пространстве, и мы о них просто не догадываемся. Вот, к примеру, фронтовая медицинская сестра. Кованая медь, установлена на территории Донецкого базового медицинского училища на бульваре Шевченко: скульптура девушки, плоский постамент и на постаменте – пятиконечная звезда. Ни дат, ни надписей, ни посвящений, ибо все понятно без слов.

Или "привет из другой эпохи" - родной брат гипсовых пионеров с веслом, "художественный фонтан" во дворе водолечебницы на улице им. 25-летия РККА. Бетонная черепаха, безобразная сова, жуткий ворон и нелепая чаша со змеей, обвивающей монумент.

Или бронзовое воплощение проходимца из немого фильма "Праздник святого Йоргена", ломающего костыль, установленного у входа в областную травматологическую больницу.

Или могила некоего Берви-Флеровского. Кто это вообще такой? Оказывается - выдающийся социолог, экономист и публицист - в миру Василий Васильевич, а по паспорту Вильгельм Вильгельмович. Его книга "Положение рабочего класса в России", говорят, стала вехой в истории российской социологии, и ее весьма высоко оценивал сам Карл Маркс. Берви-Флеровский философствовал о коммунизме, о бессознательном, о дарвинизме и реальной истине, но самое смешное, что к Юзовке он никакого отношения не имел. Приехал к сыну, работавшему здесь инженером, да и помер в 1918 году.

Ну а для окончательной статистики сообщим, что к революционерам в Донецке относятся 18 монументальных единиц, к героям Гражданской войны - девять. Искусству посвящены 30 памятников, столько же теме труда, братских могил - 37, памятников жертвам фашизма - 3 (как и деятелям Компартии), сотрудникам милиции - один, "рыцарям долга" - один, Юзу - один.

Нюансы привычного

Наряду с памятниками малоизвестными, в Донецке есть монументы, привычные как террикон на фоне вечернего неба. Но как случается, о вещах знакомых до боли мы знаем мало до ужаса. Возьмем огромных Освободителей Донбасса - солдата и шахтера в парке им. Ленинского комсомола. Это самый большой по величине памятник в юго-восточной Украине. С ним получилась история просто детективная. Постановление о создании в Донецке чего-то подобного было издано Центральным Комитетом КПСС и Советом Министров СССР в 1967 году, но проект был утвержден худсоветом Министерства культуры только в 1982 году! Потом два года строили.

Разработки проектов велись параллельно, в Донецке и Киеве. У авторского коллектива имелось опасение, что из-за флага в виде звезды, который развевается за плечами воина и шахтера, вся конструкция при сильном ветре может потерять устойчивость. Чтобы это опасение развеять, была создана специальная модель, которую дончане возили в Москву для аэродинамических испытаний. А двухметровые головы изваяний пришлось создавать на дне университетского бассейна - других подходящих площадей просто не существовало. Планировалось, что внутри монумента будет создан музей, однако в силу каких-то причин от этой идеи отказались - и без того на строительство было потрачено более 850 тысяч полновесных советских рублей.

То ли дело - "памятник танку", как у нас его величают, или памятник Гринкевичу, как его называть правильно. Раз-два - и памятник готов. А история была такая. Танкисты бригады гвардии полковника Франца Гринкевича в сентябре 1943 года первыми ворвались на улицы Сталино. Сам Франц Андреевич был смертельно ранен в одном из боев, и по одним данным умер в селе Харьково, что в Запорожской области, а по другим - в госпитале в Сталино. В любом случае он был похоронен в центре нашего города - на могиле Гринкевича соорудили скромный постамент с фотографией героя, а сверху установили его Т-34, который воины бригады вкатили на руках. Говорят, что это не совсем тот самый танк, в котором находился Гринкевич, когда в машину угодил снаряд - у первого танка не было командирской антенны.

В 1964 году решили все облагородить и на гранитную глыбу водрузили более современный танк, а боевая "тридцатьчетверка" Гринкевича, которую местное хулиганье одно время повадилось использовать в качестве общественного туалета, откочевала во двор краеведческого музея - он тогда располагался в одном здании с библиотекой имени Крупской. В 1972 году танк вместе с музеем поменял место прописки и с тех пор стоит перед фасадом, выходящим на улицу имени Челюскинцев.

В апреле 2010 года легендарный танк снова сменил дислокацию и перекочевал к монументу Твоим Освободителям Донбасс, который был реконструирован.

Удивительно, но за все эти годы его никто не пытался утащить и сдать в металлолом. Как это случилось не очень давно с памятником-паровозом. Помните такую историю? Экспонат "Паровоз "Кукушка", стоявший напротив выставочного центра "Эксподонбасс", укатил в неизвестном направлении. Впрочем, почему в неизвестно? Как оперативно выяснилось - в скупку металлолома укатил. Кстати, где он сейчас?

Как спасали Железного Феликса

Феликса Эдмундовича Дзержинского, неистового чекиста, бюст которого установлен на площади его же имени, сейчас знают уже далеко не все. А когда-то он был национальным героем, и вопрос о том, стоит ли его увековечивать в пределах нашей городской черты, в принципе, не стоял. Конечно, надо!

Но сначала был не памятник, а переименование. В газете "Диктатура труда" от 15 сентября 1927 года сообщалось о решении Сталинской городской комиссии присвоить Пожарной площади и Пожарному проспекту имя чекиста №1 (умершего годом ранее). И лишь впоследствии, к его 60-летию постановили соорудить памятник, который и установили торжественно 25 июля 1937 года - почему-то бронзовый, хотя Феликс, как известно, был Железным. Установили на постаменте из розовых гранитных плит. Отливали бюст, между прочим, в Москве.

Когда началась война, Дзержинский заметно пострадал от авианалетов, и только благодаря самоотверженным действиям брандмейстера Кузьмы Пешего (его дом сохранился и поныне - рядом с 1-й городской поликлиникой) бюст не попал в лапы врага. И был поставлен на место в 1943 году, после освобождения. Следы от осколков ликвидировали двумя годами позже, ну а в современное обличье Дзержинский получил аж в 1961 году.

Несколько слов... о Бердянске

В городе Бердянске очень веселый мэр. Однажды он захотел, чтобы на подведомственной ему территории тоже было весело. Поскольку власти у него после избрания стало много, а с фантазией всегда был полный порядок, он инициировал сооружение в Бердянске целого ряда памятников. Его не смутило то, что этот скромный городок не имеет сколь-нибудь выдающейся истории и великих выходцев. Мэр решил создать традицию на ровном месте.

В результате, Бердянск получил памятники Бычку, Мальчику-рыболову, Водопроводчику, Паниковскому и Шуре Балаганову (двоим в одном). Есть там совершенно замечательное сооружение: Трон желаний. Тоже вроде памятника. Садишься, загадываешь желание и встаешь уже совсем другим человеком. По крайней мере, так люди говорят.

Что в итоге получается? Был Бердянск городком сереньким и неприметным, с пыльными улицами, покосившимися домами и грязным побережьем. А стал городком веселым, с особенным настроением, посещение которого гости его вряд ли уже забудут. А всего-то делов - пяток памятников!

Это вообще странное явление - памятники. Возникшие для возвеличивания великих, они со временем превратились в своеобразные "узелки на будущее", с помощью которых люди получают возможность не забыть о том, о чем стоит помнить. Или о чем помнить надо именно в связи с городом, где ты живешь. Ну а когда распался мир, обращенный в прошлое, и на его осколках возник новый, смотрящий только на себя (именно таков он сейчас) - мы получили памятники вообще иного рода. Прикольные. Созданные для смеха, для забавы, для настроения.

Вот Бердянск в этом смысле неожиданно и оказался на гребне исторического прогресса. Духу времени этот город теперь вполне соответствует. Только одна проблема: у Мальчика-рыболова уже на второй день после того, как памятник был открыт, украли удочку. Похожая злая судьба и у железного Глеба Жеглова в Мариуполе: у него уже раз восемнадцать пропадал табельный пистолет. Новая память, выходит, также нуждается в защите, как и старая...

15 апреля, 2005 г.

Комментарии

Lyapees
Не в сети
Регистрация: 28/03/2011

а ф Дрездене стоит памятник срущей свинье...

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк