Пять статусов Фейсбук в начале марта 2015

Кучма строил большой советский завод с жесткой вертикалью управления. Мнение "рабочих" директора интересовало только положительное. Поэтому он проиграл.
Ющенко строил украинское село с большим кладбищем. Тут даже неохота объяснять, почему этот безвольный пчеловод-некромант ушел восвояси.
Янукович строил ИТК, где блатные и администрация имеют все блага, а дальше они стремительно уменьшаются по нисходящей. Он имел звериный инстинкт, позволявший держать власть в кулаке, но совершенно не чувствовал общество. Его погнали в шею.
Теперь в стране строится модель корпоративной культуры жестокого по своей природе, равнодушного к судьбе всего живого украинского бизнеса. Абсолютно тоталитарная модель с затыканием ртов и "увольнением" всех, кто не согласен с линией хозяина, минимизация всех расходов, включая зарплаты и разного рода пособия. Не можешь работать, устал, заболел - свободен, можешь сдохнуть. На рынке труда полно свободных рук. Даже долги страны рулящие остатками Украины рачительные бизнесмены стараются отдавать не из своих, лежащих в надежных банках, а из кредитных, заранее зная, что свалят отсюда на самолете с паспортом другой страны в кармане. У них нет проблем, есть только текущая цена вопроса.
Все это удивляющее даже бывших упоротых активистов Майдана движение в совершенно другую сторону от европейских стандартов имеет только одну цель: финальные решающие продажи. Им никто не должен помешать. Поэтому у нас "нельзя критиковать правительство во время войны". Поэтому тех, кто пока еще робко пытается протестовать против сумасшедших тарифов и мизерных доходов, активно гасят вчерашние борцы с тоталитарным режимом, надевшие красивые пятнистые курточки. Они на зарплате, поскольку это тоже входит в цену вопроса.
Когда очередной этап завершится и распроданную страну покинут последние"европейцы", создавать ее кому-то придется заново, с нуля, опять проходя все этапы: национализация, коллективизация, тотальная зачистка элемента с бредовыми идеями и бандитскими наклонностями, натужная индустриализация, тяжкий процесс ликвидации неграмотности, создания научной элиты, массовой культуры etc.
Хотя с оглядкой на прошлое скорее случится так, что браться за этот проект никто не станет. Слишком уж упорно украинцы стремятся уничтожать все то, что делает их лучше, думая, что именно это и сделает их лучше.

Бачо Киро о стиле

Шестое "самоубийство" оппозиционного украинского политика за последний месяц. А если считать несколько ранее "самоубившуюся" Самсоненко-Семенюк - седьмое по счету. Более чем очевидно, что за этой серией стоит ликвидационная команда - "эскадрон смерти" какой-нибудь.
Но это же не Немцов, которого слезно оплакивала либеральная интеллигенция, а так - издержки демократического процесса в стране, где немцовы к власти пришли.

Андрей Манчук о трудной работе демократии

В Донецке сейчас реально есть проблемы с поставками продуктов питания и прочих товаров. По социальным категориям вроде все нормально, но если взять чуть шире, то даже растворимый кофе не везде спокойно можно купить. Реально ощущается опустение в магазинах, как в августе 2014-го.
Одной из главных причин такого «дефицита» являются проблемы с пропуском товаров на «временно оккупированные территории» – ведь большая часть цепочек снабжения построена на завозе именно с украинской стороны. На блокпостах сейчас стоит даже фискальная полиция (это помимо таможни, ВСУ и прочих товарищей). Хочешь провезти товар – плати денежку.
Это приводит к тому, что те товары, которые попадают на полки стоят дороже, чем в украинской части области. Продавцы шутят, что скоро будем только на натур-продукте и товарах собственного производства.
То же самое происходит и просто с вещами, которые люди, купив на украинской стороне, хотят провезти в Донецк. Я лично видел, как на блокпосту высадили человека, который вез в Донецк два бензиновых генератора. Нужно декларировать на «границе» и платить какой-то взнос. Есть десятки и сотни историй, о том, как кого-то куда-то не пустили, а провезти что-то большее, чем ручная кладь стоит денег.
С этим уже даже мы столкнулись в рамках своей гуманитарной работы.
Внимание вопрос – что должны чувствовать при этом местные жители? Они должны осознать свою неправоту и приползти в Украину на коленях? В чём практический смысл этой изоляции?
У меня есть предположение, что бизнес просто потихоньку начнёт переориентироваться на закупки в России. Там вряд ли будут этому мешать. А это значит, что предприниматели на украинской территории недополучат выручку. А государство недополучит налоги. И что самое страшное – крепчайшие, выработанные за 23 года независимости деловые связи начнут теряться. А это один из важнейших факторов реинтеграции.
Так же начнут скоро думать и челночники. Ведь от Донецка до Ростова рукой подать. Зачем ехать за бензиновым генератором в Краматорск, чтобы потом листать взятки на блокпостах? Да, было привычнее, но что поделать…
Сюда же приплюсуем вымывание гривны из региона. Есть сигналы от местного бизнеса, что возник гривневый дефицит и это не локальная самодеятельность. В свете вышеуказанных тенденций, логичным будет начало хождения рубля. И закупки проще делать будет… А потом и ценники сменятся… Неужели это так сложно понять?
Отдельная штука с пропусками. Их введение с 21 января просто заморозило передвижение внутри региона. Для оценки масштаба приведу пример – моя семья сейчас живет в Красноармейске, на северо-западе области. Расстояние по прямой чуть более 50 км. В мирное время 40 минут автобусом. Они ходили по несколько раз в час и были полностью заполнены. Сейчас из Донецка в Красноармейск несколько автобусов в день. Автобусы заполнены едва на треть и ехать два часа. И каждый рейс обязательно кого-то снимут на блокпосту. История одна и та же: «Да я документы на пропуск еще в январе сдал! Мне до сих пор не дали!»
Конечно, не дали. У меня пропуск номер 1966. Выдан 13 февраля. А один знакомый журналист мне говорил, что по его данным на 22 января было заявок на пропуск около 70 тыс. Это как? Тянут специально, чтобы вообще отрезать шмат области?
Сначала отобрали пенсии и закрыли отделения банков. Потом заблокировали карты и безналичные платежи. Потом усложнили переоформление пенсии, а затем и вовсе ограничили в передвижении по родному региону. Сейчас режут поставки для бизнеса. Что дальше?
На этом моменте я хочу поаплодировать гениям этих стратегических решений в правительстве, АП или СНБО, которые реально верят, что подобная изоляция, сможет каким-то образом вернуть Донбасс в «семью». Что-то мне подсказывает, что авторы этих решений прогуляли в институте и курс логики и социологию с коллективной психологией. Всем трудовым коллективом.
А курсов управления государством у них не было вовсе.
И мы все просто стали жертвами экспериментального обучения на лету. Хорошо, что они во врачи не подались.

Энрике Менендес о том, какая штука происходит

Украинский блок-пост. Огромная очередь. Иду пешком просить, чтобы пропустили без очереди, ведь пару часов назад на въезде уже обыскали чуть ли не до трусов.
- О, сеператистка. Шо таке?
- А можно проехать без очереди, вы же нас уже осматривали?
- А шо везеш?
- Да гигиену детскую - памперсы, мусы и т.д.
- А багато везеш?
- Ну нормально так - целый фиат.
- Нi, не пропустимо. То багато сильно. На людину по 50 кг можна провозити. А в вас бiльше набагато.
- Я же Вам три часа назад говорила, что мы будем посылку везти большую. Почему не сказали, что нельзя?
- Так ти ж не спросила скiльки конкретно можна...
Где-то еще минут 10 мои варианты все отметали и говорили, что не пустят.
За это время мы успели зайти за будку.
- Якщо хочеш проїхати, то треба шо то дати.
- Сколько?
- А скільки даш?
- (немного оторопев) ну, у меня 400 есть.
- 400 то мало. Ти ж розумієш, ти на цьому заробиш і я хочу заробити, і ще три інстанції. Так шо 400 мало.
- Ну, у меня больше нет. Тем более, что эти деньги люди на лекарство детям нам присылают. Вы же у детей это забираете.
- Та звідки я знаю. Може ти все це продавати везеш.
- Нам это благотворительная организация передала - я в любом случае это продавать не буду. Мы же отчитываемся перед людьми. Давайте мы при вас все пакеты порвем, чтобы уже наверняка.
- Та я і сам їх можу порвати, якщо треба.
- Вы понимаете, что вы при исполнении и у меня деньги просите за груз?
- Я твої гроші не візьму в руки. Ти мені їх на карточку кинеш.
-.....Вы со всеми гуманитарными грузами так работаете?
- Так у всіх інших документи є. Зроби собі документ від червоного хреста і проїжджай - ніхто і перевіряти не буде.
- У нас есть документы вообще-то.
Взял документ, пошел к остальным - совещаются.
Подзывают.
- Ну дивись, сьогодні проїжджай, але наступного разу ми, як тільки тебе побачимо, точно не пропустимо машину.
И даже машину нашу не осмотрели.
PS: это история неполная, в ней еще есть часть, в которой нас сначала обыскивали и допрашивали. Но там больше пострадал Дима, а я в это время пила чай в окружении бравых солдат)

Ольга Коссе о том, что происходит на блокпостах

в свободное время люблю строить разные ненаучные теории о том, как вообще все вокруг происходит. По-моему, люди начинают стареть, когда они останавливаются. Про некоторых так можно даже точно сказать год, когда они законсервировались. Есть у меня знакомый, который все время слушает только C. C. Catch. Я понимаю, что этот альбом ему сильно понравился, когда тот был молодой, но после этого же еще куча музыки появилась, как новой, так и той, о которой он раньше не знал, а он слушает только эти пару альбомов C. C. Catch и больше ему ничего не нужно. То есть тогда он как раз остановился.
Другой знакомый такого же возраста (около 40) все время выискивает какую-то новую музыку, каких-то безумных британских музыкантов и делится со мной. А мог бы, как тот слушать себе своих братьев Галахер времен Oasis и не дергаться.
Музыка просто это самое заметное. Каждый же ничего не понимает вокруг и до определенной поры наполняется информацией обо всем. А потом закрывается. Кто-то в 11-м классе узнал, как сексом заниматься, группу «Руки вверх», как писать/читать и что говорить мужу, когда он пьяный домой приходит и остановился. И сразу стал стареть.
Сколько раз я встречала своих одноклассников, причем многих не видела лет по 10, и едва узнавала. Кто эти дяденьки с залысинами и вторыми подбородками? Кто эти женщины в обтягивающих шерстяных колготах под ручку с лысеющими дяденьками? А другие вот резво скачут и со школы почти не изменились.
Помню, как долго не могла понять, сколько лет моей англичанке из Дебальцево. Когда я приходила к ней на занятия, она все время придумывала себе новый маникюр и какое-нибудь занятие – то рисовала натюрморты, потом переключилась на вышивание картин гладью. Потом купила компьютер, провела интернет, освоила это все и стала переписываться с японкой, потому что, наконец, осуществила мечту своей жизни и начала учить японский и арабский языки. При этом она была прикована к инвалидному креслу.
Мне казалось, что ей за 50. Оказалось – за 70.

Оксана Малахова о тех, кто придумывает себе занятия

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк