Леся Орлова

Портрет врага. Рижские киностудии о западе

Вы меня знаете: я как в какую-то тему упрусь – все, пиши пропало, начинаю рыться. А потому, поностальгировав давеча по рижскому «Миражу» 1983 года, дорылась до любопытной очень статьи. На латышском языке. Гугл-переводчик очень помог. Статья называется «ПОРТРЕТ ВРАГА. РИЖСКИЕ КИНОСТУДИИ О ЗАПАДЕ». В издании «Кинофильмы» (Kinoraksti). Автор – Томс Заринс. Ну, мы же все отлично помним и знаем эту тему: советское прибалтийское кино про загнивающий Запад. Вот об этом статья. Не скажу, что прямо гениальная, нет, это просто суховатое компилятивное изложение более-менее известных и очевидных фактов. Но там есть, во-первых, несколько интересных цитат, а во-вторых, богатый перечень ссылок-сносок.
В общем, вкратце там так.

Вся моя жизнь промчалась, как мираж

…А еще иногда бывает, что абсолютная фигня оказывается чем-то много более сложным, чем задумывалась. И даже, стесняюсь сказать, не без катарсиса, хотя и такого… с душком немножко.

Как было. Мне понадобилось по некоей ассоциации пересмотреть финал прибалтийского «Миража» 1983 года, который я по сей день числю даже не в «гилти плэжах», а в просто своих личных «плэжах», настолько он трогательный. Мне нужно-то было конкретное место – где брутальный седой бородатый ветеран Вьетнама Эд Блэк-Интс Буранс в костюме-хаки отстреливается от полиции в горах, давясь кашлем и отчаянно цедя сквозь зубы: «Паршивые недоноски, вы надолго запомните солдата 23-й роты!» Но, насладившись его геройской гибелью, я, естественно, не утерпела и досмотрела до легендарного прыжка со скалы, одного из сильнейших потрясений моего детства. И, корчась от неловкости за патетику дубляжа, все-таки, конечно, прочувствовала заново это горе, этот выход и исход… и промелькнуло, конечно, в памяти нежно хранимое воспоминание почти двадцатилетней уже давности, как мы с моим тогда очень близким человеком глубокой ночью в донецком парке Ленинского комсомола разыгрывали этот эпизод, прыгали с низенького обычного бордюра, завывая на два голоса эту мелодию… а, ладно.

Про зимнее чудо на фоне темных времен

Когда такая погода, и когда такие даты, и когда такое чувство, что «да нету никакого Нового года», нужно вспомнить вот что. Про зимнее чудо на фоне темных времен.

Я это думала написать в день декабристов, но тогда не стала, а сейчас захотела. Дело в том, что мой самый любимый декабрист – Иван Иванович Пущин. И даже не только самый любимый декабрист, а и один из самых любимых и уважаемых вообще людей, когда-то живших по правде («по правде» во всех смыслах – и «взаправду», и «честно, достойно»). Я его полюбила еще с читанной в детстве книги «В садах лицея». Впрочем, там все лицеисты описаны Львом Владимировичем Рубинштейном так, что их невозможно не полюбить, - и Кюхля, и Дельвиг, и даже противный маленький Корф, выросший в на редкость противного взрослого большого человека.
Пущин – настолько порядочный, деликатный и скромный человек (еще и героический при этом), что не полюбить его, по-моему, нельзя, и не восхищаться им нельзя. И они с Пушкиным – настоящие верные друзья. И есть всем известная история о том, как Пущин приехал к Пушкину в ссылку. Сюрпризом (впрочем, не сюрпризом тут было невозможно).

Если бы это была просто книжка

Прочла практически подряд два поста - один написал мой брат о том, какие книги и фильмы по-настоящему пугали нас в детстве, а второй - мой давний знакомый, там совсем коротко, с упоминанием о Талгате Нигматулине (что он в детстве болел рахитом, а потом вырос в советского Брюса Ли, поражающего физическим совершенством).
И, как это со мной бывает, слагаемые соединились в сумму. В точке пересечения - индеец Джо из говорухинского "Тома Сойера".

Лет так несколько назад я сама для себя стала читать о Нигматулине и секте все, что только могла нарыть. Я - неплохой поисковик-исследователь-любитель, поэтому разматывала самые разные цепочки, доходила до заброшенных жж и до никому неизвестных старых публикаций на самиздатовских сайтах, посмотрела, естественно, все передачи и документальные фильмы об этой истории, нашла всякое уже даже не в связи конкретно с Талгатом, а вообще (например, воспоминания людей, которые в ту секту попадали, обычных "ищущих" интеллигентов и богемных экспериментаторов из разных городов Союза, из Москвы, Питера, Вильнюса, Харькова; нашлись по-настоящему жуткие свидетельства того, какое положение в секте занимали более чем известные и благополучные и ныне "лидеры мнений", вышедшие тогда сухими из воды, их книги сегодня есть на полках магазинов, у них интервью берут на тему "как жить"...).

О связи Лили Брик с верхушкой СССР

Вот, есть цитата. В знаменитой книге Янгфельдта "Ставка - жизнь" о Маяковском.

"Регина Глаз, кузина Лили, занималась воспитанием детей Сталина. Она ежедневно общалась с женой Сталина Надеждой Аллилуевой. Мать была строга с детьми, так как опасалась, что жизнь в Кремле их избалует, но Регина, будучи приверженкой идей немецкого педагога Фридриха Фребеля (известен главным образом как основатель детских садов), делала ставку не на кнут, а на пряник, и однажды, когда Вася особенно хорошо себя вел, его наградили автомобильной прогулкой в компании Лили на ее "Рено".

И вот еще есть запись Лили Брик в дневнике: "Регина говорит, что Надежде Сергеевне и Сталину страшно понравился Володя".

Как люди обсуждают сериалы, списки и актеров

1. Одни и те же люди, обсуждая сериал, в рамках одного и того же высказывания ухитряются одновременно а) ужасаться тому, что сделала со своим лицом Николь Кидман в погоне за ускользающей молодостью и как так можно, - и б) сокрушаться о том, как нехорошо стареет Хью Грант, как проигрывает в схватке с возрастом, как безжалостно время, и как все-таки ему "надо что-то делать, Глеб" (с).

Как может повернуться типичная история о бедной девушке и богатом мужчине

По прочтении очередного любовного романа, усугубленном просмотром очередного сериала, скроенного по одному и тому же шаблону, серьезно задумалась.

Вот у нас стандартное лекало. Очень хорошая, жертвенная и бедная девушка. В тяжелой, понятно, ситуации – сплошные проблемы: бедность, работа на износ, какие-нибудь долги, промокшие сапоги, изгнание из съемной комнатушки, сломанный зонтик, каблук и зуб, да непременно какая-нибудь еще ответственность в виде тяжелобольного близкого родственника и прочая, и прочая. Каким-то образом эта девушка знакомится с бешено богатым и противным мужчиной. Начинается у них любовь, бешеный секс, все дела. С верхней полки на девушку сыплются дополнительные проблемы – в виде, например, активного неприятия и козней со стороны мужчинских родственников, невест и ревнивых «бывших». В процессе выясняется, правда, что мужчина на самом деле очень добрый и хороший, просто козлил из-за очерствевшей, но теперь оттаявшей ледяной души. И он разруливает девушкины проблемы, поднимает ее до себя, отметает протесты своей гнилой среды, и теперь единственная девушкина задача – научиться себя вести в приличном обществе, подтянуть английский и разобраться, какой по счету вилкой и с каким ножом надо есть дифлопе.

Про жизнь совсем хорошую

Дня четыре назад к моим разнообразным большим и маленьким проблемам добавилась новая. У меня заложило ухо. Сначала немножко, потом сильно, а в какой-то момент я на него фактически оглохла (если вам почему-то интересно, то ухо левое). Я, конечно, погуглила. Поговорила с разными знакомыми, включая знакомых врачей. Усилием воли ничего сама с ухом делать не стала, а записалась к доктору и вот только что съездила. Будучи совершенно уверенной, что впервые в жизни со мной случилась эта самая "пробка". И имея в запасе менее приятный вариант - следствие пристрастия к наушникам-"втыкачкам". При этом сегодня ухо как раз почти отпустило, и я даже думала отменить запись, но не отменила, чему очень рада.

Восстанавливая в памяти биографию Джека Лондона

Если бы не рабочая необходимость, не пришлось бы восстанавливать в памяти биографию Джека Лондона. И очень было бы жаль. Так-то я основные вехи помнила - ну, их все помнят, такое яркое как забыть. Но тут прочла (впервые) книгу, которую о Лондоне написал Ирвинг Стоун (хорошую). И так мне больно - как будто о ком-то близком, и никак нельзя помочь и спасти.

Джек Лондон

Смотрела фотографии и вдруг поразилась - как же они похожи с Есениным! И даже некоторое эпизодическое сходство биографий есть. Только Есенина-человека я, правду сказать, терпеть не могу, и он мне жалок. А Лондона-человека - бесконечно уважаю и жалею (как в есенинских деревнях говорили: "жалеть" - в значении "любить"). Даже тогда жалею (люблю), когда он, как Есенин, прикармливает и кормит в своем бесконечном одиночестве и полном понимании происходящего шайку прихлебательской швали.

Избранные места из переписки с друзьями

Поймут, конечно, только те, кто был в то время в том месте - в те годы в том городе. Поймут - и заулыбаются, думаю.

Цитата моего собеседника из вчерашней ночной переписки:
"- А ведь именно казино "Вечерний Донецк" - то место, где из двери туалета на тебя могла выпасть Бриджит Нильсен. Да что там могла, на некоторых и выпадала..."

Оу, йеа, бэйби... (голосом Барри Вайта довольно тяну я) Оу, йеа, бэйби, да, да, вот это - он самый, Донецк второй половины девяностых... Оу, йеа...

А ведь всего-то два бензиновых барона. Но в 1997 году. Всего-то один бензиновый барон сделал подарок другому - выписал на день рождения Бриджит Нильсен, а чому б нi? А шо там удивляцца, оссспади, тоже мне событие.

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на https://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк