Неуютный чемпион Владислав Засыпко

40 лет назад калмыцкий поэт Давид Кугультинов написал «Балладу о чистой совести», посвященную молодому боксеру из Донецка Владиславу Засыпко. Настолько поразил его поступок нашего земляка. Но пусть легендарный боксер, выдающийся человек сам расскажет о времени и о себе…

Владислав Засыпко

Обычный поступок мужчины

Было это в 1975 году. На летней Спартакиаде народов СССР, проходившей в Ташкенте, в полуфинале я встретился с Бабаном Надыровым. Откровенно говоря, соперник в том бою был сильней, но рефери присудили победу мне со счетом 3:2. Вы понимаете, вырос-то я на поселке шахты «Трудовской». Там между людьми сложились определенные человеческие отношения. И обостренное чувство справедливости у меня, можно сказать, заложено с детства. Бабан же так расстроился, что чуть ли не сразу уехал из Ташкента. Поэтому после награждения я свою медаль отдал тренеру Надырова. Парень ведь не виноват, что судьи решили сделать мне в полуфинале «подарок». Кстати, Надыров вполне мог выиграть и финал. Потом я узнал про балладу, написанную Кугультиновым. Его этот случай поразил, а я считаю, что поступил так, как должен был на моем месте сделать любой мужик, спортсмен.

Медаль для Фиделя

В моей спортивной судьбе за год до этого был обратный случай. Первый чемпионат мира по боксу проходил в 1974 году на Кубе, в Гаване. В полуфинале моим противником оказался кубинец Дуглас Родригес. После двух раундов за мной было явное преимущество. И надо же такому случиться, перед началом третьего посмотреть на турнир пришел Фидель Кастро. Появление легендарного Команданте вызвало такой шквал оваций и криков радости, что у меня уши заложило. Зрители начали скандировать: «Фидель! Фидель!» В третьем раунде бокса практически не было. Все вылилось в «махач». Или, говоря более официально, взаимный обмен ударами. Закончился бой. Чувствую – моя победа, по очкам. Стоим в центре ринга, ждем вердикта судей. Объявляют: «Со счетом 3:2 победил Дуглас Родригес!» Мне показалось, что от взрыва ликований рухнет потолок комплекса, в котором проходили соревнования. Потом кубинец победил в финале. Награждение, отзвучал гимн Кубы… Родригес стремглав побежал к находившемуся среди почетных гостей Фиделю и надел ему на шею золотую медаль. Если говорить по совести, он подарил лидеру кубинского народа, может быть, мою медаль. Вот такой зигзаг награды получился.

Неангельский пацан

Владислав Засыпко на ринге

Начал я заниматься боксом на родной «Трудовской». Не удивляйтесь. Именно на шахте. В 1965 году ее директор Владислав Андреевич Антипов, сам в прошлом неплохой боксер, перестроил помещение, бывшее до этого баней, в зал для занятий боксом. Пригласил толкового тренера. Я в детстве был совсем не ангелом. В общем, обычным пацаном шахтного поселка. Естественно, хотелось стать сильным, уметь постоять за себя. Пошел записываться в секцию. Сам-то я маленький, щупленький. Тренер Николай Игнатьевич Верзилов засомневался, можно ли мне идти в такой жесткий спорт. В итоге всех пацанов взяли в секцию, а мне велели принести справку от врача: пусть, мол, подтвердят, что занятия боксом мне не повредят. Как мне было обидно! Для 12-летнего пацана это же сильнейший удар судьбы. Врачебную справку мне дали, и я начал тренироваться. Мы буквально пропадали на тренировках. Только и разговоров было, что про упражнения, виды ударов, прочие технические элементы. К тому же Верзилов был великолепным тренером. Он умел заразить своей любовью к боксу. Не будь этой секции, не встреться на моем жизненном пути Николай Игнатьевич, мог ведь я пойти по кривой дорожке. Характер-то разбитной, парень я задиристый.

Скромный Петрович

В сборную Союза вызвали в 1971 году. Для меня, 18-летнего паренька, оказаться среди легенд советского бокса, тренироваться вместе с ними, просто общаться было пределом мечтаний. Какие имена: Трегубов, Коротаев, Лемешев, Лифанов… На первом сборе после пары недель тренировок предстояли спарринги. За день до этого в парной Анатолий Семенов, боксер в возрасте, выступавший в моем весе, сидя на полке выше меня, говорит: «Сынок, завтра у нас спарринг. Я тебя щадить не буду». Во мне как закипело все. Ладно, думаю, завтра посмотрим. Вышли на спарринг, я его приложил раз, другой, третий. По-моему, тренер, который был в роли рефери, на всякий случай даже спарринг прервал. Уж очень я разошелся. Бедному ветерану досталось. Закончилась тренировка, ко мне подходит Олег Коротаев. Он был что-то вроде старосты сборной, неформального лидера. Обнял меня за плечо: «Ты откуда такой?» Я ему: «Из Донецка». – «И что, у вас все такие бойцы?» – «Да, говорю, немало». Коротаев продолжает: «А тебя как по отчеству?» – «Петрович», – скромно так отвечаю. Олег, обнимая меня за плечо, всем ребятам говорит: «Запомните, этого парня зовут Петрович». Так с легкой руки Коротаева в мире бокса я стал Петровичем.

Индейская любовь

Мое первое участие в матчевых встречах СССР – США превратилось в романтическое знакомство с печальным для меня исходом. Одна из встреч проходила в городе Омаха штата Небраска, который известен индейскими корнями местных жителей. Переводчицей нам определили тамошнюю студентку Манчу Мацкие. Миниатюрная такая, симпатичная девушка. И как-то завязались у нас хорошие отношения. Я ее сразу перекрестил в Машу. В общем, отработали встречу в Небраске. Распрощались с ней по-доброму, обменялись адресами. Уже по возвращении домой жизнь закрутила, совершенно забыл, что оставил ей свой адрес. Вдруг приходит от Маши открытка. Я ответил, завязалась переписка. Она начала присылать посылки с дисками эстрадной музыки, разными сувенирами. Я ей тоже отправлял подарки. В общем, все шло нормально до определенного момента…

«Следите за Засыпко!»

В 1974 году перед чемпионатом мира на Кубе вызывают меня в органы и проводят беседу на тему: «Мы за тобой следим. Ты хороший парень, душа коллектива. Безотказный как человек, как спортсмен – характерный. Но вот эта переписочка, она тебе нужна?» – «Вряд ли, – отвечаю. – Обмениваемся подарками по почте. Вот и все». Компетентные люди продолжают дальше: «На тебя вся страна смотрит, молодежь. Ты пример для нее. Не надо этого делать». Я дал слово: больше в ответ ни одного письма. И действительно, переписку прекратил. В 1975-м я опять еду в Америку на матчевые встречи СССР – США. Маша увидела меня по телевизору, узнала, в каком городе, в какой гостинице мы живем и… Телефонный звонок в моем номере: «Влад, здравствуй. Я в холле отеля. Давай встретимся». У меня шок. Говорю комитетчику: «Может, ее послать?» Он в ответ: «Ты что! Ни в коем случае! Веди себя достойно, как мужчина». Встретились мы с Машей, пошли гулять по городу. А перепуганный комитетчик оббежал всех ребят: «Следите за Засыпко!» Ну, прогулялись мы с американкой, а на следующий день местные газеты пестрели нашими фото с подписями вроде: «Русский боксер Засыпко обзавелся личной переводчицей-американкой!». Все это, естественно, попало куда следует. После этого меня свозили на чемпионат Европы в Польшу. Это была моя последняя загранпоездка. Стал невыездным. Да и в Польшу взяли, потому что поляки тогда входили в соцлагерь, а у нашей Федерации не было никого в моей весовой категории. Я, надо сказать, оправдал оказанное доверие, взял золото. Но потом участвовал только в турнирах, проходивших в Союзе. Причем делалось все возможное, чтобы Засыпко не выигрывал золото. Тогда же на Европу или мир отправлять надо… Это невыездного-то!

«Солнышко» боком

После того как окончательно решил завязать с боксом, подвернулась возможность подзаработать. В те годы по Союзу строительством в глубинке занимались артели. Это еще называлось шабашкой. И меня знакомые армяне позвали с ними на асфальтирование дорог в деревне Березовке Неверкинского района Пензенской области. Бригада была человек из десяти. Места – изумительные! Работа была хоть и тяжелой, но монотонной. Я – молодой, мне чего-то новенького подавай. Энергии – море. Что-то такое хотелось отчебучить. Один раз расперся внутри обода колеса катка для укладки асфальта. Благо сам я маленький, точно вписался в окружность, и вместе с колесом получилось сделать «солнышко». Мне показалось мало. Снова распираюсь – а каток вдруг поехал назад. У меня левая нога проскальзывает – и под колесо. Благо каток ехал по щебенке, в которую ступню просто вдавило. Но, пока каток ехал, у меня вся жизнь пролетела перед глазами. Боль страшная, а колесо, двигаясь, затягивает меня под себя. Как я сумел сгруппироваться, до сих пор не пойму. Каток проехал – я лежу. Снял ботинок, а ступня прямо на глазах распухает. Меня быстро в больницу отвезли, а там, как назло, гипса не оказалось. Ребята сделали по их народным армянским рецептам заменитель гипса. Как сейчас помню, смесь эта называется яха. Рецепт ее приготовления примерно такой: перетирается яичная скорлупа, ее перемешивают с белком, намазывается все это на нестираный ситец и наматывается на стопу. Получается, можно сказать, гипсовая повязка. Часа через два она застывает. Зол на себя был. Ребята работают, а я в яхе сижу. Боком мне «солнышко» вышло.

Заманить под удар

Было в моей биографии и немного судейской практики. Старался судить честно. По себе знаю, что такое бокс, заслуженная победа, незаслуженное поражение. В последнем случае теряется духовность человека, он перестает верить в справедливость. А для молодых – сильнейший удар по психике. Многие талантливые боксеры, после того как их засудили, вешали перчатки на гвоздь. Нередко скатывались до криминала. Уходили на кривую дорожку. Но быть абсолютно справедливым в боксе не всегда получается, поэтому с судейством закончил довольно быстро. Потом немного потренировал пацанов. Учил тому, что сам умел, чему научила боксерская жизнь. Я же на ринге не дрался, как сейчас можно часто увидеть. Моя задача была заманить противника под мой удар, но чтоб он этого не понял. Такая тактика боя у меня была. А для этого нужно было хорошо двигаться, обладать техникой. Вообще, в боксе главное – заставить противника делать то, что надо тебе. Допустим, показать движением, что я будут бить в корпус, а он получит в голову. Это называется «удар с обманом». Бокс – такой вид спорта, в котором нужна концентрация не только движения, но и мозгов. Чуть отключил их – и все, противник тебя в чем-то опередил, и ты уже не стоишь, а лежишь на ринге... Обидно, что сейчас как-то сдала свои позиции донецкая школа бокса. А ведь наша земля полна талантами. Она рождает истинных бойцов. Наш край полностью заряжен на результат. Просто никто не хочет искать таланты. Откровенно говоря, не раз пытался начать работать с детворой, чтобы подготовить настоящих боксеров. Но не складывается. Наверно, неуютен я для многих. За словом в карман не полезу, гнуть спину под чьи-то указания тоже не буду. Делаю, как сам вижу, как сам понимаю. В этом, наверное, дело. Но другим уже не стану. А готовить боксеров и силы, и желание есть.

Баллада о чистой совести
(отрывок)

И золотая первенства медаль
В который раз украсила Засыпко.
...Но почему глубокая печаль
Его улыбку озарила зыбко?
Потом восторг взрывает стадион,
Когда в средине на почетном круге
Своей медалью гордый чемпион
Соперника венчает по заслуге.
Как будто это праздник всех людей
Расходится и веселей, и шире.
И от победы Совести светлей,
И благородней делается в мире.

ДОСЬЕ

Владислав Засыпко
Родился 22 января 1953 года в Сталино
Весовая категория до 48 кг
Заслуженный мастер спорта СССР
Двукратный чемпион СССР (1974, 1975)
Двукратный чемпион Европы (1973, 1975)
Бронзовый призер чемпионата мира (1974)
Победитель Спартакиады народов СССР (1975)
Двукратный победитель молодежного первенства СССР
Многократный участник матчевых встреч СССР – США
Провел 140 боев, в 135 одержал победу.

Автор Владислав АНДРЕЕВ, газета "Донецкое время"
Отсюда

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк