Память

Способность сохранять, накапливать и воспроизводить информацию, также длительно ее хранить без существенных изменений с целью дальнейшего использования.

Почему мне нужно ехать в Мордовию

На днях случайно набрёл на комментарии под перепечатанным кем-то моим же постом о судьбе русского языка в Украине. Помимо потасканных оскорблений, кареженья моей фамилии, кремлеагентских унылостей и прочего шлака с удивлением нашел коммент одного товарища.

Товарищ осведомленно сообщал собравшимся оркам, что я эрзя по национальности. И даже умею считать по-эрзянски до десяти (на самом деле моя бабушка умеет). Для непосвященных - ерзянцы наряду с мокшанами - два мордовских народа. Последний у рагулья почему-то стал чем-то вроде презрительного названия всех русских.

И тут я вспомнил - и парня, и историю. В далёком 2004-м я как пресс-секретарь Укгаздобычи возил журналистов на газовые промыслы в пресс-туры. Был там и журналист тогда ещё УТ-1, за лёгкое поощрение делавший сюжеты об успехах отечественной газодобычи (формально государственный канал денег за джинсу не брал).

На обратной дороге мы разговорились. Не знаю, как пришли к этой теме, но я рассказал ему историю о своем прадеде. Прадед был родом из маленького городка в Мордовии, он погиб на войне в 1945-м. Прабабушке не было даже известно, где именно и при каких обстоятельствах. По таймингу – вероятно при освобождении одной из 'братских' республик. Может Польша, может Прибалтика, а может Венгрия.

Хорошо, что видеорегистраторов в Европе было мало

Вышло так, что до 2007 года я город Брюссель знал лучше, чем город Киев. И это не фигура речи.

Пользуясь случаем, когда мы с товарищем в очередной раз оказались в 2004 году в городе Брюгге (тот самый, который залечь на дно), то решили мгновенно рвануть в Брюссель на футбол, где играла Бенфика с местным Андерлехтом. Костян был в Брюгге не первый раз, кажется, а в столице ему как-то не доводилось побывать. Ну, и Лига чемпионов, опять же. Мы уже не только знали, но и понимали разницу.

Друзья давно советовали посетить этот прекрасный город. Однако, мы не искали легких путей. И фильмов романтических про Фландрию и бандитов из Британии ещё не смотрели. Товарища нет на Фейсбуке принципиально, как я понимаю.

Мы не знали, что у них не везде можно ходить. Увидели красивые дома и вышли.

Влюбись в свой город, или Донецк в середине девяностых

Влюбись в свой город, или Донецк в середине девяностых

– Это не какое-то конкретное место, а серия снимков. Делал я их еще на слайды для издания "Влюбись в свой город", которое в 90-х годах выпустило рекламное агентство "Кардинал".

Воспоминания у меня с этим сотрудничеством связаны не самые приятные, в финансовом плане там произошло немножко не так, как ожидалось. Идея-то была изначально моя – хотелось сделать авторский альбом о Донецке, которого давно уже не выходило, со времен Льва Азриэля. Сроки были нереально короткие, взялся я за этот проект на каком-то энтузиазме – ну еще бы, ведь появилась возможность воплотить свою мечту! Но заплатили за нее, к сожалению, слишком мало. И тем не менее, вот эта серия в несколько десятков снимков мне очень нравится. И возможно, именно ее я мог бы назвать "самыми удачными портретами города" в моем исполнении.

1 или 4 сентября в Донецке

В Донецке дети пошли в школу. Некоторые в первый раз в жизни. Глядя на них, вспоминаю себя, в сентябре 1978 года, то есть сорок лет тому назад. Ого - сорок лет тому назад. Много, черт побери, много. Так вот, я вспоминаю себя, и остальные вспоминают тоже себя.

Тут такое дело - неизбежно припомнишь как это было. Форму школьную новенькую, сине-красный ранец с красной светоотражающей застежкой. Всю эту канцелярскую требуху, которую мама любовно и тщательно выбирала на школьных базарах. Тогда, конечно, такого выбора не было, но и совсем уж плохо тоже не было. Это не плохо, все развивается, улучшается, карандаши и те с каждым годом становятся тоньше и стройнее, словно девушки на фитнесе.

Помню мама на той самой красной светоотражающей застежке на ранце нашла рельефную цифру "пять". Совсем маленькую миллиметра два высотой, но она там точно была, поди пойми зачем и что обозначала. Мама сказала, что это знак - надо учиться на одни пятерки. Ну, что ж - первое время так он и было. Потому сын пошел по наклонной. Ну, как все. Сильно не скатился, но и академиком не стал. Так, с другой стороны, никто и не стал, не о чем жалеть.

Почему теперь я сплю спокойно

С невычисленной периодичностью мне снится один и тот же сон. Иду я по переходу из главного корпуса универа на истфак, а навстречу мне девчонки из нашей группы. Лиц не вижу, только черный от времени и грязи выщербленный паркет под ногами. В голосах у них ужас, перемешанный с сочувствием. «Дима, - говорят, - а почему тебя на последнем экзамене не было?» У меня в кишках тут же сплетается клубок холодных, дохлых змей: как так, какой экзамен? По английскому? А почему я не знал? Тут же быстрый взгляд вовнутрь себя, знаю ли я вообще английский? Большие сомнения! Ни на одну пару не ходил ведь.

Следующий кадр - ярко освещённая аудитория, душно - все выдышали недавно ушедшие люди, их страх и сомнения еще висят в спертом воздухе, чуть дрожа. На столах бумажки, кто-то что-то дописывает, но в целом ясно: поезд ушёл. Тут же во сне я понимаю, что на самом деле прошло уже много лет, как прощелкан экзамен, и поэтому навсегда, навсегда остался без диплома. И годы в универе бездарно профуканы, и это так стыдно, стыдно...

В чем разница между народным артистом СССР и героем Вьетнама

Многие сегодня писали ироничные публикации насчет схожести реакций представителей разных лагерей на смерть Маккейна и Кобзона. Вот, дескать, те и другие пляски на костях устраивают.

Когда-то я писал большой и злой текст о праве Донбасса на ненависть. Считаю, что адекватные жители большой земли, чье государство пустили под откос, тоже имеют право. И речь не о том, одобряю ли это лично я. Причины ясны и справедливы. Этого достаточно.

Нет, я не радовался смерти Маккейна. Не потому, что он был мне симпатичен или вроде того. Просто не вижу поводов для радости. Человек не понес наказания за участие в разрушении моей страны и убийство моих сограждан. Смерть его, в сущности, ничего не изменила.

С другой стороны, на фоне других, я потерял не так много. То есть, много, но все это мелочи, если другой всю родню похоронил. Или, например, остался без крыши над головой. В халате и комнатных тапочках. По нынешним временам, это ведь то же убийство, но растянутое на месяцы.

Умер Иосиф Кобзон

Мне почему-то казалось, что #Кобзон - вечный. Типа Синатры. Чувствовалось в нем что-то монументальное и непоколебимое. Даже манера держать микрофон. Подчеркнутые достоинство и такт.

Памятник Иосифу Кобзону в Донецке

Виделся с ним не раз, но исключительно по работе, конечно. Когда был репортером, то периодически называл его одноклассником моей мамы, чтобы проникнуть ближе, но на деле он просто учился с ней в одной школе, куда ходил раньше и Леонид Быков. Она была мужской, а потом стала общей.

Как я провёл тем летом

Как я провёл тем летом... Сейчас-то я, понятное дело, в Ялте-Интурист. А раньше в несуществующей стране я проводила лето в Волгограде у бабушки. Чем мы занимались вкратце расскажу (многие из моих френдов занимались тем же самым, но вот моим детям, например, после моих рассказов срочно хочется в СССР).

Про гудрон и так всем понятно. Вкуснота!

За нашей пятиэтажкой росла огромная абрикосина с пологими ветками, очень подходящими для ветколазания. Никогда! никогда в жизни!! я не видела на этой абрикосине спелых абрикосов. Мы сжирали их, как только они по форме становились похожи на абрикосы. И также ни разу не припомню, чтобы у кого-нибудь случился по этому поводу приступ диареи. Мужичок, посадивший когда-то эту абрикосину в надежде на урожай, не видел на ней и зелёных плодов, и остро (но молча) нас ненавидел.

Проспект Ильича, как стратегическое направление и прямой путь в лузу

Донецк – город для туристов малоинтересный. По крайней мере, таким он оставался до последнего времени. А в далеких уже 80-х это было тем более верно. Но ведь туристические маршруты в Донецк существовали, и пользовались бешеным спросим! По маршруту выходного дня из Ростова, скажем, приезжали толпы народа. Осмотр наших достопримечательностей занимал у них ровно столько времени, сколько двигался автобус до проходной Донецкого мясокомбината. Эта точка была не только конечной, но и единственной целью ростовских туристов.

На излете социализма продовольственная проблема схватила своей костлявой рукой многие рядовые города Союза. Но Донецк рядовым не был никогда. Снабжался он по так называемой «первой категории» – то есть, на прилавке встречались настоящие чудеса. Например, сразу три сорта вареной колбасы одновременно. Торговая точка при мясокомбинате представляла эти чудеса в ассортименте. Именно за ассортимент оголодавшие ростовчане (да и не только они) готовы были трястись в автобусах и электричках.

донецк

Копытные

В 50-х годах в восточной части города, на Калиновке, вдруг было решено создать пищевой центр. Базу по производству всякой еды. Один за одним, в тесном соседстве возникли мясокомбинат, винный завод, «маргаринка», молокозавод, макаронная фабрика, хлебокомбинат, рыбный цех… Кажется, ничего не забыл, а что-то, может, и от себя прибавил. В общем, возникла на Калиновке сплошная питательная среда. Причем, как обычно, недоучли нюансы. Широко известно, например, что при изготовлении мяса образуются отходы: рога, копыта и прочий неликвид. Возьмись за дело великий комбинатор – живо бы нашел, как утилизовать это добро. Для нужд мундштучной промышленности. На донецком мясокомбинате рога и копыта просто сжигали. Смрад при этом стоял по всему микрорайону необыкновенный.

Лично я не могу понять, как во всем этом выживало местное население. Но выживало, и в своих отдельных экземплярах очень неплохо выглядело. В студенческие годы у автора была в этих краях интрижка с одной из прекрасных представительниц калиновского этноса.

Как водится, в какой-то момент отношения прервались. Их было жаль, но в таких ситуация важно найти в разрыве позитивные моменты. Один автор нашел сразу: отныне не нужно было, провожая подругу домой, дышать вонью с мясокомбината.

Что меня хоть как-то примиряло с завершением лета

Может быть, не хватает только одного - того, что хоть как-то примиряло с завершением лета и неминуемым наступлением осени. Написать список и с этим списком пойти в канцелярский магазин "Школьник".

Там покупать тетради в клетку и в линейку, тонкие по 12 листов и общие по 48 и по 96, миллиметровку, чтобы оборачивать учебники (это одно время такой локальный шик был в мои подростковые годы), какой-нибудь хитроумный пенал, ручки, карандаши (на одном чтоб на кончике была резинка), резинки, клей такой и сякой, линейку такую и сякую, транспортир, целлофановые обложки для тетрадей и виниловую для дневника, "штрих", чтоб исправлять помарки, чернила, чтоб заправлять щегольскую авторучку (тоже локальный шик нескольких лет - писать чернильной авторучкой, надо бы вернуться к этой восхитительной практике), закладки, контурные карты, атлас, блокнотики и календарики...

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк