Почему я люблю 8 марта

Я очень люблю 8 марта.

За то, что «кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» - да кем хочешь.

За то, что «нет, я не выйду замуж», «нет, я выйду замуж», «нет, я не выйду замуж – за него», «нет, вот за него-то я и выйду замуж», «нет, я не буду с ним жить», «нет, я разведусь», «нет, я не разведусь».

За то, что «я пойду учиться», «я не пойду учиться», «я буду работать», «я не буду работать», «я поеду», «я не поеду», «я перееду», «я не перееду», «я уйду», «я не уйду».

За то, что вообще - «нет». Или - «да».

За то, что «у меня будут дети», «у меня не будет детей», «я буду растить детей одна».

За то, что я смотрю «Больницу Никербокер», «Мэд Мен», «Удивительную миссис Майзел» и думаю: они же правда – так, они же еще совсем недавно – так, какое счастье, что я – здесь и сейчас, дорогие вы мои Клара, Роза, Глория, Симона, Сьюзен…

За то, что я читаю смешные, глупые и такие свысока-недоумевающие комментарии современных возмущенных девочек в обсуждении «Анны Карениной», «Джен Эйр», «Гордости и предубеждения» и «Евгения Онегина», а то и «Трех тополей на Плющихе»: «тю, а че она не развелась-то?», «тю, ну и уехала бы», «тю, ну и выходила бы за него замуж, подумаешь, у нее денег нету и старшая сестра не замужем еще», «тю, ну и жила бы с ним спокойно без брака, чё», «тю, ну пошла бы работать, делов-то». Милые, хорошие, образцовые экспонаты с выставки достижений (не-не-не, это я только 8 марта так думаю и радуюсь, а в остальные дни злюсь, конечно).
За то, что Фрэнсис МакДорманд может выйти в негламурном совершенно виде на самую гламурную сцену мира и там взмахнуть руками – и в зале одна за другой встают женщины, без которых киноиндустрия немыслима, невозможна.

За то, что «Здравствуйте. В эфире «Воскресное то-то», с вами – такая-то, и мы говорим о главных политических и экономических событиях минувшей недели».

За то, что хоть ты тресни, а они есть, хоть Кондолиза Райс, хоть Мария Захарова, хоть Мадлен Олбрайт, хоть Юлия Тимошенко, хоть Ангела Меркель, хоть Елена Мизулина, хоть Хиллари Клинтон, хоть Ксения Собчак. Плевать, какие они, вообще плевать в данный момент. Они – есть. А до них были Беназир Бхутто, Маргарет Тэтчер, Индира Ганди и Валерия Ильинична Новодворская. Плевать, какие они были, вообще плевать в данный момент. Не говори с тоской «их нет», но с благодарностию – были! И главная героиня «Карточного домика» - не выдумка и не утопия, все они были, чтобы она – была.

За то, что, когда одно из первых лиц страны позволяет себе во всеуслышание проронить, что, ежели, мол, вам, девчата, не нравится, что на работе вас щиплют за задницу, так вы меняйте работу, - то этот его палеозойский юморок возмущает не только женщин, но и мужчин.

За наши не-гулянья под луной, за солнце не у нас над головами… а, нет, это не сюда.

За то, что «да я последние десять лет одна отдыхать езжу, мне так веселей». За то, что «поменяла машину», «то есть как это – ты не водишь?!», «минуту, я переключусь на громкую связь, я за рулем». За то, что «купила квартиру, делаю ремонт». За то, что «ой, нет, хозяйство – это не мое, мне проще на помощницу по дому заработать». За то, что «ой, нет, я готовить не умею, и шить не умею, а гладить терпеть не могу». За то, что «девочки, ну чего, в пятницу вечером пьем? – я тогда стол закажу!». За то, что «а вы как предохраняетесь?». За то, что «але, ты еще не ушел из магазина? Я забыла: купи мне прокладки!». За то, что «ну че, и как он? – да не фонтан, видали лучше». За то, что «я сама тебе позвоню». За то, что «ну да, я глаза сделала». За то, что «да не буду я ничего с собой делать». За то, что «у меня фирма», «я – топ-менеджер», «у меня в подчинении столько-то человек», «я – фрилансер, так удобней», «нет, за такие деньги я работать не буду», «вызовите ко мне Новосельцева», «свяжитесь с моим секретарем», «во вторник у меня кафедра»,«да, я доктор наук, профессор». За то, что можно – так, можно – по-другому, но можно так, как ты хочешь, и жить – и говорить вслух.

За то, что «женщщщщина, вы пойдете голосовать? – не пойду! – то есть как это не пойдете?!!»

За то, что «зачислите мне на счет, пожалуйста», «сейчас я тебе со счета перекину», «я картой буду платить… или наличными… нет, картой удобнее» (а в «Рассказе Служанки» - в книге, во всяком случае, я сериал не смотрела, - начинается-то все с того, как однажды утречком все женщины обнаруживают, что их карты более не действительны).

За то, что моя фейсбучная лента – окна в чужие жизни, в которых женщины путешествуют, переезжают, выбирают и меняют работу, растят детей, встречают свою любовь и расстаются с мужчинами, зарабатывают деньги, делают крутые карьеры, находят дело по душе и горят им, принимают решения, говорят и шутят обо всем, о чем считают нужным говорить и шутить, и живут, живут как хотят и выбирают.

…Как ни странно, мое 8 марта – это штатовское кино в период с конца 70-х через 80-е к началу 90-х. Очень такое разное кино (Клара, Роза, Симона, Глория и Сьюзен плюнули бы с досадой и сказали, наверное: тьфу, срамота! – рази ж они знали, как слово отзовется и, согласно еще одному крутому фильму о женщинах, какой путь пройдет этот голубой свитер от кутюрного подиума до развала уцененки в универмаге): «Язык нежности» и «Стальные магнолии», «Тутси» и «Любовь и аэробика», «9 ½ недель» и «Деловая девушка», и даже «Династия» с «Санта-Барбарой». Мир, в котором диковинные начесы, термоядерный макияж и гигантские пиджачные плечи – это только узор, орнамент, обманка, как диковинное оперение экзотических птиц. А за всем этим – утверждение права на выбор, на силу, на свободу, на путь. Утверждение – вот прямо на глазах у круглоглазой публики.

Я рада, что мое детство и взросление пришлось на это кино. Не на сейчас, когда «права и швабоды» кажутся вечными, незыблемыми и всегдашними. А на то время, когда об их становлении в реальной жизни, переходе из теории в практику снимали кино – любых жанров, на любую тему, просто надо знать, куда смотреть на этот самый дух, который дышит, где хочет. Да ведь мало кому приходит в голову сегодня, что Кларой и Розой 80-х были сестрички Джеки и Джоан Коллинз. Первая из которых в своих настолько ужасных, что прямо даже прекрасных романах-конструкторах в одиночку билась с ветряными мельницами и разоблачала голливудский домострой, еще 30 лет назад осуществив свое личное крестовопоходное «metoo». А вторая совершила маленькую революцию, создав нетленный типаж могущественной и предельно свободной женщины, который в той или иной степени с тех пор повторяют все киношные злодейки в любых жанрах. Из ностальгических чувств в первом комменте – длинная нарезка, посвященная этой смешной героине, такой утрированной, такой чрезмерной… И, собственно, воплощающей именно то, за что лично я люблю и благодарю 8 марта. За свободу, статусную и финансовую независимость и право выбора в любой момент… к которым прилагаются шмотки-цацки-духи-каблуки… За то, что можно быть смешной - распущенной - и не играть словами, и не краснеть удушливой волной, слегка соприкоснувшись рукавами (вот сейчас – в тему, да).

За то, что «ты пойдешь направо, ты пойдешь налево, ты ведь королева, ты имеешь право на любой ход».

Леся Орлова

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк