Книги

Источник знаний. Литературное или научное произведение, издание, полиграфическая продукция для фиксации на жестком носители информации, а также последующей ее передачи.

В Донецке выпустят путеводитель по городу

Министерство молодежи, спорта и туризма ДНР сегодня представило первый туристический путеводитель по Республике. Презентация проходила в бриллиантовом зале стадиона «Донбасс арена».

Книга из 95 страниц включает общую информацию о ДНР, сведения о городах Республики, культуре и искусстве, храмах, местах отдыха, спортивных объектах, отелях, ресторанах, торгово-развлекательных центрах. Также в путеводителе изложена справочная информация об автомобильных и железнодорожных вокзалах, приводятся телефоны экстренных служб и такси.

О практической пользе фантастики и альтернативной истории

Не перестаю удивляться.
Да, тот мир, который окружает нас сейчас, придумали писатели-фантасты. Возможно, не все об этом знают, но научные изобретения, которыми мы пользуемся в настоящем, первыми описали именно они.
*
Герберт Уэллс (1866—1946) предсказал распространение автомобилей, развитие автодорог, платные автобаны, центральное отопление, бытовые приборы на кухне, систему вентиляции, посудомоечные машины, распространение телефонов, доставку товаров на дом, дома из монолитного бетона, снайперскую винтовку, танк и атомную бомбу.
Он говорил о четырехмерном мире (длина, ширина, высота и протяженность (время)) и путешествиях во времени. О поездах на магнитной подушке.
*
Роберт Хайнлайн (1907—1988) описывал сеть, которая окутывает весь мир и дает возможность людям связываться друг с другом (интернет), интернет-зависимость и социальные сети. Он писал о прототипах мобильного телефона и микроволновой печи.
*
Артур Кларк (1918—2008) в 1945 году предложил создать систему спутников связи, которые сейчас являются основой для всех глобальных коммуникаций (в том числе — интернет). Его более поздние идеи — использовать спутники для прогноза погоды и для отслеживания угроз Земле от космических тел.
Он писал о космопортах и космическом туризме. И о многом другом.

Трупы книг у Азовского моря

Несколько дней назад мы пришли ужинать в прибрежный ресторанчик на Азовском море. Принесли счет - в стильной, модной, молодежной джинсовой обложке, какие лет десять назад были популярны в хипстерских заведениях. Я открыла. Внутри был труп книги. Вырезанная дыра-ниша для счёта и денег (как в шпионских фильмах - для валюты или пистолета), несколько наглухо склеенных последних страниц в качестве донышка. В глаза бросилось слово "Мартын". Еще пара строк - и я поняла, что передо мной "Подвиг". Второй том черного четырехтомника 1990 года, первого собрания сочинений Набокова в перестроечном СССР. Я знаю это собрание сочинений наизусть, в этом томе еще "Защита Лужина" и "Соглядатай".

Я думала о том, что в те времена, когда креативные сотрудники кафе "Пляжное" учили алфавит по трем буквам на стене подъезда, достать эти книги было... примерно как добыть Золотое Руно или Чашу Грааля. А еще на десяточек лет раньше за хранение машинописных или репринтных копий можно было и присесть - туда, где рождены представления креативных сотрудников "Пляжного" о прекрасном и вообще о мироустройстве. Я думала о том, что этот бедный второй том, как белый офицер без погон или интеллигент-поэт, нищий, униженный, брошеный, отставший от своих, уже не помнящий былой славы и почета, какими-то путями добрался до солнечной станицы Должанской, чтобы принять смерть от руки дикаря-варвара.

Про Ленина, его учение и непобедимую логику марксизма

Всех, кто берется судить сегодня Ленина, объединяет абсолютное непонимание смысла его учения, причин его популярности в народе и мотивов, стоявших за созданием СССР. Проще говоря, Ленина из них никто толком не читал и читать не собирается (хотя именно сейчас, учитывая ситуацию в мировой экономике — самое время). Специально для них — на бытовом, примитивном уровне — изложу логику большевиков на 1916 г.

1. Развитие капитализма неизбежно приводит к кризисам. Кризисы всегда разрешаются через войну.

2. С каждым следующим кризисом империалистические войны будут становиться все более разрушительными.

3. В империалистических войнах самым жестоким образом обнажается классовая структура обществ: в первую очередь гибнут бедные и бесправные, богатые сидят в тылу и не гибнут.

Как я писала повесть или даже роман

- Стиль у тебя есть, и слог ничего, и перспективы на неплохой роман имеются, но… - гундосил Виталий Захарыч, тыча пальцем в монитор, где был открыт документ с началом моей повести. Я морщилась в унисон тому, как морщился монитор под давлением пальца Захарыча, и постигала дзен. С некоторых пор я пообещала Кристоферу не сраться с начальством, а обещания любимому человеку нужно выполнять.

Повесть носила рабочее название «Тайна семи болот» и кроме начала больше ничего не имела. Потому что оно было написано так великолепно, что дальше пролога дело не пошло – я боялась все испортить. И вот сейчас он тыкал в монитор указательным пальцем, оставляя на нем жирные отпечатки, монитор морщился, будто ему неприятно. Руки у Виталия Захарыча были холеные, но некрасивые – с толстыми короткими пальцами, отполированным ногтями и пучками седых волос на каждом пальце возле костяшек. Меня всегда интересовало, почему ему в салоне (явно, что полировал ногти не он сам) ни разу не предложили удалить эти кустики воском или депилятором и почему ему никогда не приходило в голову их сбрить обычной бритвой во время утренних процедур. Сейчас я смотрела на эти кустики и думала, что сама давно не была в кресле косметолога: пора бы уже избавиться от своих «усиков», отбелить лицо (пять веснушек вспрыгивали на нос аккурат к марту, так что можно еще успеть до начала интенсивных солнечных дней) и что-то сделать с этим шрамом на лбу от ветрянки, которую я умудрилась подхватить в двадцать восемь и чуть не помереть в итоге. Меня спасла квартирная хозяйка с лицом ведьмы, сердцем божьего одуванчика, на удивление приятным голосом и здоровенным зобом, который приковывал к себе взгляд собеседника и отвлекал от неприятной физиономии.

Поэт Мыкола Холодный о Донбассе в 60-е годы

Кто б что теперь не говорил,
Донбасс субботу тоже чтил!
Рамиль Замдыханов

холодный

Авторский перевод Николая Вайсмана:

На крутом терриконе
Ты мне отдалась
Среди белого дня
В ту субботу
И с восторгом
За нами следил весь Донбасс ,
В этот день
Хуй забив. На работу...

С кем дружит Леся Орлова

Начала тут традиционно перечитывать кое-что – и подумала про одну важную вещь, и захотела написать об этом. Друзья бывают разные. Живые и теперешние. Ушедшие, но все равно живые. Такие, с которыми развела жизнь, но в памяти они все равно – «с благодарностию: были». Выдуманные. И книжные. Я недавно подумала о том, что совершенно точно могу назвать некоторых книжных героев своими друзьями. Абсолютно настоящими, реальными. Такими, которые поддерживают в трудную минуту, такими, с которыми можно поговорить о важном и неважном, посмеяться, ощутить счастливую близость…

О судьбе Александра Авдеенко, которая похожа на слепок эпохи

Есть такие судьбы, которые называют «слепком эпохи». Я довольно много об этом думаю, и для себя пришла к выводу, что это определение редко можно применить к людям великим и по-настоящему талантливым. Если уж говорить о тех, кто добился известности, то этим самым «слепком» чаще являются судьбы так называемых «писателей второго ряда», в ком не было дара и миссии, позволяющих взломать код системы и вырваться из заданных общей судьбой границ. И вот, на днях я познакомилась с таким человеком, причем, посредством целой цепочки важных лично для меня совпадений.

Когда-то я тут признавалась, что с детских лет питаю странное забавное пристрастие к советским производственным романам. У меня есть среди них любимчики – бедные картонные старательные уродцы. И пальму первенства я давно отдала чудовищному «застойному» роману Александра Авдеенко под характерно патетическим для жанра названием «В поте лица своего». Я его в детстве отрыла в подшивке «Нового мира» и потом так скучала по этому нелепо серьезному, насупленному и торжественному до уровня почти пародии ужасу, что с полгода назад купила его на «Озоне» за какую-то жалкую даже для букинистического отдела цену вроде ста рублей. Потом читала его, валяясь в ванне, грызя яблоки и корчась то от смеха, то от стыда за помпезную убогость мысли и текста. Хотела даже пост с цитатами написать, да так и не собралась, и с тех пор Авдеенко так и валяется на стиральной машине.

А тут, значит, поселилась я виртуально у Валентина Катаева, живу в последнее время то у них в квартире в Лаврушинском, то на даче в Переделкино, Орловой – два звонка, хожу с ним по кабакам и премьерам, знакомлюсь с друзьями-приятелями. Временами приходится, конечно, терпеть минуты неприятные.

Подарок Илье Ильфу

Ловлю себя на том, что в последние дни каким-то образом переехала из здесь-и-сейчас на 90-80 лет назад. Переехала, причем, совершенно безопасно и комфортно, имея возможность выбирать пребывание с теми и там, где хорошо и нестрашно. Там всё как-то крупнее, значительнее и ярче. Там все умнее и интереснее - даже мерзавцы. Даже посредственности там занимательны. И детали быта, и всех увлекающие события. И вижу я все в цвете, и запахи чувствую - совсем нет этого эффекта старинных фотографий или кинохроник, ни сепии, ни ч/б, - наоборот. Чувствуешь себя среди них, конечно, грустным всеведущим инопланетянином: они еще курят в редакции или танцуют вечером под патефон, ты смеешься их шуткам и влюбленно переводишь взгляд с одного на другого, - а сама знаешь, кто, когда и как исчезнет, погибнет, умрет. Повлиять ни на что не можешь, только цепляешься за тамошнее и тогдашнее здесь-и-сейчас, стараешься его продлить - то есть именно в несуществующем уже времени и месте постигаешь труднейшую науку наслаждаться моментом и проживать его по полной. Я теперь думаю только о них, и это мне гораздо важнее и нужнее, чем все, что вокруг в реальности, куда и выныривать не хочется.

И вот впервые за уже долгое время я неожиданно встретила человека, которого могу уважать и которым восхищаюсь. Без издержек. Без "а это я просто приму, потому что время было такое". Это - Илья Ильф.

Леся Орлова про такую разную семейную жизнь

Я сейчас для текста одного читаю все, что только могу найти, об Ильфе и Петрове. Ну, и вспомнила, что лет пятнадцать назад близкий друг давал мне почитать любопытную книгу, двустороннюю: с одной стороны переписка Ильфа с женой Марусей, с другой - Петрова с женой Валентиной. Помню, что меня тогда поразил контраст между принципами, на которых построились их браки. Огрубляя: Ильфу с женой здорово повезло, они были как одна душа, а у Петрова все было явно по-другому.

Стала сейчас искать - этой книги нигде нет, даже упоминаний о ней, загадка. Ладно, переписку Ильфа с Марусей нашла в полном варианте, опубликованном дочерью. Петрова с Валентиной нет, хоть ты тресни. Завелась, изнасиловала гугл запросами, сформулированными уже самым причудливым образом. И таки нашла в конце концов несколько писем. Его - к ней.

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк