О демократии просто

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

Здравствуйте! Сегодня я хотел бы поговорить, порассуждать немного о демократии. Что, собственно говоря, это такое? На самом деле, сама суть понятия «демократия» скрывается в названии: demos – народ, kratos – власть, то есть демократия – это власть народа. Что означает власть народа? Это мы попробуем сегодня прояснить.

Собственно говоря, демократия существовала с древнейших времен – во времена родоплеменного строя. Хотя оформилась как система государственного правления в Древней Греции – в греческих полисах. Представляла из себя, по сути, власть народного собрания, где все полноправные граждане города собираются и принимают решения, связанные с деятельностью государства, а также законы этого государства. При этом рассуждения о том, что демократию нельзя принести на штыках, нельзя насадить силой – они, в общем-то, не соответствуют действительности.

В тех же самых Афинах, которые являются основным примером демократии в древнем в мире, да и вообще рассматриваются, как основной пример демократии, они получили демократию, так сказать, на штыках спартанцев. Не на штыках, а на копьях, тогда штыков не было. Сначала в Афинах правила аристократия, то есть, по сути, город управлялся ареопагом. Затем правили тираны, опирающиеся на народ – на demos. Затем пришел спартанский царь Клеомен в 510-м году до нашей эры. Притом пришел он, в общем-то, не столько даже из-за того, что беспокоился об Афинах, сколько ведя политическую борьбу со своим конкурентом, вторым спартанским царем. Там система была своеобразная: двое царей с довольно ограниченной властью. Он изгнал писистратидов (потомков тирана Писистрата) и установил власть, как сами спартанцы называли – демократическую власть народного собрания, но пытались сделать то же самое что в Спарте. Здесь опять же разные представления о демократии. Например, в Спарте властью народа считалась власть народного собрания, высшей властью. Однако при этом это было скорее, сейчас можно воспринимать, как злую шутку.

На народном собрании говорить имели право только эфоры. Народ их слушал. После этого эфоры выдвигали предложения и удалялись в закрытое помещение. После чего сторонники того или иного предложения начинали громко кричать. За какое предложение громче кричали по мнению эфоров, сидящих в закрытом помещении, то предложение и побеждало. Что-то на подобие пытались спартанцы ввести в Афинах. Однако ставленники Спарты были изгнаны, и уже спустя четыре года, в 506-м году до нашей эры спартанцы совершают поход для того, чтобы свергнуть демократию в Афинах и установить аристократическое правление.

Еще через два года пытаются свергнуть демократию в Афинах и вернуть обратно к власти бывшего же афинского тирана Гиппия. Картина крайне напоминает то, что сейчас происходит в мире, когда пытаются изменить строй в той или иной стране. Эта демократия представляла из себя власть народа в самом прямом смысле этого слова. То есть народом считались полноправные взрослые граждане, которые в период расцвета Афин, их количество достигало 32-х тысяч человек. Эти полноправные свободные граждане осуществляли то, что можно назвать диктатурой большинства.

Дело в том, что демократия – она и связана именно с диктатурой. Власть народа – это именно власть народа. Когда вы едите в электричке, в метро, заходите в магазин и смотрите, кто стоит за прилавком – вокруг вас вы видите народ. Вот этот народ и реально может осуществлять свою власть, только тогда это правление является демократией.

При настоящей демократии, что решило большинство – то и является законом. То есть если бы в Древних Афинах решили объявить гомосексуалистов сверхлюдьми и поклоняться им, то все обязаны были бы любить их и поклоняться им. Если бы там решили, что гомосексуалистов нужно всех убить, то их бы всех убили и никого бы из них не осталось. То есть любая группа, являющаяся тем или иным меньшинством, полностью зависит при демократии от произвола большинства. В этом и осуществляется власть народа. Никакой другой демократии, на самом деле, кроме диктатуры большинства, не существует.

Когда сейчас создают представительскую демократию, то производят банальную подмену понятий. То есть парламентская республика, президентская республика, делегирование полномочий никакого отношения к демократии не имеет. Собственно говоря, систему республики с её системой издержек, противовесов, разделением ветвей власти, диктатурой закона и с защитой определенными правами всех граждан предлагал еще Эммануил Кант. Дело в том, что он предлагал эту республику как противовес демократии – в противоположность ей, потому что считал, что демократия – она, в принципе, ведет к диктатуре. Нынешняя республика никакого отношения к демократии, поэтому не имеет.

То есть, думаю, всем вполне очевидно, что люди, которые едут сейчас в метро или в электричках, или идут толпами по улице и так далее – они никакой властью не обладают. Более того, невозможно даже на своего, якобы, представителя во власти как-то воздействовать. Например, достаточно известное голосование в Государственной Думе по предложению Президента Медведева по поводу Катыни. Большая часть населения против того, чтобы каяться за Катынь, то есть даже те, кто считает, что это действительно было, не считают, что за это нужно каяться. При этом Дума голосует большинством голосов за то, чтобы покаяться от имени всей страны и от имени народа. Это совершенно недемократический момент. Почему? Потому что представители даже не посоветовались с теми, кого они представляют.

Единственной формой, которая в представительской демократии является действительно инструментом демократии – это всенародный референдум. Единственная сторона, которая пользуется им постоянно для принятия законов или обсуждения важных решений – это Швейцария. То есть в других странах почему-то референдум собирается крайне редко и только по совсем уж спорным вопросам.

Если же вернуться обратно к Древней Греции, то та же самая тирания – она обычно всегда опиралась на демократов, на demos, на народ. Именно опираясь на народ, тираны свергали власть аристократов. Более того, зачастую они находились у власти по прямому призыву демоса, как тот же самый Писистрат, которого из Афин и изгоняли и возвращали обратно.

Если перейдем к более близким временам, то окажется, что в большинстве случаев народ ориентируется на одного-двух лидеров, которым и делегирует реально все властные полномочия. Собственно говоря, самый известный из демократически пришедших в ХХ веке лидеров к власти – это Адольф Гитлер, который победил на прямых свободных выборах. При этом ни о какой демократии нацисткой Германии (именно в современном понимании) речи, вроде бы, и не было. Дело в том, что сейчас происходит в каком плане подмена понятий? Под видом демократии преподносят либеральные ценности, которые с демократическими ценностями не имеют ничего общего. Более того, они им противоречат.

Например, обеспечение защиты меньшинств, права конкретного каждого отдельного человека, прямота прав отдельного человека над правами общества, социума и государства – это именно либеральные ценности. Кстати, здесь нужно отдать должное Владимиру Вольфовичу Жириновскому, который гениально, на мой взгляд, назвал свою партию, объединив два совершенно несовместимых понятия. То есть назвал свою партию Либерально-демократической, что, собственно говоря, можно отнести уже к достаточно таким фантастическим явлениям.

В принципе, когда народ осуществляет свою власть – это не хорошо и не плохо. То есть это в других понятийных категориях лежит. Это просто форма государственного управления. Форма обычно достаточно жесткая, которая действительно является диктатурой. Форма, которая при этом обеспечивает все-таки определенную справедливость. Почему? Потому что большинство решает, что ему нужно. Когда речь идет, например, о демократических протестах, то вещь эта тоже страшная.

Что такое демократические протесты? Это, допустим, то, что произошло во Франции, когда отрубили голову Людовику XI. Это то, что у нас произошло в феврале 1917-го года. Но когда пытаются назвать демократическими протестами то, что происходило на Болотной площади и на площади Сахарова – это ошибка. Там происходили либеральные протесты, потому что креативный класс, который там фигурирует, и вроде бы там являлся большинством, не имеет никакого отношения к понятию народ. Это всего лишь один из немногочисленных слоев общества. Когда выйдет народ – это будет страшно. Поэтому разумные правители стараются не доводить никогда страну до демократических протестов. Хотя, это если разумные правители, потому что чаще всего те, кто находятся у власти – например, аристократия, дворянство в былые времена, промышленная и финансовая олигархия в наши дни – они постоянно стараются обеспечить себе как можно больше прав, больше привилегий и уменьшить как можно больше свои обязанности. Со временем народ их начинает воспринимать как паразитов. Это тот самый народ, который они держат чаще всего за быдло, который они воспринимают как людей ограниченных и отсталых, при этом, не замечая того, что чаще всего сами их туда же и заталкивают. Тогда как раз таки и происходит демократические протесты, которые вызывают удивление у тех, кто на самом деле сам же и был виновником их возникновения.

Представительская демократия – она является фикцией еще и потому, что свободы выбора, как таковой, у людей не существует никогда. То есть в советские времена говорили, что был выбор из одного кандидата. На самом деле, этот выбор был, как бы, из двух кандидатов: один – это который выдвигается сверху, а второй вариант – это проголосовать против этого кандидата. Собственно говоря, иногда так и происходило. То есть если кандидат был непопулярен в народе совершенно, то против него голосовали. Например, примерно 40 лет назад так прокатили в председатели городского совета города Хабаровска. Куда отправили этого человека потом – я не знаю, но шум был очень большой. То есть срочно нашли другого кандидата, провели снова выборы. Новый кандидат уже устроил.

Сейчас же кандидатов должно быть более одного, то есть два и более кандидатов. Однако при этом список кандидатов составляется отнюдь не народом, то есть к «демосу», к народу не имеет никакого отношения. Так как невозможно проголосовать против всех и невозможно проголосовать своей неявкой, то есть отсутствует нижняя явка избирателей, то в этом случае, кто-нибудь из тех кандидатов, которые выдвигаются на любой пост, будет обязательно выбран.

То есть если, допустим, на пост президента баллотируется 5 кандидатов, из которых четверых ненавидит 99% населения, а одного – 90% населения, то тот, кого ненавидит 90% населения, все равно будет выбран. Отказаться от всего списка – возможности нет. Выборы всегда являются определенным суррогатом, предоставляемым властью народу. Прямая демократия – это только референдум на сегодняшний день. Потому что нет такой вещи как просто собирается регулярно народное собрание, как в Афинах. Хоть каждый день, если есть такая необходимость и решает все государственные вопросы. Демократическая риторика сейчас – она направлена только на то, чтобы внушить людям, что они действительно участвуют в управлении государством. Чтобы они чувствовали, что «голосуй, а то проиграешь», чтобы они ходили на выборы и считали, что то, что сейчас происходит – это и есть реализация их власти.

Что же можно сказать о перспективах возникновения классической демократии – прямой демократии в ближайшем или в отдаленном будущем? Первый вопрос: так ли она необходима? То есть объявление демократии самоценностью – это немножко странно. Это всего лишь одна из форм правления, имеющая свои достоинства и свои недостатки, часть из которых была отмечена еще Аристотелем. Второе: чем больше человеческое сообщество, тем сложнее осуществлять прямую демократию. Однако сегодня определенные попытки вернуться к прямой демократии – они возникают. Они возникают тогда, когда общество начинает понимать, что то, что ему объявляли демократией раньше, таковой не является. Наиболее ярким примером сейчас является Исландия, где в результате банковских махинаций после начала экономического кризиса, страна оказалась в состоянии полного экономического коллапса. После этого страна перешла под прямое управления своего народа. Собственно говоря, первое, что сделала, скажем так, прямая демократия в Исландии – это отказалась платить по банковским долгам, то есть всем простили свои долги. После этого стали наводить порядок в своей стране. Это вызывало большой шум. Это, собственно говоря, вызвало снижение банковского прессинга на страны-должники, чтобы демократия не дай, Бог, прямая не победила еще где-нибудь.

Кроме того, очень сложным моментом является понятие демократии в целом. Дело в том, что если есть какая-то страна, там демократия может быть на разных уровнях. Самый низший уровень – это местное самоуправление, то есть когда местные чиновники подчиняются местным советам или местной общине, или просто ими назначаются, или являются ее членами – это и есть прямая демократия на местах. То есть прямое самоуправление. Допустим, в стране может быть демократия на низшем уровне, на более высоких уровнях она отсутствует. Может демократия отсутствовать на низших уровнях, но быть на высших уровнях. То есть когда референдумом принимаются основные законы, но при этом чиновники на местах назначаются государством.

Демократию можно пытаться ввести на всех уровнях. Можно называть демократической страну, где есть, допустим, прямые парламентские выборы, но где больше никаких элементов демократии нет в принципе как явления. Прямая демократия на самом деле – она необходима людям в основном на месте их проживания, то есть там, где они живут, это управлять своим домом, своим микрорайоном, своим городом. Демократия начинается именно с этого уровня. Если пытаться развивать демократию, то именно снизу.

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк