Леся Орлова

Избранные места из переписки с друзьями

Поймут, конечно, только те, кто был в то время в том месте - в те годы в том городе. Поймут - и заулыбаются, думаю.

Цитата моего собеседника из вчерашней ночной переписки:
"- А ведь именно казино "Вечерний Донецк" - то место, где из двери туалета на тебя могла выпасть Бриджит Нильсен. Да что там могла, на некоторых и выпадала..."

Оу, йеа, бэйби... (голосом Барри Вайта довольно тяну я) Оу, йеа, бэйби, да, да, вот это - он самый, Донецк второй половины девяностых... Оу, йеа...

А ведь всего-то два бензиновых барона. Но в 1997 году. Всего-то один бензиновый барон сделал подарок другому - выписал на день рождения Бриджит Нильсен, а чому б нi? А шо там удивляцца, оссспади, тоже мне событие.

Коротко о жанре фейсбучного биографического очерка

Я очень трудно, даже болезненно воспринимаю популярный теперь жанр «фейсбучного биографического очерка» - при том, что грешу им порой и сама. В свое оправдание могу сказать, что тексты о чьих-то непростых судьбах пишу, предварительно действительно изучая эти судьбы настолько глубоко, насколько возможно при использовании исключительно интернет-источников. И очень при этом стараюсь не врать для красоты – даже там, где строю какие-то собственные теории, а также не упрощать ради сокращения. Публикую я такие тексты здесь по двум причинам: 1) меня настолько занимает судьба героя, что невозможно не записать какие-то факты и мысли – и для себя самой, и для кого-то, кому это, возможно, тоже будет интересно; и 2) мне попросту больше негде их опубликовать (минимум в таком виде, в каком мне хочется).

Как я влюбилась в Марио Бионди

Однажды я одному человеку сказала – пусть и в сотый раз, и уже о сотом человеке, - что, мол, «слушай, я тут влюбилась! Знаешь такого-то?! Скажи же, какой он суперский!» А человек, слегка скривив рот, осуждающе ответил: «А я вообще заметил: ты очень влюбчивая». Ну да, так и есть.

Марио Бионд

Вот, например, полгода назад я влюбилась в Марио Бионди. Это такой певец, которого называют итальянским Барри Уайтом, потому что голоса и правда легко спутать. Полгода я держала эти чувства в секрете с эгоизмом первого этапа влюбленности, когда своим сокровищем неохота делиться, а охота чахнуть над ним, как скупой рыцарь – над златом. Так что я просто гуляла под него, слушала беспрерывно, и смотрела его выступления и клипы, потому что от него же глаз не оторвать, какой он невозможно стильный и обаятельный чувак. Я именно в таких обычно влюбляюсь же – не в красавцев, а в стильных, обаятельных и талантливых чуваков. При этом мне всегда кажется, что я одна такая умная, проницательная и бескорыстно-безоглядная, что сумела рассмотреть… и потом обычно очень обидно выясняется, что нет, далеко не одна. И приходится еще продумывать, как изолировать от него всех, кто в него влюбился, и владеть им единолично.

Про хорошее, даже, может, волшебное немножко

Осеннее тоже, сентябрь был. И я поехала в свою первую заграницу. По нынешним меркам – непростительно поздно, мне года 24, кажется, было, не соображу сейчас точно. И первая моя заграница была такая… уютно близкая. Польша это была.

Школа журналистики под патронатом легендарной «Газеты Выборчей». Но речь не об этом, а о том, что в самом начале поездки я словила инсайт, киношный кусочек чужой жизни, восхитительным сверкающим осколком впившийся в мое сердце.

Владислав Крапивин, освещавший мое школьное детство

Мне кажется едва ли не знаком/символом, что так совпало: Первое сентября (множество детских лиц на фотографиях в ленте, совсем новое уже поколение) - и уход Крапивина (множество горестных и благодарных прощаний в ленте от представителей поколения моего). Как будто и правда вот так зафиксирована граница между эпохами.

Теперь школьный мир больше не включает спасительного крапивинского маяка для побега.

Любила, люблю и буду любить. Читала, перечитываю и буду перечитывать. Советовала и советую - и буду советовать даже тем сегодняшним детям, которым уже не узнать, каково это: ждать нового номера "Пионера", надеяться, что там будет Крапивин, и радоваться, наконец увидев там его очередную повесть; брать в библиотеке его книги, злясь, что - "на руках"; цитировать не столько слова, сколько вообще способ мыслить и чувствовать.

Книги, которые нас воспитали

90-е – это были для меня книги. В первую очередь. И то время я вспоминаю с благодарностью и нежностью, потому что – книги. Иногда думаю, что, может быть, мои проблемы со спиной родом именно оттуда. Из тех дней, когда каждая поездка в Москву измерялась в том числе привезенными книжными богатствами. У меня были тогда свои маршруты и свои любимые книжные – «Москва», «Эйдос», «Скарабей»… Приезжаешь, допустим, на неделю. Несколько раз (соответственно – дней) ездишь в эти магазины, потому что сразу все не унести. Стопки купленного радуют глаз. Это ведь было время, когда стали печатать, допустим, философов и историков – и ты жадно скупаешь всех Лосевых, Бердяевых, Ильиных, Сергиев Булгаковых, Розановых, все «Вехи», всех Шпенглеров, Ясперсов и Ницше… Это было время возвращенных имен – собрания сочинений Набокова, «Русского зарубежья» в мягкой обложке, Вагинова, Ерофеева, Бродского, Серебряного века, Одоевцевой, Иванова, Миллера, Коупленда, Кестлера, Берроуза, ах, да стоит только начать. Да добавим разные новинки – зарубежные и наши, все те давно почившие в бозе серии типа контркультуровской «Альтернативы» в оранжевой обложке. Да еще всяческое «научное» - разные там «Про и контра», журналы-альманахи «НЛО». Одну ягодку в рот кладу, другую беру, третью примечаю, к четвертой приглядываюсь, так, кажется. Дальше начинаешь думать, куда это все и как. Я ехала в Москву с практически пустой огромной дорожной сумкой. Которая потом заполнялась до отказа книгами и становилась неподъемной (порой к ней еще и пара пакетов добавлялась). До вагона ее безропотно волок брат. А вот с вокзала в Донецке ее припереть домой – вот это был квест. Страшно вспомнить. Зато потом так эти сокровища разбираешь, так по полкам раскладываешь, так ими хвастаешься… Я до сих пор, когда/если доберусь домой, смогу, кажется, снимая с полок и гладя обложки (прямо мурашки сейчас побежали неиллюзорные, когда представила это прикосновение ладони), сказать, когда и где куплена книга, при каких обстоятельствах, как я ее читала, на что обращала внимание, что выписывала в блокнот и обдумывала…

Про перемену участи

Я всегда с недоумением читаю, как люди комментируют чей-то выбор уехать за границу. В тех случаях, когда потенциальный эмигрант - не молодой, полный сил, амбиций и надежд человек. Распространенный аргумент: "мыть горшки, мыть полы" и все в этом духе. Опуская очевидный контраргумент насчет разнообразия и разноцветности жизни и примеры совсем не "поломойной" судьбы целого ряда знакомых мне лично или косвенно людей, я думаю о другом. О том, скажем, что для квалифицированного специалиста (в том числе и даже в первую очередь - интеллектуального труда) в решении пожертвовать своими достижениями и взяться за низкоквалифицированный труд - "это, может быть, и не подвиг, но нечто героическое в этом есть", и такой шаг стоит уважать, а не свысока презирать. Ну и можно с горечью заодно констатировать, что, значит, в остальном (в том, что человек для себя считает главным) жизнь загнала его в тупик, из которого есть только такой выход, такое отрубание себе хвоста или отгрызание лапы.

Несколько случайных встреч с неожиданным мужчинами

Наверное, все-таки на мне что-нибудь написано. Это давно началось. Однажды, например, в очереди к стойке выдачи в читальном зале библиотеки им.Крупской именно семнадцатилетнюю меня выцепил страннейший длинноволосый седой ястребообразный человек с осанкой вопросительного знака и именно мне долго-долго, цепко удерживая мой взгляд своим, объяснял, что бедой Павла Флоренского было незнание теории пассионарности, позже с ошибками (!) зафиксированной Львом Гумилевым, и что он, мой собеседник (точнее, лектор), как раз по этому поводу сейчас заканчивает революционный трактат, который кратко изложит мне, как только я освобожусь и пойду пить с ним кофе с молоком в центральной кулинарии поблизости за стоячим столиком. Потому что он по лицу моему, по глазам видит, что я готова принять это знание, хотя по тем же глазам угадывает неофитское восхищение русским космизмом, но это мы поправим, дело пяти минут наголову разбить мои наивные представления о. Я пряталась от него потом, чтоб вы понимали, уходила короткими перебежками.

Наше потерянное поколение людей среднего возраста

Подумалось, что теперь песня про «черный бумер» звучит для многих как «мальчик в клубе склеил модель» (а заодно еще и воспринимается как оксюморон, но тут углубляться не буду). Смешно.

Считается, что мой возраст («баба-ягодка-опять») – идеальный. Межпоколенческий рубеж. Моя мама когда-то таким возрастом назначила вообще 38-40. Она говорила: в это время человек уже все знает и еще все может. И я бы должна себя в нем чувствовать комфортно.

Однако, глядя из ракушечки на окружающий мир, я думаю, что это возраст глобального одиночества. Именно поколенческого. Потерянное поколение – это мы, люди «среднего возраста». Дискриминируемое сразу с двух сторон. Эйджизм, говорите? Вот именно мы от него и страдаем, очень уж у нас «эйдж» невыгодный – это именно от нас со всех сторон требуют уступить место. Мы неудобны всем сразу. Мы отлично помним себя раньше и понимаем (вовсе не всегда принимая, часто – морщась от неловкости) более молодых – и хорошо представляем (приходя к пониманию уже не только умом и кое-чему огорчаясь, узнавая в себе, а ведь когда-то клялись «я так не буду, со мной так не будет») старших. И при этом никто из них не понимает нас и не собирается понимать.

Сакко и Ванцетти, или Неочевидные ассоциации Леси Орловой

Как выглядит мыслительный процесс методом неочевидных ассоциаций у Леси Орловой. Следите за... тут и не скажешь "руками", конечно.
1. Поела грибного супа из только что собранных чужими руками белых грибов. Подумала о том, что теперь нельзя, наверное, согласно алгоритмам Фейсбука, писать просто "белых", а надо уточнять, что грибов. Задумалась о "цветовой дифференциации штанов" (с).

2. Подумала о том, что теперь - не то что тогда, а нынче - не то что давеча. Подумала, что раньше многое было лучше, а сейчас безвозвратно утрачено, даже если пытаются воссоздать.

3. В качестве разноцветного примера вспомнила советские леденцы монпансье в жестяной плоской банке. Ударилась в ностальгию. Сколько раз покупала одноименные новомодные! Нет, не то это. Вкус другой. На зубах даже по-другому хрустят (кстати, у меня тут зуб сломался, но не из-за монпансье, а просто). Неправильные теперь монпансье выпускают. Интересно, почему. Хоть и разноцветные.

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на https://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк