Леся Орлова

Почему можно поставить этой планете ноль

Курю, свесившись в открытое окно, – гуляю на свежем воздухе. Совершенно пустой двор, детскую площадку оцепили красно-белой полосатой лентой с какими-то бумажками-предупреждениями, надеюсь, о том, что какое-то время там не рекомендуют собираться компаниями (ха черточка ха, как говорил папа моей подруги). И обращаю внимание на единственную живую душу. Молодой совсем паренек с рюкзачком. Идет он вдоль большого нашего дома, построенного буквой «п», и проделывает на своем пути следующее: подходит к каждой водосточной трубе и засовывает за нее руку, а еще ощупывает каждую мусорную урну у подъезда с тыльной стороны, и дальше, и дальше, у последнего подъезда, аккурат напротив меня через двор, копошится подольше, потом снимает с плеча рюкзачок, какое-то время возится, снова вешает рюкзачок на плечо и решительно, деловито и бодро, размахивая руками, удаляется. Нашел, болезный, закладочку свою, сталбыть.

Про фильм "Шофер на один рейс"

Пересмотрели вчера вечером (спасибо напомнившему френду Сергею Сергеевичу Серегину!) старенькое кино «Шофер на один рейс». Я смотрела его очень-очень давно, но на удивление хорошо помнила, какие-то вещи радостно узнавала, а каким-то изумлялась (оказывается энное количество моих личных мемов, устойчивых выражений, которые я много лет постоянно использую, родом из этого фильма!). И удовольствие, которое я вчера испытала, - огромное. Даром что фильм-то – вполне проходной, очень даже второго ряда. Впрочем, на этот счет я давно придерживаюсь пессимистического мнения о регрессе массовой культуры – литературы и кинематографа: повести, романы и фильмы, написанные и снятые, допустим, в советских «семидесятых», не хватавшие звезд с неба и на это не претендовавшие, справедливо воспринятые современниками как не более чем посредственные, сегодня читаются и смотрятся как очень крепкие, самобытные, оригинальные и вполне талантливые. «Шофер на один рейс» - как раз из таких.

шофёр на один рейс

Марк Юрьевич Левицкий. Каким я помню легенду донецкой журналистики

Об актуальном сегодня я не хочу. А о том, что для меня актуально всегда, - хочу. Хотела привесить фото, но не выходит из-за привешенного "воспоминания" пятилетней давности. А мне очень важно, чтобы тут было это самое воспоминание. Поэтому фото я в первый комментарий помещу.

журналист Марк Левицкий

Ему, самому старшему из моих друзей, сегодня бы исполнилось 90 лет. Ах, какой это был человек и какой это был мужчина. Ни секунды не старик, ни секунды не "пожилой", о, нет, он был мужчина - харизматичный, успешный, с возрастом только набиравший, кажется, привлекательности, холеный, благоухающий восхитительными духами, вальяжный, бритвенно-саркастичный, временами очень напоминающий Ширвиндта манерами, поведением и присущим статусу неповторимым тоном, шармом и обаянием. А еще он был влюбчив до самых преклонных лет - и имел полное право и все основания ожидать взаимности. А еще он был галантен и умел ухаживать, как... как никто, ему просто никто в подметки не годился и не годится. А еще он был ревнив. А еще - бесконечно трогателен, заботлив и беззащитно одинок, когда и если позволял заглянуть глубже и увидеть доверчиво приоткрытое тотальное одиночество на фоне такой, кажется, невероятной востребованности, всеобщего почтения, славословий и разрывающегося от ежеминутных звонков телефона.

О женщинах в косметических сообществах

Типичная женщина-комментатор в сообществах, посвященных красоте и уходу за собой, представляет собой чарующую смесь Оленьки "в этот салат надо класть тертое яблочко", Верочки "ну хотя бы рейсфедером" и Шурочки "вернитесь в коллектив". Наслаждение, обожаю.

Вот кто-то пишет о некоей конкретной косметической проблеме, ну, не знаю, допустим, как убрать бородавку с виска. Сто комментариев, советов по проблеме - пять, остальные девяносто пять - пир духа: вообще-то вам бы не этим заняться, а наоборот этим, здесь подколоть то-то (я проколола еще два года назад, очень довольна), сюда залить то-то (я заливаю регулярно, выгляжу на двадцать лет, хотя мне шестьдесят), сюда вставить то-то (я вставила на прошлой неделе, и теперь, хотя мне тридцать два, больше тридцати двух никто не дает), а вот этой вашей проблемой имеет смысл заниматься только когда вы уколете, вставите и зальете то, что я вам сказала. Что значит - не по теме? Что значит - не хотите?! Все хотят, все нормальные женщины это делают, ну я тогда вообще не знаю, что вам надо, осссспаде.

Каких замечательных звезд кино мы успели увидеть

Не сердитесь, пожалуйста, я еще буквально только одно про Лелюша быстренько, и всё, и больше не буду! Просто, понимаете, это поразительно, как Лелюшу удаются образы мужчин, какие потрясающие он придумывает роли и как в них высвечивает саму мужскую суть выбранных актеров.

Женщины – ладно, женщины у него все невероятные, это аксиома, ее доказывать не надо. Но мужчины! Вот есть знаменитая триада: «Мужчина и женщина», «Мужчина, который мне нравится» и «Жить, чтобы жить», снятые практически друг за другом. В которых сыграли, соответственно, Жан-Луи Трентиньян, Жан-Поль Бельмондо и Ив Монтан.

Каждому из которых грех жаловаться на актерскую удачливость и востребованность. Но для меня они именно в этих ролях – на пике, даром что впереди у каждого еще большая киножизнь, и именно в этих ролях я всякий раз влюбляюсь в них неподдельно.

Фильмы эти, вроде бы, о любви, и женщинам в них уделено равное место и пространство, и именно женский взгляд в них, во многом, имеет определяющее значение. Но каждый раз при просмотре я отчетливо вижу фокус именно на мужчине, именно его появления в кадре жду, именно его развитие прослеживаю.

лелюш

О фильтрационном лагере на острове Эллис

Вчера мне нужно было довольно много почитать о фильтрационном центре на острове Эллис и о процедуре иммиграции в Штаты в первые десятилетия ХХ века. Попутно попалась подборка фотографий, и я надолго задержалась, их разглядывая. И вот эта фотография меня к себе просто приковала. Все, что нашлось поиском по картинке, было: "Русский фермер Евгений Паппин (в центре) со своей большой семьей. Они бежали от сплошной коллективизации из СССР в США в 1930 году. Фото сделано в Нью-Йорке, откуда семейство отправилось в Калифорнию к брату Евгения. Им предстояла многодневная поездка в открытом грузовом вагоне. Это был самый дешевый способ пересечь Америку. Их дальнейшая судьба неизвестна. Снимок хранится в независимом архиве Spaarnestad Photo в Нидерландах".

Эллис

Если долго сидеть на берегу Фейсбука

Если долго сидеть на берегу Фейсбука, мимо тебя неминуемо проплывут трупы врагов. Ну, такие, живые трупы. Те, кого ты для себя когда-то закончил насовсем. Но проплывают эти трупы не с положенной трупам сдержанностью, а довольно-таки живенько, прямо-таки кроллем, шумно отфыркиваясь и забрызгивая все вокруг гребками. И ты сидишь, смотришь на этот сеанс самогальванизации и только диву даешься. В том числе потому даешься диву, что они, похоже, искренне не подозревают, что на берегу этой речки вполне может сидеть человек, который их хорошо помнит и хорошо знает. И, прямо скажем, не один человек.

Этот человек может помнить, какие у них раньше были губы, нос и грудь, и теперь испытывает некое даже извращенное удовольствие, когда они рассказывают про «все свое», благосклонно принимают комплименты и, главное, дают советы по уходу за собой и, ох, господи, рекомендуют всякие там гимнастики для лица. У человека, вообще-то, даже их фотографии старые есть, свидетельствующие о том, какое было «все свое», да и в сети такие фотографии найти несложно…

Как интеллигентные мальчики из девяностых встретились с настоящими

Но ведь на самом деле «девяностые» - это не только мальчики в кожаных куртках и «удобных тренировочных штанах» (с). Это и мальчики из совсем другой среды, которых сдуру понесло к мальчикам в кожаных куртках – со всеми вытекающими. У этих интеллигентных «центровых» мальчиков была еще и губительная иллюзия: они были снобы и думали, что, раз такие умные и читали всякое, то смогут чего-то там макиавеллить с бандитами, чего-то там вымутить и усидеть еще и на двух стульях – «тереть» с опасными и оставаться своими в интеллигентском родительском кругу.

Был, допустим, мальчик, которого я тут назову Дэн, хотя его звали не так, но похоже. Мой ровесник, учился в престижной донецкой школе, у меня тут есть старшая френдесса, которая с высочайшей вероятностью была его учительницей. Из хорошей семьи, книжки-музыка-рисование, все честь по чести, правильный факультет правильного вуза. Мальчик хотел стать модельером и стал им, тогда было модно быть «дизайнерами». Он был довольно странный модельер, с закосом под Юдашкина. Одну и ту же коллекцию вечно везде показывал, которую, казалось, сшил из бархатных и атласных штор, по заветам Скарлетт О’Хара.

Про очаровательную бабушку и застенчивого молодого человека

В эти дни у меня было два интересных знакомства, странным образом соединившихся в голове, может, из-за совпадения "старый да малый".

Первое - это женщина, которой летом исполнится сто лет. Бабушка нашей подруги. У тонкой и звонкой подруги 55 лет есть бабушка, и о ее грядущем столетии подруга говорит так, как мы говорим о 50-летии и 60-летии любого из наших друзей, планируя, как будем отмечать... Бабушка - очаровательная дама, которой этих лет никогда в жизни не дашь, такого повидала, что сагу можно писать, а придя за порцией вечерних таблеток, она с усмешкой осведомилась у внучки: "Разрешите идти спать?" - и мы с мужем потом еще долго о ней говорили и сошлись, что есть такой типаж, с которого, вероятно, Хитрук рисовал свою мудрую сову в Винни-Пухе.

(М)ода времени

Началось с вязаной чалмы. Мы с братом стояли в длиннющей очереди на выставку и болтали – и не помню, как именно вырулили на некие локальные советские модные тренды. И пытались сообразить, откуда они брались. Шапочка-«петушок», например, стремительно завоевавшая мужчин от мала до велика в «восьмидесятых», а некоторыми донашиваемая и спустя десять лет. Ну, там источник хоть немного понятен – лыжный спорт, короткая спортивная мода. Из нее же, кстати, появился и специфический женский тренд примерно того же времени: обычная вязаная шапочка подворачивалась определенным образом – чтобы на затылке отворот был широким, а на лбу совсем узким. Но вот чалма. Которую вязали сами или заказывали за деньги и «со своей шерстью» вязальщицам. При этом довольно долго схем вязания в журналах не появлялось, и это вообще была не журнальная мода, она просто однажды обрушилась, как эпидемия. Чалмы носили все – номенклатурные дамы, преподаватели, врачи и продавщицы. В общем, мы с братом тогда пришли к такой гипотетической схеме.

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на https://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк