И снова про трансплантацию органов вна Украине

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

Вна Украине в который раз заговорили о посмертном донорстве органов. И в который раз совершенно не вовремя и совершенно без всякой надежды на успех. Пусть две недели назад законопроект, в котором появляется понятие "презумпция согласия", то есть ситуация при которой каждый человек, который при жизни письменно не отказался от донорства, может стать таковым после смерти.

«Трансплантология у нас должна работать как в цивилизованных странах. У нас 7 центров трансплантации готовы к постоянной работе. Но трупное донорство практически блокировано. У нас в стране делают сотню пересадок почек в год, одну - сердца, и 12-14 - печени. При этом ежегодно в трансплантации почки нуждаются более 2000 человек, печени — около 1000, сердца — 500—700, - объясняет необходимость принятия закона главный трансплантолог Минздрава Украины Александр Никоненко. - После смерти человека согласие на пересадку его органов должен дать родственник, но он находится в тяжелом психологическом состоянии, и чаще всего отказывает». По его словам, при разработке закона авторы ориентировались на опыт России, Беларуси, Италии, Австрии.

После принятия закона все украинцы станут потенциальными донорами. Им 2 месяца будут разъяснять, что они могут отказаться от сдачи органов: для этого надо будет написать заявление и отнести в поликлинику по месту жительства, либо даже отправить по электронной почте Госслужбе по трансплантации.
Украинцы станут донорами органов

И пусть заголовок у газеты Сегодня совершенно некорректный, как и текст грешит кое-где глупостями, но комментарий эксперта очень интересен и показателен. Правильного человека выбрали. В нем - цифры, которые есть, и цифры, которые должны быть. Разница между ними колоссальная.

Презумпция согласия работает в России и Беларуси, где для отказа от донорства органов нужно зайти лишний раз в больницу. Чуть другая ситуация в Штатах, где нет презумпции согласия, но при сдаче экзамена на водительскую лицензию, граждан чаще всего спрашивают о том, согласен ли будущий водитель с тем, что после зафиксированной экспертами смерти его органы могут отойти другому?

Не знаю, как во всех Штатах, потому как там все-таки кон/федерация, но в тех, где мне доводилось проживать и сдавать на самый главный документ, процедура была именно такой. После чего на магнитную ленту, которая сопровождает пластиковую корочку, записывается соответствующая информация. Иногда и на сами права ставится галочка/отметка.

У создателя Говорит Донецк была такая метка. Как и у тысяч других людей. И все равно не хватает. Его научный руководитель, чья смерть стоила карьеры целой группе учеников, скончался от рака печени в ожидании трансплантации.

Когда рак был диагностирован, доктор Питер К. Хэмилтон стоял в очереди под №16. Когда Питер умер через год с хвостиком - то был в очереди то ли восьмым, то ли девятым. С медицинскими страховкой и сервисами, которые местным нуворишам и не снились.

Наша же нищая и дремуче наивная страна, которая расположена в самом центре Европы, совершенно не готова к регулируемым законом отношениям не только в этой сфере.

Бубны, приметы, бабки и приговоры с приворотами - таково украинское прошлое, настоящее и будущее.

Ситуация, в которой погибшего на стройке украинского работника разбирают на составляющие в стране, где посмертное донорство узаконено, людям - понятна.

Ситуация, в которой парень продает почку, чтобы задорого сыграть свадьбу, а потом умирает - понятна.

Ситуация, в которой свободный украинец по своей воле выезжает в Азербайджан или Эквадор, чтобы продать какой-то парный или не очень орган богатому реципиенту - понятна.

Ситуация, в которой иностранный доктор приезжает в страну, чтобы за наличные подобрать подходящего донора для своего денежного пациента, - понятна сразу.

Ситуация, в которой украинские доктора из-под полы торгуют органами умерших или конечно же убитых/зарезанных/залеченных пациентов, - понятна. Особенно если доноры из неблагополучных семей или представляют собой отбросы того, что когда-то называлось обществом.

Ситуация, в которой человек не стал заведомо извещать никакие институты о том, что после смерти он категорически против дерибана своего дражайшего тела на составляющие по религиозным или каким-либо иным соображениям - не понятна и вызывает внутренний протест.

Потому что понятное - не страшно. Страшно то, что не понятно. Чего не может охватить мозг, который не способен думать, а только попугаем повторять ранее кем-то из вышестоящих сказанное.

Знаете, какой главный аргумент журналистов уважаемых украинских изданий, которые стеной встали на защиту страхов электората, если переводить на человеческий?

Дескать, если вдруг кто-то богатенький внезапно захочет изъять орган у бедного, он его найдет, выследит и заставит врачей убить во время операции, допустим, аппендицита. Это вовсе не одна национальная, столичная или региональная газета. Это группа ведущих изданий страны, которая кому-то там дарована так называемым Богом.

Украину часто сравнивают с Гондурасом, что очень может быть неприятно для жителей этой страны.

Канцлер разделенной на две части Германии однажды назвал Советский Союз "Верхней Вольтой с ракетами".

Сергей Брин якобы назвал как-то Россию "Нигерией в снегу". По пьяни, не под запись, но ему это помнят, в то время как он сам - нет.

Как назвать в такой ситуации Украину?

Черноземный ЦАР в снегу и с ракетами.

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк