Как ели, как чувствовали

Прочитала я пост, как кушал человек устриц, вспомнила, что и как мы ели странное и добытое собственноручно, и понеслась лента памяти в студенческое прошлое раскручиваться.

лягушки

Всем известно, что студенты-биологи теоретически способны сожрать любой белковый и условно съедобный живой объект. Практика показала, что и ядовитый иногда тоже, но то были издержки природной жадности у отдельных товарищей, за которую они и расплачивались жестоко. Слава богу в кустах, а не на больничной койке.

Ну, немеркнущая классика - лягушки. Лгут те, кто уверяет, будто студенты первым делом пожирают всех лягушек на территориях, где проходит их летняя практика. Это неправда. На обеих практиках мы питались хорошо и разнообразно, так что до амфибий дело не доходило, а готовить и кушать их из чистого любопытства было лень. Приходилось слышать, что у биологов Харьковского универа чуть ли не традиция на биостанции в Гайдарах кормить первокурсников блюдами из лягушатины. Возможно, но у нас такого не было, и лягушки рядом с биологами жили в счастливой безопасности. Правда, я ловила для исследования ящериц, описывала, измеряла, взвешивала и отпускала назад в пампасы.

Как-то увлекшись ловлей, услышала над головой вопли бабушки-козопаски:"Што, блядина, на мнясо ловишь?!!" Даже не знаю, что больше меня потрясло: "блядина" в мой адрес, дивное слово "мнясо" или мысль, что местные считают обычным делом заготовку ящериц на еду. Однако, лягушатину попробовать все же пришлось. Собирали мы материал для моего диплома в окрестностях крупного водохранилища. Было там место особое - сток воды на широких бетонных ступенях перекатами. Лягушек там была лютая прорва, огромных, как кони, а ловить их было, бродя по колено в теплой воде, чистое удовольствие. Устроили загонную охоту с воплями, брызгами и весельем. Ребята не смогли противиться охотничьим инстинктам и набалабасили полную футболку лягух. Поймать то поймали, а дальше что?

Однако, нашелся в компании хладнокровный и кровожадный человек, который превратил зеленых милах в котелок чистых лягушачьих бедрышек. Мяско и мяско, в глаза жалостно не смотрит, потому приготовила их в котелке с вином, луком, томатами и специями без особого содрогания. Ну, что сказать? Традиционное сравнение с курятиной будет некорректным - слишком волокнистое, другая текстура, другой привкус, много мелких косточек. Не бог весть какая гастрономия, как на мой вкус, чтобы гоняться по болотам за лягушками, но в отсутствии иных продуктов вполне съедобно.

Вторую историю впечатлительным и брезгливым лучше пропустить. Поехали мы как-то на конференцию по орнитологии и оказались на берегу Печенежского водохранилища. В это время там было изобилие лигулезного леща и карпа. Местные ловили рыбу просто сачками с лодок на корм свиньям. Рыба, хоть и очень крупная, была истощена паразитом, и людям в пищу мало пригодна, но местные говорили, что сам глист является вкусняшкой и деликатесом - чистый белок, поджаренный на сковороде, ну "прямо кальмар". Смысл в этом был, поскольку окончательным хозяином паразита были водоплавающие птицы, то человек заразиться не мог, да и птицам он особо вреда не приносил - страдала только рыба. Пошли мы купаться, а там эти лещи огромные чиркают плавниками у самой поверхности, а погрузиться не могут. Стали мы их ловить просто руками. Я прямо касаткой себя чувствовала, когда догоняла вплавь и ловила тяжелую рыбину. Наловили рыбы, выпотрошили. Сидим и смотрим на глистов, а глисты смотрят на нас. Посмотреть было на что - длина до метра и ширина полтора сантиметра, иссиня-белоснежные, тошнотворно так шевелящиеся. Пара-тройка рыбин и сковородка деликатеса готова. Одно дело умом понимать, что это белок и есть безопасно, а совсем другое дело взять ЭТО, готовить и тем более съесть. Вроде и не к лицу биологам позорно мандражировать, а дерзких не нашлось. Подошла местная собака, покосилась и спокойно стала хряцать наш несостоявшийся экзотический ужин. Ну, и слава богу.

Как-то в Крыму был атипично влажный сезон. После летнего ночного дождя повылезала из летней спячки масса виноградных улиток. Мы лично ведро их собрали для кулинарной надежности. Ну, думаю, сейчас и попробуем французский деликатес. Трудностей особых не видела, так как такими же ведрами ели мы черноморских мидий и рапан, а если свезет, то и котелочек крабов был в меню у студентов-биологов. Как говорится, ничего не предвещало. Морских гадов мы традиционно варили в морской же воде, а улиток, как сухопутных, решили в пресной подсоленной. Поставили, кипнуло ... и пошла пена. Улитки варились, а пена все шла и шла, как из волшебного горшочка. Рука устала снимать. Переваривать моллюсков нельзя, а потому просто отмыли от пены в нескольких водах и стали пробовать есть с перцем и маслом, чесноком и лимоном. Не зашло ни с чем. Противнейший привкус перебить не удавалось. Может их отмачивают в чем-то перед варкой или как-то еще подготавливают, или пеногаситель какой добавляют, чтобы море улиточьей белковой слизи при варке не превращалось в пену. Короче, мы впервые в жизни после общего голосования выбросили еду - никто не смог есть. Это было фиаско.

Из всего, что мы ели, самыми вкусными оказались огромные грибы-зонтики, дивно похожие на бледную поганку, тушеные в сметане, и крупные мидии, которые запекались на углях и поедались с капелькой мадеры. Ну, еще черные грузди, которые я героически вымачивала и солила в походных условиях. Их никто принципиально не собирал, а я решила повозиться. Результат был достоин оды, я щитаю. Отдельно можно слагать гимны полевым и луговым шампиньонам, которые ведрами собирали по хорошо унавоженным выпасам. Вот где было пиршество тела и духа, если не вспоминать друга нашего жадного, который набрел на полянке на семейство желтокожих шампиньонов и не смог пройти мимо. И предупреждала же его, и пугала. Нет смертельно ядовитых и все тут, а грибочки такие плотные, красивые. Сам собрал, приготовил и употребил в одно лицо. Сам потом и сидел в кустах, стонал жалостно и молил подбросить еще бумаги. Мы хохотали демонически над жадиной, но бумагой делились и рисовый отвар и цикорий бедолаге сварили... Самое смешное,что сидя в кустах часами, он умудрился подцепить клеща на самое драгоценное, и товарищи его потом с нездоровым гоготом извлекали с помощью нитки да по часовой стрелке... Потом он стал жрать варенье, в котором утонули осы, хотя я опять же отговаривала, был укушен за язык и губу одновременно. Ходил по лагерю красивый с губой-вареником и лежащим на ней распухшим языком. Мысль, что могли и за горло цапнуть нашего всеядного, как-то не давала мне от души веселиться вместе со всеми. Был у нас апологет блюд из дождевых червей, которых предварительно надо было накормить манкой, но до реализации не дошло в виду отсутствия манки, о чем по сей день не сожалею.

Самое экзотическое животное, которое довелось есть - это североафриканский гривистый баран. В дендрозоопарке в Алуште местные упыри-охотнички перекинули ночью через сетку вольера охотничьих собак для притравки по живому зверю. Собаки так напугали самку, что та, прыгая по вольеру, переломала себе ноги. Лечить ее не смогли или не стали по каким-то причинам. Шкуру отдали чучельникам на выделку, а мясом вдоволь угостили студентов. Было его много, а уезжать наутро. Еле-еле смогли доесть шашлык. Вкусно, но вкус особенный, как и у каждого мяса.

Катранжи Оксана

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк