Спектакль "Носки"

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

Третий курс универа. Жара. После летней сессии, универовские коммерсы предложили нам поработать реализаторами пепсиколы на ж/д вокзале Донецка. Ну, как – "предложили"? Мы с Серегой Гусевым, были единственными, кто согласился.

Вокзал тогда был рассадником криминала: карманники, билетные барыги, попрошайки, валютчики-кидалы и бритые бригады смотрящих за всем этим хозяйством. Там же поставили и нас с кузовом пепси. Но украшением донецкого вокзала были не мы, а один удивительный персонаж — высокий, ладный, взрослый (нам тогда казалось) около 30 с хорошо поставленным голосом и прекрасным недонецким произношением — внешностью и повадками он был очень похож на Алексея Навального. Хотя братва почему-то называла его Арнольд.

О, да! Арнольд-напёрсточник, гениальный актёр. Впрочем, не менее гениальным был спектакль, где он играл главную роль. Пожалуй, это единственный спектакль, который я смотрел раз двадцать, не менее.

Итак, Арнольд заезжал на вокзальную площадь в сопровождении бойкой ассистентки-кассирши и полдюжины подставных. Расположившись между трамваями и нашими ящиками с пепси, жулики подчёркнуто скрывались от глаз милиции. Как только Арнольд выкладывал на перевернутый пластиковый ящик наперстки, его мгновенно окружала толпа зевак. Дальше начинался цирк.

Первым делом Арнольд создавал атмосферу подполья. Для этого он обращался к самому высокому зрителю, что бы тот следил за приближением милиции, а зрителей просил громко не шуметь, дабы не привлекать внимание. После чего, его сообщники с дикими воплям «выигрывали» серьезные деньги. И, тут же, на радостный визг приходил патруль.

Как только поблизости оказывались менты — честные граждане сообщали об этом Арнольду, тот просил людей поплотнее окружить его, прятал наперстки и выкладывал на ящик носки. Типа, ашотакое – торгую носками.

Парочка мрачных ментов пугала толпу: "Опять наперстки? А ну мы вас щас!". Не не не, командир, какие напёрстки?, — кричал Арнольд, – носки продаю! "Носкииииииии?! Точно, носки? А чего шумим?», – менты грозно сообщали гражданм, что играть в напёрстки это нарушение закона для обоих сторон. После чего становились добрее, мол с торговать носками тоже нельзя, но если разбежитесь через 10 мин, то хрен с вами. И уходили. И начиналось безумие.

У народа, который только что защитил жулика, безнадежно сносило башню. Они обожали Арнольда. Они видели нимб над его головой! За 10-15 минут они отдавали все что у них было и уходили счастливыми. Знаете, почему?

Потому что, проигравшимся в дым, Арнольд разрешал сыграть напоследок в долг. На всю сумму проигрыша. Под честное слово! Представляете?! Разумеется, никто не отыгрывался это понятно. И самое удивительное – никто из ограбленных не считал Арнольда жуликом. Никто. Более того, некоторые искренне обижались, когда его так называли. Жесть полная. Но однажды схема не сработала.

Офигенно симпатичная девчонка приехала лечить безнадежно больную маму и проиграла все что привезла – 200 долларов (тогда в 1990-м это было, как сейчас 20 тысяч). Постояла поплакала и обратилась к ментам, менты ее направили к братве. Братва поговорила с Арнольдом и вернула девчонке сто из двухсот.

Мрачный Арнольд сидел облокотившись спиной на ящики, пил пепси и курил. Он был похож на актера в гримерке после тяжелого представления. Я не выдержал и спросил:

– Арнольд, а почему они отдали ей деньги. Это чья-то баба?

– Нет, – устало выдохнул Арнольд, – она отказалась играть в долг.

Дмитрий Чеботков

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк