Махатма Ганди и хорошо вооруженное ненасилие

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

Сегодня прогрессивное человечество отмечает Международный день ненасилия, который специальным образом оказался приурочен к дню рождения одного из самых известных гражданских активистов и политических деятелей третьей от Солнца планеты - легендарного Махатмы Ганди.

Ганди и сегодня - успешный политический бренд при одном воспоминании о котором обычному потребителю продукции дуроскопа незамедлительно приходит на ум миф о том, как отказавшийся от вооруженной борьбы дедушка в белых одеждах изгнал из Индии английских колонизаторов.

Местные же адепты культа обязательно вспомнят о том, что теоретическую базу под доктрину непротивления злу насилием Махатма подвел после знакомства с другим известным подвижником и писателем - Львом Толстым. Ну, если вдруг кто читал все-таки книжки и помнит их содержание.

Великий Ганди, чья ясность мысли, изобретательность и точность формулировок заруливала противников в минуса, был решительным парнем, который далеко не промах. Его голодовки и сидячие забастовки, коими он и стал известен широко, пришлись на последние годы жизни, когда мудрый Мохандас уже не отвлекался на всякие глупости вроде работы и обеспечения семьи.

Уже в 13 лет юноша из очень хорошей, но далеко не мажорской семьи, связал себя узами брака с девушкой, с которой обручился в семилетнем возрасте, как было принято в то время в Индии. К этому моменту он был обручен уже дважды, но обе "невесты" умерли, не дожив до брачного возраста. Чтобы не кормить ораву гостей, в этот же день сыграли свадьбы его родной и двоюродный братья.

Ганди был далеко не старшим в семье и потому унаследовать дело отца, который принадлежал к касте торговцев банья и по сути управлял делами местного князька, ему не светило.

В 19 лет будущий Махатма уже уехал учиться из страны на просвещенные Острова, плюнув на мнение ареопага, который и скидывался на обучение умного мальчика. За что и поплатился, когда вернулся - начинающему юристу, который вертел мнение старейшин на известном органе, в патриархальной Индии пришлось непросто.

За почти три года в Лондоне он не написал жене и единственному на тот момент сыну ни одного письма.

В синематографе врут, что к 22 годам у Ганди уже было трое детей, Моцарт написал 30 симфоний, а Бадди Холли - уже мертв. Врут именно про Ганди, у которого к этому времени умер первенец, в наличие имелся только вышеупомянутый старший сын.

Ганди был вишнуистом и считал, что смерть первенца - наказание богов за то, что он оставил отца в критическую минуту, предпочтя дежурству у ложа умирающего - ложе супружеское. Он и женой только начали усиленно трудиться над третьим по счету ребенком.

Старший сын на самом деле - второй и от него Махатма позже отказался в силу несносного характера и поведения отпрыска, который его на дух не переносил со всеми духовными закидонами. И даже принял ислам.

В это как раз время неудавшийся юрист 1869 года рождения выехал в Южную Африку, где и отточил мастерство противостояния репрессивному государственному аппарату практически до совершенства. Противостоять приходилось машине будущего апартеида, которая уже смешивала и черных, и индусов, и китайцев в одну кучу, называя их цветными.

Несмотря на хорошее финансовое положение юридического советника в индийской компании, которая осваивала новые рынки в Натале, он вызвал семью, где было уже двое детей, только спустя три года. Пацаны отца не знали и не узнали.

В Африке у него родились еще двое сыновей, но школьное образование в конечном итоге получил только один - старший, который ради этого и сбежал из дома, самостоятельно вернувшись в Индию.

Именно на южной оконечности Континента коротких теней Ганди и создал то, что сегодня называется сатьяграха, то бишь "твёрдость в истине", как предложил ему назвать новую методику один из сыновей.

Помогала ему в этом организованная этническая диаспора деловых индусов, представленная различными высшими кастами, а именно группа далеко не бедных людей, сплоченных общей бедой, рынками сбыта и религией.

Помогала не просто так, а в борьбе за новые рынки сбыта и горизонты, будучи поддержанной английскими захватчиками, что к тому моменту аннексировали Трансвааль, дважды воевали с бурами и приложили немало усилий для создания Южно-Африканского Союза, который бы подчинялся Короне, будучи ее доминионом.

Бойкот товаров конкретного производителя, пешие многодневные марши, демонстративные сжигания повесток, сидение на открытых площадях, а также демонстративные нарушения ряда законов - изобретения как раз того времени. Не этого.

Здесь же Ганди принял решение не отвлекаться на всякие плотские глупости и следовать далеко не им придуманному принципу брахмачарьи, то есть жесткой дисциплины в сексе, питании и даже разговорах. Ибо в Индии давно известно, что невоздержанность в этих важных вещах ведет к упадку жизненных сил и здоровья.

Вегетарианства оказалось мало. Ганди теперь молчал один день в неделю, когда исключительно думал, читал и писал. Семья, что стоически переносила все невзгоды вместе с главой, настороженно отнеслась к новому повороту. И только жена страдала, но повиновалась, строго исполняя свой долг. Разводов в Индии того времени не было, а вдов и вовсе ждала печальная участь.

Фактически Ганди следовал популярной яме, что есть одна из составляющих йоги, но для диких европейцев эти принципы факира в белом звучали откровением. Были и отклонения от классической схемы, что безумно бесило традиционных индусов.

Сексуальная жизнь ведет к наибольшим потерям энергии, как известно. И потому совсем не Ганди изобрел половое воздержание с целью накопления энергии, чтобы не расходовать силы на глупые плотские утехи, но именно Ганди популяризировал и говорил об этом публично.

С возрастом и этого оказалось для Ганди мало. Чтобы зарядить батарейки духа, Махатма пользовался услугами юных дев и даже несовершеннолетних родственниц, которые спали с ним обнаженными, сопровождали его одетыми и выполняли функции собеседниц и посоха одновременно на склоне лет Отца нации. Одна из них стала приемной дочерью Ганди и сопровождала до конца дней, находясь всегда справа.

Уже в Африке к девушкам и женщинам Ганди не прикасался, накапливая в общении с ними разнообразную энергию, переосмысливая сущее и пронзая грядущее. Он полностью подчинил себя принципам духовного совершенствования и аскетизма, которые никак не вязались с семейной жизнью и ее обязательствами.

Ганди провел в Южной Африке больше двух десятков лет и вернулся в Индию состоявшимся активистом борьбы за гражданские права и всемирно известным человеком, за которого вписывались Альберт Эйнштейн, Бертран Рассел и Бернард Шоу.

Все это время Ганди играл на стороне англичан, которые колонизировали его любимую Родину, дали ему самому юридическое образование и, руководствуясь римским принципом разделения и власти, всячески углубляли расовые, этнические и религиозные противоречия на Юге африканского континента, где к тому моменту обнаружили месторождения золота и алмазов.

Когда в 1914 году долгожданный англичанами Южно-Африканский Союз был создан, то траблмейкер Ганди стал мешать уже британской администрации и почти сразу вернулся домой, в Индию. Провожали едва не аплодисментами. Встречали тоже.

Отцу индийской нации, который вряд ли подозревал о своей грядущей участи, было 46 лет. Он профессионально боролся за права касты неприкасаемых, но считал кастовое деление нормальным и естественным для страны, в которой родился и вырос. Его младший сын получил от родителей разрешение на межварновый брак только в 33 года исключительно потому, что будущая жена принадлежала к брахманам.

После Первой мировой войны Корона с трудом справлялась с управлением своими далекими колониями, где поднимали голову, как социально озабоченные левые, так и национально озабоченные правые, наблюдая успешный пример Советского Союза, сбросившего оковы царизма и мирового капитала одновременно.

Огромная Индия к тому моменту разделена не только социально, но также лингвистически и религиозно. Каждый пятый житель планеты - индус, исповедующий буддизм, ислам, индуизм, христианство или зороастризм. Языков много больше, больше четырех сотен. Ещё и касты.

Ганди, которому пятьдесят (!) борется как бы за все хорошее, но получается как всегда. Он уже политик и лидер мнений. Популярен и известен, поддержан в массах, имеет вес в индийских кругах, его слышат в колониальных кабинетах.

В 1919 году, когда вернулись домой полтора миллиона мобилизованных на Мировую индусов, крупнейшие города колонии сотрясают голодные бунты безработных, которые не знают, как себя применить в изменившихся мирных условиях. И английская администрация применяет пулеметы для разгона демонстрации Амритсаре. Гибнут почти четыре сотни человек.

Ганди впервые открыто выступает против Короны. Он много пишет, много заседает, иногда садится в тюрьму, где провел три известных срока. Поиск разумного компромисса с властями, которые теряют вес и авторитет, а также горячими головами в Индийском национальном Конгрессе, которые вес и авторитет набирают, закаляют и стимулируют одновременно.

К началу Второй мировой уже ясно, что Индию британцам не удержать. Англичане ещё в 1937 году загодя отделили от снова закипающей колонии много более спокойную Бирму, что сегодня известна как Мьянма. Она еще и денег осталась должна Индии по закону 1935 года!

По мере роста агрессии Третьего Рейха, силы Ея Величества на перифериях Империи серьезно ослабли. Ганди, который уже играет за другую команду, снова пользуется хорошо отработанными еще в Южной-Африке методиками, но против вскормившей руки.

Его идеалистическая позиция, которая состоит не столько в широко разрекламированном непротивлении злу - насилием, сколько в отрицании революций и неприкосновенности частной собственности, стремлении к некоему совершенству и эволюции отдельных личностей, как членов единого общества, почти идеально вписывается в доктрину национальной буржуазии, сплоченной общей бедой, рынками сбыта и религией.

Ганди даже пишет письма Гитлеру, но такие приемы работают только в кино. Колониальные власти вынуждено призвали на службу более двух миллионов индусов и опять же вынужденно нарушили ранее незыблемый принцип подчинения, согласно которому отдавать приказы англичанину мог лишь англичанин. Зреет катастрофа. Сикхи, гуркхи и маратхи, чьи руки привычны к холодному оружию больше, чем к мотыге, бьют копытом.

Идея освобождения Индии от колониального гнета к тому времени оформилась окончательно. Гигантская страна, которая уже с 1935 года частично автономна, все равно страдает от накопившихся внутренних противоречий в которых по мнению нищих и безграмотных масс виновны москали колонизаторы.

Третья и последняя отсидка Ганди, во время которой он с женой держал свою очередную голодовку, что и привела скорее всего к ее смерти, пришлась на годы военных действий. Власти изолировали бузотера и возмутителя спокойствия в самый горячий период, но в действительно никак не моглм повлиять на неизбежное.

Маховик уже раскрутился. Даже те индусы, которые перешли в войну на сторону стран Оси, уже не считались предателями, ибо боролись плечом к плечу с врагами Великой Британии за святое - за свободу и независимость далеко не единой Родины, которая страдала под пятой колонизаторов.

Стало ясно, что когда миллионы солдат вернутся с войны безработными домой, то происходившее здесь в 1919 году покажется детской сказкой. Нужно было что-то решать. Искать выход.

И он нашелся, как только стало очевидным, что число вооруженных мятежей в войсковых частях Британской Индии растет не по дням, а по часам: восстания на базах флота в Кронштадте Бомбее и Карачи, перекинулись на береговые части и даже дошли до элитных частей ВВС, где появились индусы!

Индийская армия перестала быть британской. Империи противостояло добро, но с многочисленными железными кулаками. К доброму слову добавился и вороненный ствол. Куда там сипаям!

Индийский национальный Конгресс вдруг получил от самих англичан предложение сформировать правительство, на что ревниво откликнулись мусульмане. Мьянма, которую загодя убрали с арены и где оказались большей частью буддисты, к тому времени уже не играла в эту игру.

Корона аккуратно и организованно разрезала бывшую колонию на четыре части, которые отличались прежде всего религией.

Началась вражда, которая вылилась в ничуть не менее кровавую бойню, чем все предыдущие. Раскол Индии на мусульманский Пакистан и собственно Индию с обилием языков и штатов, последующее отделение от них государства Бангладеш, а также подъем вопроса по поводу штатов Джамму и Кашмир, который не решен до сих пор - её следствия.

Да и в Бирме, где ранимые приверженцы дао, набравшись дзену по самые брови, и сегодня мирно режут жестоких мусульман, как бездушный скот, не все просто, как в дуроскопе.

Проповедовать непротивление злу насилием перед сытыми мордами сатрапов во главе организованной и сплоченной группы лиц, которая вышла на площадь по предварительному сговору, - хорошо и даже приятно.

Проповедовать ровно тоже самое перед лицом голодной и разъяренной толпой вооруженных беснующихся масс получается плохо. И даже нехорошо.

Наблюдая к каким результатам привела в том числе и его деятельность, Ганди страшно переживал, снова истово голодал и неоднократно выражал самую глубокую обеспокоенность, которая вылилась даже в увлекательное пешее путешествие по Индии с целью объединения страны, где одна часть с удовольствием принялась убивать другую. Не помогло!

"Он сделал невозможным дальнейшее господство англичан в Индии, но в то же время позволил им ретироваться достойно и без затаённой вражды. Помогая выйти из затруднительного положения, Ганди тем самым оказал англичанам величайшую услугу, ибо владеть империей гораздо легче, чем избавиться от неё", напишет потом про эти события Тойнби.

Смерть от пули, пущенной индуистом, застала облаченного во все белое Ганди по пути на молитву. 78-летний Отец нации вышел из дому, опираясь на юную родственницу, окруженный телохранителями. К нему бросилась толпа почитателей, чтобы прикоснуться к священному праху немощных ног старца. Среди них был и убийца, который успел выпустить три пули.

Конституцию дописывали уже без него.

Комментарии

Zames
Не в сети
автор
Регистрация: 12/07/2009

Кто играл в Циву, тот поймет

Ещё там был забавный баг с механикой агрессии и миролюбия. Суть такова, что агрессивность цивилизации измерялась по шкале от 1 до 10. Девятки и десятки были у всяких Чингисханов, Монтесум и Сталиных, а у духовного пацифиста Махатмы Ганди была единичка. И ещё были модификаторы — строй «республика» уменьшает агрессивность на 1, «демократия» — на 2. Соответственно, сразу же, как только индусы открывали Демократию, у Ганди становилась агрессивность −1.
А теперь внимание, самая писечка. Эта переменная была однобайтная и строго неотрицательная, от 0 до 255. Соответственно, агрессивность Махатмы Ганди становилась равна 255 из 10. Поэтому, построив у себя демократию, Ганди двигался рассудком, клепал ядрёные бомбы и умножал всех на ноль. Баг настолько доставил населению, что впоследствии в каждой части Цивилизации присутствовал Ганди, сходящий с катушек, если у него появится ядерное оружие. Хотя не во всех частях он устраивал пиздец без предупреждения; в некоторых — лупил только когда его втянут в войну.

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк