Михаил Павлив о новом прочтении роли государства

Международная система отношений, само понятие государства - трещит по швам. Главный торпедирующий фактор - развитие в глобализованном обществе доктрины права на самоопределение базирующейся на естественном, неотъемлемом праве коллектива индивидуумов определять свое будущее и настоящее, пишет в своем Фейсбуке политолог Михаил Павлив.

До сих пор в международной практике существовало лишь право на самоопределение наций, народов, этнических групп, находящееся в противоречии с принципом нерушимости границ государственного образования. При этом, не менее фундаментальным являлся и является принцип географической территориальной локализации. В условиях современного права отсутствие наличия территории делает невозможным право на самоопределение.

Данное положение вещей само по себе настолько архаично, насколько может быть архаичным паровой двигатель рядом с адронным коллайдером. Сейчас объясню почему.

Современное общество состоит из социальных общностей - реальных объединений людей, объективно заданных способом их устойчивой взаимосвязи, при котором они выступают (проявляют себя) как коллективный субъект социального действия.

Для социальных общностей характерно не только наличие общих объективных характеристик, но и по сравнению с другими человеческими множествами осознание своего единства через развитое чувство общей связи и принадлежности. Социальные общности могут быть политическими, конфессиональными, культурными, сформированными по любым другим принципам.

Основой социального сообщества является осознание общности неких ценностных и мировоззренческих приоритетов у коллектива индивидуумов слагающих его, и готовность к поддержанию связи внутри сообщества. Восприятие и осознание этой связи реализуется как биполярность «мы — они» (через оппозицию «свои» — «чужие»).

В этой связи, совершенно очевидно, что для современного права не должно быть различий между социальной общностью и этнической общностью. Потому как их объединяют единые механизмы социального взаимодействия, социальной проявлености.

Единственным отличием является наличие у этнической общности кровной, биологической связанности.
Но, при этом, современные политологическая и социологическая наука, в целом, отвергают примордиальный, биологический критерий как определяющий в этно-политической и этно-социальной самоидентефикации.

Возникает вопрос, если единственное отличие этнических общностей от социальных современной наукой признается незначительным и неприоритетным в вопросе индивидуальной и коллективной самоидентефикации, не пора ли поставить знак равенства между общностями социальными и общностями этническими?

А, следовательно, не пора ли распространить принцип права на самоопределение и на социальные общности, как их естественное, иманентное право?

Как мы помним главным условием в реализации права на самоопределение является территориальная локализация. Этот якорь заложенный еще в рамках формирования вестфальской международной системы в 17 веке и по сей день остается камнем преткновения на пути к самоопределению индивидуумов и общностей. Галопирующие централизация политико-правовых процессов и нацбилдинг в мануфактурной, пост рефораторской Европе выработали доктрину приоритета национального государства и сохранность его территории над правами и приоритетами индивидуума.

Пик вестфальского государства был пройден в эпоху развитого империализма - две одна за другой мировые войны, заставили человечество переоценить значение государства в жизни индивидуума, постепенно придя от формулы "государство - абсолют" к формуле "государство - бюро услуг".

Именно поэтому мировое научное сообщество настойчиво твердит о несоответствии вестфальского государства современному глобализованному миру. А, следовательно, не адекватен соврменности и принцип территориальности как критическое условие в реализации права на самоопределение.

Возвращаясь к равенству, в нашем понимании, права на самоопределение социальных и этнических общностей, следует заметить, в контексте вышенаписанного, что это право в современном мире ОЧЕВИДНО должно стоять в приоритете перед принципом территориальной целостности.

Кроме того, очевидно что, социальные общности, в частности культурно-политические, локализованные географически (территориально) должны получить в системе международных отношений автоматическое право на самоопределение и признание в рамках своего территориального анклава или эксклава.

В этом заключается главный смысл фундаментальной формулы которая должна стать неотъемлемой частью международного права -

"Местные общины, как территориальный коллектив индивидуумов, составляющие собой социальную или этническую общность, имеют несомненный приоритет в вопросах самоопределения и самоорганизации перед национальным государством, и несомненный приоритет в вопросах делегирования национальным и международным институциям своего суверенитета".

Каждый волен примерять все вышеописанное к международной и внутреукраинской практике в рамках собственного миропонимания и мироощущения.

Лично для меня, все происходящее в нашей стране находится в глубоком противоречии с правами человека и современной гуманистической идеей.

Отсюда

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк