Память

Способность сохранять, накапливать и воспроизводить информацию, также длительно ее хранить без существенных изменений с целью дальнейшего использования.

Проспект Ильича, как стратегическое направление и прямой путь в лузу

Донецк – город для туристов малоинтересный. По крайней мере, таким он оставался до последнего времени. А в далеких уже 80-х это было тем более верно. Но ведь туристические маршруты в Донецк существовали, и пользовались бешеным спросим! По маршруту выходного дня из Ростова, скажем, приезжали толпы народа. Осмотр наших достопримечательностей занимал у них ровно столько времени, сколько двигался автобус до проходной Донецкого мясокомбината. Эта точка была не только конечной, но и единственной целью ростовских туристов.

На излете социализма продовольственная проблема схватила своей костлявой рукой многие рядовые города Союза. Но Донецк рядовым не был никогда. Снабжался он по так называемой «первой категории» – то есть, на прилавке встречались настоящие чудеса. Например, сразу три сорта вареной колбасы одновременно. Торговая точка при мясокомбинате представляла эти чудеса в ассортименте. Именно за ассортимент оголодавшие ростовчане (да и не только они) готовы были трястись в автобусах и электричках.

донецк

Копытные

В 50-х годах в восточной части города, на Калиновке, вдруг было решено создать пищевой центр. Базу по производству всякой еды. Один за одним, в тесном соседстве возникли мясокомбинат, винный завод, «маргаринка», молокозавод, макаронная фабрика, хлебокомбинат, рыбный цех… Кажется, ничего не забыл, а что-то, может, и от себя прибавил. В общем, возникла на Калиновке сплошная питательная среда. Причем, как обычно, недоучли нюансы. Широко известно, например, что при изготовлении мяса образуются отходы: рога, копыта и прочий неликвид. Возьмись за дело великий комбинатор – живо бы нашел, как утилизовать это добро. Для нужд мундштучной промышленности. На донецком мясокомбинате рога и копыта просто сжигали. Смрад при этом стоял по всему микрорайону необыкновенный.

Лично я не могу понять, как во всем этом выживало местное население. Но выживало, и в своих отдельных экземплярах очень неплохо выглядело. В студенческие годы у автора была в этих краях интрижка с одной из прекрасных представительниц калиновского этноса.

Как водится, в какой-то момент отношения прервались. Их было жаль, но в таких ситуация важно найти в разрыве позитивные моменты. Один автор нашел сразу: отныне не нужно было, провожая подругу домой, дышать вонью с мясокомбината.

Что меня хоть как-то примиряло с завершением лета

Может быть, не хватает только одного - того, что хоть как-то примиряло с завершением лета и неминуемым наступлением осени. Написать список и с этим списком пойти в канцелярский магазин "Школьник".

Там покупать тетради в клетку и в линейку, тонкие по 12 листов и общие по 48 и по 96, миллиметровку, чтобы оборачивать учебники (это одно время такой локальный шик был в мои подростковые годы), какой-нибудь хитроумный пенал, ручки, карандаши (на одном чтоб на кончике была резинка), резинки, клей такой и сякой, линейку такую и сякую, транспортир, целлофановые обложки для тетрадей и виниловую для дневника, "штрих", чтоб исправлять помарки, чернила, чтоб заправлять щегольскую авторучку (тоже локальный шик нескольких лет - писать чернильной авторучкой, надо бы вернуться к этой восхитительной практике), закладки, контурные карты, атлас, блокнотики и календарики...

Про Карп отмороженный и другое

К другим новостям.

Вчера, как водится, отстав от вас на сколько-то там световых лет, посмотрели фильм «Карп отмороженный». Очень приятное произвел впечатление.

Единственная загадка – кто и почему определил жанр как комедию. Конечно, здесь есть место забавному, есть место негромкому сарказму, мягкой улыбке место есть тоже. Но комедия? Честное это, грустноватое, ласковое и, в общем, довольно безнадежное кино (оставляющее при этом странное ощущение именно надежды) никак, на мой взгляд, этим жанром не описывается, нисколечки. Вообще – удивительное дело. К сюжету-то вопросы есть. К некоторым логическим… если не нестыковкам, то пусть лакунам. Я имею в виду не достоверность чисто фактическую – притчевая компонента слишком выражена, чтобы этого требовать. Я имею в виду логику характеров, по большей части. Но эти вещи просто отмечаешь про себя – и тут же спокойно и расслабленно отпускаешь, потому что искренне неохота придираться, больно уж всё это хорошо в каком-то большом, глобальном даже смысле. И поэтому мне хочется самой себе все это объяснить осознанным ходом – спрямлением углов, пунктирным развитием характеров и «лобовыми» метафорами, свойственными как раз притче. А раз хочется, так я и сделаю, так и объясню.

Как в Донецке сократили комендантский час

Слукавил я в прошлый раз. Эти два лишних часа оказались вовсе не лишними. Даже у нас молодежь гуляет до часа ночи и зажигает по кустам, смущая жителей округи характерными вздохами.

Главное - вернулось давно забытое "кофе пить выходи", звучащее после десяти вечера. И не рядом с домом, а где-нибудь в центре. Потому, что у нас после десяти кофе не варят. А в центре есть айнанэ-МакДональдс.

И там всегда аншлаг. Хоть на площади, а хоть и на Крытом. Пока вопрос относительно дополнительных часов работы общепита не урегулируют, ребята будут цвести и крепнуть. С меню бы еще разобрались. Соус так и хлещет, заливая брюки.

Донецк - город нетипичный. Только здесь можно ностальгировать по Донецку, не выезжая из Донецка. Все потому, что жизнь очень круто развернулась и кажется, что это вот "до" было в параллельной реальности.

О Владимире Высоцком

Совершенно не нравился мне он при жизни...

Мешали факторы, которые тогда были существенными для меня лично.
Раздражала его ненастроенная гитара, надрывное, слегка фальшивое (в интонационном, музыкальном смысле) пение, песенки, типа: “Смотри, какие попугайчики”.

В театре на Таганке, при всем вселенском ажиотаже, его Гамлет мне тоже не нравился. Позднее понял, что это, скорее любимовская режиссура была мне чужда.

В конце семидесятых познакомился с людьми, которые были очень близки и с Высоцким и с Мариной. То, что они рассказывали – удивляло и не добавляло положительных эмоций.

Златая цепь, добрый кот и зеленый дуб

Мне вчера звонили по телефону младшие дети и читали Пушкина. Запинаясь и порою путая слова, они довольно точно описали место, знакомое каждому из нас. Вы понимаете, о чем я. Зеленый дуб, цепь, русалки на ветвях, леший, чудеса и, конечно, кот. Непременно ученый.

Меня, вас, его, ее и вот того грустного гражданина в очках, всех нас в положенное время родители или бабушки, воспитательницы или старшие в семье, словно добрые Хароны сажали на волшебные лодки, чтобы ненадолго отвезти к этому самому Лукоморью и показать, как будет выглядеть наш рай. Добрые, потому что увозили обратно, чтобы мы жили и до конца жизни держали в голове описание этого места.

Практичные реалии агонии советской власти

Немного расскажу о самом конце советской власти, который я застала уже взрослой. Просто, чтобы молодёжь могла сравнить реалии.

В 1987 году я закончила среднюю школу. Я была старшей в семье, жили мы по тем меркам скромно - у меня были ещё два младших брата-школьника, мама - учитель, папа - КИПиА.

Поэтому я приняла решение - получить профессию, а потом уже образование, тем более, что в семье у нас это было принято - и дед и бабушка сначала работали, а только потом "выбились в люди", выйдя на пенсию с высоких должностей. А дед ещё и повоевать успел, был четырежды ранен, контужен и прошёл всю Украину с пулемётом. Но я отвлеклась.

В строительном ПТУ набирали девочек на две профессии - маляров-штукатуров и крановщиков мостовых кранов. На маляра мне не позволило пойти состояние здоровья, поэтому пошла в крановщики.

За восемь недель до путча

Южный берег известного то ли моря, то ли озера.

На улице стояла невероятная жара и если днем не нужно собирать коллекции, то студенты отсыпались. Почти невиданная тогда никем сиеста. Вечером, когда Солнце уходило за неровный край леса, мы просыпались и снова собирались небольшими группами, почти по интересам.

Окрестности села Яцкое в Донецкой области

Гаджетов еще не было, а потому обсуждали события дня, говорили о прочитанном и учебном материале, кто-то делился впечатлениями о буераках и местных жителях, кто-то уходил подальше, чтобы там целоваться, а кто-то забредал еще дальше, чтобы обрубить все хвосты, и уже там, в приятной компании - употреблять.

Когда мы поймали соседского гуся в первый раз, то это было приключение, в котором принимала участие даже собака Вовки. Потом эта охота стала рутиной, пока делегация местных жителей не пришла к руководству лагеря оголтелых биологов и не призвала приезжих лохов к порядку - уважать имущество и чувства местных эстетов.

Конфликты на почве тяге к быстрой и громкой мотоциклетной езде, а также влечению к неторопливым и тихим девушкам случались и раньше, но это было уже серьезно. Здесь бурякивкой не отделаешься. И даже казенка не спасала.

- Бабо, бабо, чорный дядько йде! - смеются и пугаются одновременно чумазые дети аборигенов, бросаясь врассыпную.

Личного Иисуса всем и каждому

Год назад кто-то обещал написать про Депеш, когда они играли в Киеве, и написал. Копирую.

Это было время, когда оказаться волновиком, металлистом или панком, было ничуть не менее судьбоносно, чем родиться кшатрием, брахманом или шудрой. Или поступить в высшее учебное заведение, уехать на заработки в Среднюю Азию, уйти в далекий скит за тридевять земель. Обратного пути к людям могло уже и не быть.

Часто его и не было. Не все вышли и вернулись. Кое-кто так и остался там.

Депеш Мод Персональный Иисус

Озираясь, я вышел из временно включенного лифта, в котором через пять лет случайно устроил аммиачную газовую камеру. Осторожно прокрался по расчерченному полу мимо мусоропровода, куда совершенно не думая о последствиях Геша через четыре года выбросил мешок ненужной конопли с нулевым содержанием тетрагидроканнабиола, и квадратной кухни, где всего через год взрывалась не только питательная сгущенка. Два года из этих пяти выпали на увлекательную семейную жизнь и замечательную работу. Жаль, что не наоборот.

Однажды 23 ноября 1992 года пьяные остряки выбили здесь чьей-то крепкой головой упрямое тоталитарное стекло и не могли его вставить почти неделю. Участников мероприятия, которые трезвея и скучнея по ходу пьесы кричали хриплыми голосами стихи Хайяма в уже морозную даль над вторым городским ставком, проклинали всем этажом. И они сами себя тоже винили, но сильно потом, когда похолодало, а чеченцы уехали без предупреждения, как и появились. Вместе с ними исчезли все преходящие бонусы нелегального визита и начались мучительные проверки.

О родной племяннице Эдуарда Теодора Боссе

Удивительная сейчас, но, думаю, типичная для той эпохи родная племянница Эдуарда Теодора Боссе, который вместе с немцем Р. Г. Геннефельдом основал в 1897 году в Юзовке (Донецке) «Машиностроительный и чугунолитейный завод...» ("Донецкгормаш") - Виктор Гриза

Боссе Судейкина Стравинский

В августе 1917 года в Алуште О.Э. Мандельштам написал стихотворение:
«Золотистого меда струя из бутылки текла
Так тягуче и долго, что молвить хозяйка успела:
— Здесь, в печальной Тавриде, куда нас судьба занесла,
Мы совсем не скучаем, — и через плечо поглядела…»
Этой хозяйкой была Вера Судейкина, актриса и художница, урожденная Боссе, в замужестве — Люри, затем — Шиллинг, а потом — Судейкина. Соломон Волков, музыковед, журналист и писатель, написал такую биографию Веры Судейкиной (Стравинской).

*****

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на https://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк