Люди

Приматы семейства гоминид. Человек разумный. Homo sapiens. Кроманьонцы. Человеки. Человечество.

В Украине утвердили новый Порядок пересечения линии разграничения на Донбассе и уберут перечень разрешенных для перемещения товаров

Кабинет министров Украины утвердил новый Порядок пересечения линии разграничения на Донбассе, изменив принцип перемещения грузов с "перечня разрешенных для перемещения товаров" на "перечень запрещенных для перемещения", сообщает министр по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Вадим Черныш.

"Отличная новость! Правительство утвердило новый Порядок пересечения линии разграничения на востоке Украины. Ждем окончательной редакции. Но знаем, что инициатива МинВОТ об изменении принципа определения "перечня разрешенных для перемещения товаров" на "перечень запрещенных для перемещения" поддержана правительством", - написал Черныш в четверг в своем аккаунте в Твиттер.

Золотое яичко

На Великую Отечественную всей семьей ушли воевать прадед Захар Иваныч и три его сына, один из которых Дмитрий Захарович – мой дед по маме – диверсант-парашютист.

В 1941 Мите исполнилось 17 лет. Его отец, тот самый Захар Иванович, до ВОВ умудрился повоевать в финской войне, а закончил в Манчжурии - три войны пылил служивый и вернулся домой, как и три его сына. Бывает.

Но ещё более удивительная судьба отца Захара Иваныч – Ивана Ивановича Петренко. Двухметрового красавца, 20 лет служившего в гренадерском полку его Величества. Мама, будучи первокурсницей, приезжала к нему в воронежскую деревню – он там активно вёл домашнее хозяйство – прадеду в то время стукнуло, внимание, 103 года.

Суровый старик неодобрительно отнёсся к будущей профессии своей правнучки, сказал, мол, архитектор-строители – неженская тема. По словам мамы прадед Иван Иваныч был хорошим плотником и прекрасно разбирался в строительстве. Он своими руками выстроил большой деревянный дом «на выре» (на семи ветрах), на крутом холме посреди деревни.

Про пенсионерский фестиваль разочарования

Лента ФБ - пенсионерский фестиваль разочарования. Все морщинистые и разочарованные.

"Разочарован Мураевым!", - пишет один. "Шарий меня разочаровал", - сообщает другой. "Медведчук оказался мудаком", - жалуется третий. "А Зеленский вообще негодяй", - резюмируют четвертые.

Не для протокола, а для души моей вопрос. Ребята, зачем вы очаровываетесь людьми, с которыми даже не спите? Это ведь антинаучно!

Тут любимой продавщицей с рынка очаровываться нельзя. Опять мне зеленые персики всучила, проказница. А вы незнакомыми политиками очаровываетесь. Да еще жалуетесь: "Он разбил мне сердце!"

Здравствуйте, кот! Почему нужно знать свое место

Жила-была одна маленькая девочка. Разные бесцеремонные взрослые ее вечно хватали, тискали и целовали непременно в нос, это было особенно неприятно, потому что часто у этих взрослых была помада и они еще предварительно пили кофе. Девочке этой очень нравились коты и кошки. Иногда она бывала в одних там "взрослых гостях" ("взрослые гости" - это когда в доме нет детей, вот и ходишь ко взрослым). В том доме жил кот. Его звали Рыжий. Это был очень пушистый солидный пожилой кот. Огромный и тяжелый. Он любил лежать на гладильной доске (его хозяйка была портнихой), свешиваясь во все стороны. Еще он пил в ванной воду из крана. Для этого длинный кран всегда был повернут близко к бортику, и оттуда тонюсенькой струйкой текла вода. Рыжий тяжело вскакивал на бортик, тянулся к струйке и понемножку пил. Маленькой девочке пожилой солидный и флегматичный кот Рыжий нравился безумно. Он был чрезвычайно терпелив, такой философ в ссылке, как бы. Она его тискала, гладила, мяла, чесала, а он максимум недовольно качал хвостом, но по лицу было видно, как ему все это неприятно. Девочка выражение лица игнорировала, да еще и лепетала ему всякую мерзопакость типа "ты моя хорошая киска". Это если он не успевал к ее приходу покинуть свое законное место на гладильной доске и где-нибудь затаиться и переждать.

Повесть Я и огурцы

Вчера вечером мне позвонила двоюродная сестра. Из деревни под Воронежем.

- Ир, вы дома уже?

Я лично дома, говорю, приехала недавно. Наши еще на море.

- Хорошо, - загадочно сказала сестра и ушла в отбой.

Через три часа на пороге моей квартиры появился муж звонившей сестры и старший сын. Они радостно улыбались и у каждого было по два огромных пакета с огурцами.

- Мы вам огурцов привезли, - сообщили ребята и поспешили ретироваться.
- Подождите, - кричала я. - Зайдите! Вы куда? Хоть компота выпейте или чаю!!!У меня вкусный чай травяной из Крыма!! У меня вкусный сыр есть! И фаршированный перец! И печенье...
Больше перечислять было нечего (я когда одна, то почти не готовлю ничего), а перечисленное, видать, не заинтересовало.
- Нам еще из города выбраться надо! Пока!

Я посмотрела на пакеты. Стоят на пороге. Куча огурцов. И все, на удивление, маленькие - прям один в один. Странно, думаю, обычно они им подрасти чуток дают, потом на рынок возят тещу с этими огурцами... А тут такие микро-огурцы, в таком количестве...

Почему миром все еще правят подростки

Как-то вот прямо подряд попалось:

1. В Сан-Франциско хотят закрасить фрески Виктора Арнаутова с изображением рабов Джорджа Вашингтона (темнокожих, понятно), сделанные в 1930-х. Против этого бьются местные профессора, писатели и художники. Я так думаю, закрасят, конечно, куда денутся.

2. В Москве, похоже, окончательный каюк легендарному ресторану "Прага". Фудмаркет, видимо, будет там теперь.

3. На сайте с отзывами о косметике - пара чудесных: "Уксусом волосы еще моя мать ополаскивала в молодости, из какого-то журнала тогда вычитала" (в комментариях уточняется, что матери - 40, прописью, сорок) и "девочки, посоветуйте хороший крем для возрастной кожи, хочу матери подарить, выглядит неплохо, но возраст, конечно, сказывается" (чуть ниже: матери - 42; в комментариях - бурное обсуждение, что кремом тут уже погоды не сделаешь, лучше денег на пластику матери одолжите, женщине даже в таком возрасте нельзя себя запускать).

Как Тарантино стал нравственным стандартом

Признаюсь в страшном грехе, я не совершенно не поклонник Пелевина, вот эту всеобщую ажитацию, которая возникает в обществе после выхода его очередного романа, не разделяю. Юмор его мне кажется каким-то вымученным, бесконечная рекурсия шарад, ребусов и аллюзий утомляет, нарочитая «модность», живейшее реагирование на полугодовой давности статьи «Коммерсанта» или «Ведомостей» коробит.
Такое мое «что я в этом вашем Париже не видал».

Но все же признаюсь, что один его рассказ для меня стоит особняком, я о нем уже упоминал и цитировал, не поленюсь, сделаю еще раз.

Рассказ называется «Краткая история пэйнтбола в Москве», в пересказе он много теряет, зато он легко гуглится и легко читается. Рекомендую.

Вкратце, речь там о том, что молодое небезупречное поколение, приходящее на смену старому небезупречному поколению, ставит новые рекорды в цинизме, на фоне которых проделки стареющих мафиози кажутся детскими шалостями, а их образ жизни, пусть и противоречит уголовному кодексу, опять же на контрасте вполне годится для моралите и рождественских рассказов.

Лена, выходи за меня!

Лена, выходи за меня!

Сегодня вечером... На перилах моста зажглась надпись "Лена, выходи за меня", а из под моста медленно появился катер, с той самой Леной, пишет в Facebook автор фото Михаил Сдвиллер 12 июля.

И продолжает серией фотографий.

Про руки из нужного места

Трудно смириться с тем, что руки лучшего друга из нужного места выросли. А если сам ты к ручному труду испытываешь глубокую личную неприязнь - тем более.

"Ты знаешь, Гомольский, кто такой демагог? Демагогом, Гомольский, зовут человека, способного убедить женщину в том, что мягкий член куда лучше твердого", - стыдил меня товарищ капитан.

И стыдил по делу, ибо я систематически выдумывал хитрые способы ничего не делать. Потому, что работа в армии всегда найдется, а я ведь у государства один.

Только дрова мне нравилось колоть. Но это вполне объяснимо. В конце концов, ни одной подходящей женщины вокруг, а тебе двадцать лет и надо как-то жить. Можно бы в колокол звонить, да только взять его негде.

А вот Саня, по-моему, с рождения чего-то мастерил. Паял, клеил, строгал, забивал и ввинчивал. Рукастый - спасу нет. Типичный сын маминой подруги. Так и слышу в голове знаменитое мамино "А вот Саша, в отличие от некоторых, починил бы".

Холодная зима середины начала девяностых

Вспомнили с приятелем былое. Один фрагмент из целой ленты воспоминаний, смотанной в плотный клубок.

Середина начала 90х. Зима. Фотосалон Радуга в центре Донецка, где я работаю ночным сторожем.

Никого. Стеклянная тишина. Читаю Сияние - книжку Стивена нашего Кинга, где сходит с ума смотритель засыпанного снегом отеля, кажется так. Мистика.

Холод собачий за окном, градусов - 20, к окну лучше не прижиматься, но спасают батареи. Большие, напольные, ребристые и после двух суток без сна даже удобные. Манящие.

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк