Память

Способность сохранять, накапливать и воспроизводить информацию, также длительно ее хранить без существенных изменений с целью дальнейшего использования.

Про багрец и кружку

Александр наш Сергеевич был в то время огромной книгой с шероховатой, как будто из грубой ткани, красной обложкой и большими синими буквами на ней. А внутри на всю страницу - царевна-лебедь, с таким прекрасным лицом, каких в жизни просто не бывает. По-крайней мере, я тогда не видела. Ещё и звезда эта, непонятно почему во лбу, и месяц впридачу. Позже я всё сравнивала ее с другой неземной красавицей - Снежной Королевой и никак не могла определить, кто же из них и прекрасней, и белее.

пушкин

Потом были шесть томов в сине-серых переплётах. Тогда я почему-то была уверена, что они есть в каждой квартире, и в общем, была недалека от истины - почти у всех знакомых на полках стояли такие же. Письмо Татьяны, кстати, с тех пор представляется именно тем шрифтом, как в этих книжках, никаких тебе росчерков скрипучего пера и завитушек. Один том был с закладками и пометками, как-то ушёл читаться к кому-то да так и не вернулся. Осиротевшая пятерка стоит все там же, на верхней полке под слоем пыли. Сто лет никому нет дела до них, но в каком-то из органов сверлит и сверлит досада - как можно было отдать и забыть, и потерять.

А потом и вовсе стало как-то не до него. Не до сказок, не до писем. Так, иногда пролетит чудное мгновенье да нагрянет багрец. Пока не появилось это удивительное, совершенно понятное и точное, подходящее часто ко всему и сразу:

так было мне, мои друзья,
и кюхельбекерно и тошно.

Кюхельбекерно, понимаете ли? И тошно. И именно оно теперь часто приходит на ум и повторяется. Да простит меня Вильгельм Карлович за упоминание всуе, но когда накатывает это самое оно, по-прежнему остаётся один самый верный способ - где же кружка и какой-нибудь томик. Сине-серый. Любой из оставшихся пяти.

Оксана Хромова

Уголок ностальгии по девяностым

Есть в Донецке местечко, нетронутое временем. Крохотный пятачок на Текстильщике. Случайный отросток большого рынка или нечто самостоятельное. Трудно сказать. Трамвайная остановка по дороге на Семашко, россыпь ларьков-батискафов, палатка уличной еды, обменник и несколько прилавков. Застывшие девяностые.

Был там сегодня. Только дешевых игрушек из братского Китая, разложенных на кроватях-раскладушках, не хватает для полноты картины. А так - суета эпохи больших перемен. Пестрая молодежь носится туда-сюда, на скамейках дремлют бесцветные старики. Кошки-собаки, голуби в пыли копошатся.

Мне это напоминает почти все украинские вокзалы, на которых приходилось бывать. За вычетом Донецкого. А вот Днепропетровск - один в один. Только бездомные на этом пятачке не спят, грязи в разы меньше и мусора почти не видать.

О значении машинки-автомат для улучшения мира

Стиральные машинки-автомат высвободили большое количество общественной энергии, которая теперь направляется на улучшение мира. А раньше было не так.

Раньше в машинку активаторного типа кипяток вскипяти - залей, мыло настругай - засыпь, белье постирай, постиранное аккуратно в стопочку отложи, отжимая параллельно между двух резиновых валиков, которые не выжимали, а потому лучше руками.

Потом грязную мыльную воду сцеди и вылей, бак промой, холодную свежую воду залей, и в холодной воде уже прополощи, затем аккуратно в стопочку отложи, выжимая параллельно между двух резиновых валиков, которые не выжимали, а потому лучше руками.

Потом все это тащи во двор, в оцинкованном тазу, веревку натяни, ожерелье из прищепок с собой, белье развесь, сядь на лавочку сторожи, пока высохнет.

Высохло - сними, тащи обратно домой гладить утюгом, который не гладит.

До того уматывались, никто не знал как Трампа зовут. Не то, что сейчас.

На смерть Марата Мусина

Вчера похоронили Марата Мусина, главу военного агенства АННА ньюс. Умер он в мирной обстановке, хотя при регулярных поездках по горячим точкам планеты мог не раз остаться там. Но везло, не раз. Марат человек сложный, резкий, со многими коллегами имел напряженные отношения. Но лично в моей жизни он отметился большим подарком. Марат помог реализовать мне мою давнюю мечту.

Однажды в детстве у деда на чердаке я нашел потрепанную книгу русского офицера Петра Козлова о его путешествии в Центральную Азию в ходе которой он нашел Хара-Хото древнюю столицу тангутов. Видимо, Козлов был не только археологом, но и выполнял правительственную миссию. Встречался с разными стремными басмачами. Это было время "Большой игры" европейских империй. До этой книги я увлекался математикой, физикой. Но образ ученого европейца бредущего на верблюде по пустыне с одним карабином под овчиной так увлек меня, что я не раз в детстве представлял себя в этой роли.

Потом читал Хэмингуэя, который археологом не был, но побывал на всех фронтах того времени. Потом узнал о Лоуренсе Аравийском, который один оказался круче всего британского корпуса на Ближнем Востоке. И начал учить арабский язык и готовиться к поступлению на факультет международных отношений.

Как Леся Орлова работала журналистом

У меня теперь, спасибо друзьям, есть какое-то количество моих отсканированных фотографий – и я сижу над ними в смешанных, скажем так, чувствах. Ностальгия? Да, конечно. Радость? Безусловно. А еще – как будто не со мной. Как будто не я. Как будто кино про другую какую-то жизнь. Я помню обстоятельства, в которых была сделана каждая. Но главное для меня – это машина времени. Потому что мои собственные яркие годы пришлись на яркое время. Девяностые. Двухтысячные. "Вот это вот всё". Я несколько фотографий опубликую тут. Связанных с профессией. Для меня это – повод для воспоминаний о времени. Такой, как бы, экскурс в прошлое – с его навсегда ушедшими реалиями, деталями и именами. Поэтому, правду сказать, подписи к фотографиям тут имеют большее значение, чем сами фотографии.

леся орлова

Как Леся Орлова работала на радио

*лезет вперед, проталкивается, распихивая локтями* - И я!.. А у меня! .. Я – тоже!.. Да дайте же сказать!!!

Ну, раз День радио ))). В общем, в 1997 году я работала на радио же! На радио «101» в Донецке. Тогда я была одержима работой и деньгами – мне страстно хотелось работать как можно больше, чтоб, соответственно, как можно больше зарабатывать. И я устроилась ночным диджеем на радио «101», которое только-только открылось. Музыкальный продюсер (или главный редактор? Елки, я не помню, как он назывался-то) по имени, если не ошибаюсь, Женя (внешне ужасно похожий на Романа Рябцева из «Технологии», из-за чего мне все время хотелось назвать его Ромой) во время собеседования никакой особенной требовательности не проявил: надо было заткнуть зияющую вакансию, связывать слова и импровизировать я умела, практика работы в эфире (пусть и в «теле») была – чего еще-то? Он очень быстро мне разъяснил правила работы и дал необходимые навыки. Это было действительно предельно просто – всё ручками, всё на дисках, которые надо ставить вовремя, пара «ползунков» на пульте, которыми надо двигать, микрофон, короче, тёплое, ламповое и примитивное по нынешним временам радио. Когда стало ясно, что я уже всё могу, Женя строго сказал, что мне нужен творческий псевдоним. Там все работали под красивыми именами – была, например, Кассандра, работавшая в очередь со мной ночами (позже выяснилось, что за этим псевдонимом скрывалась очаровательная жена моего приятеля и коллеги). Тут у меня случился затык – я реально ничего не могла придумать и робко спросила, нельзя ли мне быть просто Олесей. Женя разочарованно поднял брови, но потом пожал плечами и разрешил. А программу радио тогда тоже печатали в газетах, как и телепрограмму. И там, соответственно, это выглядело так: «23.00 – 4.00. Dj Олеся».

Это потому что я работала с 23.00 до 4 утра. Трижды в неделю.

Товарищ архитектор

Об архитекторе города Сталино Людвиге Ивановиче Котовском известно очень мало. Родился он в 1900 году. В наш город переехал из Одессы.

Одним из его творений был Дом Красной Армии, построенный в старой части ул. Артёма, напротив Главпочтамта. В нём планировалось открыть музей Красной Армии. Вероятно, дом разрушен во время Великой Отечественной войны.

В 1929 г. по проекту Л.И. Котовского построен Дом Советов на ул. Артёма. С его строительства началось формирование архитектурного ансамбля Административной площади (площади Ленина).

Как американцы воевали в Одессе

По случаю освобождения города-героя Одессы (кстати, первый город СССР, получивший это звание) никто никогда не пишет про американцев. А я возьму и напишу.

Во-первых, про летчиков. На территории Одесской области в 1944 году сбито несколько "Мустангов", которые сопровождали "летающие крепости", ходившие бомбить нефтепромыслы в Плоешти, порты Галац, Констанца и прочие интересные места. Один самолет, превратившийся в мелкую кашу, пару лет назад поднимала американо-украинская экспедиция. Его сбил румын на немецком истребителе, останки пилота, лейтенанта Джона Мамфорда, были переданы для захоронения на родине. Любопытная деталь, о которой вы больше не узнаете нигде: при жизни летчик пришил себе на китель советскую пугу со звездой, чем очень удивил поисковиков.

лейтенант Мамфорд

Тактика прикрытия, основанная на опыте Битвы за Британию, состояла в том, что истребители противника сковывала боем пара или две пары своих, а остальные шли дальше не оглядываясь.

Про последнюю ночную ведьму родом из Юзовки

Ночные ведьмы

Год назад в почтенном 91-летнем возрасте тихо ушла из жизни гвардии майор запаса Надежда Васильевна Попова, последняя из двадцати трех боевых летчиц – «ночных ведьм», награжденных в годы войны Золотой Звездой Героя Советского Союза. Тихо, потому что в день ее смерти, 6 июля, о случившемся коротко сообщили разве что несколько информагентств. Если бы на ее месте был какой-нибудь, пусть и не особо талантливый даже, артист или скончавшийся от передозировки наркотиков поп-рок-певец, то об этом три дня кряду вещали бы все телеканалы, а в газетах, несомненно, вышли бы большие скорбные статьи, часто безо всяких оснований зачисляя усопших в сонм «великих». А тут дошло до того, что Попову, истинного Героя страны, более-менее развернуто помянула лишь английская Telegraph. И вот эту публикацию процитировали отечественные информационщики, не утруждая себя поиском мало-мальски дополнительной информации.

25 ГЕРОИНЬ-БОМБЁРОК

Вот как характеризовала через десятилетия после войны свою боевую подчиненную начальник штаба тогда 588-го, а в дальнейшем 46-го гвардейского Таманского орденов Красного Знамени и Суворова авиаполка ночных бомбардировщиков ныне еще здравствующая подполковник в отставке Ирина Ракобольская: «Надежда Попова – Надя – красивая, яркая девушка с веселым, смеющимся лицом. Летавшая азартно, смело... Начинала войну Надя командиром звена, была замкомандира эскадрильи, потом стала командиром 2-й авиаэскадрильи. Ах, как хорошо пела «Летят утки»! Я летала с Надей на боевые задания, летала в Белоруссии на поиски нового аэродрома. Она прекрасно ориентировалась, и штурман ей не очень-то был и нужен».

Как звучит Донецк

Video thumbnail for Как звучит Донецк

Знаете...я в курсе, что давно всем надоел с этим своим "знаете...". Просто у меня классический синдром боязни чистого листа. А так проще с мыслями собраться. Это была минутка светлой графомании. Как и все, что появляется в этом блоге.

Так вот. О Донецке говорят. О Донбассе говорят. Не в том контексте, в каком хотелось бы лично мне. Все говорят-говорят-говорят. И все не так, все не о том. Потому, что говорят все и много, но я так про Сирию могу говорить. Сроду там не был, представления не имею.

С удивлением выяснил, что Донбасс, по мнению большинства знакомых россиян и (что вообще удивительно) украинцев - это такое очень серое место, где из земли растут треугольные горы, а из безразмерных заводских труб валит сатанински черный дым. В дыму бродят такие же серые люди, одетые в засаленные ватники.

Скучная глубинка. Меланхоличная провинция. Один сплошной цех. Не такой, как на самом деле, а вот этот - из воображения хипстера, в цеху не бывавшего. Не регион, а сплошной клип "Sonne". Пасмурный индастриал.

То есть, в их представлении, бывают эдакие культурные центры, а бывает Донбасс, который на другом полюсе.

Нет, сейчас у нас действительно мрачновато. Четыре месяца зимы и четыре года войны - это вам не в спа-салоне красоту наводить. Но так было не всегда.

Однажды, под дурное настроение и початую бутылку коньяка, мне показали ролик, записанный к "Евро - 2012". В нем Донецк именно такой, каким был до начала конца адекватной Украины. Он, справедливости ради, сейчас почти такой же. Когда Солнышко выходит на небо, а люди - на улицу. Почти. Многие уже не выйдут никогда.

Иногда, когда льет дождь и как-то все не в ту степь, я пересматриваю этот ролик. Просто для того, чтобы не забыть. Если вам интересно, как звучал довоенный Донецк, то примерно вот так. Уверяю, что сегодня, когда затихает железо, он звучит почти также. И потому все мы здесь.

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на https://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк