Oklahoma

Субботняя сказка №8, про самую страшную черепаху в мире

В одном большом городе жила самая страшная черепаха в мире. Она была такая страшная, что люди обычно кричали, когда видели ее в первый раз. И во второй, и в третий тоже. Долгое время черепаха боялась появляться на улице – сидела дома, заказывала доставку суши и ботинки в интернет-магазинах. Ботинки были ее слабостью. А однажды она подумала, что она-то страшная, но ботинки у нее ничего и они не должны сидеть взаперти. И она стала их регулярно выгуливать.
Ботинки у нее были каждый со своим характером. Черепаха часто болтала с ними, когда шла по улице. Хотя злые языки утверждали, что черепаха, не только самая страшная в мире, но еще и сумасшедшая, потому что обувь не разговаривает.

«Как будто черепахи разговаривают», - отвечала недоброжелателям черепаха. А потом вообще прекратила с ними говорить – просто подходила поближе и ждала, когда они испугаются и убегут.
Однажды она сидела на лавочке в парке, болтала ногами в замшевых ботинках цвета зеленой листвы и ела китайскую еду. Светило весеннее солнышко, люди привычно разбегались в стороны, когда натыкались на нее взглядом и уводили детей, собаки лаяли, машины сигналили.
«Хорошо, что я живу в большом городе. Тут есть китайская еда», - думала черепаха. «И вообще есть еще те, кто меня не видел.

Интересно, как бы мне жилось в Нью-Йорке? Говорят там куча фриков»
Ее мысли прервала видеокамера. Она подошла к ней на тонких ножках штатива. Вообще-то камера была мальчиком.

833 километра до шлеповника и обратно

На часах два ночи. Киев.
- Есть теория, что это собаки приручили человека, а не человек собаку, - говорит Даша. Кроме нас перед «Джерелом» никого. Луна. Сверчки.
- Ты там будильник на пять все же поставь, - добавляет она.
У меня сегодня поезд до Краматорска.
***
Мы мчимся по проспекту Победы и я не говорю таксисту, что поезд вот-вот уйдет.
- Смотрите, 170, - и так показывает он на спидометр.
Впервые в жизни я опоздала на поезд.
***
В Краматорске, уже на следующий день, Лис с Федоровичем рассказывают, как ехали из Донецка через блок-посты осенью, был дождь и они промокли до трусов.
- У меня рекорд 13 часов из Донецка сюда. Три часа мы просто стояли на дороге. А один раз смотрю, а на обочине лежит мужчина. Такой уже в годах. Я сначала думал, может пьяный, а он умер. Рядом палочка, сумки. Его потом накрыли.
И меня цепляют именно эти сумки. Человека нет, а сумки с нехитрыми пожитками – вот. И вещи сложены, как он их уложил.
- Юлька жалела, что ты не с ней поедешь. Говорит, ты же ничего там не знаешь.
- Ничего, я буду смотреть, что другие делают.
***
До открытия блок-поста еще 20 минут.
- Я за тем мальчишечкой, - говорит обо мне старушка. Я в спортивном костюме. Капюшон.
Очередь от дороги отделяет металлическая сетка. «Горловка – 7 км, Донецк – 59 км» - надпись на придорожном щите.

***
Солнце просвечивает сквозь желтеющие листья на бульваре проспекта Ильича. Спешу к Леночке домой. Те же лавки, чисто. Нащупываю телефон в кармане. Хочется звонить знакомым и радостно кричать: «Я в Донецке». А потом останавливаюсь у лавки и стираю слезы. Но может это все гормоны.
***
- За приезд, - наливает Игорь коньяк вечером. Пару часов назад мы забирали с ним Полю из школы. Я не видела ее два с половиной года. Сейчас она во втором классе. Я зашла в холл, пока папа с Никиткой ждали во дворе.
«А что, если я ее не узнаю?» - мелькнула смешная мысль. И я ее не узнала. За два года волосы совсем потемнели. А в детстве она была почти блондинкой.
***
- А почему ты живешь в Украине? – спрашивает Никитка.
- Мне больше негде жить.
- А ты купи тут дом и часто приходи к нам.
- Это как в твоем «Майнкрафте». Чтобы что-то появилось нужно накопить ресурсы.
***
Сижу на лавке в небольшом прямоугольнике яблоневого сада зажатого оранжевыми пятиэтажками. Мужчина поливает из ведер молодые саженцы. На детской площадке папа катает ребенка. Заходит солнце. Шумят машины на проспекте Ильича.
Оказывается совсем рядом работает Аннушка. Завтра мы едем к ней домой в Харцызск.
***
По дороге на маршрутку забегаем на полтора часа в ботанический сад. Дорожки разбитые, но строят японский садик, а на грядках с астрами и георгинами работают люди.

Про фитнесс наивными глазами: рассказ начинающего

Физкультуру в школе я не любила, а во втором классе даже вступила в тайный кружок ее ненавистников, куда входили еще две мои одноклассницы. Уровень моей физической подготовки был такой, что редко хватало сил прокомпостировать билет в трамвае с первого раза, а на четвертом этаже начиналась одышка, если я шла по лестнице.

В моем близком окружении нет людей, которые занимаются спортом или хотя бы регулярной физкультурой. Но однажды эта ниша открылась. И я брожу, как герой Civilization по карте, открывая новые, ранее темные уголки, и смотрю на все как иностранец. Я решила сходить на разные занятия по фитнессу, чтобы понять, что это такое и что мне понравится. За три месяца я попробовала девять разных видов. О своих впечатлениях я и расскажу.

Бег

Все началось с бега этой зимой, когда из-за сидячего образа жизни стало совсем невыносимо, а чем дольше я отдыхала – тем меньше было сил. И тут я услышала песню Muse «Map Of The Problematique» - такую прекрасную, что под нее хотелось бежать, не дожидаясь весны. А я и в теплое время года может раз семь за всю жизнь выходила бегать.

Но я решила не упускать это желание. Дня три гуглила, что нужно для зимнего бега. Еще неделю все это покупала и в середине января вышла на первую пробежку.

Сказка №6 про сковородку с душой самурая

В одном большом городе жила обычная одинокая старушка. Дети ее уехали жить в другую страну, иногда к ней забегали подружки, но большую часть времени она проводила дома на кухне. Читала там книжки, вязала шарфы и смотрела в окно.

Однажды старушка проснулась с мыслью, что ей совершенно необходимо научиться готовить пирожки. Обычные жареные пирожки с капустой и картошкой. И она отправилась в супермаркет за мукой и капустой. А потом вернулась домой и достала из стола старую и практически новую сковородку. Она так редко готовила, что старенькая посуда была в отличном состоянии.

Простой рецепт она взяла у подружки. Включила блюз и стала натирать морковку. Пирожки получились ужасно невкусными. А потом пришлось отмывать полкухни от муки и теста.

Следующий рецепт старушка взяла у другой подружки. В этот раз она всё точно отмерила кухонными весами. Но снова получилось что-то несъедобное.

- Боже, это же не пирожки, это можно использовать в строительстве, - булькал чайник на плите. - Нет, вы подумайте, - обращался он к посуде.

– И это в то время, когда в супермаркете есть кулинария.

Чайник старушка принесла из этого самого супермаркета пару месяцев назад.

Сказка №5 про сломанные игрушки

В одном старом доме на чердаке хранилась коробка со сломанными игрушками. Целые раздарили другим детям, когда они выросли, а поломанные сложили и убрали с глаз подальше.

- Хорошо еще, что не выбросили, говорила одноглазая плюшевая собачка. - Она у игрушек считалась оптимисткой.
- Лучше б выбросили, - бубнил грузовик без колес, - он был пессимистом.
- Ах, к чему гадать, лучше посмотрите, ка мы живем сейчас – в пыли и паутине, - вздыхала одноногая кукла, которая слыла реалисткой и вообще крайне трезвомыслящей женщиной, хоть и была блондинкой.
- Ах, где мои балы? Где мои вечеринки у бассейна? Где моя шубка? – задумчиво повторяла она, когда ей удавалось дохромать до маленького чердачного окошка, откуда открывался вид на вечерний оживленный город в огнях.
- Какие балы? – шумел грузовик. – Иди-ка ты спать, одноногенькая.

Но однажды кукла взбунтовалась.

- Нет, - закричала она. - Я тоже игрушка. Я личность. Мне надоело лежать в этой пыльной коробке и ждать неизвестно чего. Я хочу танцевать и веселиться.
- Да, - затявкала собачка. – И я хочу веселиться. – У меня уже все лапки затекли и плюш свалялся.

Сказка №4 про пальто и вешалку

В одной квартире в прихожей стояла старая, но очень приличная вешалка – на одной изящной выгнутой металлической ножке, с круглой короной крючков наверху. Даже зимой, когда на нее вешали шубки и пальто, она гордо держала спину и ни разу не согнулась или упала.

Вешалка любила тайком, чтобы никто не увидел, втягивать запах одежды, шляп и шапок. Тайком, потому, что она думала, что это может выглядеть неприлично, но ей было так интересно, что же происходит в большом мире, что она не могла удержаться. В ее прихожей не было даже окна и о смене сезонов она догадывалась только по одежде, которую на нее вешали.

А однажды в доме появилось новое пальто хозяина. Тяжелое, немного шершавое. От него еле слышно пахло шерстью и дождем. Пальто было неразговорчивым, хотя вешалка не раз пыталась завести с ним светскую беседу: о погоде, о том, что оно сегодня видело, где его сшили. Вешалка вздыхала и переключалась на шапки, которые всегда охотно с ней болтали.

Пальто казалось ей таким мужественным. Вешалка представляла, что, наверное, его сшили из шевиота из шерсти гордых шотландских овец. И они щипали травку на краю скал, а внизу бушевало холодное море. Хотя может на скалах нет никакой травки. Тогда они забирались высоко в невысокие шотландские горы и невозмутимо ели чертополох, на котором оставались клоки их шерсти, когда они продирались сквозь колючие заросли.

Сказка №3 про книжную полку

На книжной полке в одном доме стояла энциклопедия, пластмассовая ракета и космонавт. Дети давно выросли и уехали, а книга и игрушки так и остались стоять в бывшей детской. Иногда они разговаривали между собой.

Космонавт спрашивал у энциклопедии разные вещи: что такое граница Чандрасекара, какая вторая космическая скорость и какой состав экипажа МКС.

Книга важно отвечала.

- А зачем тебе? – спросила она однажды.
- Я готовлюсь к полету на орбиту.

Энциклопедия долго смеялась.

- Не полетишь ты никуда. Это не ракета, а кусок пластика в виде ракеты и ты не космонавт, а кусок пластика в виде космонавта.
- А ты устареваешь. И все твои статьи уже отстали от Википедии.
- Да, я устареваю, а ты все равно не полетишь, – энциклопедия любила, чтобы последнее слово оставалось за ней.

С этого времени началась их вражда.

Сказка №2 про кошку, фикус и будильник

Как только за дедушкой захлопывалась дверь в квартире сразу же начинались разговоры. Кошка привычно ворчала: «Ну, вот опять его ждать до вечера, а я ж не собака». Фикус вздыхал, улыбался и просил придвинуть ему почитать газетку. А будильник вообще выдавал по 60 слов в минуту.

- Все делятся на тех, кто ждет и кого ждут, - глубокомысленно выдавала кошка, слизывая сливки из кофейной чашки. Кофе она тоже умела заваривать, но у нее был свой фирменный рецепт. Кофе нужно было добавлять в сливки, а не наоборот.

- Так, вот, - продолжала она. – Ждать – это вообще не круто. Нужно, чтобы тебя ждали. А я как постарела, сижу целый день в квартире. А в молодости дед форточку не закрывал, все ждал, когда я нагуляюсь.

- Так что же вы, уважаемая, теперь не гуляете? – спрашивал фикус.

- Не хочется. Хочется спать и есть сливки. И на деда еще ворчать хочется.

- Странные вы, - вмешался будильник. – Целый день ничем не занимаетесь, а время то идет. Зачем оно идет?

- А тебя вообще никто не любит, - зевнула кошка. – Ты всех будишь.

- Я сообщаю, что пришел новый день.

- Ну, пришел и ладно.

Сказка про человека, который смотрел на масло в супермаркете

В свободное время я пишу сказки для одной хорошей девочки. Будете себя хорошо вести - запощу ещё.

У каждого в этом городе были свои странности – большие и не очень.

- По-моему, это как-то странно, если у человека их нет, - говорила такса своему другу мопсу на прогулке. – Вот, какие у твоего хозяина?

- Он, когда очень расстроен, то идет в супермаркет смотреть на сливочное масло. Он его даже не трогает. Просто ходит вдоль холодильника, смотрит на него и успокаивается. А у твоего какие странности?

- Он ночью, когда думает, что его никто не слышит, подпевает Леди Гаге, а днем он преподает на кафедре клинической иммунологии и генетики.

- Ну, это не странно. Он хоть переодевается в женщину?

- Нет, в халате поет и тапочках.

- Тогда это не интересно.

Мопса и таксу утром и вечером выгуливали в одно время. А потом один хозяин спешил в университет, второй в банк.

Собаки оставались дома. Зимой им было совсем скучно. Так было, пока они не познакомились с тараканом Гошей. Тараканов вообще в доме не было, их давно вывели, но этот последний был очень умным.

Гоша был живым голосовым автоответчиком. Он слушал послания мопса, бежал передавать их таксе, потом обратно и так целый день.

Добро пожаловать в новый национализм, или Изоляционисты всех стран - объединяйтесь

Со своим лозунгом "America First", который может дать начало мировой консервативной революции, Дональд Трамп пополнил ряды опасных националистов, считает авторитетный еженедельник The Economist, который вышел через неделю после выборов с уникальной обложкой, стилизованной под времена войны за независимость в США.

Обложка журнала The Economist

Заголовок редакционной публикации The Economist и тема всего номера - "Новый национализм" ("The new nationalism"), где дискутируется не столько вопрос роста правых настроений в различных странах, сколько использование политиками скрытого и не очень национализма в своих популистских заявлениях и доктринах.

Обещание Трампа "Сделать Америку снова великой!" перекликается с предвыборной кампанией Рейгана 80-го года, когда избиратели стремились к восстановлению былого величия США после президентства Картера. В этом месяце они избрали Трампа, поскольку он тоже пообещал им шанс, который выпадает раз в жизни.

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк