Обвинение требует 9 и 15 лет для макеевских террористов

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

В Центрально-Городском райсуде Макеевки 9 августа прошли судебные прения по громкому делу двух макеевских взрывников — 23-летнего аудитора Дмитрия Онуфрака и 22-летнего программиста Антона Волошина, - сообщает Сегодня.

Парней этих обвиняют в организации взрывов 20 января 2011 года возле Макеевугля и торгового центра Голден плаза.

Первым и дольше всех в душном зале суда выступал гособвинитель. Александр Дихтярюк зачитывал свое заключение почти полтора часа. Онуфрак и Волошин обвиняются в совершении теракта (ч. 2 ст. 258 УК), но если для Волошина — это самая тяжелая статья, то Дмитрию ставят в вину разбой и покушение на умышленное убийство (ч 4. ст. 187, ч. 2 ст. 15, п. 6 ч. 2 ст. 115), по которым наказание — вплоть до пожизненного. Ранее Онуфрак выстрелил в голову таксисту Садергинову и забрал у него 300 грн., но водитель выжил, - сообщает в своем материале Татьяна Дубовая.

Дихтярюк заявил, что вина обоих подсудимых в подготовке терактов доказана показаниями свидетелей, данными экспертиз, результатами обысков, уликами и вещдоками. Кроме того, доказана вина Онуфрака в вооруженном нападении и покушении на убийство таксиста.

Прокурор также указал, что показания Онуфрака о том, что во время следствия к нему применялись недозволенные методы дознания, не подтвердились (напомним, Дмитрий заявил, что первоначальное признание в терроризме из него выбили силой сотрудники МВД и СБУ). Прокурор не один раз подчеркнул, что организатором взрывов выступал Дмитрий Онуфрак, который и подчинил себе внушаемого Волошина.

"Была психологическая экспертиза, согласно которой Онуфрак по своему психическому состоянию и уровню образования был способен придумать и реализовать такой план", - пояснил Дихтярюк. Прокурор подчеркнул, что Онуфрак по темпераменту холерик и, значит, был настолько захвачен своим планом, что его боялся остановить Волошин (почему из темперамента следовало такое заключение — Дихтярюк не пояснил).

В итоге гособвинитель попросил суд назначить Онуфраку наказание в виде 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества, а Волошину - 9 лет лишения свободы.

Потом в зале суда с яркой речью выступил пострадавший таксист Рафаиль Садергинов. Он полностью поддержал обвинение.

"К Волошину особых претензий нет. Хотя он находился рядом, но не пытался противодействовать, — сказал Садергинов. — А что касается тебя, Дима, ты называл себя мужиком. Но мужик с оружием не стреляет в спину без предупреждения, а потом не пытается добить, как сказал прокурор, черепашку — я не мог перевернуться на спину. И что мне еще не понравилось — когда я лежал в больнице (у таксиста оказалась изуродована часть лица) в твоем окружении никто не подошел и не попытался узнать, как я себя чувствую. Ты отрицаешь мой иск — 200 тыс. грн. Но это лишь копейки, которые ты никогда не выплатишь. С тебя получать и сейчас нечего и потом будет нечего".

В своей речи, подготовленной, надо полагать, не без помощи сотрудников СБУ, потому как перед судебным заседанием таксист не меньше 20 минут общался с силовиками, - считает автор, Дмитрий Онуфрак дальновидно попросил прощения у Садергинова за свой поступок и сказал, что за это его гложет совесть.

"Что до взрывов... Я не виноват в терроризме. За это время было столько угроз и побоев. Я вспоминаю слова, которые мне сказали следователи СБУ Косяк и Воропаев: Мы знаем, что вы не виноваты, но мы все равно вас посадим". Я понял, что они просто делают свою работу. А я хочу жить, хочу к своей семье, хочу увидеться с дочкой, которая родится через шесть недель. Да, я совершил преступление — напал на таксиста, но я не террорист и не убийца. В деле подброшенные улики, ложные свидетельства. Я просто в шоке от того, к чему может прийти следствие. Но с такими статьями мне дальше жизни нет. Дайте мне шанс", — заявил на суде Дмитрий Онуфрак, попросив смягчить ему наказание.

И только Антон Волошин признался в теракте. По его словам, все случилось "словно в игре", что он до конца не верил, что совершаемые им действия обернутся столь тяжкими последствиями, и что он очень сожалеет, что так поздно осознал содеянное. По словам Антона, на теракт его толкнул Дмитрий, который оказывал на него психологическое давление и полностью подчинял своим замыслам.

На следующий день, 10 августа подсудимым дали последнее слово. Дмитрий Онуфрак встал на колени перед таксистом Рафаилем Садергиновым, и со слезами на глазах попросил у него прощения. От своих показаний о непричастности к терроризму он не отказался.

Адвокат Онуфрака Елена Яровая считает, что Дмитрий не имел намерения убивать таксиста - в обойме его травматического пистолета оставались патроны, кроме того, Онуфрак мог бы добить Садергинова руками и ногами. При этом Онуфрак раскаивается и просит прощения. Яровая говорит, что в деле о терроризме слишком много белых пятен и ее подзащитного могли оговорить. В итоге она просит переквалифицировать все обвинение на ч.1. ст. 121 — умышленное нанесение тяжких телесных повреждений.

Защита просит смягчить для Онуфрака наказание до 7-8 лет лишения свободы. Адвокат Волошина Николай Семыкин бьет на то, что его подзащитный чистосердечно раскаялся и явился с повинной. Семыкин настаивает, что Волошин не инициировал осуществление взрыва, а лишь принес взрывное устройство к месту взрыва. Адвокат попросил суд своим решением продемонстрировать, что институт смягчения наказания в украинском правосудии все же действует. Он считает, что Волошину можно дать 3 года лишения свободы.

Приговор будет оглашен через две недели.

Отсюда

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк