Люди

Приматы семейства гоминид. Человек разумный. Homo sapiens. Кроманьонцы. Человеки. Человечество.

Сказка №2 про кошку, фикус и будильник

Как только за дедушкой захлопывалась дверь в квартире сразу же начинались разговоры. Кошка привычно ворчала: «Ну, вот опять его ждать до вечера, а я ж не собака». Фикус вздыхал, улыбался и просил придвинуть ему почитать газетку. А будильник вообще выдавал по 60 слов в минуту.

- Все делятся на тех, кто ждет и кого ждут, - глубокомысленно выдавала кошка, слизывая сливки из кофейной чашки. Кофе она тоже умела заваривать, но у нее был свой фирменный рецепт. Кофе нужно было добавлять в сливки, а не наоборот.

- Так, вот, - продолжала она. – Ждать – это вообще не круто. Нужно, чтобы тебя ждали. А я как постарела, сижу целый день в квартире. А в молодости дед форточку не закрывал, все ждал, когда я нагуляюсь.

- Так что же вы, уважаемая, теперь не гуляете? – спрашивал фикус.

- Не хочется. Хочется спать и есть сливки. И на деда еще ворчать хочется.

- Странные вы, - вмешался будильник. – Целый день ничем не занимаетесь, а время то идет. Зачем оно идет?

- А тебя вообще никто не любит, - зевнула кошка. – Ты всех будишь.

- Я сообщаю, что пришел новый день.

- Ну, пришел и ладно.

В 2017 году число жертв среди мирного населения удвоилось

За первые два месяца 2017 года количество пострадавших среди мирных жителей удвоилось, по сравнению с двумя предыдущими месяцами. Об этом говорится в докладе Управления по координации гуманитарных вопросов ООН (УКГВ).

«В конце января по всей Восточной Украине небезопасная ситуация достигла пика. Появились новые жертвы среди мирного населения и новые гуманитарные проблемы в нескольких местах.

С начала года УКГВ (Управление по координации гуманитарных вопросов) получило информацию о 111 пострадавших гражданских лицах (20 погибших и 91 пострадавший). В ноябре-декабре 2016 года пострадал 51 мирный житель», - говорится в отчете.

В ООН подчеркнули, что большинство жертв были вызваны обстрелами из артиллерии, танков и РСЗО. Кроме того, в докладе говорится, что результате обстрелов часто повреждаются дома, жизненно важные объекты инфраструктуры, школы, медицинские учреждения.

Украине нужно до 10 тысяч тонн донецкого антрацита в сутки

Длительное отсутствие в энергобалансе антрацита приведет либо к дефициту электроэнергии летом текущего года, либо к риску срыва следующего отопительного сезона из-за отказа от ремонтных работ в межотопительный сезон, заявил врио главы НЭК "Укрэнерго" Всеволод Ковальчук.

"Эти риски хотя и отложены на несколько дополнительных недель или до двух месяцев, но требуют немедленного решения, чтобы до конца следующего месяца, имеется в виду апрель, начались поставки антрацитового угля хотя бы в минимальном количестве 5-10 тыс. тонн в сутки", – сказал он на совещании премьер-министра Владимира Гройсмана с предприятиями ГМК.

В.Ковальчук пояснил, что с июня енергосистема не сможет обеспечивать высокий режим генерации АЭС, так как нынешняя максимальное загрузка не позволит выполнить ремонтные компании.

По его словам, похожая ситуация с ТЭС на газовом угле: в отсутствие ремонтов в отопительный сезон возникнут проблемы с их техническим состоянием даже при наличии запасов угля.

Сказка про человека, который смотрел на масло в супермаркете

В свободное время я пишу сказки для одной хорошей девочки. Будете себя хорошо вести - запощу ещё.

У каждого в этом городе были свои странности – большие и не очень.

- По-моему, это как-то странно, если у человека их нет, - говорила такса своему другу мопсу на прогулке. – Вот, какие у твоего хозяина?

- Он, когда очень расстроен, то идет в супермаркет смотреть на сливочное масло. Он его даже не трогает. Просто ходит вдоль холодильника, смотрит на него и успокаивается. А у твоего какие странности?

- Он ночью, когда думает, что его никто не слышит, подпевает Леди Гаге, а днем он преподает на кафедре клинической иммунологии и генетики.

- Ну, это не странно. Он хоть переодевается в женщину?

- Нет, в халате поет и тапочках.

- Тогда это не интересно.

Мопса и таксу утром и вечером выгуливали в одно время. А потом один хозяин спешил в университет, второй в банк.

Собаки оставались дома. Зимой им было совсем скучно. Так было, пока они не познакомились с тараканом Гошей. Тараканов вообще в доме не было, их давно вывели, но этот последний был очень умным.

Гоша был живым голосовым автоответчиком. Он слушал послания мопса, бежал передавать их таксе, потом обратно и так целый день.

Корректоры душ

В бешеном ритме современной жизни человеческая психика подвергается нешуточным нагрузкам. Что уж говорить о Донбассе, третий год живущем в зоне военного конфликта!.. Как следствие, страхи, комплексы, коммуникационные проблемы, разлады в семьях. Но возможность справиться с этими трудностями есть. Сегодня мы познакомим вас с Центром коррекционной и семейной психологии, функционирующим в Донецке. Учреждение как раз и призвано развязывать узлы и путаницы наших душ. О работе центра мы побеседовали с его директором ‒ Ириной Огилец.

Ирина огилец

Первые на постсоветском пространстве

– Ирина Валерьевна, расскажите немного о вашем центре.
– Наше учреждение работает с 2012 года. Мы оказываем психологическую поддержку как взрослым, так и детям. Круг вопросов, которые мы решаем, довольно обширен. Например, что касается детской психологии, то наш центр рассматривает проблемы начиная от страхов, неврозов, неуспеваемости в школе, трудностей взаимоотношений с родителями и сверст­никами, вплоть до расстройств аутистического спектра, задержек речевого, психического и умственного развития. У нас работают психологи, дефектологи, логопеды, педагоги. Мы стараемся комплексно подходить к проблемам.

Если у нас на коррекции находится ребенок, то мы оказываем поддержку и родителям: выравниваем эмоциональное состояние, помогаем найти эффективные пути семейного взаимодействия. Ведь зачастую проблема не только в детях. Есть такое понятие «семейная система» – любые проблемы внутри семьи обязательно сказываются на ребенке.

Стоит отметить, что центров коррекционной и семейной психологии всего два на постсоветском пространстве. Подобное учреждение есть в Ульяновске, но наше было открыто раньше и, можно сказать, стало образцом для российских коллег.

– Во время войны центр приостанавливал свою деятельность?
– Нет, мы работали без остановок. Однако был момент, когда нам пришлось начинать практически с нуля. Во-первых, часть сотрудников уехали. Кроме того, мы потеряли много клиентов. Ведь до войны к нам обращались люди не только из Донецка, но и из других городов области. Сейчас некоторые из них остались на территории, неподконтрольной ДНР, и не могут к нам приехать. У многих в связи с войной возникли финансовые трудности, и они не могут себе позволить лечиться у нас. Но тем не менее определенный круг клиентов у нас есть, штат сотрудников мы сформировали заново, продолжаем работать и решаем те же проблемы, что и до войны. Сейчас среди наших подопечных преобладают дети с особенностями развития.

Скорость медицинской помощи

Они едут туда, куда не каждый из нас рискнул бы поехать. Они ежедневно спасают жизни десятков людей и не кичатся этим. Их труд безмерно уважают и ценят. Кто они? Это наши сегодняшние собеседники ‒ работники скорой помощи.

Нагрузка на фельдшеров

Владимир Якушев, Лариса Козлова и Людмила Субачева трудятся на пятой подстанции скорой помощи, которая располагается в Кировском районе Донецка. Почему мы решили пообщаться именно с этими людьми? Всё просто. Оказывается, что район, так сказать подконтрольный этой подстанции, был самым большим на всем постсоветском пространстве. Сегодня же он вообще поражает своими масштабами: его география расширилась поселками Старомихайловка и Лозовая. Которые, кстати, считаются буферной зоной.

За январь наступившего года пятая подстанция скорой помощи обслужила две с половиной тысячи человек. Казалось бы, при такой нагрузке должны работать десятки людей. Но к сожалению, бригад скорой помощи не так много, как хотелось бы, поэтому врачи, фельдшеры постоянно находятся на вызовах. Но нам повезло, мы приехали на станцию в период относительного затишья, поэтому застали старшего фельдшера – Ларису Козлову – на месте.

Дмитрий Филимонов и Просто мама

Мама, в мире столько сердец и тепла, и признаний, Мама, только ты во Вселенной одна...

Садилось солнце пасмурного дня. Забитый битком троллейбус двигался по идеально чистой центральной улице Донецка. Люди возвращались домой. Я стоял у компостера, неподалеку от первой к водителю двери. Мужчина с черными мешками под глазами попросил передать десять рублей за билеты – на все. Вернул ему рубль сдачи и три билетика. Очаровательная девушка попросила закомпостировать свой. Вертеть головой было неудобно, в троллейбусе было жарко. Через минут 15 движения я и мой спутник, закончивший свой рабочий день в филармонии, вышли у Ж/Д воказала и сразу услышали один за другим рокот входящих, которые уже не казались такими далекими как вначале пути. Звук доносился с аэропорта, до которого тут рукой подать. Перед тем как продолжить наш путь, заглянули в универсам под названием «Привоз». Купили курицу, два вида колбасы, сыра, бутылку местного игристого вина гордо называвшегося шампанским, сушек, хлеба, апельсинов, плитку черного и молочного с миндалем шоколада. Также у меня был набор вкуснейших пирожных из кондитерской «Амели» - бывший «Волконский».

Шел снег. Глубоко вдохнув и расправив плечи под тяжестью, еще пять минут назад пустого рюкзака, двинулись в направлении Вокзала. Он не работает, но и сейчас красиво подсвечен синим неоном и радует глаз. Нырнули в подземный переход и оказались с обратной стороны строения. Повернули направо и обогнали медленно переваливающуюся женщину в красной болоньевой куртке. Между рокотом входящих зимнюю звенящую тишину разбавляла трескотня ДШК.

Про мужество человека, на котором Украина срывает злость

Вчера общался с человеком. Человек пережил войну. Ребенком оказался в концентрационном лагере. "Меня спрашивают, а ты помнишь концентрационный лагерь, ты же тогда ребенком был? А я отвечаю - я даже помню, где там наши нары стояли".

Сейчас человек пенсионер. Пенсию получает на Украине. Для этого раз в месяц ездит туда с карточкой. Пенсия 2500 грн. Дорога - когда 500, когда немного дороже.

Некоторое время назад потребовали что-то доуточнить в системе.

"Я приехал туда к семи утра. Думал, чтобы раньше других успеть. Приезжаю к пенсионному фонду - а там море людей. Море. Только с третьего раза сумел. Но теперь все хорошо. Настроил даже смс. А до того приходилось на "горячую линию" звонить, чтобы узнать - есть поступления или нет".

Когда говоришь с ним, то понимаешь обстоятельства знаменитого фильма Джармуша. Ощущение, что говоришь с человеком, который умер. Умер, но почему-то разговаривает с тобой.

"Я похудел сильно, только кожа да кости, стыдно перед людьми. За что нам такие испытания?"
Я знаю множество людей, которые скажут "Пусть ДНР уйдет, и Украина начнет снова выплачивать пенсии". Но ДНР не уйдет. Почему Украина срывает свою злость на таких людях? На беззащитных людях, которым некуда ехать и совсем мало осталось жить?

"Многие мои знакомые уехали, а я не еду. Мне ехать некуда. Кроме этой квартиры у меня ничего нет. Ты же видел мою квартиру? И что - продавать ее теперь за бесценок? Да и куда уезжать? Украина - это моя родина".

Что для него означает Украина сейчас - я спрашивать не стал.

Про перекличку дончан

Я подписана на группы дончан, где они делают что-то вроде переклички о ситуации в городе. Во время обстрелов пишут, что творится в их районах. В последние дни эти ветки обновляются ежеминутно. Выглядит это так: "Буденновка, очень страшно, без преувеличения. Что-то мощное долбит, как будто металлические сваи вбивают, сильная вибрация, тяжелое эхо, новенькие ощущения" - "Набережная. С севера даже видно зарево...сильно лупит.." - "пл. Ленина. Звуки слышны со всех сторон. То прилетает, то улетает. Очень громко. Окна трясутся, давно такого не было. Не очень близко, но слышно мощно" - "Ветка-стабильно тяжко. Будем жить,Донецк!" - "Площадь Ленина. Звук с запада совсем рядом. Прям как на голову металл плашмя большим листом" - "Калиновка. Автоматные очереди. Отходим от окон!" - "Держитесь друзья, это скоро всё пройдёт !!! Всем ЖИТЬ !!!"

Люди пытаются описывать звуки. Кто-то уже знает, что именно стреляет, и вычисляет оружие по звуку. Кто-то говорит "бахи" и "бухи". Кто-то - "Какой-то хлопок недалеко, звука полета не было слышно", "раскатистый с треском".

Меня там нет. Я здесь. Я не могу этого не читать. Это все мое родное, это родина моя. Я знаю каждое место, которое упоминается в этих перекличках. Мне нельзя жмуриться. Недавно один человек написал мне, что я "зажралась в своей Москве" и мне "плевать, что нас тут убивают" - потому что не пишу о происходящем, не делаю перепостов. Что я могу ответить. Что я не вижу смысла писать - отсюда, только добавляя того, чего и так через край. Что изо дня в день и из ночи в ночь я беспомощно читаю эти переклички. Представляю себе людей, которые сидят в коридорах, в ванных, в убежищах. И вот так - через маленькие свои телефоны - пытаются держаться за руки. Вместе не так страшно. Они поддерживают друг друга, запрещают друг другу паниковать, ищут слова, чтобы подбодрить и утешить. Никого из них не знаю, но можно догадаться как минимум о возрасте и характере. Город мой весь, как частая паутина, покрыт невидимыми ниточками этих связей между незнакомыми людьми, которые держат руку на пульсе. Они как будто стучат - "мы живы!", "sos"... Из-за стенки - стук, голоса. Что мне делать. Я ничего не могу делать. Это немного похоже на страшный сон. Вот я стою, вот из-за стены стучат и зовут. Морок, бред, ночной кошмар. И глупое, но временами невыносимо острое чувство вины. За то, что я здесь, за то, что я в безопасности. За то, что у меня свет, тепло и вода.

На Донбасс смотрят, как пассажиры проезжающего автобуса

Ловлю себя на мысли, что интерес к тому, что происходит в Донбассе, носит все больше праздный характер. Так пассажиры автобуса, проезжающие мимо места аварии, выкручивают головы до шейного хруста, стремясь до последнего рассмотреть, что же там случилось. Чтобы потом экспертно обменяться мнениями.

- Видал, морды нет, пассажир скорее всего погиб...

- Справа не пропустил, ясно уж...

- Да какой справа, там справа не бывает никого никогда. На встречку
вылетел...

- Да уж...

- И не говори...

- Ужас...

- И не говори, ужас.

- Вот так всегда, не ты, так тебя..

- Да уж..

- И не говори...

- За проезд передаем!

- На выходе передадим, сейчас нет, через кого передать!

- Знаю я вас, потом приедете, скажете, денег нет.

- Ну, начинается!

- Ну, что начинается, в прошлом месяце резину покупал, все деньги ушли, ты мне резину купишь?

- Оль, я не могу сейчас говорит, я в транспорте, я перезвоню тебе потом. Когда приеду. Ага. Ага. Ага.

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк