Донецкие сказки

Сказки города Донецк. Рассказки. Небылицы. Байки. Басни. Лапша. Рассказы. Писанина. Da-net-sk. Donetsk fairy tales.

Приключение на День шахтера

Назвать День шахтера "поводом выпить" было бы слишком просто. Как и на Новый год, в День шахтера пили все. И, как и на Новый год, никто никого за это не упрекал. Казалось, что в День шахтера пили как-то по-особенному, красиво и благородно. А если кто и нажирался в хлам, то к нему со всех сторон протягивались лучики добра. Вечерний праздничный воздух, когда мало кто уже твердо держался на ногах, всегда был напоен умилением и состраданием. День шахтера уходил под добродушное ворчание немногих выживших - и, несмотря на изобилие пьяных рыл вокруг, парадоксально казалось, что мир стал немного лучше.

Как я попал в журналистику

Мемуары писать еще рано, но когда время придет - если вообще оно будет - то всего и не упомнишь. Пользуясь случаем решил все-таки зафиксировать момент входа в профессию журналиста, которой увлечен уже 25 лет.

Общество друзей Салона Дона и Баса, газеты Весть и Ивана

Свои первые деньги в журналистике я заработал в 1988 году, когда в 1987 написал в городскую газету о школьном празднике. Гонорар составил 92 копейки, полученных по почте. Очень долго шёл.

Огромную роль сыграла учительница русского языка Любовь Васильевна, которая преподавала в моей школе всего два последних года, но сделала главное - не отбила желание к сочинительству и не только не мешала, но и подталкивала меня к разнообразному поиску и творческим экспериментам. Маленькая и хрупкая она не давала сидеть на заднице ровно и всячески поощряла все новое, что я выдумывал с половины пинка. Бывало очень весело.

Этого вашего Интернета не было и папа покупал мне книги не по наименованиям, а стопками. Я заходил в книжный на площади конечно Ленина и тратил все выданные семьей и плюс все карманные деньги, которые к тому моменту понемногу начал зарабатывать мелкими работами. Потом папа договорился о моем пропуске в святая - святых, а именно в подсобку, откуда успевали продать дефицитные издания, которые потому не имели ни малейшего шанса попасть на магазинную полку. В литературе я отказа не знал даже в тоталитарное время.

Холодная зима середины начала девяностых

Вспомнили с приятелем былое. Один фрагмент из целой ленты воспоминаний, смотанной в плотный клубок.

Середина начала 90х. Зима. Фотосалон Радуга в центре Донецка, где я работаю ночным сторожем.

Никого. Стеклянная тишина. Читаю Сияние - книжку Стивена нашего Кинга, где сходит с ума смотритель засыпанного снегом отеля, кажется так. Мистика.

Холод собачий за окном, градусов - 20, к окну лучше не прижиматься, но спасают батареи. Большие, напольные, ребристые и после двух суток без сна даже удобные. Манящие.

Про тигра, слона, осла и крокодила

Ох, держите меня семеро! Не выдержу и расскажу вам про нашу кафедру зоологии.

У нас на биофаке было четыре кафедры. На моей родной ботанике народ был чинный и степенный, в основном барышни и дамы. Редкие молодые люди украшали ее, как черные бриллианты размером с орех, корону индийского раджи, в общем, реально редко. Классические одухотворенные книжные дети, воспитанные на "Юном натуралисте" и томах Акимушкина. Очкарики-ботаники летом лазали по лесам-степям, сушили травки в гербарных прессах, определяли потихоньку зимой, составляли списки флоры и описания растительности, короче, были безобидные травоядные, как они есть.

На физиологии растений обитали мутные типы, которые, пройдя обязательные для всех полевые практики, более из своих нор-лабораторий на природу не вылезали, химичили там что-то, среды питательные варили, мицелий разводили, грибами баловались, в общем, колдували потихоньку и никого не трогали.

Физиологи человека и животных - физчижники были зверями лютыми, крыс потрошили почем зря и морозом мучили, опыты даже над людЯми ставили (утверждаю как потерпевшая!).Обитали они, как и положено злодеям, в мрачном подвале на минус 1 этаже, захватив и первый под кабинеты. Проходя там практикумы, я пару крысок от расправы спасла и у себя поселила, а одну все же зарезать пришлось вот этими руками. До сих пор грущу, что не вымолила у преподавателя и третью крысиную душу. С тех пор на уроках даже внутреннее строение дождевого червя на лабораторных пропускаю. Хватит и внешнего строения червячком полюбоваться, а потом в пампасы животное, на волю.

Как я стал Федором Михайловичем

Каждый год сразу на несколько недель, а иногда и месяцев я получал в дополнение к двум всем известным еще одно прозвище, которое не назовут даже те, кто знает меня относительно хорошо. Его лучше знают как раз сведенные неумолимой рукой профсоюзного комитета приятели уже не голозадого, но все еще детства, которое никак не закончится.

В этом самом тоталитарном советском детстве, когда секса еще не было, а пьяные ватники со стальными зубами и в валенках уволакивали на санях непослушных капиталистических детей в промерзшие сибирские леса, играя на балалайках, нас уже готовили в пионерских лагерях к ужасному будущему. Как чувствовали.

Темными ночами, когда не летают надоедливые мухи и не поют, а только изредка кричат голодные птицы, так называемые пионеры собирались в отрядах (!) и рассказывали друг другу жуткие истории про черного альпиниста, черную руку и черный гроб на черных колесиках, в котором демонстративно каталась юная белая госпожа.

Матерые советские дети таким образом запугивали своих младших товарищей, погружая их оцепеневшее сознание в ужас, после которого ежедневный кошмар утренних зарядок, военизированных линеек и трех-, а иногда и пятиразового питания казались детским садом.

Футбольное поле в пионерском лагере

Если добавить к этому настольный теннис на тихом часу, футбол на поле с соснами и театральный конкурс Картина оживи с обязательными походами по ночам с зубной пастой к соседним девочкам, то получалось просто невыносимо.

За тяжелый занавес демократический Интернет почему-то не пробивался. За железной дверью слышны были звуки адской кухни, где гремел алюминием похоронный марш и косматый диявол пожирал гнилыми зубами свежий говяжий фарш, вытирая окровавленные руки о волосы, осветленные перекисью. Громко работала мясорубка, перемалывающая крупные и не очень кости. Кровь стыла в жилах и на столах.

Где-то к концу недели у измученных бесплатным образованием и кружками по интересам детей заканчивались заготовленные истории и они начинали повторяться. Самые интересные рассказы кочевали из отряда в отряд, от одного пионера - к другому. Новые, ранее не слышанные, быстро становились хитами, но все равно надоедали со временем. И даже картинно бояться становилось не интересно. Даже если их исполняли лучшие рассказчики и мастера разговорного жанра.

Хорошо, что видеорегистраторов в Европе было мало

Вышло так, что до 2007 года я город Брюссель знал лучше, чем город Киев. И это не фигура речи.

Пользуясь случаем, когда мы с товарищем в очередной раз оказались в 2004 году в городе Брюгге (тот самый, который залечь на дно), то решили мгновенно рвануть в Брюссель на футбол, где играла Бенфика с местным Андерлехтом. Костян был в Брюгге не первый раз, кажется, а в столице ему как-то не доводилось побывать. Ну, и Лига чемпионов, опять же. Мы уже не только знали, но и понимали разницу.

Друзья давно советовали посетить этот прекрасный город. Однако, мы не искали легких путей. И фильмов романтических про Фландрию и бандитов из Британии ещё не смотрели. Товарища нет на Фейсбуке принципиально, как я понимаю.

Мы не знали, что у них не везде можно ходить. Увидели красивые дома и вышли.

О роли суслика в истории создания Донецка

Мы уже писали о легенде, в соответствии с которой суслик сыграл определяющую роль для решения Джона Юза построить завод в степи у слияния рек Кальмиуса и Скоморошиной. Сегодня опубликуем несколько иную версию Владимира Морева о месте расположения объектов, которые позволили 149 лет назад принять судьбоносное для города Донецка решение.

Для начала смотрим фрагмент документа «Сборник статистических сведений по Екатеринославской губернии «Бахмутский уезд», составленный Статистическим отделом Екатеринославской губернской земской управы в 1886 году.

суслик донецк

Обратим внимание на выделенный текст.

За восемь недель до путча

Южный берег известного то ли моря, то ли озера.

На улице стояла невероятная жара и если днем не нужно собирать коллекции, то студенты отсыпались. Почти невиданная тогда никем сиеста. Вечером, когда Солнце уходило за неровный край леса, мы просыпались и снова собирались небольшими группами, почти по интересам.

Окрестности села Яцкое в Донецкой области

Гаджетов еще не было, а потому обсуждали события дня, говорили о прочитанном и учебном материале, кто-то делился впечатлениями о буераках и местных жителях, кто-то уходил подальше, чтобы там целоваться, а кто-то забредал еще дальше, чтобы обрубить все хвосты, и уже там, в приятной компании - употреблять.

Когда мы поймали соседского гуся в первый раз, то это было приключение, в котором принимала участие даже собака Вовки. Потом эта охота стала рутиной, пока делегация местных жителей не пришла к руководству лагеря оголтелых биологов и не призвала приезжих лохов к порядку - уважать имущество и чувства местных эстетов.

Конфликты на почве тяге к быстрой и громкой мотоциклетной езде, а также влечению к неторопливым и тихим девушкам случались и раньше, но это было уже серьезно. Здесь бурякивкой не отделаешься. И даже казенка не спасала.

- Бабо, бабо, чорный дядько йде! - смеются и пугаются одновременно чумазые дети аборигенов, бросаясь врассыпную.

Спектакль "Носки"

Третий курс универа. Жара. После летней сессии, универовские коммерсы предложили нам поработать реализаторами пепсиколы на ж/д вокзале Донецка. Ну, как – "предложили"? Мы с Серегой Гусевым, были единственными, кто согласился.

Вокзал тогда был рассадником криминала: карманники, билетные барыги, попрошайки, валютчики-кидалы и бритые бригады смотрящих за всем этим хозяйством. Там же поставили и нас с кузовом пепси. Но украшением донецкого вокзала были не мы, а один удивительный персонаж — высокий, ладный, взрослый (нам тогда казалось) около 30 с хорошо поставленным голосом и прекрасным недонецким произношением — внешностью и повадками он был очень похож на Алексея Навального. Хотя братва почему-то называла его Арнольд.

О, да! Арнольд-напёрсточник, гениальный актёр. Впрочем, не менее гениальным был спектакль, где он играл главную роль. Пожалуй, это единственный спектакль, который я смотрел раз двадцать, не менее.

Донбасс - родина бегемотов

В сети недавно встретилось сразу две удивительных истории, в которые трудно было бы поверить, если бы не подтверждающие фотографии. Впрочем, насчет одной из них все равно высказываются подозрения, что фотошоп. Но - к делу.

Все началось с того, что один из пользователей Фейсбука - Константин Реуцкий - разместил вот такое фото:

бегемот

С подписью: «Эта фотография была сделана отцом нашей подруги Светы Банниковой 1974 году. На ней запечатлен бегемот, плывущий по Северскому Донцу между Лисичанском и Северодонецком. В то лето на водную станцию приехал зоопарк. Лето было жарким, и участливые работники решили дать бегемоту поплавать. Веревку, которой его за ногу привязали к дереву, он немедленно перегрыз и, не раздумывая, предпочел свободу сытости и безопасности. На радость такой же смелой местной детворе, которая подкармливала и плавала с ним больше недели, пока работники зоопарка безуспешно ловили беглеца. Пересматриваю. Северский Донец. На обеих берегах — заводы, гиганты советской химической промышленности. Панельные высотки, люди, машины. По всем правилам его тут быть не должно. Но вот он, плывет. Посвящаю это фото всем, кто ощущает себя таким же контекстно неуместным но упрямым в своем свободолюбии бегемотом. Несите радость».

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк