История

Ретроспективная наставница жизни. Клио. Последовательность событий, исторический процесс, объективность фактов и выводы о причинах. Пишут победители.

Падение дома на улице Роз

В ночь с 20 на 21 июня 1981 года часть дома номер 9 по улице Розы Люксембург вдруг ушла под землю. Было разрушено 36 квартир. Погибло 6 человек. По истечении 31 года так и не вполне ясно, что же случилось.

Сегодня, в годовщину трагедии, мы предпринимаем попытку собрать мнения очевидцев, чтобы сосредоточить внимание на проблеме, которая должна волновать прежде всего ныне живущих.

Прежде чем уступить место очевидцам, вставлю свои «пять копеек». Сам я, житель окраины, от этих событий был чрезвычайно далек. Только что была пережита первая летняя сессия. Заботы в жизни были совсем другие. Тем не менее, и до нашей «Октябрьской» шахты волны дошли. Рассказывали, что дом провалился в шахтные выработки, и все умерли, кроме одного старичка, который в момент обрушения пошел в туалет и так там и остался до прихода спасателей, в неповрежденном панельном санблоке. Официально о катастрофе почти ничего не говорили, в полном соответствии со стилем эпохи.

Десять лет спустя я столкнулся с этой проблемой уже в качестве корреспондента газеты «Город». Теперь можно было говорить обо всем. Мы нашли языкатого маркшейдера в здании Минугля (хоть убей, не помню его фамилию), который нарисовал нам пару схем и объяснил, что виной всему стало нарушение строительной технологии: несущую стену сложили из силикатного кирпича, что строжайше запрещено. Со временем в подвале дома начала скапливаться вода, она размыла стенку из «силикатника» - и дом сложился, как карточный домик.

Потом о доме на Розе перестали говорить. Между тем, эта история с каждым годом становится все более актуальной. Поэтому мы ее и поднимаем.

Итак, слово очевидцам.

дом, который упал

Дом 9 по Розе Люксембург на аэрофотосъемке начала 60-х

На грани разлома

Рассказывает Анатолий Гнутенко (ник на «Донецком» - «Старый»):

Мне повезло, я не жил по этому адресу. Могу поделиться только тем, что рассказали, не только мне, но и всей бригаде Михаил Кунец и Станислав Венжин. Михаил – как пострадавший, Станислав – как очевидец.

Первый фильм о старом Донбассе

9 июня 1936 г. в городе Сталино, в кинотеатре "Красный", состоялся общественный просмотр художественного фильма о Донбассе "Я люблю". Режиссёр кинокартины Леонид Давыдович Луков заблаговременно известил о своём вылете из Киева, прислав телеграмму в Донецкий кинофототрест. А первый показ фильма в Донбассе состоялся в Макеевке, на шахте "София".

кадр из фильма я люблю

Картина "Я люблю", представленная на суд зрителей столицы шахтёрского края, являлась первой частью трилогии о Донбассе писателя-земляка Александра Остаповича Авдеенко. В ней речь шла о старом, каторжном, обушковом труде горняков.

В это же время писатель работал над сценарием второй части трилогии. "Она показывает Донбасс в гражданской войне, героизм шахтёров, отстаивающих всесоюзную кочегарку от врагов, восстанавливающих разрушенные, затопленные шахты. Во второй части будет ярко показано, как... донецкие шахтёры героически добывали уголь для замерзающей страны, как они проводили сквозь неприятельский строй эшелоны чёрного золота на Север, к красной столице. В третьей части трилогии будет показан сегодняшний Донбасс - родина стахановского движения", - рассказал режиссёр фильма в беседе с журналистом "Соц. Донбасса".

Старый боксер Ринг не портит

Спорт давно бросил вызов кино. Перчатка не то чтобы зависла в воздухе, но и толково подхватить ее, ответить, так сказать, всей сокрушительной художественной мощью получалось далеко не у каждой съемочной группы. Вернее, удачные ленты о спорте можно пересчитать по пальцам двух рук не самого осторожного в мире фрезеровщика.

Ринг

Ладно еще, когда за сюжет брались комедиографы. Отличных веселых и жизнеутверждающих картин на околоспортивную тематику в отечественном фильмофонде наскирдовано достаточно. Но вот так, чтобы и серьезно, и о спорте – тут проблема.

Дело, надо понимать, в специфике. Спорт, тем паче не любительский, а высоких достижений, – это такая сложная система, такое не всегда даже материальное явление, что передать ее, достоверно сыграть, симулировать крайне сложно. Хотя бы чтобы профи в голос не гоготали. А эти, надо заметить, умеют…

Сапетка памяти

На прошлой неделе буквально на этом же самом месте располагался рассказ о классической донбасской кинокартине 1939 года выпуска «Большая жизнь». Той самой, где впервые прозвучала гениальная песня «Спят курганы темные».

Фильм имел ошеломительный успех, и коллектив во главе с режиссером Леонидом Луковым рискнул продолжить тему. Уже после войны, в 1946 году, была отснята вторая серия, где герои первой части (основные актеры и персонажи были сохранены) отвоевывали у немцев и восстанавливали родную шахту. Не щадя себя, разумеется, и неся сквозь тьму проблем, как огонек коногонки, светлые идеалы и романтику терриконов.

Между прочим, и теперь некоторые фрагменты «БЖ-2» смотрятся актуально. Горящие поселки, фрицы и полицаи, горе и разруха… Но на всякую нечисть непременно найдется гордый боец Красной Армии (Борис Андреев, например), который родную землю освободит, а разрушенное починит. В фильме отступающие супостаты сперли у старого шахтера (актер Иван Пельтцер) патефон, бабка его еще сокрушалась, мол, так славно жили, со своей музыкой, а теперь… Но двери с хат не поворовали, не было у евроинтеграторов прошлого века такой паскудной моды.

Не все в этом фильме смотрится кристально правдоподобно, если уж положа руку на сердце… Так показалось не только мне, но и чуть раньше товарищу Сталину. Я, допустим, усомнился в эпизоде, когда в только что освобожденном поселке народ собирается линчевать полицая (артист Лаврентий Масоха). Тот до войны (в первой серии, значит) был мерзким вредителем, но прозрел, одумался, и подпольщики внедрили его в полицию, где тот много пользы героической принес. Миссия была тайной, понятно, публика ничего не знала, готова была справедливо излить свой пролетарский гнев. А тут возник партизанский командир, сказал: это-де наш друг и брат, медаль экс-полицаю на лацкан – тыць! – и все в порядке, почет и уважение. Не знаю, не знаю… Чего-то не совсем убедительно…

Песенный Сталино в октябре 1938 года

Вторая половина октября 1938 г. в Сталино прошла под знаком музыки и песни. Как сообщала газета "Соц. Донбасс", в городе состоялся пленум областного оргкомитета Союза композиторов.

песня о донецких гудках

На нём были представлены доклад о работе оргкомитета композиторов УССР, отчёт о двухлетней работе Сталинского областного комитета композиторов и опыт работы Харьковской областной организации композиторов.

О первом страхе

Первый раз я испугался смерти в конце июня 1981 года. Тогда в Донецке на ул. Розы Люксембург рухнул жилой пятиэтажный дом – хрущевка. Как выяснилось много позже, строители возвели его с грубыми нарушениями, иного финала у строения просто не могло быть.

Весть о рухнувшем доме мгновенно разошлась по городу, а уж в наш двор она пришла особенно скоро. От моего дома по Университетской 7а до этого несчастного по Розе пешком было идти минут 15, не дольше. Как до школы, только после гостиницы «Киев» свернуть налево, вниз и немного вверх.

Все, кто жил рядом, да и не только они, ходили посмотреть, что там и как, пошли и мы с мамой. Было мне тогда десять лет.

Место трагедии было отгорожено примерно за квартал или даже два теми белыми конструкциями, которые доставали в городе в дни демонстраций, чтобы организовать ими людской поток и не допустить его растекания от Артема по переулкам. Около ограждений стоял одинокий советский милиционер, в серой рубахе и фуражке. На его плече висела увесистая рация, которая постоянно пищала, шипела и выплевывала неразборчивые обрывки фраз. Авторитета одного милиционера хватало, чтобы никто не пытался проникнуть за ограждение даже из чистого любопытства. Толпа стояла и сдержанно-испуганно переговаривалась.

Донецкий Прометей и интернационалист

Его история и проста, и удивительна. Дончанин, оставшийся в родном городе с его страхами и трудностями, – такой сценарий в наше время хотя и вызывает уважение, однако вполне ординарен. Пенсионер, регулярно курсирующий на украинский материк и обратно, – грустно, но тоже абсолютно в духе времени. И все же он уникален. И вояжи его через линию фронта и ад блокпостов – не за украинской пенсией и не за луком к родственникам-селянам. Он – художник! Вы скажете: тоже не редкость. И снова ошибетесь. Он не просто редкость, в нашем регионе он такой один. Он гончар, хранитель секретов самого древнего, но, увы, угасающего прикладного искусства. И поездки его, полные неудобств и унижений, сродни подвигу Прометея. Он учит своему любимому ремеслу детей, не интересуясь цветами их флагов. Его имя – Александр Ткаченко.

Донецкий прометей

Рождение мастера

Увлечению Александра Викторовича уже почти полвека. Будучи еще десятилетним отроком, он где-то раздобыл книжонку «Лепим из глины» – совершенно бестолковую и бездарную, как он видит ее теперь с высоты нынешнего своего мастерства. Вылепить и сохранить по ее подсказкам что-нибудь стоящее было нереально. Ни указаний, какой материал использовать, ни советов, как просушить изделие, в этом «учебнике» не было. Зато глупостей вроде смазывания рук постным маслом, «чтоб глина не прилипала», оттуда можно было почерпнуть уйму. И остается только удивляться, как ухитрился будущий мастер не поддаться отчаянию, раз за разом выбрасывая разрушенные печной духовкой поделки…
Но это, так сказать, истоки, романтическая история первых шагов в искусстве. Делаем долгую паузу – много лет житейская круговерть не давала нашему герою всерьез заниматься любимым ремеслом, которое он иначе как божественным и не зовет. Но вот Александр вышел на пенсию – и с этого момента наш рассказ становится повествованием о рождении художника.

Неуютный чемпион Владислав Засыпко

40 лет назад калмыцкий поэт Давид Кугультинов написал «Балладу о чистой совести», посвященную молодому боксеру из Донецка Владиславу Засыпко. Настолько поразил его поступок нашего земляка. Но пусть легендарный боксер, выдающийся человек сам расскажет о времени и о себе…

Владислав Засыпко

Обычный поступок мужчины

Было это в 1975 году. На летней Спартакиаде народов СССР, проходившей в Ташкенте, в полуфинале я встретился с Бабаном Надыровым. Откровенно говоря, соперник в том бою был сильней, но рефери присудили победу мне со счетом 3:2. Вы понимаете, вырос-то я на поселке шахты «Трудовской». Там между людьми сложились определенные человеческие отношения. И обостренное чувство справедливости у меня, можно сказать, заложено с детства. Бабан же так расстроился, что чуть ли не сразу уехал из Ташкента. Поэтому после награждения я свою медаль отдал тренеру Надырова. Парень ведь не виноват, что судьи решили сделать мне в полуфинале «подарок». Кстати, Надыров вполне мог выиграть и финал. Потом я узнал про балладу, написанную Кугультиновым. Его этот случай поразил, а я считаю, что поступил так, как должен был на моем месте сделать любой мужик, спортсмен.

Медаль для Фиделя

В моей спортивной судьбе за год до этого был обратный случай. Первый чемпионат мира по боксу проходил в 1974 году на Кубе, в Гаване. В полуфинале моим противником оказался кубинец Дуглас Родригес. После двух раундов за мной было явное преимущество. И надо же такому случиться, перед началом третьего посмотреть на турнир пришел Фидель Кастро. Появление легендарного Команданте вызвало такой шквал оваций и криков радости, что у меня уши заложило. Зрители начали скандировать: «Фидель! Фидель!» В третьем раунде бокса практически не было. Все вылилось в «махач». Или, говоря более официально, взаимный обмен ударами. Закончился бой. Чувствую – моя победа, по очкам. Стоим в центре ринга, ждем вердикта судей. Объявляют: «Со счетом 3:2 победил Дуглас Родригес!» Мне показалось, что от взрыва ликований рухнет потолок комплекса, в котором проходили соревнования. Потом кубинец победил в финале. Награждение, отзвучал гимн Кубы… Родригес стремглав побежал к находившемуся среди почетных гостей Фиделю и надел ему на шею золотую медаль. Если говорить по совести, он подарил лидеру кубинского народа, может быть, мою медаль. Вот такой зигзаг награды получился.

Холостой выстрел Авроры

Аккурат 10 лет тому, в 2005 году, в Донецке снималась значительная часть фильма «Аврора, или Что снилось Спящей красавице», вспоминает на страницах Донецкого времени известный донецкий журналист Руслан Мармазов.

Шумиха вокруг картины Оксаны Байрак стояла изрядная. «Оскары» авансом отсыпали, а как же? В принципе, не возбраняется это в PR-кампании.

Баяли, что бюджет у ленты безумный, около 1,5 миллиона долларов. Для мирового кинематографа – не ахти что, но для украинского – нечто рекордное. Серьезно подозреваю, что большая часть бюджета пошла на гонорары звездам и итоговую поездку съемочной группы в Лос-Анджелес, чтобы снять прогулку хромающего Дмитрия Харатьяна по набережной муниципального пляжа. На декорации тратились сдержанно: оказалось, что в Донбассе можно изобразить все – от Припяти до США.

Закрутка в фильме содержалась злободневная. «Аврору» тачали к 10-летию катастрофы на Чернобыльской АЭС.

Милая, талантливая и не по годам мудрая детдомовская девочка Аврора (Анастасия Зюркалова) грезит о балетной сцене, но получает страшную дозу облучения, оказывается в Америке, где добрые доктора ей и рады бы помочь, но Советский Союз не хочет платить за операцию по пересадке спинного мозга.

Что это именно СССР отказался помочь девочке и, получается, обрек ее на смерть, в фильме звучит пару раз, что, надо полагать, по задумке авторов должно было существенно повысить оскаросодержащие претензии.

Главные часы Донецка ждут своего Электроника

Жизнь – материя неуловимая, бесформенная. Нащупать в ее тумане пульс, превратить сгусток в стройную линию, дать ему осязаемый хребет – поистине подвиг мысли. И человечество может гордиться: наши предки, изобретя время и упорядочив его, укротили хаос бытия

Главные часы Донецка

Оседлать хаос

Есть шкала времени – и мы уже не бесцельно болтаемся в пространстве, а уверенно смотрим в нужную сторону; если надо, оглядываемся назад; наши движения приобретают цель, а значит, смысл. Есть время – есть жизнь. И наоборот. Недаром конец света иначе еще называют концом времен. Вспомните, заблудившийся в желаниях доктор Фауст, остановив мгновение, тут же попадает в лапы чертей...

Вот почему так много в нашей жизни значат часы. Они – символ. Их ход – это наша жизнь. Остановившиеся, мертвые стрелки вызывают мурашки даже у самого несуеверного человека. Страх остаться без времени бессознателен, он больше нас. Признайтесь, кто в детстве не перекатывал комок по гортани, наблюдая, как советский мальчик Электроник под звуки песни Энтина и Крылатова запускает куранты на башне, а восхищенная массовка заполняет улицы и искрится счастьем?

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк