Память

Способность сохранять, накапливать и воспроизводить информацию, также длительно ее хранить без существенных изменений с целью дальнейшего использования.

История Донецка. Обзор событий 20 февраля 1936 года

83 года тому назад, 20 февраля 1936 г. газета "Соц. Донбасс" разместила несколько маленьких заметок, посвящённых городу Сталино.

Закончился всесоюзный конкурс на лучший магазин системы "Гастроном". Магазину №1 "Гастроном" в городе Сталино была присуждена первая премия, а магазин №2 получил третью премию.

В конце февраля "Гастроном" планировал получить 50 ящиков импортных консервированных сингапурских ананасов, батон халвы, 10 тонн импортных маслин, 2 вагона апельсин и лимонов. За 35 дней 1936 г. магазинами системы "Гастроном" было продано 62 тыс. апельсин и 150 тыс. штук лимонов.

Это сладкое слово физра

Забыть физкультурную (не «спортивную» - «физкультурную»!) форму – один из кошмаров глупого бесправного школьного детства. Когда осознаешь, что таки да, действительно забыла, приближение урока физры ощущается как сползание в бездну. Казалось бы, ну что тебе могут сделать, чисто логически, а? Ну, замечание напишут в дневник, ну, поругают… а чувство такое было, как в ожидании расстрела, наверное. Но эта же самая форма – сам момент переодевания за 10 минут перемены – дарила и странное и трогательное ощущение «сбрасывания старой шкурки» и обновления, пусть ненадолго, на 45 минут всего. И эта же простенькая форма – мешковатые, с самого начала как-то растянутые на коленях «треники» со штрипками и дурацкой простроченной «стрелкой» спереди, футболка, кеды – давала даже какой-то простор для внутренней локальной моды. Когда, например, какая-нибудь продвинутая девочка первой начинала заправлять штаны в носки, а то и вовсе закатывать до середины икры, а футболочку с олимпийским мишкой не заправлять, а выпрастывать, а «мастерку» (верх спортивного костюма) обвязывать вокруг талии…

Памяти Талгата "Индейца Джо" Нигматулина

34 года сегодня, как убили Талгата Нигматулина. А через месяц, 5 марта, ему бы исполнилось 70.

Талгат Нигматулин

Я его впервые увидела на экране еще маленькой – в роли Индейца Джо в «Приключениях Тома Сойера и Гекльберри Финна». И с тех самых пор и по сей день эта роль, этот герой именно в этом воплощении для меня – самый страшный, самый жуткий из всех кинематографических злодеев, каких я только видела. Года три назад мне ужасно захотелось пересмотреть «Тома Сойера», и я это сделала. Много чего в этом фильме оказалось… как старая пыльная неуклюжая детская игрушка, казавшаяся в детстве блистательным совершенством, а взрослыми глазами увиденная во всей своей беззащитной жалкости. Индеец Джо остался неизменным. Таким же, как был. Таким, при одном только появлении которого, при одном только взгляде на которого в животе холодеет и сердце стремительно и страшно падает вниз.

Стена, как символ разделения братских народов

С мест докладывают, что легендарная Стена, призванная уберечь европейские города от российских танков, всего за два месяца сократилась на семнадцать процентов. Коррупция, предательство или обыкновенное чудо?

А вот, помнится, в моем безоблачном детстве, на поле, что разделяло первую и вторую линию посадки, располагалась заброшенная свиноферма. Позорный символ тоталитарного гнета уродовал пейзаж.

Ее было прекрасно видно с дедовской лоджии. В посадку, конечно, мне ходить не разрешали. Тем более, что рельсы, по которым товарняки мотались, пролегали в тех же краях.

Но как мальчику получить монетку, расплющенную поездом, если в посадку не ходить? Мы ходили. Развалины свинофермы тоже посещали в обязательном порядке. Рогатый коровий череп, увязший в оранжевой глине, приводил нас в бешеный восторг.

Любимые конфеты моего детства

Самыми ходовыми конфетами моего детства были "Кальмиус" и "Премьера". Не какие-нибудь дешевые "барбариски", но еще не шоколад. Такие можно было отыскать в десертной вазочке любой честной донецкой семьи.

Я быстро понял, что есть их нужно с хлебом и молоком. Тогда и наедаешься быстрее, и не так приторно. Хотя, конечно, надоели они мне страшно. А вот с шоколадом дела иначе обстояли.

Мама тогда (как и сейчас, впрочем) работала в больнице и время от времени приносила домой шоколадки. "Мария", "Корона", "Мауксион" с изюмом и орехами. Плитку мы с тетей, которая в ту пору среднюю школу заканчивала, делили более или менее пополам.

Децл, которого знал я

Стены моей комнаты, в школьные годы, помимо всего прочего, украшали постеры с Децлом. Не потому, что мне так уж нравилось его творчество. Просто в западном кино у всех подростков были постеры. А мы что? А мы не хуже!

В фойе нашей благословенной школы базировался лоток со всякой всячиной. Формально - с канцелярскими товарами. На самом же деле, там продавали стикеры, постеры, симпатичные карандаши и прочую ерунду.

Купишь, бывало, какую-нибудь цацку, наиграешься за день и подаришь кому-нибудь. И вот я теперь думаю, что странное дело получается: деньги с завтраков на ерунду несъедобную тратил, а щеки продолжали расти. Нет! Это не из-за физкультуры, которую я систематически прогуливал.

Ах, да! Постеры. Один был куплен на общих основаниях. Все покупали и я купил. Сейчас бы сказали, что на волне всеобщего хайпа. На дверь повесил. Там, где импортные подростки 90-х писали, что родителям и сестрам вход запрещен.

Макеевский цирк, которого больше нет

83 года назад, 29 января 1936 г. в Макеевке состоялось торжественное открытие нового цирка. О нём в газете "Соц. Донбасс" рассказал Председатель макеевского горсовета Ф. Ананченко.

макеевский цирк

Новый цирк был по вместимости одним из крупнейших в Союзе, уступая только ленинградскому и киевскому. О его размерах можно судить по следующим цифрам: в цирке 1645 мест, диаметр купола - 36,5 м, высота купола - 21,5 м, стоимость цирка - около 2 млн. 600 тыс. рублей.

Макеевский цирк был своего рода уникальным строением: он отличался от всех существующих в Союзе. Купол был цельносварным, без единой опоры и подставки, без поддержки столбами и колоннами.

О хлебе, зрелищах и пионерском дворце

30 января 1936 г., газета "Соц. Донбасс" разместила несколько коротких заметок о жизни города Сталино и о планах на будущее.

"На днях хлебовыпекающая промышленность Донпромхлеба приступает к изготовлению свыше 150 новых сортов хлебобулочных изделий, - писала газета. - В частности, будет выпекаться до 15 сортов баранок: сахарные, крученные, парные и пр. В пищевых магазинах скоро появится в продаже 15 сортов сухарей и 30 сортов пирожных".

кино

кинопередвижка

Куст детства, или Дерево жизни

Я выросла в маленьком посёлке. Это потом он стал передовой и замелькал в военных сводках, а тогда это было богом забытое место аж в 30 км от Донецка (по мерке 90-х это было жуть как далеко).

Единственное окно родительской квартиры, из которого можно было смотреть на мир, а не на соседний дом, выходило на запад. Впереди была почта, за ней ставок (который спустили, когда я училась в первом классе, да так и не наполнили вновь), а за ним поля, поля. Я очень любила смотреть в это окно, потому что из него был виден горизонт. И кусочек дороги в никуда. А на горизонте прямо напротив окна рос куст.

Мозгами, прикинув расстояние и размеры, я понимала, что это никакой не куст, а целое дерево, а может, даже группа деревьев, но называла его все равно куст. И этот куст мне жутко нравился. Может, потому что он был один посреди поля и поэтому выделялся на фоне общего уныния. Может, потому что форма у него была интересная. Может, потому что это был единственный объект, на котором останавливался взгляд. Но я часто сидела на табуретке в кухне у окна и смотрела на тот куст. И моим самым сильным по детству желанием было однажды выйти из дома и пойти вот так прямо напрямик чрез осушенный ставок, трассу, поля и посадки всё вперед и вперёд прямо к этому «кусту».

Когда мы ехали в Донецк или (что чаще) в Ясиноватую, или вообще просто вдоль трассы по посадкам потрусить абрикосы на варенье, я пыталась в деревьях, которые мы проезжали мимо, угадать – которое из них тот самый «куст». И ни в одном не находила достойного кандидата.

Я прочно впаян в этот лёд - Юрий Левитанский

История Донецка. В очерке "Юрий Левитанский: "Я прочно впаян в этот лёд"", напечатанном в журнале "Нева" 2011 №5, поэт, переводчик, эссеист, прозаик, публицист С.А. Минаков окликает нас: "Ау, Киев и Донецк, помните ль поэта Левитанского?"

Помним! 25 сентября 2013 г. на здании Управления Донецкой железной дороги была открыта мемориальная доска памяти Ю. Левитанского. А мы предлагаем вашему вниманию редкое фото из газеты "Соц. Донбасс" за 1937 г.

Левитанский

Юрий Давидович Левитанский родился 22 января 1922 г. в городе Козелец (Черниговская область, Украинская ССР), где его дед Исаак Евсеевич Левитанский до революции работал управляющим на одном из заводов крупного сахарозаводчика. Вскоре после рождения Юрия семья переехала в Киев, а затем в Сталино, где его отец Давид Исаакович Левитанский работал на шахте. Окончив школу в 1938 г. в Сталино, Юрий Левитанский едет в Москву, где в 1939 г. поступает в Институт философии, литературы и истории (ИФЛИ).

Многие его стихотворения стали песнями...

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк