Книги

Источник знаний. Литературное или научное произведение, издание, полиграфическая продукция для фиксации на жестком носители информации, а также последующей ее передачи.

О любви в русской литературе

Неделю только об этом и говорим. Со всеми своими уже обсудили, близким позвонили-написали, рюмок чая выпили море и еще чуть-чуть...

И все равно - "ведь я ничего не могу придумать, кроме этих его слов: „СЧАСТЬЕ ДЛЯ ВСЕХ, ДАРОМ, И ПУСТЬ НИКТО НЕ УЙДЁТ ОБИЖЕННЫЙ!“» Я согласна с Антоном. Очень согласна. И не могу назвать в нашей литературе ни одной, вот вообще ни одной истории не то чтобы счастливой, а хотя бы существующей и воплотившейся любви. Начиная от "Бедной Лизы" Карамзина и заканчивая моим любимым Пастернаком - всё через сложности, преодоление, тоску и слезы, и как-то даже ни одной сцены не могу вспомнить, когда бы - ах! - и они были счастливы, любили друг друга и им хоть трава не расти

В комментариях пишут - "Тихий Дон". О да. Наталья умерла, Аксинью застрелили, при жизни они обе ходили друг к другу, возвращая себе Григория, а он, потеряв их обеих, видит черный диск солнца. Хрестоматийная счастливая любовь, только крыть нечем

Сказка про доброго и злого продавца книг

В одном большом городе, в не очень бойком месте, был магазин книг. А в нем два продавца – добрый и злой. По четным дням – добрый, по нечетным – злой. График хорошо выучили постоянные покупатели: без него сразу не разберешь, кто сегодня работает – продавцы были близнецами. Попасть на Василия считалось хорошей приметой – и книга нужная найдется, и целый день потом всё ладится. А после Анатолия одни неприятности. И сам он хмурый и неприветливый ходит.
***
Офисный сотрудник Надя всего этого не знала. Ее компания переехала сюда недавно. Книжный она нашла случайно, когда выпорхнула на обеденный перерыв за чебуреком. Ей приходилось скрывать от сотрудников тайную страсть. В офисе все были на ЗОЖ и ПП, ели боулы и смузи.
Надя засмотрелась на витрину, из-за которой за ней наблюдал Василий, и толкнула дверь. Василию же хотелось думать, что Надя вошла из-за него, ведь он интереснее, чем детективы.
- Чем вам помочь?
- Не знаю. У вас есть что-то про ваби-саби?
- У нас тут навалом всего про ваби-саби. И с картинками, и без.
В офис Надя пришла с тремя книжками. В одной из них она нашла деньги. Сумма некрупная, но и не мелочь. После раздумий она вернулась в магазин.
- О, деньги, - оживился Василий. – Так, это вам. Это мы придумали в некоторые книги класть. Типа квест и поощрение покупателям. У нас и объявление на входе висит.
- Не читала.
- Так, никто не читает. Но всё равно. Мы их в любимые книги рассовываем. Иногда находят. Только вы первая пришли возвращать. Я скажу, что вы - молодец. А Анатолий сказал бы: «Не делай так больше».
- А кто это?
- Другой продавец.

В гостях у старейшего донецкого писателя Ильи Гонимова

19 мая 1957 г. в газете "Соц. Донбасс" опубликован материал Л. Наумова "У старейшего донецкого писателя" об Илье Александровиче Гонимове. В то время ему исполнился 81 год, но он продолжал заниматься литературным трудом. В книжных магазинах Украины и России только что появился том его избранных произведений, который объединил повести "Шахтарчук", "На берегу Кальмиуса", очерк "Соль земли" и рассказ "Цыганёнок".

Илья Александрови Гонимов

Каким будет грядущее в стиле Ивана Ефремова

Грядущее представляю себе в стиле Ивана Ефремова, сплошь населенное просветленными людьми, лишенными зла и агрессии. Про плохое они учат в школе и ужасаются услышанному.

- А потом люди придумали себе фейсбук, чтобы можно было возненавидеть сразу много людей, в том числе незнакомых, в том числе тех, кого в обычной жизни не было никакой возможности встретить, в том числе тех, которые выдавали себя за других, в том числе и самих себя.

- А зачем они это делали?

Читая мемуары гетмана Павла Скоропадского

Почитав мемуары Скоропадского, я решил выложить примечательные отрывки из них. Порошенко же советовал украинцам читать мемуары Скоропадского, в том числе. Но проблема в том, что сам он, похоже, их не читал. Потому что не советовал бы. Очень уж они не укладываются в генеральную линию партии. Вот любопытные выдержки из первой половины.

"У украинцев ужасная черта — нетерпимость и желание добиться всего сразу; в этом отношении меня не удивит, если они решительно провалятся. Кто желает все сразу, тот в конце концов ничего не получает. Мне постоянно приходилось говорить им об этом, но это для них неприемлемо. Например, с языком: они считают, что русский язык необходимо совершенно вытеснить. Помню, как пришлось потратить много слов для депутации, которая настаивала на украинизации университета Св. Владимира. Причем интеллигенции на Украине почти нет: все это полуинтеллигепты. Если они, т. е. Директория, не образумится и снова выгонит всех русских чиновников и посадит туда всех своих безграмотных молодых людей, то из этого выйдет хаос, не лучше того, что было при Центральной Раде. Когда я говорил украинцам: «Подождите, не торопитесь, создавайте свою интеллигенцию, своих специалистов по всем отраслям государествепного управления», они сейчас же вставали на дыбы и говорили: «Це неможливо»".

Беседчик Александр Бек и юзовские доменщики

84 года назад, в декабре 1934 г. журналист, беседчик, документалист и писатель Александр Бек посетил Сталино. С 1931 года он работал в редакции горьковской «Истории фабрик и заводов». Первая повесть А. Бека «Курако» была опубликована в мае 1934 г. в журнале «Знамя». Посвящена она известному русскому металлургу-доменщику, сыгравшему большую роль в становлении Юзовского металлургического завода Михаилу Константиновичу Курако.

бек
бек

Мечтой А.Бека было написание большого романа о доменщиках Донбасса. Для этого ему необходимо было провести в нашем городе целый ряд бесед. Автор создавал так называемый «Кабинет мемуаров», задуманный А.М. Горьким. К сожалению, весь архив «Кабинета» сгорел во время войны, а роман «Доменщики» так и не был написан. Но свои впечатления о встречах с выдающимися людьми нашего города писатель отразил в книге «Почтовая проза: Письма, дневники, встречи, заметки, наблюдения».

Главная библиотека города Сталино

92 года назад, 1 декабря 1926 г. в городе Сталино, в клубе Энгельса (бывшем театре Тудоровских), по адресу ул. Кобозева, 62 была открыта Сталинская окружная библиотека (сейчас Донецкая республиканская научная библиотека им. Н.К. Крупской). Фонд нового книгохранилища состоял из книжных собраний клуба им. Энгельса, делового клуба и коммунистической библиотеки и насчитывал около 18 тыс. экземпляров изданий. Библиотеку возглавил ответственный секретарь клуба им. Энгельса Борис Соломонович Абугов. Работало учреждение только в вечерние часы с 17.00 до 21.00, в среднем в день его посещало 150-200 читателей.

Известно, что в декабре 1927 г. клуб Энгельса посетил классик американской литературы Теодор Драйзер. Заглянул он и в библиотеку. Секретарь писателя Рут Кеннел поинтересовалась у библиотекаря, есть ли в фонде книгохранилища издания классика. Книг Теодора Драйзера не оказалось, но сотрудник читальни заверил гостей, что вскоре они должны получить заказ – все книги писателя, изданные на русском языке. К тому времени фонд библиотеки насчитывал уже 20 тыс. книг. В среднем её услугами пользовались 250 человек в день, 47 % из которых были рабочими.

Как я стал Федором Михайловичем

Каждый год сразу на несколько недель, а иногда и месяцев я получал в дополнение к двум всем известным еще одно прозвище, которое не назовут даже те, кто знает меня относительно хорошо. Его лучше знают как раз сведенные неумолимой рукой профсоюзного комитета приятели уже не голозадого, но все еще детства, которое никак не закончится.

В этом самом тоталитарном советском детстве, когда секса еще не было, а пьяные ватники со стальными зубами и в валенках уволакивали на санях непослушных капиталистических детей в промерзшие сибирские леса, играя на балалайках, нас уже готовили в пионерских лагерях к ужасному будущему. Как чувствовали.

Темными ночами, когда не летают надоедливые мухи и не поют, а только изредка кричат голодные птицы, так называемые пионеры собирались в отрядах (!) и рассказывали друг другу жуткие истории про черного альпиниста, черную руку и черный гроб на черных колесиках, в котором демонстративно каталась юная белая госпожа.

Матерые советские дети таким образом запугивали своих младших товарищей, погружая их оцепеневшее сознание в ужас, после которого ежедневный кошмар утренних зарядок, военизированных линеек и трех-, а иногда и пятиразового питания казались детским садом.

Футбольное поле в пионерском лагере

Если добавить к этому настольный теннис на тихом часу, футбол на поле с соснами и театральный конкурс Картина оживи с обязательными походами по ночам с зубной пастой к соседним девочкам, то получалось просто невыносимо.

За тяжелый занавес демократический Интернет почему-то не пробивался. За железной дверью слышны были звуки адской кухни, где гремел алюминием похоронный марш и косматый диявол пожирал гнилыми зубами свежий говяжий фарш, вытирая окровавленные руки о волосы, осветленные перекисью. Громко работала мясорубка, перемалывающая крупные и не очень кости. Кровь стыла в жилах и на столах.

Где-то к концу недели у измученных бесплатным образованием и кружками по интересам детей заканчивались заготовленные истории и они начинали повторяться. Самые интересные рассказы кочевали из отряда в отряд, от одного пионера - к другому. Новые, ранее не слышанные, быстро становились хитами, но все равно надоедали со временем. И даже картинно бояться становилось не интересно. Даже если их исполняли лучшие рассказчики и мастера разговорного жанра.

Хорошие книги, которые прочитал в ноябре Энрике Менендес

Давно не писал о книгах, которые мне понравились. Воскресенье это отличный день, чтобы исправиться. Сегодня я расскажу о художественной литературе, прочитанной в последние полгода. Все в один пост не поместились, поэтому я решил разбить на несколько.

1. «Стена памяти», Энтони Дорр. Сборник рассказов современного писателя из Южной Африки. Пожалуй, более известным его сделали два романа – «Собиратель ракушек» и «Весь невидимый нам свет». Но так получилось, что «Стена памяти» мне попалась в руки первой. Все рассказы в этой книге очень разные – если и искать в них что-то общее, то это тема людских воспоминаний и грёз. Собственно своё название сборник получил от первого рассказа. Места действия тоже очень разные – от родной автору ЮАР, до демилитаризованной зоны на Корейском полуострове и забытой богом деревеньки в Литве.

В книге поразительно богатый язык. Она наполнена лёгкой меланхолией, которую испытываешь, слушая рассказы бабушек и дедушек о их молодости. Великолепное чтение от поразительного рассказчика.

Последний рассказ «Загробная жизнь» - самый сильный. Я его читал в интерсити из Краматорска в Киев и плакать пришлось прямо там. Спойлера не будет – must read.

В Донецке выпустят путеводитель по городу

Министерство молодежи, спорта и туризма ДНР сегодня представило первый туристический путеводитель по Республике. Презентация проходила в бриллиантовом зале стадиона «Донбасс арена».

Книга из 95 страниц включает общую информацию о ДНР, сведения о городах Республики, культуре и искусстве, храмах, местах отдыха, спортивных объектах, отелях, ресторанах, торгово-развлекательных центрах. Также в путеводителе изложена справочная информация об автомобильных и железнодорожных вокзалах, приводятся телефоны экстренных служб и такси.

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк