Город

Про мужскую одежду и немного о шортах

Вы даже не подозреваете, а на Петровке ужас кошмарный творится - второй день в шортах на улицу выхожу. Неслыханно и возмутительно! Но чертовски приятно, ага.

Шорты, чтобы вы понимали, лет с шести считаю одеждой, мягко говоря, несерьезной. Дедушка мой заслуженный привил. Как увидит мужика в шортах, так сразу плюется.

Поэтому надеваю исключительно где-нибудь у моря. Шансы встретить там моего деда стремятся к нулю. Нет, к футболкам с дурацкими принтами и штанам с карманами он уже привык. Но такого позора может и не пережить.

Дивные погоды в Донецке стоят нынче в августе

Дивные погоды нынче стоят. Без пяти минут сентябрьские. И вот удивительное дело! Скажи мне кто-нибудь об этом лет двадцать назад - убил бы. А нынче это лишь повод окунуться в детские воспоминания. Вот и попробуйте сказать, что школа никак на человека не влияет.

Чем дальше от нее, тем реже возникает желание делать с людьми всякое нехорошее. То есть, желание по-прежнему возникает. Столкнешься в жизни с каким-нибудь дураком и сразу хочется увечьями его облагородить. Но теперь я держусь.

Уж тыщу лет, к примеру, каштанами в живых людей не бросал. А все потому, что школа где-то позади осталась и нервную систему не шатает.

В третьем классе, помнится, дело было. Решили мы с товарищами целую гору каштанов собрать. А тут и хулиганье местное на игровую площадку нагрянуло. Слово за слово и началось великое каштановое побоище.

Простота хуже воровства

Впервые лет за семь-восемь наведался в больницу. Пребываю в состоянии легкого замешательства.

Ну, то есть, много лет я ходил в детскую больницу, где отношение к пациентам соответствующее. В студенческой больнице все было подчеркнуто вежливо и культурно. Дальше обязаловка закончилась и ходить по больницам я перестал.

Сегодня пришлось. И выяснилось, что и медики, и другие пациенты ведут себя также, как в детской больнице. Плевать хотели на чужое личное пространство.

Захожу в кабинет, где тетенька давление измеряет. Просит снять рубашку. Утро прохладное, рукава толстые - измерять неудобно. Ок, снимаю. Дальше начинается хоровод. За пять минут в кабинет вламывались трижды.

Обзор событий дня 5 и 6 августа много лет назад

5 августа 1939 г. газета "Соц. Донбасс" уделила большое внимание анонсам предстоящих важных событий в жизни города. Так, например, на следующий день в Сталино, в районе Соцгородка, по ул. Челюскинцев открывался новый колхозный рынок.

"В день открытия на рынке производится большой овощной базар, в котором принимают участие колхозы и колхозники Сталинского, Марьинского, Авдеевского, Старобешевского, Ольгинского, Больше-Янисольского, Волновахского, Старо-Керменчикского районов Сталинской области, - писала газета. - На овощной базар будут вывезены овощи в большом количестве и полном ассортименте. Государстенная торговля открывает свою сеть и организует широкую встречную торговлю. К новому колхозному рынку курсируют трамваи №№ 1, 4, 6. Остановка - трамвайный городок и студгородок. Все на новый колхозный рынок!"

В Донецке застрелили рэпера Борзини

В ночь с 28 на 29 июля в Донецке убит рэпер под псевдонимом Борзини - сын бывшего "министра транспорта ДНР" Игоря Андриенко. Об этом сообщается в официальном сообществе музыканта Вконтакте.

Впервые информация о смерти Егора Андриенко (Борзини) появилась днем 30 июля. В этот день речь шла только о том, что Егора не стало, никаких подробностей не сообщалось. Позже в этот же день появилась информация о похоронах музыканта: они должны были проходить в Донецке, у Церкви Агапита Печерского, 31 июля.

Как мы покоряли терриконы и собирали металлолом

Конечно, есть коренные жители Донецка, ни разу не поднимавшиеся на террикон. Но таких мало. Обычно эту высотную невинность дончанин терял еще в школьные годы. Это могло случиться в любой форме – хулиганство, игра, высокий подвиг. Или, как в нашем случае – общественно-полезный труд.

На снимке 60-х годов: на первом плане – будущий парк кованых фигур, на третьем – характерный терриконный ландшафт. Справа – тот самый ветковский террикон шахты 4. Фото В. Кишканя, обработка И. Ражева.

В советской школе детей старались облагораживать по-всякому, в том числе и сбором металлолома. В таком промышленном городе, как Донецк, поставленная перед нами задача не составляла особой проблемы. Металлолома везде валялось море – нужно только было знать места. В нашем классе сколотилось сообщество из шести человек, которое возглавляли два знатока. Один, Юрка, рассказал, где взять много старого шахтного лома – на восточном склоне террикона ветковской шахты номер 4. Сейчас Юрик – ловкий бизнесмен средней руки и любитель банного спорта. Второй, Виталя, знал пути подхода и отхода, а также понимал, как обезопасить себя от происков пацанов с Третьего Восточного. Впоследствии Виталик едва не спился, но потом, говорят, взял себя в руки и стал продавать веники на Привокзальном рынке.

Как собирается обыкновенная донецкая семья

"Да где ты ходишь?! Тут дедушка бабушке в любви признается!", - хихикает мама.

Являешься последним на семейные праздники - пропускаешь все самое интересное. Но меня уже не исправить.

Отец героини фильма "Женатый холостяк" был носителем старых взглядов. Супруг же - напротив. Потому эти двое так и не встретились. По той же причине, увидев дочь, старый грузин бодро интересовался: "Где муж?"

Дед мой, разумеется, не грузин, но взгляды его даже Аллу Пугачеву считают малолетней пигалицей. Завидев меня, он хмуро интересуется: "Невеста где?" Я же весело отвечаю, что даже самую плохонькую барышню не отдал бы на заклание семейству не в меру любопытных упырей.

Но вчера отмечали его День рождения и День рождения (сплошные раки в семье) моей славной тетушки, а потому обошлось без искрометных ответов.

Злой гений главного корпуса

Кажется, Петр Вайль и Александр Генис родили мысль о том, что любое культовое место рано или поздно обзаводится своим мифическим персонажем. Это так.

Спросите любого, кто работал в Пентагоне, Британском музее или Верховной Раде - везде была своя нечистая сила, которая в отдельные моменты персонифицировалась в том или ином обличье, но, как правило, действовала анонимно. Была такая и у нас, в главном корпусе Донецкого государственного университета. Нам рассказали об этом в самом начале нашего первого курса. Знающие старшекурсники со снисходительным видом (кому не знаком этот снисходительный вид!) предупредили: рано или поздно, мы столкнемся со злым гением корпуса. Ну, а когда вы на первом курсе, испугать вас, как говорил Остап Бендер, можно даже простым финским ножом. Да и мудрости в вас еще нет ни на грош. Это только курсу к третьему, если повезет, вы поймете, что жизнь сложнее, чем картинки в журнале "Юный натуралист".

Он, конечно, проявился. И много раз. Весьма яркой акцией нашего Злого гения был случай в женском туалете на 10-м этаже. Каким-то образом в одной из кабинок оказался заперт снаружи тихий преподаватель-латинист. Как он туда попал, кто его запер - никто не знал и виновных так и не нашли. Сам латинист ничего объяснять не стал. Он был странным, но добрым. Его любили, как любят безвредного домашнего увальня. Ему простили бы еще и не такое.

Про руки из нужного места

Трудно смириться с тем, что руки лучшего друга из нужного места выросли. А если сам ты к ручному труду испытываешь глубокую личную неприязнь - тем более.

"Ты знаешь, Гомольский, кто такой демагог? Демагогом, Гомольский, зовут человека, способного убедить женщину в том, что мягкий член куда лучше твердого", - стыдил меня товарищ капитан.

И стыдил по делу, ибо я систематически выдумывал хитрые способы ничего не делать. Потому, что работа в армии всегда найдется, а я ведь у государства один.

Только дрова мне нравилось колоть. Но это вполне объяснимо. В конце концов, ни одной подходящей женщины вокруг, а тебе двадцать лет и надо как-то жить. Можно бы в колокол звонить, да только взять его негде.

А вот Саня, по-моему, с рождения чего-то мастерил. Паял, клеил, строгал, забивал и ввинчивал. Рукастый - спасу нет. Типичный сын маминой подруги. Так и слышу в голове знаменитое мамино "А вот Саша, в отличие от некоторых, починил бы".

Холодная зима середины начала девяностых

Вспомнили с приятелем былое. Один фрагмент из целой ленты воспоминаний, смотанной в плотный клубок.

Середина начала 90х. Зима. Фотосалон Радуга в центре Донецка, где я работаю ночным сторожем.

Никого. Стеклянная тишина. Читаю Сияние - книжку Стивена нашего Кинга, где сходит с ума смотритель засыпанного снегом отеля, кажется так. Мистика.

Холод собачий за окном, градусов - 20, к окну лучше не прижиматься, но спасают батареи. Большие, напольные, ребристые и после двух суток без сна даже удобные. Манящие.

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк