Ramil

Несколько слов про Александра Сергеевича

Пушкина сегодня много в ленте. Это, с одной стороны, плохо. Потому что флешмоб и стадность. А с другой, хорошо.

Я Пушкина долго не любил и не понимал. Он для меня был самой залапанной гипсовой фигурой из кабинета русского языка и литературы. А потом как-то проняло. Особенно поздний Пушкин.
Говорят, что почти у каждого перед смертью наступает какое-то облегчение, чтобы сказать главное. Вот, и у него так. Наверное.

А ещё Пушкин это часть культурного кода Донецка. Вроде и неприметный бюст на бульваре, а уже полвека стоит тут якорем и не даёт Донецку забыть, откуда он и кто он по духу.
Ровня этому бюсту только театр оперы и балета.

Тот, кто придумал построить среди халуп оперный был каким-то невероятным провидцем. Это как подарить нищему ребёнку золотые очки и с того дня он будет жить так, чтобы эти очки подошли к его новому костюму.

Но это совсем другая история.

К слову о Пушкине. Одно из любимых его стихотворений - это глава об Одессе из "Путешествия Онегина". Вот, Одессу я бы детям показал, а Киев нет. Киев мне не по душе.

Одессу и Черновцы. Хотя в Черновцах я и сам никогда не был. И уже и не буду.

Как хорошо быть мальчиком, которому все верят

Однажды маленького мальчика похитили инопланетяне и дали ему разноцветный кубик, который они отобрали у похищенного ранее продавца игрушек.

- Это ж кубик Рубика! – воскликнул мальчик.

- И чо? – повторили инопланетяне вопрос, которому их научил похищенный ими гопник.

- Сейчас покажу, - ответил мальчик и за какое-то время сделал так, чтобы грани кубика стали каждая одного цвета.

- Охренеть, куда прешь! – воскликнули инопланетяне словами, которым их научил похищенный как-то по случаю таксист.

О значении машинки-автомат для улучшения мира

Стиральные машинки-автомат высвободили большое количество общественной энергии, которая теперь направляется на улучшение мира. А раньше было не так.

Раньше в машинку активаторного типа кипяток вскипяти - залей, мыло настругай - засыпь, белье постирай, постиранное аккуратно в стопочку отложи, отжимая параллельно между двух резиновых валиков, которые не выжимали, а потому лучше руками.

Потом грязную мыльную воду сцеди и вылей, бак промой, холодную свежую воду залей, и в холодной воде уже прополощи, затем аккуратно в стопочку отложи, выжимая параллельно между двух резиновых валиков, которые не выжимали, а потому лучше руками.

Потом все это тащи во двор, в оцинкованном тазу, веревку натяни, ожерелье из прищепок с собой, белье развесь, сядь на лавочку сторожи, пока высохнет.

Высохло - сними, тащи обратно домой гладить утюгом, который не гладит.

До того уматывались, никто не знал как Трампа зовут. Не то, что сейчас.

Про нелёгкий выбор между подагрой и кефиром

- Понимаете, коллега, нелегкий выбор.
- Какой еще выбор?
- Ну, у нас с вами выбор. Вот, подумайте только. Тут мы были уважаемыми людьми, мы что-то говорили, нас как-то слушали, мы на что-то влияли…
- Вы преувеличиваете.
- Нисколько. Влияли. Поверьте, влияли. Да, не на все и не всегда, но были случаи. Однажды мне специально позвонили среди ночи и спросили – как быть? Вы помните, тогда Тимошенко как раз…
- А, да-да, помню.
- И я сказал – не вздумайте. Не торгуйтесь. Ждите, они сама сольется.
- И слилась, да, вы угадали!
- Ха, угадал. Не угадал, я знал. Мне же до этого позвонили и сказали – ждите, она сольется.
- Кто позвонил?
- Ну…
- Извините.
- Ничего страшного. Так вот, нас слушали, а теперь это может кончиться. И все переместится куда-то туда.
- Туда?
- Ну, да. Туда. В Ростов. Или в Белгород. Определенно, в Белгород. Ростову своего хватает, не выдержит. А Белгород – в самый раз. Вы там бывали?

Что делают невидимые люди

Который день мучает меня теория «двух народов». Нет, я не как Шафаревич, я попроще. Поясню на примерах.

К слову, этим примерам несть числа, но я два приведу, на больше нет сил.

Первый пример – это дети и взрослые. Искренне убежден, что это два разных биологических вида, просто в «день икс», пока все спят, в каминную трубу проникают инопланетяне и меняют детского человека на взрослого. Другого объяснения не вижу, да его и нет и быть не может. Не могу иначе объяснить как это из ребенка получается взрослый, со всеми его морально-этическими особенностями.

Но это длинный пример из теории двух народов, поэтому приведу другой – короткий.

О рождении собственной инквизиции

Купил человек (не я) электротурку и написал об этом в сети. вот, дескать, люблю кофе, но без фанатизма, а тут такой удобный способ сварить себе на работе кофейку.

Ага. Щас.

Того он не знал, что питие кофе - это не питие кофе, а религия как она есть.

Тут же набежала толпа фанатиков, обвинила его в нарушении всех канонов, избила кофехизисом и сожгла в в горячем мелком песке на латунном поддоне.

И температура не та, и конус сосуда не под тем углом сужается, и то не это, и это тоже не то.

И так происходит везде, где что-то из обыкновенного и повседневного увлечения перезревает в культ и священнодействие.

Несколько слов о галстуках и не только

Был у меня период,лет двадцать назад, все мужчины через него проходят, нравились мне галстуки. Рекордсменом по величине коллекции не был, но и не два их было или три. Штук двадцать, наверное.

Прелесть галстука заключается в том, что с его помощью пять или шесть костюмов с каким-то вменяемым набором рубашек за небольшие деньги превращаются в гораздо большее число костюмов.

Дешево и сердито, вот такое элегантное нищебродство.

Потом период костюмов и галстуков благополучно закончился, наступил у меня период дауншифтинга. Апогеем этого периода был интересный факт. Мне о нем потом уже поведал редактор одной донецкой областной газеты, который ехал на машине и увидел меня, идущего куда-то туда. Поначалу он решил даже решил меня подвезти, а потом почему-то сделал вывод, что я или в запое, или бомжую, и на всякий случай, передумал. Причем, это он мне сам потом рассказывал, дескать, знаю, были у тебя тяжелые времена, наверное, да?

Одиннадцать этажей вверх по лестнице, идущей вниз

Сегодня у нас сломался лифт, и я шел по лестнице пешком. Вниз одиннадцать этажей, потом вверх. Потом опять вниз, а потом снова вверх. Но я не жалуюсь, я рассказываю.

На лифте жизнь пролетает быстро, как в кино, а когда идешь пешком, то есть время подумать. Вниз одиннадцать этажей, потом вверх. Потом опять вниз, а потом снова вверх. А еще на некоторых этажах останавливаешься отдышаться, честно признаюсь. Хотя, если поставить задачу, то пока еще могу одним махом. Но я не хвастаюсь, я рассказываю.

Когда идешь по лестнице, волей-неволей читаешь ту самую наскальную живопись. Можно, конечно, набраться святости и отводить глаз от запретного, а можно и согрешить. Ну, а кто не ьез греха? Я сейчас не каюсь, я рассказываю.

Самый снежный день рождения

О своем первом, самом первом дне рождения я знаю только то, что был он чрезвычайно снежным. Насыпало так, что машина «скорой помощи», которая приехала забирать маму в роддом, не смогла подъехать к дому, и маме пришлось идти к ней, по колено в снегу.

Вот уже который год, в преддверии своего дня рождения, я пытаюсь представить это мартовское утро. Темный наш двор на Университетской, освещенный только неяркими лампочками над подъездными дверями, снег, который мягко ложится на землю, и автомобиль с незаглушенным двигателем, стоящий поодаль.
Где он мог стоять? Наверное, у магазина «Дары садов», въехал с проспекта во двор сколько мог, так чтобы и не мешать, и чтобы суметь выбраться, урчал двигателем и фары тускло помаргивали в такт трепыханию мотора.

Про почвенников и язвенников

Представители старперского поколения, к которому я уверенно себя отношу, делятся на две большие группы: почвенники и язвенники.

Почвенники твердо знают, что все хорошее произошло и безнадежно кончилось минимум 50 лет назад, во времена когда жили могучие отцы, взглядом создававшие прекрасные бульдозеры, державшие слово так крепко, что из него сочились дифтонги, и могущие постоять и заступиться. Их легко опознать по особому вокабуляру, который отсылает нас к 50-м годам девятнадцатого столетия. Когда они говорятъ, еры, ижицы и ферты проявляют себя на стенах огненными начертаниями, освещая собой вековую мглу.

А язвенники твердо убеждены в обратном. Что время старперов, а уж тем более отцов, безнадежно ушло, что все что умерло и должно было умереть, что букву ять давно отменили ("твою ять!") и пора уже отработанному материалу уступить дорогу молодом, в том числе и ему.

Причем ему в первую очередь. Таких мы узнаем по модным наушникам, в которых звучит самая что ни на есть модная музыка, звуки которой заглушают шуршание распечаток УЗИ и рецептов от участкового с названиями еще легких, но уже безнадежно нужных таблеток.

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк