История

Ретроспективная наставница жизни. Клио. Последовательность событий, исторический процесс, объективность фактов и выводы о причинах. Пишут победители.

Первое упоминание газификации в Сталино

В июне 1934 г. началось строительство первой очереди газификации города Сталино. Он стал пятым в Союзе и первым в Донбассе газифицированным городом.

Сталино газ

Ровно 80 лет назад, 8 ноября 1935 г. первые квартиры по ул. Артёма (дом №59) и Новомартеновской улице (дом №46) получили газ.

Соц. Донбасс. - 1935. - 12 нояб.

Елена Згинник, Сталино - город гостеприимный

Заело время

Главный вопрос, связанный с фильмом «Зеркало для героя», – как алтайские парни, режиссер Владимир Хотиненко и актер Сергей Колтаков, сценарист Надежда Кожушаная (родом с Урала), москвич Иван Бортник, ленинградец Борис Галкин исхитрились создать одну из самых донецких кинокартин?

зеркало для героя 1

Да, снимали на поселке шахты Абакумова, на Петровке, в Макеевке на Гвардейке, кое-что – в Луганской области. Первая картинка фильма показательна: барельеф, посвященный послевоенному возрождению Донбасса, на пилоне моста через Кальмиус. Затем камера гуляет по набережной, по гастроному «Беларусь», фиксируя для истории виды Донецка середины 1980-х годов. Но и не в этом дело. Скорее, донецкая атмосфера вплетена в исходный материал, в повесть Святослава Рыбаса, ставшую фундаментом для одноименного фильма.

Рыбас родом из Макеевки, и ему ничего не пришлось выдумывать, достаточно было обрисовать то, что он знал и видел. И он это сделал мастерски. Сюжет такой… Два человека из реалий развитого социализма фантастическим образом оказываются в 1949 году, в шахтерском поселке Грушевка (в нем можно узнать многие населенные пункты Донбасса). После войны всего-то 4 года прошло, народ живет трудно, вкалывает на износ, потому что стране нужен уголь. Герои повести вынуждены вписываться в незнакомую им жизнь. Одного из них, который в тех, будущих, временах был горным инженером, буквально на руках носят – квалифицированных кадров-то не хватает. А второй, точнее главный герой, в своем обычном бытии давно оторвавшийся от корней и ставший столичным ученым, иного выхода не имеет, как отправиться в шахтную жуть, в бытовую неустроенность рабочей общаги, в пекло.

Сегодня Сталино стал Донецком

Сегодня Сталино стал Донецком

9 ноября 1961 года Указом Президиума Верховного Совета Украинской ССР Сталинская область переименована в Донецкую, а город Сталино переименован в Донецк!

Василий Чапаев остался, но каким-то казаком

"Я против бездушной десоветизации, за которую выступают разные радикальные деятели. Уверен, что нужен систематический системный подход. Ну вот какая польза от того, что толпа маловменяемых товарищей стаскивает с пьедестала статую, которая в 1939 году экспонировалась в Нью-Йорке, и сама по себе интересна для любителей истории. Да и как человек, который часто работал и работает с иностранными гражданами, скажу, что артефакты советского времени для них невероятно интересны. И потому… Смотрим документ", пишет Денис Лапин.

Чапаев

Памятник Чапаеву в Волновахе решено оставить. Все-таки Василий Иванович здесь бывал во время Гражданской, об этом сохранились записи в его мемуарах. Однако теперь это не памятник легендарному начальнику дивизии, а какому-то безымянному казаку.

"Я искренне рад, что пусть так, но интересный памятник остался в бедной на туристические вещи Волновахе. А остальные памятники, которые убрали из городов, стоит разместить в каком-нибудь большом парке и показывать, можно даже за деньги. Там делают в той же Литве, переболевшей в свое время десоветизацией. Только люди там оказались не только более прагматичные, но и более обстоятельные. Вместо крушить и продавать осколки через интернет, они сделали еще одну туристическую интересность, ради которой многие едут в эту страну", резюмирует блогер.

Отсюда

Падение дома на улице Роз

В ночь с 20 на 21 июня 1981 года часть дома номер 9 по улице Розы Люксембург вдруг ушла под землю. Было разрушено 36 квартир. Погибло 6 человек. По истечении 31 года так и не вполне ясно, что же случилось.

Сегодня, в годовщину трагедии, мы предпринимаем попытку собрать мнения очевидцев, чтобы сосредоточить внимание на проблеме, которая должна волновать прежде всего ныне живущих.

Прежде чем уступить место очевидцам, вставлю свои «пять копеек». Сам я, житель окраины, от этих событий был чрезвычайно далек. Только что была пережита первая летняя сессия. Заботы в жизни были совсем другие. Тем не менее, и до нашей «Октябрьской» шахты волны дошли. Рассказывали, что дом провалился в шахтные выработки, и все умерли, кроме одного старичка, который в момент обрушения пошел в туалет и так там и остался до прихода спасателей, в неповрежденном панельном санблоке. Официально о катастрофе почти ничего не говорили, в полном соответствии со стилем эпохи.

Десять лет спустя я столкнулся с этой проблемой уже в качестве корреспондента газеты «Город». Теперь можно было говорить обо всем. Мы нашли языкатого маркшейдера в здании Минугля (хоть убей, не помню его фамилию), который нарисовал нам пару схем и объяснил, что виной всему стало нарушение строительной технологии: несущую стену сложили из силикатного кирпича, что строжайше запрещено. Со временем в подвале дома начала скапливаться вода, она размыла стенку из «силикатника» - и дом сложился, как карточный домик.

Потом о доме на Розе перестали говорить. Между тем, эта история с каждым годом становится все более актуальной. Поэтому мы ее и поднимаем.

Итак, слово очевидцам.

дом, который упал

Дом 9 по Розе Люксембург на аэрофотосъемке начала 60-х

На грани разлома

Рассказывает Анатолий Гнутенко (ник на «Донецком» - «Старый»):

Мне повезло, я не жил по этому адресу. Могу поделиться только тем, что рассказали, не только мне, но и всей бригаде Михаил Кунец и Станислав Венжин. Михаил – как пострадавший, Станислав – как очевидец.

Первый фильм о старом Донбассе

9 июня 1936 г. в городе Сталино, в кинотеатре "Красный", состоялся общественный просмотр художественного фильма о Донбассе "Я люблю". Режиссёр кинокартины Леонид Давыдович Луков заблаговременно известил о своём вылете из Киева, прислав телеграмму в Донецкий кинофототрест. А первый показ фильма в Донбассе состоялся в Макеевке, на шахте "София".

кадр из фильма я люблю

Картина "Я люблю", представленная на суд зрителей столицы шахтёрского края, являлась первой частью трилогии о Донбассе писателя-земляка Александра Остаповича Авдеенко. В ней речь шла о старом, каторжном, обушковом труде горняков.

В это же время писатель работал над сценарием второй части трилогии. "Она показывает Донбасс в гражданской войне, героизм шахтёров, отстаивающих всесоюзную кочегарку от врагов, восстанавливающих разрушенные, затопленные шахты. Во второй части будет ярко показано, как... донецкие шахтёры героически добывали уголь для замерзающей страны, как они проводили сквозь неприятельский строй эшелоны чёрного золота на Север, к красной столице. В третьей части трилогии будет показан сегодняшний Донбасс - родина стахановского движения", - рассказал режиссёр фильма в беседе с журналистом "Соц. Донбасса".

Старый боксер Ринг не портит

Спорт давно бросил вызов кино. Перчатка не то чтобы зависла в воздухе, но и толково подхватить ее, ответить, так сказать, всей сокрушительной художественной мощью получалось далеко не у каждой съемочной группы. Вернее, удачные ленты о спорте можно пересчитать по пальцам двух рук не самого осторожного в мире фрезеровщика.

Ринг

Ладно еще, когда за сюжет брались комедиографы. Отличных веселых и жизнеутверждающих картин на околоспортивную тематику в отечественном фильмофонде наскирдовано достаточно. Но вот так, чтобы и серьезно, и о спорте – тут проблема.

Дело, надо понимать, в специфике. Спорт, тем паче не любительский, а высоких достижений, – это такая сложная система, такое не всегда даже материальное явление, что передать ее, достоверно сыграть, симулировать крайне сложно. Хотя бы чтобы профи в голос не гоготали. А эти, надо заметить, умеют…

Сапетка памяти

На прошлой неделе буквально на этом же самом месте располагался рассказ о классической донбасской кинокартине 1939 года выпуска «Большая жизнь». Той самой, где впервые прозвучала гениальная песня «Спят курганы темные».

Фильм имел ошеломительный успех, и коллектив во главе с режиссером Леонидом Луковым рискнул продолжить тему. Уже после войны, в 1946 году, была отснята вторая серия, где герои первой части (основные актеры и персонажи были сохранены) отвоевывали у немцев и восстанавливали родную шахту. Не щадя себя, разумеется, и неся сквозь тьму проблем, как огонек коногонки, светлые идеалы и романтику терриконов.

Между прочим, и теперь некоторые фрагменты «БЖ-2» смотрятся актуально. Горящие поселки, фрицы и полицаи, горе и разруха… Но на всякую нечисть непременно найдется гордый боец Красной Армии (Борис Андреев, например), который родную землю освободит, а разрушенное починит. В фильме отступающие супостаты сперли у старого шахтера (актер Иван Пельтцер) патефон, бабка его еще сокрушалась, мол, так славно жили, со своей музыкой, а теперь… Но двери с хат не поворовали, не было у евроинтеграторов прошлого века такой паскудной моды.

Не все в этом фильме смотрится кристально правдоподобно, если уж положа руку на сердце… Так показалось не только мне, но и чуть раньше товарищу Сталину. Я, допустим, усомнился в эпизоде, когда в только что освобожденном поселке народ собирается линчевать полицая (артист Лаврентий Масоха). Тот до войны (в первой серии, значит) был мерзким вредителем, но прозрел, одумался, и подпольщики внедрили его в полицию, где тот много пользы героической принес. Миссия была тайной, понятно, публика ничего не знала, готова была справедливо излить свой пролетарский гнев. А тут возник партизанский командир, сказал: это-де наш друг и брат, медаль экс-полицаю на лацкан – тыць! – и все в порядке, почет и уважение. Не знаю, не знаю… Чего-то не совсем убедительно…

Песенный Сталино в октябре 1938 года

Вторая половина октября 1938 г. в Сталино прошла под знаком музыки и песни. Как сообщала газета "Соц. Донбасс", в городе состоялся пленум областного оргкомитета Союза композиторов.

песня о донецких гудках

На нём были представлены доклад о работе оргкомитета композиторов УССР, отчёт о двухлетней работе Сталинского областного комитета композиторов и опыт работы Харьковской областной организации композиторов.

О первом страхе

Первый раз я испугался смерти в конце июня 1981 года. Тогда в Донецке на ул. Розы Люксембург рухнул жилой пятиэтажный дом – хрущевка. Как выяснилось много позже, строители возвели его с грубыми нарушениями, иного финала у строения просто не могло быть.

Весть о рухнувшем доме мгновенно разошлась по городу, а уж в наш двор она пришла особенно скоро. От моего дома по Университетской 7а до этого несчастного по Розе пешком было идти минут 15, не дольше. Как до школы, только после гостиницы «Киев» свернуть налево, вниз и немного вверх.

Все, кто жил рядом, да и не только они, ходили посмотреть, что там и как, пошли и мы с мамой. Было мне тогда десять лет.

Место трагедии было отгорожено примерно за квартал или даже два теми белыми конструкциями, которые доставали в городе в дни демонстраций, чтобы организовать ими людской поток и не допустить его растекания от Артема по переулкам. Около ограждений стоял одинокий советский милиционер, в серой рубахе и фуражке. На его плече висела увесистая рация, которая постоянно пищала, шипела и выплевывала неразборчивые обрывки фраз. Авторитета одного милиционера хватало, чтобы никто не пытался проникнуть за ограждение даже из чистого любопытства. Толпа стояла и сдержанно-испуганно переговаривалась.

Ленты новостей

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | Telegram

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://fromdonetsk.net/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк