Семейный портрет в чёрном и белом

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

В число двенадцати документальных фильмов, которые отобраны из 796 картин-претендентов для показа на ежегодном кинофестивале Sundance в Солт-Лейк-Сити в штате Юта, – угодил "Черно-белый семейный портрет" или "Семейный портрет в черном и белом", созданный российскими иммигрантами Юлией и Борисом Ивановыми, которые ныне проживают в канадском Ванкувере.

"Этот фильм о матери-опекунше в Украине Ольге Нэня, которая воспитывает 16 детей-мулатов. Она живет в городе Сумы. Я о ней узнала совершенно случайно, когда снимала другой фильм в Москве. Это был 2004 год. Фильм был об учителях английского языка – американских и канадских мальчишках, которым нравится жить в Москве. Мне попалась в руки газета со статьей об Ольге Нэня и ее детях. Я вырезала эту статью и привезла в Ванкувер. Примерно через год я нашла Ольгу. Мы поговорили по телефону, и у нас сразу же сложились хорошие отношения. Она разрешила приехать и снимать у нее в доме. Но при одном условии: фильм об Ольге Нэня и ее детях-мулатах не будет показан ни в Украине, ни в России", - говорит Юлия Иванова в интервью корреспонденту Голоса Америки Инне Дубинской.

Фильм этот не получил никакого приза, но уже сам факт попадания в число номинантов ленты с украинской историей заслуживает самого пристального внимания. Пусть он и не получит экранного времени в стране по желанию главной героини картины.

"Ольга не всегда объясняет мотивацию своих поступков и решений, потому что она – главный человек в своей семье и, наверное, в общении с другими людьми. Но я думаю, что причиной может быть ее нежелание того, чтобы полнометражный фильм о жизни ее семьи увидели в Украине и России, поскольку она понимает, что внимание к ее детям не всегда будет хорошим и полезным. Одно дело, если по телевизору показывают короткую программу, 10-минутный сюжет. Совсем другое – полуторачасовой фильм, потому что это – реальная жизнь, и все мы – живые люди. В фильме есть и положительные моменты, и критические", - раскрывает карты Иванова, которая стала единственной женщиной-режиссером, чья документальная работа была представлена на нынешнем фестивале в Юте.

"Ольга Нэня взяла на воспитание 16 детей-мулатов. До этого она еще воспитывала других детей. Когда она была замужем, у нее были свои биологические дети. В сорок лет она ушла на пенсию – потому что была на вредном производстве – и решила заняться воспитанием брошенных детей. Этому делу она отдает все свое сердце, а оно у нее – большое. Также у нее очень громкий голос. И еще – она очень волевая женщина. Сочетание таких компонентов создает определенную атмосферу в доме, где Ольга – командир, главный воспитатель, любящая, но и контролирующая сила. А дети – потрясающие, яркие, искренние – ее очень любят. В этом нет никакой фальши, карамельности, а только правда. Потому я и стала все это снимать", - говорит Юлия.

"Ольга – человек неравнодушный и пытается их воспитывать в соответствии со своим видением мира, которое не всегда совпадает с видением мира детей, особенно некоторых из них. В этом – главный источник конфликта. Она – авторитарный человек. В семье, где 16 детей воспитывает одна женщина, мало места для демократии – так считает Ольга Нэня. С другой стороны, если будущее ребенка видится ей определенным образом, а самому ребенку – по-другому, то воля сильной женщины-матери, как правило, подавляет волю ребенка. Я бы не хотела критиковать Ольгу, потому что не я, а она воспитывает этих детей в Украине, которые по большому счету никому не нужны", - утверждает автор Семейного портрета.

"Тот факт, что это были дети-мулаты, для меня был основным моментом, почему я стала снимать эту картину. Мы говорим о меньшинстве, которое никак не связано с другой стороной своей же культуры. Я живу в Ванкувере – самом удивительном городе в мире, где вообще нет расизма. Больше 40 процентов населения у нас – азиаты. В последнее время появилось очень много арабов. Немного – темнокожих. То есть у нас в Ванкувере есть все, все живут рядом, и каждый чувствует себя полноценным членом общества", - признается режиссер.
"В 2007 году я сняла фильм, который называется Fatherhood Dreams («Мечты отцовства»), о мужчинах-геях и об их детях. В основном с точки зрения детей я показываю несколько разных семей. Этот фильм сделан с позиции режиссера мейнстрима и для такой же аудитории, представляющей большинство общества. Это абсолютно не политический фильм. Для меня как для документалиста очень важна тема меньшинств. Так же как для меня важна тема усыновления. Я часто возвращаюсь к этой теме в своих фильмах. Еще, конечно, я люблю делать фильмы про романтическую любовь", - рассказывает Юлия.

Документальный фильм, который был показан на кинофестивале Sundance, во многом трагичен, потому что у некоторых детей сложная судьба. Настоящая трагедия – это судьба мальчика по имени Андрей, которого Юлия снимала в первый год, когда приехала в Сумы. У Андрея очень яркий, живой, быстрый ум, но в силу того, что у него были проблемы с поведением, и он плохо учился и не умел концентрироваться в школе, он был отправлен в специнтернат для умственно отсталых детей и детей с проблемами поведения – всех в одну кучу. В период так называемого «обострения» плохого поведения Андрея помещали в психиатрическую больницу. Его там «лечили» в течение месяца. Те методы, которыми там лечили этого ребенка, на Североамериканском континенте называются пыткой.

Через два года жизни Андрея в интернате, Иванова опять снимала этого мальчика. Она считает преступлением то, что сделали там с ребенком. Он стал абсолютно другим, по-другому говорит, у него произошли изменения в психике.

Есть и не грустные истории. У Ольги живет мальчик Максим. Ему сейчас, наверное, 11 лет. Он подвижный, очень любит поесть и готовить. Каждое лето и Рождество он ездит в гости к семье в Италию. Я снимала в Италии в этой семье, которую Максим очень любит, и которая его обожает. В итальянской семье Максима два человека – "папа" Сандро и дедушка. Бабушка умерла. Сандро – одинокий мужчина, и поэтому у него нет никаких шансов усыновить Максима, даже если бы произошло чудо, и Ольга согласилась бы на это. Усыновление одинокими мужчинами не разрешается ни в какой стране. По-моему, это печально, потому что я видела, какие это люди, и как они любят Максима.

Есть мальчик по имени Рома. Он очень талантливый футболист, который не играет в футбол на профессиональном уровне, потому что Ольга не считает это нужным. У Ромы в Уганде есть папа, с которым они связались. Но этот папа отсидел 6 лет в тюрьме в Украине за торговлю наркотиками. Как рассказала автору Ольга, он уехал в Уганду после безуспешных попыток забрать с собой Рому и второго сына – Эрика. Для подтверждения отцовства ему нужно было заплатить по 5 тысяч долларов за анализ ДНК каждого ребенка. Таких денег у него не было. Поэтому он уехал в Уганду без своих детей и в течение года не звонил. Первый раз звонок от него раздался сейчас в декабре перед Новым годом. Для Романа это была большая трагедия – папа вдруг нашелся, а потом опять исчез.

"Когда узнаешь Ольгиных детей ближе, как же грустно становится от того, что из-за слабости и страха перед мнением родственников и общества их матери лишили себя радости и счастья жить с этими яркими, такими разными и такими классными детьми. [...] Когда я только приехала, я была поражена, что дети – и мальчики, и девочки – бесконечно подтягиваются и висят на турнике. Оказалось, что Ольга только недавно договорилась с работягами соорудить этот турник, потому что дети висели на чем попало, и особенно на березе около дома. Вообще, дети разные, с разными интересами, способностями и талантами. Двое часами играют на пианино, причем как играют! Почти все дети здорово поют, и их любимая песня – Чернобривцы, любой ванкуверский украинец знает ее", - говорит Юлия уже в интервью Ванкувер и ЮС.

Есть в семье Ольги Нэня мальчик по имени Сашка. Он любимец всех местных мальчишек и девчонок. Он их лидер, очень харизматичный – и настоящий украинец как культурологически, так и эмоционально, хотя самый темнокожий в семье. По-русски он говорит с сильным украинским акцентом.

Когда Иванова начала его снимать для фильма, то он заявил: "Я буду жить там, где родился, никуда не хочу уезжать". Ему тогда было лет 12. Прошло три года. И во время повторной съемки он сказал, что его "достало", что его все время называют "черномазым". Не понимая, как хорошо он выразил свою мысль, он сказал: "Таким, как мы, только кирпичи ложить позволят. За столом-то ты сидеть не будешь". Когда 15-летний ребенок, который три года назад был гордым гражданином Украины, вдруг такое тебе говорит, это грустно.

Есть в семье и девочки, но для фильма лучше подходили мальчики, потому что в этой конкретной семье они четче выражают свои мысли. Потому так получилось, что Юлия больше снимала мальчиков, и они стали главными героями фильма.

Еще один мальчик, которого зовут Кирилл – по прозвищу господин президент или Обама – от рождения рафинированный человек: интеллигентный, образованный. У него были самые сложные проблемы с мамой Ольгой по сравнению с другими детьми. Кирилл – человек упрямый, сильный, несгибаемый. То, как он видел свою жизнь, и что он должен в этой жизни делать, не совпадало с мнением Ольги. Ольга считает, что ее видение правильнее. Они много спорили. Он был единственный, кто ей все время перечил. Конфликт углублялся.

Семья живет в пригороде Сум, практически в деревне. У них большое приусадебное хозяйство – а иначе Ольге не прокормить своих детей, потому что дотаций от государства не хватает на жизнь. Ольга считала, что все дети должны в равной мере помогать по хозяйству, но Кирилл был ориентирован на учебу, он заканчивал школу, а потому помогал по дому значительно меньше, чем другие дети. Это вызывало неудовольствие. Кончилось тем, что Кирилл – это единственный ребенок из всей семьи Ольги, который не общается со своей приемной семьей. Он учится в институте в Киеве, получает высшее образование. Он выживет, он сильный человек. Но, по мнению автора это тоже большая трагедия, когда ребенок, который в течение 14 лет рос и воспитывался в семье, потерял эту семью.

Юлия признается, что любит делать фильмы о реальных людях и реальных событиях современности: об иммигрантах, о взаимоотношениях между мужчинами и женщинами, об усыновлении и о меньшинствах. В 2010 году она "совершенно случайно" закончила одновременно три фильма, которые снимала несколько лет: уже упомянутый Семейный портрет + еще два.

"Цена сердечной боли" (Price of Heartache) - о фиктивных браках ради получения канадского гражданства, который снимался по заказу канадского телевидения в Африку и в разных экзотических местах.

"Любовь в переводе" (Love Translated) - это смешная по мнению автора лента о 10 днях тура за невестами в Одессу. Она снимала все, что происходило с первого до последнего дня тура, организованного брачным агентством "Анастасия" - чистая документалистика, но по драматизму фильм не уступает голливудским сценариям. Он был частью проекта о фиктивных браках, но потом стал отдельным, совершенно самостоятельным фильмом.

Первый документальный фильм Юлии и Бориса Ивановых об усыновлениях подростков "Из России за любовью" (From Russia, For Love), созданный в 2000 году совместно с канадской телекомпанией CBC, был показан в 18 странах.

Фильм 2006 года "Московский фристайл" (Moscow Freestyle) о живущих в Москве молодых учителях из США и Канады, созданный по заказу CBC Newsworld, Knowledge Network и SCN, стал лауреатом Награды гуманизма на фестивале Red Shift в Нью-Йорке.

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк