Четыре недели на линии фронта в городе Дебальцево

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

Четыре недели я нахожусь в городе, который внезапно оказался на линии огня. Четыре недели прошло с того дня, когда весь город проснулся в половине пятого утра от сирены и взрывов. Четыре недели прошло с тех пор, как был разрушен первый дом. Четыре недели, как жизнь в городе перевернулась.

Мое скромное Дебальцево оказалось на линии огня благодаря удобному расположению: высота и три значимых трассы, которые сходятся на перекрестке. До этого момента я и не знала, что мой город такой важный. Теперь в любое время суток мы слышим выстрелы, залпы, взрывы, поскольку от нас обстреливают соседние города. И когда солдаты успокаивают жителей фразой: "Не переживайте, мы же просто от вас стрелям", мне хочется плакать. Получается, что мы как-то способствуем тому кошмару, что творится вокруг.

Я помню, что в первый день, проснувшись в сумерках от сирены я даже не испугалась. Хотелось залезть под одеяло и продолжить спать, казалось, что все закончится, если я усну. Но ничего не закончилось. Захватив документы и воду, мы с родителями ушли в лес, надеясь переждать стрельбу. С нами уходило много людей, семьи с детьми, люди с вещами, упакованными, видимо, уже давно.

И никто из нас не знал, что в лес идти нельзя, потому что в тот день нацгвардия обстреливала лесополосу, уничтожая ополченцев. В тот день я узнала, что такое свист снарядов, и залпы "Градов", и автоматные очереди. Самое странное, тогда не было страшно, наверное, сработал защитный механизм.

Первый раз по-настоящему страшно стало вечером. Мы вернулись домой, хотя я и не надеялась уже увидеть свой дом: выходя на край леса мы видели над городом столбы дыма. Сирена затихла, мы решили не идти в бомбоубежище, а остаться ночевать дома. И около 10 вечера раздался первый выстрел.

Я не знаю, как уцелели стекла в доме, потому что утром мы узнали, что установка стояла на соседней улице. И не помню, сколько залпов было, потому что я просто сидела в углу и плакала, закрыв уши руками. В нашем доме нет ни подвала, ни погреба. Так вышло, что ни в одном доме на нашей улице их нет: особенности почвы, слишком много воды.

Мы собирались уйти в бомбоубежище на следующий день, как только станет светло. Но весь следующий день установка на соседней улице грохотала почти без перерывов, о том, чтобы идти куда-то, не было и речи. К вечеру стало тихо.

Теперь я с родителями живу в квартире в доме, где есть бомбоубежище. Я выросла в этом доме, поэтому знаю всех соседей. Познакомилась со многими новыми людьми, многих вспомнила заново. В бомбоубежище приходят люди со всего города, потому что в остальных домах только подвалы, а наш дом старый, довоенный. За несколько дней до бомбежки местные жители привели убежище в порядок, натаскали воды, отладили канализацию. Никто всерьез не верил, что придется этим воспользоваться.

В понедельник, на третий день по городу разнесся слух, что в течение дня Дебальцево сотрут с лица земли. Людей захлестнула паника, кто мог уехать, прорывались на свой страх и риск по простреливаемой трассе.

Знакомые рассказывали, что попали в пробку и в течение нескольких часов дрожали под летающими снарядами. Еще один парень приехал с машиной, иссеченной осколками, к счастью, по касательной. В обеих машинах были дети. Тут же появились доброхоты, предлагающие за 300, 500, 700, 1000 грн увезти в более спокойный Светлодарск. Люди соглашались и уезжали. Просто с первого дня обстрела в городе перестала работать железная дорога и альтернативы не было.

Благодаря панике я смогла успокоиться. Звонила подруге в Донецк, у которой в Дебальцево родители. Она рассказывала то, что узнавала из более или менее достоверных источников, и нигде не было информации об уничтожении города. Мы не отходили далеко от убежища и при малейшем подозрительном звуке прятались.

Дней пять в том районе, где находится убежище, не было света. Внизу зажигали свечки, почти у всех с собой были фонарики. Некоторые люди жили в бомбоубежище почти неделю. Это те, кому далеко идти до дома или кто не смог уехать и застрял на полпути. Выезжать не получалось.

Другая моя подруга договорилась с волонтером, который обещал пять автобусов, но он перезвонил мне и сказал, что ничего не выйдет. На мой вопрос ответили, что водители отказываются ехать. Я их понимаю.

В течение недели по ночам меня преследовал вой сирены и свист снарядов. В конце концов я не выдержала, ушла спать в бомбоубежище. Несмотря на комаров, сырость, неудобную скамейку я смогла по-настоящему выспаться. Теперь ночуем в квартире, рассчитывая в случае опасности спуститься вниз.

За это время я научилась нескольким вещам: мгновенно определять, является ли подозрительный звук опасным или нет, за два прыжка преодолевать 10 ступенек в бомбоубежище, спать по 4-5 часов и высыпаться, а главное - фильтровать информацию.

Последнее очень важно. Слишком много паникеров оказалось вокруг. Люди боятся и пересказывают самые невероятные слухи - от того, что через два часа города не станет и заканчивая тем, что в конкретный момент разрушили здание, на которое я смотрю. Первый вопрос, который задают друг другу люди - откуда информация? Откуда знает тот, кто рассказал. После этого уже слушают.

Я стараюсь не смотреть новости, потому что каждый раз расстраиваюсь. Наш город "освободили" в первые два часа бомбежки, потом еще раз - через два дня. Мы так и не поняли, от кого нас освободили, потому что в городе никого и не было.

Теперь в новостях рассказывают об "освобождении" городов, которые бомбят от нас. Я знаю людей оттуда. Они рассказывают, как один залп в восемь снарядов уничтожает несколько жилых домов. Как люди бегут из горящих строений, оставляя вещи и документы. Как по утрам там начинаются такие же бомбежки, как у нас четыре недели назад. Я не понимаю этого освобождения. Видимо, нужно просто освободить территорию от людей.

Иногда мне попадаются истории о том, как тот или иной отряд украинской армии оказался в окружении без припасов, патронов и поддержки. Я читаю о погибших солдатах и мирных жителях и не понимаю - в чем же смысл этой войны? Я не понимаю, как солдаты могут воевать за государство, которое бросает их на произвол судьбы? Как могут отстаивать взгляды правительства, которому на них наплевать?

Я не поддерживаю ни ополченцев, ни укров. Я не могу поддерживать людей, которые держат в руках оружие, нажимают на курок, отправляют куда-то ракеты. Пока я писала этот текст, три раза где-то рядом грохали залпы - по 8 штук за раз. Потом проехал БТР, мощно гудя. Я почти научилась не вздрагивать от этих звуков днем, но ночью я подолгу лежу и не могу заснуть, потому что это настоящий ужас: чувствовать себя совершенно беспомощной мышью в кастрюле, по которой какой-то злой шутник колотит ложкой. И это самое учасное - беспомощность и непонимание.

Иногда во время залпов меня охватывает ярость и хочется поймать того, кто запускает эти долбанные снаряды, бить его по лицу и спрашивать: "Да что ж ты за человек такой, как ты можешь это делать, неужели у тебя нет совести, сердца, человеческого сочувствия??"

Последние дни эта злость становится сильнее страха. И я замечаю, что люди вокруг тоже становятся злее, и при начале стрельбы ругаются, а не прячутся. И мне безумно жалко жителей Луганска, Донецка, Шахтерска, Горловки и прочих городов, которые по какой-то иронии оказались в эпицентре. И не нужно мне говорить, что они сами этого хотели. Что мы этого хотели - как неоднократно говорили моим знакомым родственники и друзья из Киева и с Западной Украины.

Я не знаю и не понимаю, что происходит в стране. Я не понимаю, почему война идет в мирных городах, среди мирных жителей, за что страдают люди, годами выстраивавшие свою жизнь и потерявшие все в одночасье.

Я не понимаю, почему находятся люди, которые оправдывают это какими-то благими целями. По-моему, это самая лицемерная ложь, которая может быть сейчас. Никогда не задумываясь специально, подсознательно я считала, что страна - это люди. Сейчас все доказывают, что страна - это территория. Ну что ж, есть вероятность, что только территория и останется в конце этой подлой войны.

Я могла бы написать еще очень и очень много. За эти четыре недели мое мировоззрение перевернулось, мнение о многих вещах изменилось, о многих людях тоже. Но хочется сказать только одно: люди, опомнитесь! Остановитесь! Чтобы война закончилось, нужно убрать оружие, а не взять еще! Думайте головой, поймите, что ваши действия имеют последствия, часто ценой в людские жизни. Как вы будете жить потом? Как вообще потом можно будет жить в этой стране?

Мира вам и человечности, люди!

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк