Память

Способность сохранять, накапливать и воспроизводить информацию, также длительно ее хранить без существенных изменений с целью дальнейшего использования.

Доктор Фёдор Васильевич Берви

Есть люди, имена которых никогда не сотрутся в памяти дончан. К замечательной плеяде подвижников донецкой медицины относится Фёдор Васильевич Берви. С его именем связано становление хирургического, травматологического и рентгенологического дела в Юзовке, а затем и в Сталино с 1893 по середину 30-х гг. ХХ века.

Берви

Фёдор Васильевич Берви родился 1 октября 1867 г. в Вологде. Получил домашнее образование, а затем в 1876 г. закончил гимназию в Костроме. В 1885 г. поступил на физико-математический факультет Петербургского университета. В 1888 г. участвовал в студенческом революционном собрании и был арестован, исключён из университета и выслан из Петербурга. На протяжении двух лет он пытался поступить в четыре университета - Московский, Харьковский, Томский и Казанский. Но получал резкий отказ.

Кондитерская на Пролетарке

И снова про сладенькое. Девчонки, держать строй!

В недрах Пролетарского района, где я, к сожалению, толком не бывал в трезвом состоянии, пыхтит кондитерская фабрика, которую многие зовут "совдеповской". За верность традициям.

Угостили меня сегодня пирожными той кондитерской. Ностальгия с кремовой начинкой. Мне такие бабушка из столовой хлопчатобумажного комбината привозила, когда совсем пацаненком был.

Возьмет, бывало, на работу. Бегаю там меж тюков пряжи. Рабочие меня изловят, в столовую отведут, пирожными накормят и вернут бабушке. Отличные были времена. Голодные, но душевные.

О художнике Верещагине и о любви

пишу это больше для себя, чтоб сформулировать и уложить, поэтому длинно, конечно. И я пишу это, поставив на репит «Ваше благородие, госпожа Удача». Понятно, почему. Не знаю, случайна ли эта рифма – то, что героя Луспекаева в «Белом солнце пустыни» зовут именно Верещагиным, или это осознанный тихий трибьют Ибрагимбекова, Ежова и Мотыля Василию Васильевичу Верещагину.

Киношный Верещагин погиб на взорвавшемся баркасе, реальный – на броненосце «Петропавловск», подорвавшемся на японской мине. Мне нравится думать, что это - восхищенное и горькое последнее «прости» Василию Верещагину, которого неумолимо призывала война, как ни пытался он забыться нормальной мирной жизнью, и который почтенным, всеми признанным, имеющим полное право почивать на лаврах, встал да и пошел на последнюю свою войну. И еще хочется думать, что он погиб мгновенно, не успев испытать страха и боли, в миг, когда верил в то, что будет изображать… всё это.

Аэроклуб им. С.А. Леваневского в Сталино

"Ещё совсем темно. По улицам города Сталино мчится переполненный автобус. На аэродром спешат курсанты, инструктора, лётчики. Распахиваются широкие ворота ангара. Курсанты выводят машины. Техники в который раз придирчиво копаются во внутренностях моторов. Моторы опробованы. Можно вылетать...

аэроклуб сталино

Через несколько минут десятки самолётов бороздят утреннее небо... Так ежедневно в четыре часа утра начинаются учебные полёты курсантов Сталинского аэроклуба им. С.А. Леваневского", - написал корреспондент газеты "Соц. Донбасс" Б. Михайлов в номере от 9 июня 1939 г.
В степи, вдалеке от ангара, находится стартовая площадка. Каждую минуту на взлётную полосу выруливают лёгкие и подвижные самолёты "У-2".

Про багрец и кружку

Александр наш Сергеевич был в то время огромной книгой с шероховатой, как будто из грубой ткани, красной обложкой и большими синими буквами на ней. А внутри на всю страницу - царевна-лебедь, с таким прекрасным лицом, каких в жизни просто не бывает. По-крайней мере, я тогда не видела. Ещё и звезда эта, непонятно почему во лбу, и месяц впридачу. Позже я всё сравнивала ее с другой неземной красавицей - Снежной Королевой и никак не могла определить, кто же из них и прекрасней, и белее.

пушкин

Потом были шесть томов в сине-серых переплётах. Тогда я почему-то была уверена, что они есть в каждой квартире, и в общем, была недалека от истины - почти у всех знакомых на полках стояли такие же. Письмо Татьяны, кстати, с тех пор представляется именно тем шрифтом, как в этих книжках, никаких тебе росчерков скрипучего пера и завитушек. Один том был с закладками и пометками, как-то ушёл читаться к кому-то да так и не вернулся. Осиротевшая пятерка стоит все там же, на верхней полке под слоем пыли. Сто лет никому нет дела до них, но в каком-то из органов сверлит и сверлит досада - как можно было отдать и забыть, и потерять.

А потом и вовсе стало как-то не до него. Не до сказок, не до писем. Так, иногда пролетит чудное мгновенье да нагрянет багрец. Пока не появилось это удивительное, совершенно понятное и точное, подходящее часто ко всему и сразу:

так было мне, мои друзья,
и кюхельбекерно и тошно.

Кюхельбекерно, понимаете ли? И тошно. И именно оно теперь часто приходит на ум и повторяется. Да простит меня Вильгельм Карлович за упоминание всуе, но когда накатывает это самое оно, по-прежнему остаётся один самый верный способ - где же кружка и какой-нибудь томик. Сине-серый. Любой из оставшихся пяти.

Оксана Хромова

Уголок ностальгии по девяностым

Есть в Донецке местечко, нетронутое временем. Крохотный пятачок на Текстильщике. Случайный отросток большого рынка или нечто самостоятельное. Трудно сказать. Трамвайная остановка по дороге на Семашко, россыпь ларьков-батискафов, палатка уличной еды, обменник и несколько прилавков. Застывшие девяностые.

Был там сегодня. Только дешевых игрушек из братского Китая, разложенных на кроватях-раскладушках, не хватает для полноты картины. А так - суета эпохи больших перемен. Пестрая молодежь носится туда-сюда, на скамейках дремлют бесцветные старики. Кошки-собаки, голуби в пыли копошатся.

Мне это напоминает почти все украинские вокзалы, на которых приходилось бывать. За вычетом Донецкого. А вот Днепропетровск - один в один. Только бездомные на этом пятачке не спят, грязи в разы меньше и мусора почти не видать.

О значении машинки-автомат для улучшения мира

Стиральные машинки-автомат высвободили большое количество общественной энергии, которая теперь направляется на улучшение мира. А раньше было не так.

Раньше в машинку активаторного типа кипяток вскипяти - залей, мыло настругай - засыпь, белье постирай, постиранное аккуратно в стопочку отложи, отжимая параллельно между двух резиновых валиков, которые не выжимали, а потому лучше руками.

Потом грязную мыльную воду сцеди и вылей, бак промой, холодную свежую воду залей, и в холодной воде уже прополощи, затем аккуратно в стопочку отложи, выжимая параллельно между двух резиновых валиков, которые не выжимали, а потому лучше руками.

Потом все это тащи во двор, в оцинкованном тазу, веревку натяни, ожерелье из прищепок с собой, белье развесь, сядь на лавочку сторожи, пока высохнет.

Высохло - сними, тащи обратно домой гладить утюгом, который не гладит.

До того уматывались, никто не знал как Трампа зовут. Не то, что сейчас.

На смерть Марата Мусина

Вчера похоронили Марата Мусина, главу военного агенства АННА ньюс. Умер он в мирной обстановке, хотя при регулярных поездках по горячим точкам планеты мог не раз остаться там. Но везло, не раз. Марат человек сложный, резкий, со многими коллегами имел напряженные отношения. Но лично в моей жизни он отметился большим подарком. Марат помог реализовать мне мою давнюю мечту.

Однажды в детстве у деда на чердаке я нашел потрепанную книгу русского офицера Петра Козлова о его путешествии в Центральную Азию в ходе которой он нашел Хара-Хото древнюю столицу тангутов. Видимо, Козлов был не только археологом, но и выполнял правительственную миссию. Встречался с разными стремными басмачами. Это было время "Большой игры" европейских империй. До этой книги я увлекался математикой, физикой. Но образ ученого европейца бредущего на верблюде по пустыне с одним карабином под овчиной так увлек меня, что я не раз в детстве представлял себя в этой роли.

Потом читал Хэмингуэя, который археологом не был, но побывал на всех фронтах того времени. Потом узнал о Лоуренсе Аравийском, который один оказался круче всего британского корпуса на Ближнем Востоке. И начал учить арабский язык и готовиться к поступлению на факультет международных отношений.

Как Леся Орлова работала журналистом

У меня теперь, спасибо друзьям, есть какое-то количество моих отсканированных фотографий – и я сижу над ними в смешанных, скажем так, чувствах. Ностальгия? Да, конечно. Радость? Безусловно. А еще – как будто не со мной. Как будто не я. Как будто кино про другую какую-то жизнь. Я помню обстоятельства, в которых была сделана каждая. Но главное для меня – это машина времени. Потому что мои собственные яркие годы пришлись на яркое время. Девяностые. Двухтысячные. "Вот это вот всё". Я несколько фотографий опубликую тут. Связанных с профессией. Для меня это – повод для воспоминаний о времени. Такой, как бы, экскурс в прошлое – с его навсегда ушедшими реалиями, деталями и именами. Поэтому, правду сказать, подписи к фотографиям тут имеют большее значение, чем сами фотографии.

леся орлова

Как Леся Орлова работала на радио

*лезет вперед, проталкивается, распихивая локтями* - И я!.. А у меня! .. Я – тоже!.. Да дайте же сказать!!!

Ну, раз День радио ))). В общем, в 1997 году я работала на радио же! На радио «101» в Донецке. Тогда я была одержима работой и деньгами – мне страстно хотелось работать как можно больше, чтоб, соответственно, как можно больше зарабатывать. И я устроилась ночным диджеем на радио «101», которое только-только открылось. Музыкальный продюсер (или главный редактор? Елки, я не помню, как он назывался-то) по имени, если не ошибаюсь, Женя (внешне ужасно похожий на Романа Рябцева из «Технологии», из-за чего мне все время хотелось назвать его Ромой) во время собеседования никакой особенной требовательности не проявил: надо было заткнуть зияющую вакансию, связывать слова и импровизировать я умела, практика работы в эфире (пусть и в «теле») была – чего еще-то? Он очень быстро мне разъяснил правила работы и дал необходимые навыки. Это было действительно предельно просто – всё ручками, всё на дисках, которые надо ставить вовремя, пара «ползунков» на пульте, которыми надо двигать, микрофон, короче, тёплое, ламповое и примитивное по нынешним временам радио. Когда стало ясно, что я уже всё могу, Женя строго сказал, что мне нужен творческий псевдоним. Там все работали под красивыми именами – была, например, Кассандра, работавшая в очередь со мной ночами (позже выяснилось, что за этим псевдонимом скрывалась очаровательная жена моего приятеля и коллеги). Тут у меня случился затык – я реально ничего не могла придумать и робко спросила, нельзя ли мне быть просто Олесей. Женя разочарованно поднял брови, но потом пожал плечами и разрешил. А программу радио тогда тоже печатали в газетах, как и телепрограмму. И там, соответственно, это выглядело так: «23.00 – 4.00. Dj Олеся».

Это потому что я работала с 23.00 до 4 утра. Трижды в неделю.

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на https://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк